home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Погрузка началась в понедельник утром. Служебной записки на этот счет я на столе не обнаружил. Зато нашел зашифрованную телеграмму от Джорджа. Расшифровка вылилась в одно слово: «СОБАКА». Сие означало, что Джордж к вечеру будет в Абердине. Так что шифровать, по существу, было нечего. Можно изгнать человека из Агентства, но невозможно вытравить Агентство из человека. Джорджа могла исправить только могила.

Зато расшифровка едва не помешала мне засечь погрузку. Я сжег телеграмму и листки, на которых дешифровал ее, и вышел на улицу именно в тот момент, когда один из бронированных грузовиков заезжал в корпус, где хранилось оружие. Я подождал, но второй грузовик не последовал за первым. Меня это встревожило. «Неужели, – подумал я, – они решили загружать и отправлять их по одному?» Мы на такое не рассчитывали.

Я направился к складу и проделал уже половину пути, когда из ворот вышел О'Гара и приветственно помахал мне рукой.

– Смотреть там не на что. Фил следит за погрузкой. Сейчас там занимаются третьим номером, но вполне достаточно посмотреть на один. Они словно близнецы. Господи, как холодно! Неужели у них такая погода всю зиму?

– Я в здешних краях впервые.

– Еще несколько дней, и эти морозы добавятся к длинному перечню наших приятных воспоминаний. Пойдем в дом.

Мы вернулись в мой кабинет. Там еще пахло сожженной бумагой. Если О'Гара это и заметил, то комментировать не стал.

– Грузовики останутся на складе до самого отъезда, – поделился со мной О'Гара немаловажной информацией. – Потом мы можем пойти и взглянуть на них.

– Меня это устроит, – ответил я.

Он закурил, откинулся на спинку стула, положил ноги на мой стол.

– Этим утром мы получили кое-какие послания.

– Начальство дало о себе знать?

– Вот-вот. Фил введет тебя в курс дела, когда поднимется сюда. А сейчас он изображает незаменимого. Ящики, определенные в грузовик один, идут в кузов грузовика один. Если на одной из стенок ящика написано «верх», значит ящик должен устанавливаться этой стенкой к небу. Думает, что все всё перепутают, если его там не будет. Забавный он парень.

– Тут же командует Болди. Я понимаю Фила.

– Ну не знаю. Грузчики-то знают свое дело, независимо от того, кто командует всей базой. – Он сбросил пепел на пол моего кабинета. – Техасский грузовик загрузили первым, в нем самый важный груз, так что не пойму, чего Фил там трется. Думаю, придет с минуты на минуту. Вчера, кстати, заглядывали к тебе.

– Правда?

– В мотель. Нашли тут одного парня, полковника, фамилия его Карр, так он предложил сыграть в бридж. Мы подумали, что ты можешь стать четвертым. Ты вроде бы говорил, что играешь в бридж.

– Играл когда-то. Но не в последние пять лет.

– А что, в Бразилии в бридж не играют?

– Я видел в Бразилии только один мост[19], который мы постоянно строили, а кто-то с тем же постоянством взрывал. Карты я с собой взял, раскладывал там пасьянс, но не более того.

– С практикой навыки вернутся.

– Полагаю, что да.

– Но тебя мы в номере не нашли, поэтому от бриджа пришлось отказаться. А ты что делал, любовался красотами Южной Дакоты?

– Можно и так сказать. – Я решил, что его расспросы слишком уж безучастны. – Практиковался в вождении автомобиля по глубокому снегу.

– Правда?

Опять полное отсутствие интереса.

– А по ходу готовил домашнее задание, – признал я. – Подумал, что неплохо проверить здешние дороги, которые ведут на юг. Я по-прежнему не знаю, во что выльется мое участие в операции, но пришел к выводу, что знакомство с окрестностями не повредит. На случай, если контора решит меня задействовать.

Лицо О'Гары чуть изменилось, подсказав мне, что я нашел правильный ответ. Он тут же сменил тему, заговорив о Карре и его чокнутой жене. Я как-то сразу понял, о ком идет речь. Именно жена Карра помогла мне нарушить четвертую из моих заповедей.

