home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5. «Дипломат» из скорпионова племени

Предателей презирают даже те, кому они сослужили службу. Тацит, древнеримский историк

Есть преступление, которое не искупается, — это измена родине. П. Буаст, французский философ

Советского военного атташе Полякова и его супругу поселили в отдельном доме на территории посольства СССР в Индии. В тот же день его принял посол Николай Михайлович Пегов. Он вкратце охарактеризовал внутриполитическую обстановку в стране и состояние советско-индийских отношений, сообщил, что первое соприкосновение с жизнью в Дели развеивает миф об особом миролюбивом характере индийского народа и о том, что по улицам столицы, Бомбея и Калькутты бродят священные коровы и жрецы в белоснежных одеждах. Что все это далеко не так: индийцы не миролюбивее других народов, жизнь в стране, как и повсюду, жестока к неимущим, чужакам и слабым вообще. У страны не решены проблемы с Китаем, а из-за обострившегося конфликта с Пакистаном не очень складываются отношения и с США.

— Во всех этих проблемах вам надо самому глубоко разобраться, — подчеркнул Пегов. — Основным и приоритетным направлением вашей работы должно стать добывание информации по американской линии. Антиамериканские настроения здесь традиционно сильны. Поэтому я хотел бы вас предостеречь: индийская контрразведка негативно относится к контактам советских граждан с американцами. Особенно с представителями их спецслужб...

Сердце Полякова екнуло.

— Установленная связь с ними, — продолжал посол, — оборачивалась, несмотря на дружественные отношения, серьезными неприятностями. Несколько раз индийцы выдворяли наших соотечественников без объяснения причин. И действовали они в этих случаях всегда корректно и в то же время весьма решительно. Наши же протесты против подобных акций, как правило, не принимались во внимание. Я говорю об этом для того, чтобы вы не думали, что административно-полицейский режим в Индии слаб. А еще для того, чтобы вы не чувствовали расслабленности и подходили со всей серьезностью к проведению специфических аспектов ваших деликатных мероприятий... Это во-первых...

Посол сделал паузу, посмотрел в окно, затем перевел взгляд на Полякова и снова в назидательном тоне заговорил:

— Во-вторых, я просил бы вас начать подготовку к обеспечению безопасности официального визита в Индию Генерального секретаря ЦК Леонида Ильича Брежнева. Ваша главная задача должна заключаться в принятии мер к тому, чтобы содействовать созданию благоприятной общественной атмосферы.

С двояким чувством покидал кабинет посла Пегова военный атташе Поляков: с одной стороны, он почувствовал его благосклонность и доброжелательность, в отличие от советского посла в Бирме, а с другой — не совсем понятное и даже подозрительное предупреждение о нежелательности контактов с американцами. Как бы то ни было, он понял одно: работать в Индии придется сверхосторожно, продумывать каждый свой шаг заблаговременно и жить при этом в атмосфере постоянной бдительности.

По численному составу военная резидентура в Дели была намного больше, чем в Рангуне. Поэтому первоочередных задач перед Поляковым встало много. Выделив из них главные, он решил сначала познакомиться с каждым своим подчиненным, чтобы знать, кто на что способен, на кого можно положиться и от кого следует освободиться. Понимал он и другое — нужно сделать все возможное и невозможное, чтобы завоевать деловую репутацию: подчиненные ему офицеры должны удостовериться в компетентности и порядочности своего начальника. Они должны убедиться, что их резидент способен не только руководить и давать рекомендации, но и сам умеет работать «в поле» и что у него есть свои агенты и кандидаты на вербовку.

Времени для спокойного, постепенного вхождения в разведывательную деятельность у Полякова не было: Центр требовал от него информации в связи со стремительно развивающимися событиями в Индии — усилением американского влияния, образованием два года назад нового государства Бангладеш и слухами о том, что Пакистан готовится нанести военный удар в районе Кашмира и Пенджаба, а также в связи с подготовкой к войне и в самой Индии. В такой предгрозовой атмосфере военному атташе Полякову было не до налаживания связи с сотрудниками ЦРУ.

