home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Большие проблемы

Атила не мог просто отключиться: тогда аватар умрет в мире «Сталкера», церберы быстро найдут его, отберут чит, серьезную улику, и по остаточному шлейфу обнаружат, откуда он заходил в игру. Надо обогнать их, достигнуть одного из своих схронов и пересидеть там либо добраться до терминала, но в любом случае сначала – оторваться от погони.

Выйти из игры можно двумя путями. Самый легкий способ – просто оборвать связь. Но это равносильно тому, что в мире «Сталкера» тебя убили: аватар в игре падает замертво, и тогда другие игроки наверняка снимут с него все оружие, припасы, хабар, читы… Линза слишком дорогая, чтобы ее бросать, Атила рассчитывал загнать чит кому-то другому, когда страсти улягутся. Но вот если преследователи таки догонят, придется от нее избавляться – и пусть потом доказывают, что было на самом деле.

Обычно юзеры покидали игру через терминалы вроде того, из которого Атила вышел возле Кузни, при этом аватар помещался на безопасный депозит, на языке игроков – «на передержку», откуда потом его автоматически выдавали при следующем входе в игру. Если выходить в реал так, чит останется с Егором.

Линза послушно плыла в вышине, транслируя картинку на очки. Поля сменились редколесьем и зарослями кустарника – уже лучше, проще прятаться. Но лучше только с одной стороны, с другой – впереди темнела стена леса, а в лесу всегда опаснее.

Рука потянулась к пистолету… Твою мать! Егор сжал зубы от злости. Он безоружен! Потому что стволы сдал Жорику, когда заходил в бар, и в спешке не додумался отобрать автомат у охранника, которого вырубил тычком в шею.

Запахло озоном, потеплело – верный признак того, что аномалия рядом. Егор, попятившись, вынул из кармана гвоздь – многие неактивные аномалии невидимы, но разряжаются и обнаруживают себя, если в них бросить железный предмет. Бросать не пришлось, он почти сразу увидел аномалию: на лужайке впереди подрагивала студенистая масса холодца, испуская ядовитое зеленое свечение.

Атила отругал себя за то, что с перепугу несся как олень, а это не стадион – Зона, здесь тихо и медленно ходят, километр в час, а не мчат сломя голову… Но ведь автоматчики на хвосте – догонят, и конец!

Егор побежал между деревьями, прислушиваясь к каждому шороху. Оглянулся, когда показалось, будто кто-то смотрит в спину. Колыхались ветви невысокого кустарника, дальше подрагивала гниль… Никого.

От Линзы в лесу толку было мало – на мониторе в очках мелькали только кроны деревьев. Чит плыл точно над ними, и сквозь ветки Егор не видел ни себя, ни что впереди, ни что сзади. Лишь иногда проглядывал подлесок в просветах между кронами.

Он на ходу поправил рюкзак. Под ногами шелестела прошлогодняя листва – фальшиво, всегда одинаково. Гудели, покачиваясь, ветки, сбрасывали листья, сморщенные, будто побитые ржавчиной. По штанам хлестала трава – с виду чахлая, а на деле плотная, цепкая. Вскоре к звукам прибавилось журчание ручья, и чем дальше Егор углублялся в лес, тем громче плескалась вода.

Лес поредел, стали все чаще попадаться больные деревья со скрученными листьями и почерневшими стволами. Кустарники и трава здесь засохли почти все. Интересно, с чего бы? Какой сюрприз приготовила Зона?

Затрещал счетчик Гейгера. А вот и ответ! Не аномалия погубила флору – между стеблями мертвого рогоза поблескивал ручей с мутной буро-красной водой. В нос шибануло гнилью и химией – заводские стоки и коллекторы давно прогнили, – ядовитая дрянь и вытекала наружу из хранилища. Фонила она знатно.

