home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Я выехал из ворот следом за «фордом» Бурка и О'Гары, в десяти или двенадцати ярдах. Чуть отстал, сунул руку за пазуху, вытащил «магнум», положил на сиденье.

По-прежнему шел снег, но боковой юго-западный ветер сдувал его с лобового стекла. Я был в перчатках из тонкой кожи и крепко сжимал руль.

Радио. Мы не заложили в наш план радио, так как полагали, что толку от него ноль. Вероятно, Бурк и О'Гара поддерживали связь с базой «Форт Джошуа Три». Но какова мощность передатчика? На каком расстоянии обеспечивался устойчивый прием? Миль пятьдесят? Может, и меньше, при плохой погоде. Так к чему затевать такую мороку? Я решил, что подобную идею мог высказать только генерал Болдуин Уинден, а Бурк и О'Гара решили не спорить, чтобы ублажить старого козла.

Его-то они ублажили, а мне добавили хлопот. Ведь я намеревался симулировать аварию, съехав в кювет. Они бы подъехали, чтобы вытащить меня на дорогу, а я вывел бы их из игры.

Теперь мне можно было об этом забыть. Увидев мою машину, в кювете, они не стали бы останавливаться, просто связались бы с базой и вызвали техничку.

А это никуда не годилось.

Я занервничал. Думал лишь о том, что мы все ближе и ближе к засаде, а наш план провалился. Следовало быстро найти ему замену, но в голову не лезло ничего путного. Я сжал пальцы в кулаки и забарабанил по рулю. В итоге едва не оказался в кювете. Машину потащило юзом, и мне удалось выровнять ее в самый последний момент.

Затем я надавил на педаль газа, сокращая расстояние до «форда». Правая рука легла на «магнум». «Пуля в заднюю шину снимет все вопросы, – решил я. – Они слетят с дороги и, возможно, даже не поймут, что в них стреляли, подумают, что лопнула камера. Идущий впереди грузовик не остановится, и тогда...»

Я положил тяжелый револьвер на колени. До «форда» – двадцать пять ярдов, я мог сократить расстояние вдвое. Мог даже попасть в колеса, если б стрелял с земли, положив револьвер на бруствер, если бы опробовал «магнум», если бы знал, куда уходит пуля, вверх или вниз, вправо или влево, если бы не дул боковой ветер.

А из кабины движущегося автомобиля при удаче мне удалось бы попасть в багажник или заднее стекло, но уж никак не в колесо.

Я вернул револьвер на сиденье, посмотрел на спидометр. До пересечения с последней боковой дорогой чуть больше полутора миль. Сразу за перекрестком их машину надо остановить.

Я сократил расстояние до восемнадцати ярдов. Колонна шла со скоростью сорок две мили в час – неплохое достижение для таких погодных условий. Я смотрел то на «форд», то на спидометр.

Вот и боковая дорога. В пятидесяти ярдах справа, на обочине, стоял «крайслер» Джорджа. Когда я миновал перекресток, его фары дважды мигнули: все, мол, готово.

Я одновременно надавил на клаксон и на педаль газа.

Машина рванулась вперед, едва не врубившись в «форд». Я вырулил влево, поравнялся с «фордом». Бурк махал мне рукой, требуя, чтобы я откатился назад. Держа руль левой рукой, я наклонился над сиденьем пассажира, указывая правой на задние колеса «форда».

– Твое колесо! – крикнул я.

Он приложил ладонь к уху. Я вновь указал на задние колеса, произнес те же слова, но медленнее, чтобы он прочитал их по движению губ. Затем сжал рукоятку револьвера. Если он не остановится...

«Форд» притормозил, скатился на обочину. Я поставил «шеви» рядом, перегнулся через пассажирское сиденье водителя, опустил стекло.

– Заднее левое колесо. Оно вот-вот отвалится.

– Что-нибудь с шиной?

– Нет, с колесом. – Пальцы правой руки крепко сжимали рукоятку «магнума». – Его болтает, словно пьяного. Началось это несколько минут назад. Оно может слететь в любой момент.

О'Гара вышел из машины, рукой дав знак грузовику продолжать движение. Не думаю, что водитель увидел остановившиеся легковушки. Бурк включил радиопередатчик, решив связаться с Контролем. Я вылез из кабины через дверцу водителя, на ходу засунув «магнум» в наплечную кобуру. Обошел «шеви» сзади. О'Гара присел, чтобы получше рассмотреть колесо.

– Просил же механиков все проверить!

– Должно быть, они не затянули болты.

– Чертовы идиоты!

Бурк выскочил из кабины, направился к нам.

– Они высылают машину.

– Ты с ними связался?