Для получения требуемой Центром информации ему пришлось тогда активно поработать с агентурой, которую передал на связь предыдущий резидент. Для решения поставленных задач он каждодневно нацеливал офицеров на необходимость приобретения новых, ценных источников информации. Преследовал он при этом и свои эгоистические интересы: показать Центру свою роль незаурядного организатора агентурной и результативной работы разведывательного аппарата в Индии и этим самым ускорить получение звания генерал-майора, положенное ему теперь по занимаемой должности. Возлагал он в этом плане немалые надежды и на помощь заокеанских хозяев из Лэнгли, которые по неизвестным ему причинам почему-то долго не выходили на связь с ним. Лишь через два с половиной месяца на одном из посольских приемов военный атташе США полковник Кинг сообщил Полякову, что для установления контакта с ним в Дели прибыл специальный агент ЦРУ Пауль Лео Диллон, назначенный на должность первого секретаря американского посольства. В тот же день Кинг пригласил Полякова к себе домой на ланч, который должен был состояться в позднее вечернее время.

Опасаясь в темноте случайно наступить на кишевших в Дели так называемых змей-«шнурков» или каких-нибудь других бессловесных, но кусачих тварей, Поляков осторожно и тихо, чтобы не привлечь к себе внимания еще и индийцев — ночных сторожей богатых домов, пробирался к домашнему очагу полковника Кинга. Добравшись до него без печальных последствий, он был радостно встречен своим американским коллегой и высоким блондином с красивым открытым лицом и внимательными серыми глазами. На вид ему можно было дать лет сорок пять. Держался он уверенно и благородно, и ничего притворного в нем не было. И, может быть, поэтому была в нем какая-то притягательная сила. Полякову он представился не Паулем, а Полом Диллоном.

— Так вам легче будет запомнить мое имя, — пояснил американец, — а главное, чтобы вы не подумали, что я — немец.

Инициативу ведения разговора взял на себя полковник Кинг. Он начал беседу с обсуждения международных проблем и индийской политики в Южно-Азиатском регионе. Диллон сидел молча и терпеливо слушал, наблюдая за Поляковым. Потом, когда Кинг и Поляков перешли к рассмотрению отношений между СССР и США, Диллон неожиданно вклинился в беседу и перевел ее в другое, нужное ему русло: к теме разведывательной деятельности.

— Насколько мне известно, — начал он, — вы сотрудничаете с нами не только из-за вашего недовольства перерождением советской партийной верхушки, погрязшей в бюрократизме, но и пониманием того, что нельзя допустить, чтобы Советский Союз мог победить в «холодной войне». Вы считаете, что возможное поражение США в этой войне приведет к краху земной цивилизации. Меня интересует, не изменились ли сегодня эти ваши умозаключения двенадцатилетней давности?

Не долго думая, Поляков ответил:

— Изменились, конечно. Двенадцать лет назад я не владел в полном объеме всей военно-стратегической информацией. А теперь могу вам сообщить: советское военное командование не считает возможной свою победу в ядерной войне и поэтому любой ценой оно постарается ее избежать[58].

— А почему же тогда ваши ученые и конструкторы продолжают разрабатывать новые виды вооружений? — осторожно подбирался к главным разведывательным вопросам Пауль Диллон.

— Потому что они этим самым зарабатывают себе на жизнь, — пошутил Бурбон-Поляков. — А если говорить серьезно, то вы, американцы, сами подталкиваете русских к этому. В своем московском разведцентре недавно я имел доступ к документам о западных технологиях, которые используются советским военно-промышленным комплексом. И что вы думаете? Я был страшно удивлен, когда подсчитал, что американские технологии применяются в сотнях, если не в тысячах разработок советских программ вооружений, различных технических систем и военных комплексов...

Диллон и Кинг были поражены услышанным. Они молча смотрели друг на друга, потом военный атташе Кинг недовольно обронил сквозь зубы:

— Но такого не может быть!

— Может! Еще как может! — повысил голос Поляков[59]. — Чтобы убедить вас в этом... — Он достал из нагрудного кармана рубашки маленький конвертик и, подавая его полковнику Кингу, сказал: — Здесь микропленка, на которую переснят перечень товаров и новейших образцов техники, в которых использовались американские технологии, а также чертежи и тактико-технические данные на только что появившиеся у нас противотанковые ракеты[60]. Уверен, что ваш Пентагон ничего еще не знает о них.