– Очень странная дама, – продолжал О'Гара. – У меня сложилось впечатление...

Что там у него сложилось, я так и не услышал, потому что открылась дверь, и вошел Бурк.

Он взглянул на О'Гару, тот кивнул, Бурк закрыл за собой дверь, сел на стул. Мы поговорили о холоде за стеной, а потом они начали вытягивать из меня информацию. И очень уж ненавязчиво. Я сразу заподозрил, что в паре они работали не один год.

– Погрузка закончена, – известил нас Бурк. – Ларри все тебе сказал, Дик?

– Только о том, что грузовики останутся под крышей до самого отъезда.

– Правильно. Между прочим, твой грузовик – номер два.

– Я ему уже сказал, – вставил Ларри.

– Сказал что?

– Что в Техас едет грузовик под номером два. Да ладно, чего ты жмешься? Или тебе ничего не сказали? Мои шпионы доложили, что утром тебе пришла телеграмма.

– Пришла, но о Техасе в ней не упоминалось.

Он одарил меня одобрительным взглядом.

– И что же тебе приказано?

– Ничего конкретного. Держаться поблизости и приглядывать за погрузкой.

– То есть ты не должен обратить особое внимание на один из грузовиков?

– Нет. Пока еще нет. А что?

Они переглянулись.

– Не знаю, зачем тебе такая скрытность, но могу высказать предположение о том, что наша команда на шаг опережает твою. Думаю, я могу объявить победителем военных.

– Я не...

– С другой стороны, возможно, они не хотят ничего тебе говорить до последней минуты, чтобы ты не злился за то, что тебя сюда послали.

– Но я уже злюсь. Мне сказали, что к холоду привыкают, но то же говорят и об ожидании. К чему ты клонишь, Ларри?

Он зажег очередную сигарету.

– Вроде бы на один из грузовиков готовится нападение. Исходя из того, что нам известно, группа суперпатриотов хочет захватить оружие, чтобы воспрепятствовать русским послать штурмовой катер по Рио-Гранде. Тебе такие знакомы. Эти техасские леваки...

– Они правые, – поправил его Бурк.

– А я сказал – левые? Я имел в виду правых. Сыны семьдесят шестого года или шестьдесят пятого[20]...

– Я думаю, семьдесят шестого.

– Чьими бы сынами они ни были, я уверен, что в вашем списке они проходят за клоунов. Хотя обычно ими занимается ФБР, не так ли? Вроде бы мне дали слово.

– Мы, конечно, приглядываем за некоторыми группами. Если у них есть международные связи или их действия могут повлиять на внешнюю политику....

– Все так. Доставить оружие в Амарилло – это задача военных, и мы с ней справимся. Но заботиться о том, чтобы сыны не наложили на него лапу, должно и Агентство, так что ваши люди уже должны быть в Техасе. Мы организуем маршрут, чтобы свести возможность нападения к минимуму, особенно после того, как грузовик пересечет границу Техаса. Тебя послали сюда, чтобы глядеть в оба и морозить яйца, и знаешь, Дик, если бы нас тоже не засунули в эту глушь, я бы, пожалуй, даже тебя пожалел.

Изобразить нужную реакцию труда не составило. Я начал злиться задолго до того, как он закончил говорить. Что-то у меня в голове заклинило, и я на пару мгновений подумал, что грузовик действительно перехватят в Техасе, а меня Джордж «прокатил», отправив в Спрейхорн. Так что с моих губ слетело немало крепких слов, поскольку кто-то вроде бы зазря сорвал меня с теплого, в прямом смысле, места и направил в эту холодную дыру. Бурк и О'Гара вдоволь посмеялись на мой счет, да и я вскоре присоединился к ним.

– Если б они везли коровий навоз из Техаса в Южную Дакоту, кто, по-вашему, встречал бы стадо? – задал я риторический вопрос.

– Не будут они возить коровий навоз. Тут и своего хватает.