Атиле нужно было на тот берег, где желтый песок и прибрежную траву покрывал желтоватый пух от цветущего тростника. Ступать на заболоченный берег Егор не рискнул: во-первых, можно увязнуть в трясине, во-вторых, в камышах любили прятаться мутанты. Лучше подняться вверх по течению. Не везде ж болото, должно быть место с песком вместо трясины и руслом поуже, где переходить на другой берег будет проще.

Пробежав пару сотен метров, он понял, что ошибся: ручей, оказывается, брал начало из длинного изогнутого озера. Желтоватый пух колыхался на поверхности, где отражалась здоровенная бетонная труба городского коллектора, наполовину вкопанная в землю. Дальше труба уходила в стену с бетонной аркой, а ближний ее конец перегораживали ржавые прутья решетки, под которой крупные радужные пузыри вспухали и лопались, источая сероводородную вонь.

Чтобы обежать озеро, уйдет минут десять. Вплавь быстрее – плыть всего метров двадцать, но это опасно. У преследователей тоже не будет другого пути, кроме обходного. Егор уже собрался снова пуститься бегом, но тут висящая над ним медленно вращающаяся Линза показала лес, откуда он не так давно вышел. На заболоченный берег высыпали преследователи, у одного на поводке был волк – слепой волк-мутант!

Плохо дело, за ним гонятся церберы, у которых в каждом отряде есть слепой волк – поисковая программа. Если зверь переберется через ручей, возьмет след…

Придется принять ванну из отравы, а потом напиться таблеток, чтобы не подохнуть. Ничего, не страшно. Главное, чтоб какой-нибудь водяной мутант на дно не утянул. До Большого и его отряда около сотни метров, по идее, враги не сразу заметят, что объект погони перемещается вплавь.

Атила залез в воду – ноги по колено проваливались в ил, всплывали пузыри. И холодно, однако! Он опустился по пояс, нагнулся вперед… теперь – оттолкнуться и грести по возможности бесшумно.

– Он по воде свалил! – донесся издалека голос Большого. – За ним! Скорее!

Атила энергичнее заработал руками. Давай, давай, немного осталось. Сколько лет ты не плавал? Много! Но теперь-то ноги слушаются, теперь ты можешь плыть быстро… Подошвы уперлись во что-то твердое – все, приплыл!

На берегу он расстегнул аптечку, чтоб восстановить здоровье после купания в радиоактивной воде, и ощутил нестерпимое жжение в запястьях, как от попавшей на кожу стекловаты.

Вспомнился желтый пух тростника. Ни фига это не цветущий тростник – он попал в аномалию ржавые волосы!

Жжение усилилось, кожа пошла красными волдырями. Если не лечиться, они лопнут, на их месте образуются язвы.

Руки начали подергиваться – вот те на, судороги! Но останавливаться нельзя. Атила на бегу достал из аптечки банку с таблетками, попытался свернуть пробку, но обожженные кислотой пальцы не слушались. Пришлось останавливаться. На пальцы он старался не смотреть. Кожа наверняка слезла, и сейчас кислота разъедала мышцы. Да, он понимал, что это тело – лишь его аватар, но слишком реальными были ощущения.

Сжав зубы от боли, Атила открутил крышку, высыпал таблетки на ладонь и отправил в рот целую горсть. Жжение немного ослабло. Как назло, задергалось веко и начал слезиться левый глаз, перед которым в очках располагался монитор, куда транслировалась картинка с Линзы.

Позади захлюпала вода. Кто-то крикнул:

– Да ну! Не полезу я туда. Вдруг он дальше пошел? Волк, вон, рвется.

Большой осадил его:

– Заткнись, Белоснежка! Я знаю, куда ему надо, вперед!

Таблетки понемногу начали действовать, жжение ослабло, глаз перестал слезиться, теперь Атила нормально видел деревья.

В лесу – сторожка Егеря, найти ее нетрудно, главное, держаться подальше от заболоченной части леса. В болоте что только не прячется, а оружия нет, и то, что никто не пытается Егора сожрать, – фантастическое везение.

