home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Погоня

Через лес шли по совершенно немыслимому маршруту. Если бы не компас, Атила сбился бы с пути уже раз десять. Временами казалось, что Картограф путает следы и водит по кругу.

Все устали. Даже Большой перестал досаждать вопросами, Яна больше не спорила с ним по любому поводу, лишь устало брела, волоча ноги.

Сосняк сменился дубравой, за которой раскинулась холмистая местность. На небольших возвышенностях росли сосны, внизу покачивался камыш и торчали черные, будто обугленные стволы деревьев.

Смеркалось. В зарослях кустов залегли тени, зловеще скрипели стволы, вдалеке ухал филин и хрюкали вепри; зато мутанты вроде бы отстали, потеряв след беглецов.

Поднялся ветер, стал накрапывать дождь, мелкий и холодный. Ощущался он, как настоящий: капли скатывались за воротник, холодили между лопаток, Атила ёжился и завидовал кожаному плащу Картографа. Накинул капюшон – и любая непогода нипочем.

Он точно знал: если бы не таинственный проводник, мутанты уже давно нагнали бы их. Даже если чудом удалось бы отбиться, по пути напали бы другие или отряд уцелевших вляпался бы в аномалию. Уж больно места здесь опасные… Но Картограф вел потайными, только ему известными тропами, минуя все ловушки.

Егор опять вспомнил о Линзе. В прошлый раз, на просеке, она барахлила. А если запустить ее сейчас? Он снова достал ПДА, покрутил верньеры – Линза дернулась в подсумке. Тогда он расстегнул молнию, выпуская чит на свободу.

Линза взлетела, развернувшись в диск. Вот так! Он покрутил верньер, направил ее вправо, влево… Теперь пора надеть и настроить очки. Видеопоток от Линзы отобразился в окошке справа: переплетенные ветви, Большой, разинувший рот, ухмыляющаяся Яна. Девушка заметила Линзу и помахала рукой.

Работает, отлично. Уже приятнее на душе.

Егор снял очки, чтобы протереть, и шагающий рядом Большой хлопнул себя по лбу:

– А, вот где я протупил! Теперь понял, круто ты нас в баре наколол. Пока я комедию разыгрывал, с банкингом на твоем ПДА возился, ты наш боевой отряд снаружи засек. Красавец!

Егор улыбнулся уголком рта и водрузил очки обратно на нос. Картограф, остановившись, уставился на Линзу, как энтомолог – на неведомое насекомое.

– Позволь, я посмотрю, – он протянул руку.

Его голос по-прежнему был лишен эмоций, будто не человек говорил, а аппарат. Черт, ведь он как минимум игровой админ! Не стоило перед ним пиратский чит светить, но теперь отступать поздно. Вздохнув, Атила вложил ПДА в руку Картографа, снял очки и тоже отдал.

Картограф изучил очки, покрутил верньеры на ПДА, потом вернул все со словами:

– Хорошая работа, хотя картинка не очень. Я бы в алгоритме изменил один блок.

– Какой блок?

– Тот, что корректирует скорость и высоту исходя из угла, под которым направлен «глаз».

– Корректирует? – Егор потер лоб. – Скорость и угол зрения… Ну, наверное, можно попробовать.

– Попробуй.

А и правда, почему бы прямо сейчас не воспользоваться мудрым советом? Охваченный азартом, он открыл программу и принялся на ходу переписывать код. Мишка с Яной топали рядом, не мешали ему, лишь иногда, как и Егор, поглядывали вверх, где прямо над ними плыла Линза.

– Эй! Егор! – воскликнул вдруг Большой, показывая вверх, и пришлось оторваться от работы. Оказывается, Линза зависла на одном месте и дергалась из стороны в сторону.

– По-моему, у нее нистагм, – поставила диагноз Яна.

Еще лежа в больнице после аварии, Егор узнал, что нистагмом называют непроизвольные колебательные движения глаз высокой частоты. Наверное, Яна и правда студентка медуниверситета. Может, и внешность ее аватара не так уж обманчива?

Задумавшись, он едва не пропустил момент, когда Линза начала терять высоту и чуть не свалилась ему на голову.

Он вовремя «подхватил» ее, управляя верньерами. Затем вывел на экран программный код, подкорректировал его, удалив лишнее. Наконец поднял голову, улыбнулся и похвастался:

– Готово. Теперь я могу увеличить угол обзора и использовать Линзу как огромный бинокль.

Яна скептически сказала:

– Ну, сделай это и расскажи, что видишь.

Лес начал отдаляться, деревья – мельчать, горизонт отодвинулся. Через Линзу Атила смотрел в сторону АЭС. Вот она появляется – едва различимая точка, – растет… А это что?

Над полосатой трубой трепетали тени, что-то клубилось, формируясь в полупрозрачный бесформенный сгусток. Он задрожал – и рывком изменился, приняв форму огромного глаза. Глаз повис над трубой, медленно поворачиваясь, будто кто-то с АЭС наблюдал за Зоной через огромный сложный чит, похожий на Линзу.

Атила невольно отступил на шаг. Показалось, что глаз смотрит прямо на него, заглядывает в душу, копается в мыслях. Видимо, Егора так перекосило, что Яна схватила его под локоть.

– Что? Плохо?

Он снял очки и отдал ей. Нацепив их на нос, девушка ахнула:

– Мамочка! Что это за дрянь?!

Большой засуетился, принялся кружить вокруг них и канючить:

– Яна, что там? Мутанты? Дай посмотреть! Ну дай!

Чтобы его не разорвало от любопытства, Атила снял очки с Яны и протянул Мишке. Тот, сопя, надел их, на лице застыло предвкушение… Но ухмылка вмиг исчезла, он разинул рот и задергал бородой.

– Да ну на..! Че за фигня?! Эй, ты можешь объяснить? – Он сунул очки Картографу.

Все уставились на него, но он просто молчал и смотрел.

– Кто-нибудь знает, что это? – спросил Большой. – Картограф! Ну, ты точно знаешь! Расскажи!

Картограф едва заметно качнул головой и сказал, возвращая девайсы Атиле:

– Сейчас стемнеет, надо торопиться. Скорее.

– Картограф, хватит издеваться! – заорал Большой. – Что там висит?! Я же чувствую: оно по-настоящему смотрит, – он повел плечами, глянул на Атилу. – Неужели вы не чувствуете?

– Чувствуем, – согласился Егор.

Яна кивнула:

– И я ощутила.

Картограф, от которого все ждали объяснений, по-прежнему молчал, и Атила понимал: бесполезно его расспрашивать. Даже если знает – не скажет, уж такой он таинственный. Его загадочность начинала сильно раздражать, хотелось забыть, что он им помог, долбануть по башке прикладом и трясти, пока все не выложит.

– Картограф, поделись, как ты аномалии обходишь? – нарушила молчание Яна.

Вместо ответа он поднял руку и медленно повернул голову, к чему-то прислушиваясь. Большой с Атилой переглянулись. Мишка вдруг нахмурился, сморщил нос, встряхнул планшет, который вынул минуту назад. Атила вопросительно мотнул головой, мол, что случилось?

– Да че-то планшетник взбесился, почудилось ему, будто аномалии впереди, – пояснил Большой. – У меня ж тут детектор в ПЗУ зашит…

– Да, – проговорил Картограф. – Они впереди, много.

– Чего много, аномалий? Каких именно?

Резко изменив направление, Картограф направился вправо, в сторону камышей. Вот уж куда не хотелось идти, так это туда. Атила догнал его и зашагал рядом, заглянул в его лицо. Чтобы не мокнуть, Картограф натянул капюшон, виднелся лишь кончик носа, но Егор был уверен: лицо у него по-прежнему каменное. Наверное, оно останется непроницаемым, даже если Картографа будут живьем пожирать мутанты. Да что ж он за существо, в конце-то концов?

Картограф шагал дальше, раздвигая руками стебли камышей. Под ногами чавкала грязь. Атила решил, что они уже возле болот, но оказалось, это всего лишь ручей. Его перешли вброд по камням, даже не замочив обувь, и снова попали в лес.

Дождь почти прекратился, теперь он напоминал медленно оседающий туман. Одежда промокла и отяжелела, было зябко, начало знобить. Картограф шел, будто запрограммированный, поворачивал в неожиданных местах, иногда кружил по полянам, не глядя по сторонам.

Опустились липкие густые сумерки. Еще час – и стемнеет.

– Долго еще? – поинтересовался Атила. – До темноты всего ничего осталось. Может, лучше поискать какой-нибудь бункер и переночевать там?

Картограф опять его проигнорировал. Размахивая руками, он шагал вдоль невысокого холма. Вскоре тот остался позади – наверное, дальше Картограф собирался вести спутников через чуть заболоченное поле, которое пересекала асфальтовая дорога, отмеченная черно-белыми столбиками.

Сопя, Атилу обогнал Большой, забежал вперед Картографа и направил на проводника автомат.

– Стоять!

Картограф замер и равнодушно уставился на Мишку. Яна тоже прицелилась в провожатого.

Атила, хоть в душе и поддерживал их, но понимал: ничего они Картографу не сделают. Это просто блеф, им придется молча мириться с любыми его условиями. Мало того, он может попросту бросить их посреди леса… Нет, вряд ли: Картограф тащит игроков к Знахарю с определенной целью и просто так от нее не откажется.

– Рассказывай, что знаешь! Ты уже задолбал своими загадками, – грозно велел Большой. – Мы же видим: Зона изменилась!

Картограф перевел взгляд с него на Яну. Интересно, как он себя поведет? Совершенно ведь непредсказуемый человек… Егор склонялся к тому, что Картограф развернется и пойдет себе дальше, но тот сказал:

– Зона действительно меняется. Сильные аномалии из центра перемещаются к Периметру. Надо торопиться, чтобы быстрее попасть к Знахарю. Там безопаснее, вот и все.

Он собрался идти дальше, но Яна преградила ему дорогу, ткнула стволом в грудь и зло бросила:

– Это вообще не ответ! Что меняет Зону?

Теперь Картограф себе не изменил и промолчал с совершенно отстраненным видом. Егор не удержался и тоже спросил:

– Или, может, кто?

В ушах зазвенело, силуэт Картографа стал двоиться, и Атила потряс головой, но неприятные ощущения не прекратились. Затылок будто налился свинцом.

Большой слабо вскрикнул, уронил автомат и повалился на землю, схватившись за голову.

– Опять… Болит, блиииин!

Яна, прищурившись и сведя брови у переносицы, побледнела. Ей тоже было очень больно, но она, не сводя ствола с Картографа, склонилась над Большим, полезла в аптечку за таблетками, принялась там шарить.

Лицо провожатого вытянулось. Не обращая внимания на Яну, он таращился перед собой.

Атила повернулся, проследил направление его взгляда и крикнул:

– Эй, смотрите!

Едва различимый в сумерках, вдали на равнине между лесом и дорогой двигался «черный» отряд. Фигурки людей, примерно два десятка, быстро двигались, растянувшись цепью. Атила покрутил верньер на ПДА – Линза приблизила врагов. Действительно сектанты. Позади них из леса выбрели три брутора, следом на полусогнутых двигались, взмахивая верхними лапами, упыри.

Очухавшийся Большой встал и попятился, подняв оружие. Яна спросила:

– Егор, что Линза показывает? Отсюда плохо видно.

– С «черными» мутанты. Много. Из леса прут новые… На гон не похоже, идут медленно и как-то… организованно, что ли.

В окошке, куда транслировалась картинка, появилось стадо рапторов, несколько ковыляющих овец, вепрь с огромными бивнями. Парад уродов! Десять минут – и они будут здесь.

Должно быть, он застыл столбом, рассматривая мутантов, и Яна спросила:

– Что, все совсем плохо?

– Уходим, – бросил Картограф прежде, чем Егор успел ответить. Пригибаясь, они рванули вдоль дороги в лес.


Картограф | Я – Сталкер. Осознание | * * *