– Да. Приедет бригада ремонтников. Конвой мы, конечно, догоним, но подобная безалаберность просто бесит.

Я сунул руку за пазуху. О'Гара все сидел на корточках у колеса. Бурк стоял рядом. Хвалил меня за то, что я вовремя заметил поломку. Я старался не слушать его, ни о чем не думать.

О'Гара ничего не почувствовал. Плавным движением я выхватил револьвер, и пуля вошла ему в голову за левым ухом. Я повернулся к Бурку. Он застыл. Даже выражение лица не успело измениться. Грохот первого выстрела еще отдавался в ушах, когда я вновь нажал на спусковой крючок. Все легче, чем стрелять по колесу движущегося автомобиля. Он-то стоял на месте, меньше чем в пяти футах от меня, и пуля снесла ему полголовы.

Не прошло и двух секунд, как я уже говорил по радио, чуть изменив голос, имитируя бостонский выговор О'Гары.

– Горбатый вызывает Контроль! – рявкнул я. – Горбатый вызывает Контроль. Придержите грузовик. Ложная тревога, снег набился под крыло. Повторяю, ложная тревога, придержите грузовик. Подтвердите, пожалуйста...

Грузовик задержали. Позвонили часовому у ворот в тот самый момент, когда он собирался открыть их перед грузовиком с ремонтниками.

Я оставил свою машину на дороге и поехал дальше на армейском «форде».

Не прошло и минуты, как я догнал конвой. Грузовики стояли с выключенными двигателями, напоминая слонов в цирке, ожидающих выхода на манеж. Я объехал их слева и остановился перед баррикадой.

Соорудили ее на совесть. Трейлер Спрэга наискось перегородил дорогу. Перед ним лежала на боку легковушка, вроде бы столкнувшаяся с трейлером. На самом деле никакого столкновения не было. Легковушку Джордж украл ночью, а парни Спрэга слегка помяли ее и перевернули.

Я вышел из «форда». Несколько солдат топтались у перевернутой легковушки, ожидая, что кто-то объяснит им, как жить дальше. Остальные не вылезали из кабин. Четверки охранников из кузова техасского грузовика не было видно. Я прошелся вдоль колонны.

– Все из машин! – крикнул я. – Быстро! Все из машин!

Кабины опустели. Оружие солдаты с собой не взяли. Кто-то спросил, что случилось с другими офицерами. Я ответил, что у них сломался автомобиль.

– Где эти идиоты? – грозно вопросил я. – Кто-то же сидел в легковушке, не мог этот чертов трейлер ехать сам по себе.

Солдаты заглянули в легковушку, в кабину трейлера.

– Никого нет, сэр.

– Должно быть, их увезли в больницу. А нам оставили разгребать эту кучу дерьма.

Какой-то солдат предложил объехать перевернутую легковушку и трейлер слева. Я одарил его свирепым взглядом.

– По снегу, солдат? Ты серьезно?

– Я думаю, места на дороге хватит, сэр.

– Вспомни, что мы везем, солдат. С таким грузом по дороге-то ехать опасно. И уж не дай Бог перевернуться!

– Да, сэр, – вытянулся в струнку солдат. «Да, сэр», разумеется, означало другое: ну и кретин же этот офицер. Но вслух он таких слов произнести не посмел. Майор Джон БВИ Уолкер, может, и умер, но его форма по-прежнему вызывала должное уважение.

– Сначала уберем легковушку, – решил я. – Потом заведем двигатель трейлера и очистим дорогу. Где четверо из последнего грузовика?

– Они отказываются покинуть пост, сэр.

– Скажите им, чтобы немедленно шли сюда.

Двое парней о чем-то пошептались. Заговорил один, капрал:

– Они отвечают, что им приказано оставаться на посту.

Я оглянулся. Джордж приближался к колонне на моей машине. Значит, уже поставил знак объезда. Мы перекрыли дорогу и спереди, и сзади. Я направился было к последнему грузовику, который шел в Амарилло. Откажутся ли они подчиниться прямому приказу? Решил, что могут. И тогда, открыв задние двери, я увижу направленные на меня четыре дула М-14.

– Что ж, приказ есть приказ. – Я повернулся к солдатам. – Сколько вас? Восемь человек, так? Может, мы справимся и сами. Вы, капрал, вставайте сюда.

Я расставил их около легковушки, затем как бы ненароком оказался около заднего борта трейлера.

– Взялись покрепче. Попробуем завалить ее направо. Начинаем на счет три. – Я стукнул по борту. Внутри скрипнул открываемый засов.

– Один, два...

Задний борт откинулся, превратившись в трап.

– Всем застыть! Ни звука! Не двигаться!