— А вот за это вам огромное спасибо! — Восторженный горловой возглас, словно сам по себе, вырвался из груди американского военного атташе. — Вы дали нам сейчас очень ценную информацию...

— И не только сейчас, — подчеркнул Диллон, блеснув белыми зубами.— Мы и раньше получали ее так много, что в Лэнгли создана сейчас новая служба специально для обработки информации, поступающей от мистера Полякова. И что очень важно, вашими сведениями пользуются почти все подразделения Центрального разведывательного управления. И не только они. С обработанными и проанализированными материалами, подготовленными на основе ваших данных, знакомятся специалисты других разведсообществ - АНБ, РУМО, ПКСВР[61], УНР[62], ФБР и даже некоторых внешнеполитических ведомств Америки.

Кивая, Поляков принимал их похвалу с удовольствием. Поблагодарив своих хозяев за высокую оценку, высказался неоднозначно:

— Я, конечно, горжусь тем, что сделал и продолжаю делать сейчас для вас. Но если раньше, в Нью-Йорке, служение ФБР было для меня делом добровольным, то теперь оно стало обязанностью. И от этого жизнь моя стала намного сложнее. Служить двум разведкам сразу не так-то просто: надо ведь давать хоть какие-то результаты и своей разведке...

— Мы прекрасно понимаем это, — прервал его полковник Кинг. — И поверьте, мы в долгу перед вами не останемся, мы обязательно предоставим вам те самые «хоть какие-то результаты», о которых вы только что сказали. О них мы поговорим чуть позже. А сейчас очень хотелось бы получить данные о работающих под крышей советского посольства сотрудниках, причастных к разведке вашего ведомства и КГБ. В том числе и о фамилиях шифровальщиков.

К тому моменту Поляков настолько уверовал в свою значимость, что самомнение его выросло до непомерных размеров.

— Нет проблем! — воскликнул он. — Вы будете за мной записывать или как?

— Нет, мы будем называть по списку фамилии сотрудников советского посольства и делать пометки «кто есть кто», — ответил Кинг.

— О'кей!

— Если вас не затруднит, перечислите сначала известных вам шифровальщиков, — попросил Диллон. — И не только на момент проведения этой беседы, но и с учетом ранее происходивших их замен.

— Записывайте... Родионов Юрий... Литвинов... Имена и отчества некоторых из них мне не известны, поэтому буду называть только по фамилиям. Итак... Байков... Хурбатов... Куликов и Макаров.

— А об организации шифрового делопроизводства в посольстве вы не могли бы нам рассказать? — продолжал допытываться Диллон.

— А вот об этом нам, военным разведчикам, не положено знать.

— Почему? — удивился американец.

— Потому, что этим хозяйством ведает одно из подразделений КГБ СССР, названия которого мы не знаем.

— Тогда сообщите о разведчиках, работающих под крышей вашего посольства, — не унимался Диллон.

— Это можно. Но вначале я сообщу вам об одном разведчике-нелегале, Хозине, которого я лично готовил в Москве для засылки в Китай. Он — лейтенант Советской армии, по национальности — уйгур. А теперь о сотрудниках резидентуры КГБ. Возглавляет ее Яков Прокофьевич Медяник. Заместителем его является Леонид Шебаршин. Подчиненных им офицеров, не всех, правда, я знаю в основном по фамилиям. Это Алипов... Сидаш... Гайнов... Маркелов... Петраков... Журавлев... Крюков... Мальков Юра... Гордюшкин... Галузин Юра... Криволапов... Сопряков Вадим... Бадин... Остальные мне пока не известны.

Сделав пометки напротив названных фамилий в списке состава советского посольства, полковник Кинг заметил:

— Надеемся, что своих-то подчиненных в Бомбее и Дели вы всех знаете.

— Разумеется. Но чтобы не тратить время на перечисление большого количества имен и фамилий, на следующей встрече я предоставлю вам полный список военных разведчиков. А теперь и мне хотелось бы узнать, чем конкретно вы можете помочь в решении моих разведывательных задач. Тем более что вы, мистер Кинг, в начале беседы обещали поговорить об этом немного позже. Это время подошло.

Американцы, переглянувшись, несколько секунд молчали. Потом на лице Кинга появилась загадочная улыбка, и, бросая молниеносные взгляды на своего коллегу из ЦРУ, он осторожно начал:

— Я и мистер Диллон уверены в том, что если мы будем вам помогать в разведработе, то вы сможете скорее вырасти до генерала и до более высокой руководящей должности в вашем ГРУ. Мы в этом тоже заинтересованы по понятным вам причинам...

— Это по каким же таким причинам? — удивился Поляков.

— Когда вы станете генералом, вы получите гораздо больший доступ к государственным и военным секретам. А это значит, что и мы с вашей помощью будем тоже знать о них, — пояснил Диллон.

— Вы затронули сейчас мою давнюю мечту стать генералом. Так не тяните резину, господа хорошие, открывайте ваши карты поскорее, чтобы я мог в ближайшее время выиграть это звание, — торопил, ерзая на стуле от волнения, резидент советской разведки.

— Не удивляйтесь, мистер Поляков, но мы давно уже начали открывать вам наши карты, — парировал опять Диллон.

Поляков удивленно пожал плечами:

— И когда же это было?

— Четыре года назад. Тогда мы стали сотрудничать с вами на личной основе. Согласны?

— Да, это было в Бирме, — заулыбался Поляков.

— Тогда мы дали вам возможность вести две вербовочные разработки на моих коллег — Джеймса Флинта и Алвина Капусту. Было же такое? — наседал Диллон.

— Было. Но подставленные вами кандидаты на разработку оказались неудачными. Оба сбежали от меня преждевременно.

Военный атташе Кинг нашел его слова забавными и, лукаво заулыбавшись, глядя на сотрудника ЦРУ, сказал:

— На этот раз вам будут предоставлены для вербовки кандидаты более достойные и надежные. Ради вашей генеральской карьеры ЦРУ решилось на довольно дерзкую операцию. Оно позволяет вам «завербовать» первого секретаря посольства США мистера Диллона...

Поляков сделал большие глаза и первым протянул руку американскому разведчику. Когда они крепко пожали друг другу руки, Кинг продолжал:

— Он будет давать вам дозированную и частично достоверную информацию, чтобы в нее поверили в Москве. Так что можете уже завтра направить в Центр рапорт на установление личного контакта с дипломатом из американского посольства. А заодно и просите санкцию на легализацию ваших встреч с кандидатом на «вербовку». После этого на одном из официальных приемов в посольстве мы легализуем ваши контакты и перед окружением. Вас устраивает раскрытая перед вами первая козырная карта? Вторая будет раскрыта не раньше чем через полгода.

— А смысл второй карты в чем будет заключаться? — продолжал проявлять интерес Поляков.

— В разработке новой операции по подставе вам для «вербовки» еще одного объекта из ЦРУ, — пояснил Диллон. — В штабе Лэнгли уже ведется его подготовка.

Полковник Кинг продолжал молча наблюдать за погрузившимся в размышления советским резидентом, который, казалось, был чем-то все же озадачен.

Чувствуя на себе взгляды американцев, Поляков тяжело вздохнул и неожиданно нараспев произнес, обращаясь к Диллону:

— А вы знаете, я был убежден, что ЦРУ тоже мне поможет. И поэтому я очень благодарен вашему руководству и мистеру Кингу за то, что вы вместе вносите свою лепту в достижение нашего общего гиблого дела.

— Почему гиблого? — развел руками Кинг, растерянно глядя то на Полякова, то на Диллона.

— Да это я, извините, пошутил, — засмеялся Поляков. — Я имел в виду наше общее милое, а не гиблое дело.

— Я, между прочим, сразу понял, что вы шутите, — заметил Диллон и тоже засмеялся через силу. — Для того чтобы вы оперативно могли подготовить на меня досье, ровно через полмесяца и в это же время я передам вам на следующей встрече анкетные данные на себя, а вы мне — список всех сотрудников вашего ведомства, работающих в Индии.

Через полмесяца Поляков выдал американцам всех сотрудников ГРУ в Дели и Бомбее. Тогда же он предал и командированного в Токио своего коллегу по работе в США Александра Мачехина[63], которому всегда завидовал в умении легко вербовать американских военнослужащих и добиваться от них хороших результатов.


* * * | Крот в аквариуме | * * *