А ведь вполне возможно, что возле домика Егеря поджидает болотный упырь, которого даже при полной боевой амуниции завалить довольно сложно, – хитрый он и сильный. Один из самых сильных в игре…

Такая вот особенность локации: чтобы встретить легендарного перса и поговорить с ним, получить бонус, надо завалить болотного упыря. У Егеря кончились патроны, он заперся в избушке и ждет подмогу. Если выручишь старика, он отблагодарит…

Справа, совсем рядом, между деревьями показалось темное пятно на земле, над ним в воздухе покачивалась оторванная нога в берце и смятый шлем. Капли крови зависли ртутными шариками. Дробилка – гравитационная аномалия, если ее разрядить, сомнет к чертям, сжав тело в кровавый комок, останки выбросит наружу.

Атила перевел дыхание. Хорошо, что заметил! Надо осторожнее, путь к озеру наводнен разного рода аномалиями, сюда почти не ходят сталкеры – дураков нет, пока доберешься до сторожки, все здоровье растеряешь, а там еще с болотным упырем биться.

Далеко сзади плеснула вода, кто-то выругался, зарычал волк. До преследователей с полкилометра. Здесь они тоже будут вынуждены сбавить скорость, чтобы не угодить в какую-нибудь аномалию.

Тяжело дыша, Егор обошел гудящую сварку – разогретый воздух мерцал над прогалиной. Через десяток шагов попалась гниль, но бледная, будто аномалия недавно разрядилась. Или ее кто-то разрядил?

Голоса сзади подозрительно стихли, теперь врагов вообще не было слышно, и он ускорил шаг. Что за дела? Все аномалии на пути, кроме ржавых волос, разряжены, потому хорошо видны. Неужели удача на его стороне, кто-то недавно прошел здесь? Это точно не преследователи, они почти все ломанулись на север. Тем группам его уже не настигнуть, но Большой с автоматчиками и слепым волком… Да нет, не могли они его опередить!

Линза показала низину, где поблескивало озеро. Ветра не было, стальная гладь воды отражала небо. Если Егору не изменяла память, до цели осталось всего ничего.

Он присел на пригорке между кустами, приметив под склоном катапульту – еще одну разновидность гравитационной аномалии. Достал Бритву, проверил заряд: почти села. Сзади донеслись шорохи, голоса. А вот и церберы!

Ощутив чей-то взгляд, Атила резко обернулся к кустарникам. Ветки с шелестом разошлись, высунулась уродливая голова слепого волка, спущенного церберами с поводка. Егор покрепче сжал Бритву. Веки у волка слиплись, словно кто-то выколол ему глаза, гной скопился в уголках. Хищник оскалился, высунув алый язык, зарычал и прыгнул.

Атила ткнул его бритвой, зажатой в левой руке, а правой вцепился мутанту в горло, но упал, и тварь оказалась сверху.

Волк завизжал, когда его долбануло током. Простого мутанта такой заряд убил бы, но слепой волк не издох, клацнул челюстью и принялся лапами рвать одежду Атилы. Его так просто не убьешь! Сжимая горло мутанта, Атила ударил его коленом по ребрам, пытаясь скинуть с себя. Если не получится от него избавиться, поисковая программа проникнет в компьютер – и все, пиши пропало! В течение часа у него в квартире появятся люди из службы безопасности «Русо-Вирта».

Волк дернулся, впился зубами в руку Атилы, тот снова пнул его, подмял под себя. Волк взвизгнул, но челюсти не разжал. Еще одна попытка освободиться, кувырок – и земля с небом поменялись местами, мир замелькал, камень ударил под ребра, а Егор покатился с пригорка вместе с волчарой. От боли потемнело в глазах, а мутанту хоть бы что! Атила почти перестал ощущать волка. Хотя тот и был видимым, но будто потерял материальность – проник под кожу гигантским червем и теперь искал вену, чтобы забраться в сердце и остановить его. Снаружи осталась лишь истончающаяся оболочка, а сам волк пробирался внутрь противника. Программа пыталась «взломать» жертву, удар Бритвой почти не ослабил ее.