Они подняли головы. Сначала увидели «магнум», потом Спрэга и его парней, с ружьями в руках выбегающих из трейлера.

– Вот и хорошо. Держитесь за легковушку, и с вами ничего не случится. – Я повернулся к Спрэгу. – Отличная работа! Держите их на мушке. Никаких разговоров и стрельбы. Дело еще не закончено.

Я направился к техасскому грузовику. Джордж затормозил рядом со мной. Я рассказал ему о четверке с М-14, Он коротко кивнул, пошел следом.

В задней дверце имелось отверстие-глазок. На уровне глаз, если стоять в грузовике, и в паре футов над головой тех, кто на земле. Я встал у задней дверцы – вне поля видимости сидящих в грузовике – и приказал им вылезать.

– Нам запрещено покидать кузов, сэр, – последовал ответ. – Ни при каких обстоятельствах.

– С вами говорит майор Уолкер. Дорога перегорожена перевернувшимся автомобилем, и нам нужны люди, чтобы оттащить его в сторону.

– Нам приказано...

Я допустил ошибку. С каких это пор офицер должен уговаривать солдата!.. В уставе такого не прописано.

– С кем я говорю?

– Сержант Льюис Флинт, сэр.

– Сержант Флинт, приказываю немедленно вылезать из грузовика. Повторяю, это приказ, сержант.

Последовала пауза. Я бросил взгляд на перевернутую легковушку. Восьмерка солдат стояла вокруг. Спрэг и его парни держали их на мушке.

– Извините, сэр, но нам велено не подчиняться никаким другим приказам до прибытия в Омаху. Простите, сэр...

Я хотел что-то сказать, но Джордж коснулся моего плеча. Я повернулся. В руке он держал жестяной цилиндр. Пять дюймов в длину и дюйм в диаметре. Совсем как контейнер для бутана, из каких заправляют газовые зажигалки. Джордж шепнул, что его надо поднять. Я переплел пальцы. Он поставил ногу на импровизированную подставку, подпрыгнул, одной рукой ухватился за край глазка. Другой поднес к отверстию баллончик. Десять секунд что-то шипело, в кузове кто-то натужно кашлянул, потом все стихло.

Джордж спрыгнул вниз и сунул баллончик в карман.

– Этот грузовик вскроем последним. Пусть постоит десять минут с закрытыми дверцами. Кузов придется проветрить до того, как начнется разгрузка.

– Что ты туда напустил?

– Нервный газ. Эффективен в замкнутых объемах, быстро рассеивается на открытых пространствах.

– Я не знал, что он у тебя есть.

Джордж усмехнулся.

– У меня много чего есть. Отлично ты с ними разобрался. Я боялся, что ты разучился стрелять, но ты оказался на высоте. Почему изменились планы?

Я рассказал ему о радио.

– Тогда не будем терять времени. Возможно, они должны выходить на связь через определенные интервалы. Мне, кстати, очень понравился твой Спрэг.

– Что ты ему сказал?

– Ничего определенного. Да и потом, командир-то ты. А я мальчик на побегушках. Что умного я мог сказать?

– Отлично.

Мы остановились у «шеви». Джордж достал с заднего сиденья «томпсон», и мы зашагали к патриотам, охранявшим солдат.

– Мистер Спрэг, граждане, вы уже познакомились с моим коллегой, мистером Гандерсоном.

Они кивнули.

– Хорошо. Операция проходит по плану, но времени у нас в обрез. Мистер Гандерсон займется пленниками. – Джордж взмахнул «томпсоном», и солдаты сбились в кучку на обочине. – Им не причинят вреда, – заверил я Спрэга. – Они хорошие американские парни. Не их вина, что они стали пешками в заговоре леваков. Но придется подержать их под арестом. Четверых мы уже вывели из строя. Специальным газом. Его действие скоро закончится, но пока они без сознания.

Спрэг кивнул. Наш подход ему очень нравился. С собой он привел мужчин помоложе, до тридцати. Высоких, широкоплечих, в брюках из плотной ткани, башмаках на толстой подошве, овчинных куртках. Один отращивал бакенбарды, остальные обходились без растительности на лице.

– За дело! – приказал я. – Время дорого.

Спрэг залез в кабину трейлера, завел двигатель, и, подав трейлер чуть назад, сбросил легковушку в снег. Один из его помощников сел в кабину первого грузовика, осторожно развернул его, подогнал к трейлеру. Задний борт они использовали как трап и начали переносить тяжелые ящики.

Я посмотрел на часы. Шесть минут восьмого.

Второй раз я взглянул на часы через тринадцать минут, когда открывал дверцы техасского грузовика. