home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Оникс

Монах, ты смотришь, как мерцает кроткий

лампады свет в объятьях темноты.

А в храм уж утро брезжит сквозь решетки.

Своих грехов ты рассыпаешь четки.

Я плакать бы хотел, как плачешь ты!

Святая вера дрогнула, как кроткий

лампады свет в смешенье темноты

и утра, что проникло сквозь решетки,

и жизнь течет, как траурные четки,

печальней слез, что проливаешь ты.

В тебе играет плотское желанье,

и высшей красотою ты влеком.

Ты как любовник в рвении слепом:

в тебе и страсть, и горечи дыханье,

что стать могло бы огненным дождем.

Во мне угасло плотское желанье,

и высшей красотой я не влеком.

Осталось в сердце спящем и слепом

лишь горечи тлетворное дыханье,

что стать могло бы огненным дождем.

О воин в дебрях памяти всесильной,

бессмертной славы радужный посыльный!

Ты пал от золотого острия,

покрыли лавры твой курган могильный.

О, так же умереть хотел бы я!

Храм памяти моей — во мгле всесильной

Презренного бесславия посыльный,

не жду я золотого острия.

В пустой груди царит лишь мрак могильный

но лавровых венков не вижу я.

Монах, любовник, воин! Где же ныне

тот след, что вел меня к моей святыне

и навсегда исчез в трясине лет?

Моя надежда где? Нет и в помине.

Ни бога, ни любви, ни стяга нет.


ХОСЕ ХУАН ТАБЛАДА [186] Перевод В. Васильева | Поэзия Латинской Америки | cледующая глава