Стали неметь пальцы рук, Атила почувствовал, как червь двигается от локтя к подмышке. Он не сдавался, бил волка коленом в живот, тыкал в него электробритвой – безрезультатно.

И вдруг упругая волна воздуха ударила его в бок. От боли тело выгнуло дугой, казалось, будто из него вытягивают жилы. Программа не успела проникнуть в него полностью, и катапульта под пригорком подбросила волка в воздух, прервав контакт. В аномалию мутант угодил первым – и взлетел, наконец отцепившись от руки Атилы. Егора тоже задело, но краем. Разрядившаяся аномалия отбросила волка далеко за деревья, а он упал на траву. Скорчился, захрипел…

И, встав на четвереньки, пополз к небольшому круглому озеру. Нужно скорее обогнуть его и добраться до сторожки в лесу, но в таком состоянии он будет тащиться слишком долго, к тому же тут полно аномалий. Церберы в конце концов догонят его.

Собрав остаток сил, Атила встал и поплелся к цели, еле волоча ноги. Мутило, перед глазами плясали разноцветные круги. На транслируемой Линзой картинке было видно, что отряд Большого уже форсировал длинное озеро.

У Егора осталась еще одна попытка ускользнуть. Он достал из подсумка ПДА, покрутил верньеры – и Линза спикировала к нему. Атила увеличил площадь диска до максимума. Сейчас важно не качество передачи видеоданных, а кое-что другое.

Ухватившись за кромку диска правой рукой, левой он принялся крутить верньеры на ПДА, который повесил на грудь.

В зарослях тростника зашуршало, донесся голос:

– Бродяга, помоги!

Атила не обратил на голос внимания. Ноги оторвались от земли, поднявшись на несколько метров, он увидел, как в тростнике у берега корчится, тянет руку угодивший в гниль одинокий сталкер. Нижнюю часть его тела уже растворило, он орал, ругался и просил помочь.

Помогать ему, конечно, Атила не собирался. Стойкий Одиночка – прикол программистов, легенда Зоны. Этот сталкер постоянно попадал во всякие аномалии или в лапы мутантов и каждый раз умирал, а после возрождался в другом месте. На самом деле он не живой игрок, а непись, так что и Зона с ним.

Силы заканчивались. Пальцы скользнули по кромке диска, и Атила едва не сорвался. Глянул вниз… и отчаянно вцепился в край Линзы: прямо под ним разинула пасть дробилка.

Внизу – аномалии, позади – враги. А он – удобная движущаяся мишень. Если церберы увидят его, то поймут, что жертва ускользает, и могут открыть огонь.

Сзади донеслись возгласы удивления. Атила раненой рукой покрутил верньеры на ПДА – сверху он уже заметил сторожку Егеря среди деревьев, прищурился, пытаясь найти болотного упыря: вроде нет его нигде. Неужели и опять повезло? Диск развернулся, и Атила вместе с ним.

Сверху открывался отличный вид: преследователи спешно спускались к круглому озеру. Погибающий Стойкий Одиночка взывал о помощи, его рука с растопыренными пальцами торчала над невысоким рогозом. Большой, не замечая его, пялился на летящего над озером Атилу. Линза надсадно гудела – на такой вес она не рассчитана. Если рухнет сейчас, будет весело!

Автоматчики, огибавшие озеро, на ходу вскинули оружие, прицелились. И, целиком захваченные картиной летящего в воздухе человека, забыли о том, что Зона требует уважения и не терпит спешки. Тот, кто здесь не смотрит под ноги, рискует не просто свернуть себе шею…

Один боец заорал и тут же смолк – угодив в сварку, он вспыхнул факелом, зачадил и рассыпался хлопьями пепла. Другой, отшатнувшись, ступил в топь и провалился по пояс, распластался на трясине. Большой, забыв про Атилу, беспокойно заозирался, четвертый цербер сломал деревце и протянул его увязнувшему товарищу. Тот ухватился за ствол и начал выползать.

Немного не дотянув до берега, Атила упал в прибрежный рогоз. Он провалился по колени – под ногами хлюпнула вода. Увязая в иле, побрел к твердому берегу, почти разряженную Бритву он держал наготове. Хорошо, что здесь неглубоко, у него не хватило бы сил, чтобы плыть. А уж на мутантов, которые любят устраивать засады в камышах, и подавно не хватило бы…

Колыхнулся рогоз, захлюпали чьи-то ноги по воде. Оп! Теперь позади шлепает. Наверное, невидимый упырь кружит. Если так, то хана. Он быстрый. Или чудится? Ох, если бы! Надо скорее выползать и восстанавливать здоровье!

Поглядывая на подозрительно колыхающийся тростник, Егор отправил в рот горсть таблеток из аптечки. Сразу здоровье не восстановилось, но стало полегче.

Рогоз закончился, подошвы коснулись земли, и он поспешил в лес, где за стволами деревьев угадывалась сторожка Егеря.

На ходу Егор возился с ПДА. Покрутить верньер, чтобы Линза опустилась. Вот так. Теперь – уменьшить ее до размеров чайного блюдца. Линза подлетела к Егору, он поймал ее, сунул в подсумок.

Из-за деревьев навстречу ему вышел сталкер, и Атила, опешив, встал как вкопанный. Неужели опередили его церберы? Он сунул руку в карман, нащупал бритву. Обидно, в двух шагах до цели нагнали!

Сталкер прицелился из обреза вертикалки.

Атила присмотрелся. Блин, девчонка! И никакой не цербер, кажется, а обычный сталкер… то есть сталкерша.

На ней был дорогой серо-зеленый костюм «Гордость Анархии», который нельзя купить за деньги, а можно получить лишь в обмен на заработанные бонусы. В двухслойный бронежилет были одновременно встроены артефакты «щит» и «экран». Первый спасает от взрывов и хорош в ближнем бою, последний – снижает повреждение от пуль и помогает организму справляться с действием некоторых аномалий.

Девица с дробовиком ТОС-34 смотрелась круто и немного ненатурально, слишком… Показушно, что ли?

– Эй, эй! – Атила опустил руки. – Спокойно!

Лишь бы не выстрелила, дура! Он помнил специфику большинства стволов наизусть: повреждения ТОС наносила такие, что дай бог всякому. Неудобный ствол – вернее, два ствола! – и точность не шибкая, но от головы останется одна пустая формальность.

Еще у девчонки на груди висела штурмовая винтовка «G36» – вот из-за чего он поначалу принял незнакомку за бойца из группы преследователей. Такой винтовкой вооружены в основном церберы. Скорострельный надежный ствол с коллиматором и лазерным целеуказателем обычно получают, как и костюм, по обмену на заработанные бонусы, хотя его можно и купить, но стоит он вообще офигеть сколько!

Из тактической кобуры, закрепленной на бедре, торчала рукоять «файв-севен», пистолета бельгийского производства, – любит, стало быть, девчонка мощное и надежное оружие, которым пользуются преимущественно церберы.

И еще у сталкерши в арсенале было оружие массового поражения, рассчитанное на цели мужского пола: светло-желтые, почти белые волосы, мордашка повышенной симпатичности, ноги от шеи, осиная талия и грудь тоже ниче: как минимум, третий размер…

Короче, барышня очень хорошо поработала над своей внешностью в игровом конструкторе и не поскупилась на деньги, чтобы включить все его дополнительные платные функции, в том числе мимику.