– Во всяком случае, армия осталась бы в стороне.

В дверь постучали. Вошедший капрал протянул мне телеграмму.

– Наконец-то они решили все тебе рассказать, – прокомментировал О'Гара.

Я согласился и, не раскрывая телеграммы, убрал ее в карман.

– Пошли. – Бурк поднялся. – Посмотрим на грузовики. Теперь ты знаешь, какая ты важная шишка, и, возможно, захочешь посмотреть, куда мы что положили.

На складе было так же холодно, как и на улице: помещение не отапливалось. Четыре грузовика стояли в ряд у дальней стены, напротив ворот. Мы подошли к ним, и Бурк указал на тот, что отправлялся в Амарилло. Подозвал солдата и приказал открыть задние дверцы.

– Наша идея, – пояснил Бурк. – Мы переместили часть ящиков на другие грузовики.

– Все ведь запутается.

О'Гара покачал головой.

– Вряд ли. Мы убрали ящики с какой-то химией, которую едва ли кто использует, и газовыми гранатами. Поправили и сопровождающие документы, так что в Амарилло шум поднимать не станут. Недостающее они всегда смогут восполнить, затребовав с других баз, но я думаю, никто этим заниматься не будет.

– Скорее всего нет, – согласился Бурк. – А главное – мы освободили достаточно места для четырех человек, вооруженных М-14. Надежная охрана, не правда ли?

– Более чем. Они поедут в кузове?

– Да. Их, конечно, потрясет, но армейская жизнь не сахар. Если эти чокнутые патриоты попытаются вскрыть кузов до того, как грузовик прибудет в Амарилло, их будет ждать пренеприятный сюрприз.

– Блестяще!

– Разумеется, рядом с водителем будет сидеть вооруженный охранник, – вставил О'Гара. – Как и в трех других грузовиках.

– А мы будем следовать за этим.

– В легковушке?

Бурк кивнул.

– Все четыре грузовика пойдут колонной до Омахи[21]. Там номер один уедет на восток, номер три – на юго-восток, а номер четыре – на запад, в Калифорнию. Наша крошка отправится на юг, и мы последуем за ней до самого дома. – Он улыбнулся. – Карты мы подготовили. Если хочешь, можешь на них взглянуть.

Мы сели в их машину – «форд» последней модели, но без всяких излишеств, даже без пепельниц. Чувствовалось, что куплена она на средства федерального бюджета. Квартировали они на территории базы, в кубе из бетонных блоков, спроектированном тем же гением, что строил и остальные сооружения.

Карты расстелили на кровати О'Гары, и меня начали знакомить с маршрутом. Пришлось проявлять особый интерес к той части маршрута, которая меня нисколько не волновала, от Омахи до Техаса. А вот первые мили удостоились лишь нескольких слов. Собственно, я и сам предполагал, что пятнадцатимильный отрезок от базы до автострады грузовики пройдут колонной. Дальнейшие планы О'Гары и Бурка реализоваться уже не могли.

Но мне не оставалось ничего другого, как жадно внимать каждому слову.

– Вот здесь мы сделаем крюк. Вместо того, чтобы взять курс на Амарилло, поедем вдоль Миссури до Канзас-Сити. Потом через Талсу – в Оклахома-Сити. Смысл понятен? Дороги там шире, транспорта больше. Не думаю, что у них хватит ума готовить засаду на северной границе Техаса. Во всяком случае, вероятность нападения в этом случае уменьшается.

Я согласился, что предложение разумное.

– В Амарилло мы можем попасть двумя путями. Южным, через Стенфорд и Мур, или с востока, через Канадьен, Пампу и Уайт-Ди. Второй путь длиннее, но там дороги получше. Кроме того, от «Форт Джеффри Хиллари», то есть от самой границы, нас будут сопровождать два джипа. И к тому времени...

Я дал им выговориться, задал едва ли не все уместные вопросы. Воздушное прикрытие организовывали не они, а группа в Амарилло. После Омахи с воздуха намечалось контролировать движение всех четырех грузовиков.

Наконец лекция закончилась, и они спросили, что я обо всем этом думаю. Я ответил, что изъянов нет. Вопросы? Только один, вырвалось у меня, на который они ответить не смогут: какое место в этом проекте отводится мне?

– Ответ, наверное, у тебя в кармане, Дик, – предположил О'Гара.

– Как так?

– Телеграмма. Ты думаешь, они прикажут тебе сопровождать конвой?

– Если б я знал. Если и попросят, то зачем?

– Поездка будет длинной, если тебе придется ехать на своем автомобиле. В каждом грузовике по два водителя, и мы с Филом будем меняться. Может, тебе разрешат ехать с нами.

Мы все рассмеялись. Они отвезли меня к моему кабинету, и по дороге я задал вопрос, который в последний час никак не выходил у меня из головы.

– Не подумайте, что я жалуюсь, но почему вы мне все это рассказали?

Они переглянулись, потом О'Гара посмотрел на меня.

– Почему нет? Мы не сказали тебе ничего такого, чего бы ты все равно не узнал.

– Это так, но...

– Куда подевались трения между нашими конторами? Мы не-святые, нам обидно, когда вся слава достается вам, но в Южной Дакоте славы не огребешь. Отсюда грузовики уйдут в назначенный час. Если техасский грузовик прибудет вовремя и в полной сохранности, никто и доброго слова не скажет. Так, мол, и должно быть. Если его попытаются перехватить, награды получат те, кто воспрепятствовал перехвату в Техасе. А вот если эти чокнутые вопреки всему добьются желаемого, о наградах придется забыть. Нас просто завалят дерьмом.

– Понятно.

Ларри О'Гара широко улыбнулся:

– А теперь выходит, что операция совместная. И дерьмо вывалится не только на нас.

Я прошел в кабинет, закрыл дверь, развернул телеграмму. Впервые Джордж даже не закодировал ее. Я прочитал: «ЗАЧЕРКНУТЬ СОБАКУ СИДЕТЬ ТИХО» Я еще держал телеграмму в руке, когда отворилась дверь, и вошел О'Гара.

– И мы только что получили телеграмму. Надеюсь, я никогда не стану генералом. Не хотелось бы заживо гнить вот в такой же дыре. Тебе сообщили то же, что и нам?

– Еще не знаю. – Я решил, что хуже не будет, и протянул ему телеграмму. – Скажи сам.

Он прочитал телеграмму.

– Пожалуй, тут только половина. «Собака» – это дата отправки груза?

«Нет, конечно», – подумал я, но кивнул.

– Остальное ты скорее всего получишь через несколько минут. Тебе же известно, что выезд намечался на четверг.

– Вроде бы этот день в наших разговорах не упоминался?..

– Ты прав. Мы не говорили тебе, а ты – нам. Мы не сомневались, что ты и так все знаешь, а секретность в нашем деле становится второй натурой. Так вот, их планы изменились.

– Среда?

Он покачал головой.

– Завтра утром. В шесть тридцать. – Он тяжело вздохнул. – Фил пытается их переубедить. Мы не подобрали водителей, не говоря уже о той четверке с М-14, что поедет в кузове. Я сказал Филу, что он напрасно тратит время.

– В шесть тридцать, – повторил я.

– Вот-вот. Так сколько нам осталось? Двадцать часов? Даже меньше. – Он покачал головой. – Я должен идти. Дай мне знать, когда тебя введут в курс дела. Если тебе назовут другое время, прошу тебя, сразу свяжись со мной.

Он ушел, хлопнув дверью. Я сжег телеграмму, бросил пепел в корзинку для мусора. «Зачеркнуть собаку, сидеть тихо». Груз отправляется через двадцать часов, прибытие Даттнера задерживается, а я должен сидеть тихо.

Я сел в машину и поехал в мотель. Лег на кровать и уставился в потолок. Если есть сомнения, ничего не делать.

Сомнений хватало, вот я ничего и не делал.


Глава 9 | Профессионалы. Такие люди опасны | Глава 11