– Ты кто? – холодно спросила она.

Интересно, зачем, во имя Зоны, ей столько стволов?

– Мне к терминалу надо. Дай пройти, – он поднял руки, показав пустые ладони.

Девчонка прищурилась, с сомнением оглядела Егора, наконец, опустила дробовик.

– Ты пройти дашь? Нужно срочно из игры выйти.

– Выйти? Ну попробуй…

Блондинка шагнула в сторону, освободив путь к сторожке. Поднимаясь по скрипучим деревянным ступенькам, Егор спиной ощущал ее любопытный взгляд. И чего таращится?

– А, вспомнил, – он обернулся, держась за деревянную ручку двери. – Болотного упыря ты уложила, Егеря спасла?

Девица усмехнулась и кивнула с непонятным выражением лица. Атила, распахнув дверь, переступил порог.

Внутри сторожки, которая и была терминалом, ничего лишнего – стол, накрытый выцветшей скатертью, деревянный стул, продавленная кровать с откинутым одеялом. Егор глянул на лужу крови на полу. Здесь сталкерша завалила болотного упыря! Спасибо тебе, безымянная девушка, жаль, что мы вряд ли увидимся снова.

Где тут у нас кнопка включения? Вот она – на стене напротив. Егор проверил дверь – заперта (кнопка нажималась, только если дверь закрыта). Ну, с богом! Мысленно он показал «фак» Большому и своре автоматчиков. Ничего вы мне теперь не сделаете. Жаль, не увижу ваши разочарованные рожи.

Он нажал на кнопку. Сейчас полоснет светом, потом на миг наступит тьма, и Атила очнется внутри «Экстры», лежа на диване в своей комнате. Очнется обычным калекой, в жизни которого ничего не происходит, а блондинки улыбаются только с рекламных баннеров.

Егор зажмурился, раскрыл глаза – ничего не изменилось. Он по-прежнему стоял посреди сторожки Егеря. Что за ерунда? Еще раз вдавил кнопку – безрезультатно. Еще. И еще.

Да что же творится?! Смылся от церберов, ага! Но как такое возможно? За спиной раздался скупой, напряженный смешок, и вошедшая девчонка сказала:

– Ты жми на нее, жми. Мозоль только не натри.

Егор снова вдавил клавишу так, что она целиком ушла в стену, выругался. Что происходит?

Терминал не работает? Такого просто не может быть! Вообще не может, никогда, ни за что, ни в одной игре!

Или церберы его отключили? Нет же, невозможно, чтобы из-за одного читера…

Злой, взволнованный Егор ногой распахнул дверь, мимо посторонившейся девицы выскочил за порог, сбежал по ступенькам. О дверной косяк чиркнула пуля, и он бросился за сторожку.

Девица поспешила за ним. За деревьями мелькали силуэты – преследователи пожаловали. Они наверняка думали, что Атила вооружен, и осторожно перемещались от ствола к стволу. А вон, кажется, Большой… И аномалии им нипочем, уродам! Донесся грохот выстрелов. Раз стреляют, значит, решили больше не церемониться.

Высокомерие слетело с девчонки, она смотрела на церберов с опасливым любопытством.

– Что происходит? – спросил Атила. – Почему терминал не работает?

– Это ты мне объясни!

Атила снова выглянул, чуть не схлопотал пулю и побыстрее спрятался. Девчонка сморщила лоб, видимо раздумывая, стрелять по незнакомцам или сдать им того, за кем они гонятся.

– Ты тоже пыталась выйти? – продолжал Егор.

Блондинка кивнула, облизнула пересохшие губы.

– Да – не работает он. Кто это такие?

Оттеснив его плечом, она выставила штурмовую винтовку из-за угла и дала длинную очередь.

– Ну вот, залегли. – Она повернулась. – Теперь какое-то время не сунутся. Кто ты такой? И что там за люди, почему гонятся?

– Церберы. Они хотели меня взять живьем, но теперь передумали. Помоги мне.

Девица покачала головой:

– Зачем мне проблемы? Сам разбирайся.

Опустив винтовку, она выпрямилась, явно собираясь крикнуть автоматчикам, чтобы не стреляли.

Атила поднял раненую руку, положил ей на плечо, девчонка дернулась, сбрасывая ее, и зыркнула злобно. Он сказал:

– Помоги, хорошо заплачу. Сто кредитов.

В глазах девчонки блеснул интерес.

– Да у тебя нет таких денег, – сказала она.

Ну и как ее убедить? Спокойно, Атила, спокойно! Все одиночки любят деньги, она просто цену себе набивает.

– Есть. Я чит-мастер, у меня все есть.

Блондинка повернулась к нему и уставилась в упор: ее взгляд ощупывал Егора, встряхивал, выворачивал его карманы. Похоже, повелась сталкерша! Все женщины одинаковые – до мужских денег жадные… Ну почти все. Надо было закрепить эффект, и Атила продолжил:

– Ну сдашь ты меня, и что с того? Тебе даже спасибо не скажут, а скорее всего пристрелят и ощипают, это ж церберы – игровые вертухаи, а не честные геймеры. А поможешь мне – бабла срубишь некисло.

Девчонка отрезала:

– Хорошо, двести.

– Ну ты… сучка алчная! – возмутился Атила.

Ухмыльнувшись с удовлетворением, будто ей сделали комплимент, девица быстро высунулась из-за угла и открыла огонь из винтовки.

Кто-то из автоматчиков вскрикнул, выругался.

– Один есть! – крикнула она и, низко пригнувшись, сунулась дальше за угол. Атила рискнул выглянуть.

Большой полз к ним первым, его едва не накрыло очередью. Когда он увидел, что врагов стало двое, бородатую рожу перекосило. Вскочив, Большой метнулся обратно к озеру, топая, как боров. Девица прицелилась в него, и Атила порадовался, что хана пришла Большому. Охотник превратился в дичь! Но почему-то сталкерша перестала стрелять и уставилась в небо.

– Завали его! – крикнул Атила. – Убей крысу, заработай плюс к карме. Ну чего ты? Дай ствол, я сам его…

Но винтовку он так и не отобрал, тоже уставился вверх и понял: блондинка смотрит на тучи в стороне АЭС. Отсюда станцию, конечно, не разглядеть, зато было видно, как небо над ней темнеет, наливается густым тревожным багрянцем.

Выброс! Час от часу не легче – засада, погоня, неработающий терминал, а теперь еще и выброс!

– Триста кредитов с тебя! – крикнула девица, снова вскинула винтовку и выстрелила по Большому, который успел укрыться за деревом. – Тогда помогу заныкаться.

– Со своего брата-сталкера дерешь! – заорал Атила в бессильном возмущении.

– Болотный упырь тебе брат! – огрызнулась девчонка.

Перед домом на траве валялся убитый цербер, уткнувшись лицом в землю. Его тело почему-то не бледнело, что было странно, ведь бойцы-ищейки имели право после убийства или экстренного обрыва связи «забирать» свои аватары, чтобы те не оставались на растерзание игрокам вместе со всем оружием и профессиональными читами, которыми игровых вертухаев снабжали админы. Этот же лежал, будто и вправду мертвый, и с телом его ничего не происходило. Егор присел над ним, перевернул. Ну правильно – умер от прямого в голову. Раз так, можно обыскать. Егор поднял автомат, перекинул через голову ремень, снял с трупа патронташ.

– Я не сталкер, а охотник, – сказала блондинка. – Ну, что, платишь?

– Да, – ответил Атила, думая о другом. – Почему мертвец не исчезает?

Блондинка, проигнорировав вопрос, велела:

– Тогда за мной!

В этот момент Большой выглянул из-за дерева – повернувшись спиной к беглецам, он махнул рукой и что-то прокричал. Между стволами замелькали люди в камуфляжах – подоспела подмога.

– Вот уроды! – девчонка выстрелила в Большого напоследок и метнулась обратно к сторожке. Атила рванул за ней, не понимая, куда она собирается идти и что делать.

Девица ухватилась за выступ меж бревнами, подтянулась, став обеими ногами на подоконник. По бревнам, будто по ступенькам, она полезла на крышу.

Атила карабкался следом. Здоровье частично восстановилось, и раненая рука почти не болела. Последний рывок – ухватиться за бревенчатую крышу, из-под которой выглядывает рубероид, помочь себе ногами и распластаться на поросшей мхом плоскости… Девчонка, улегшись рядом, целилась в церберов. Пули чиркали о бревна, бахали выстрелы, и Егор не рисковал вставать.

Отдышавшись, он перевернулся на спину, глянул в небо. Сердце пропустило несколько ударов: что за странный выброс?! Волна багрянца катилась по Зоне от АЭС, в ней сверкали молнии – целый лес вертикальных молний, нет, скорее, занавес из переплетающихся ветвистых зигзагов, трескучих, ярких… Раньше никогда такого не было!

Люди Большого таращились на небо, опустив стволы. Один, потом другой, а за ними и все остальные начали пятиться обратно в лес. Хана преследователям!

И не только им…

– Зачем мы сюда залезли, небом полюбоваться?! – крикнул он. – Я и без тебя мог себя прикончить, достаточно под пули сунуться…

– Делай, как я, – блондинка подскочила к печной трубе – огромной, квадратной – и села на ее край, свесив ноги внутрь. – У меня тут баговый схрон!

От радости Атила едва не сорвался с крыши. Вот это удача! «Баговый» – от слова «баг», или «ошибка». Суть в том, что сложную большую игру невозможно сделать идеальной. Изредка в некоторых местах проявляются баги – нарушение текстур, каверны в пространстве, локальное изменение физических законов.

Девчонка, махнув рукой, прыгнула. Атила заглянул в черную пасть трубы, перевел взгляд на стрекочущие молнии, которые быстро приближаась. Еще минута, и выброс докатится сюда. Была не была! Только бы не застрять, девица-то потоньше его будет. Хотя все равно непонятно – ведь не спасут от выброса деревянные стены сторожки, надо в подвале прятаться или в бункере…

Все вокруг задрожало и зарябило помехами. От мелкой неприятной вибрации заныли зубы. Появилось ощущение, что всю огромную реальность игры бьет горячечная дрожь – дрожит не только сторожка, но и само пространство сотрясается в спазмах. Медленно, неотвратимо нарастал вой – приближалась стена молний.

Да ну на фиг! Лучше в трубу! Атила вскинул руки и провалился в дымоход. Потемнело, неуловимо сместились текстуры, и он понял, что оказался… Где он оказался? Темнота полная!

– Мы что, в подпол дома сразу провалились? – спросил он.

Частые вспышки озарили стены и низкий дощатый потолок. Зазмеились, выхватывая из мрака лицо девушки, тонкие синие молнии.

– Это же магнето! – Атила попятился, вжался в дальний угол.

– Аномалия – вход в мой схрон, – спокойно пояснила она. – Не опасная, отвечаю.

– С ума сошла? Я туда не полезу!

Треск и гул усилились. Тень девицы трепетала, извивалась на стене.

– Я тебе говорю – это аномалия в прямом смысле, аномалия в игре! Баг, я убегала от болотного упыря и… Короче, за мной!

С этими словами она схватила его за руку и сильно дернула, притягивая к себе. Атила шагнул вперед, другой рукой прикрывая лицо, – и тогда жгучие разряды магнето синими щупальцами обхватили его.


«Два Мутанта» | Я – Сталкер. Осознание | Запертые в Зоне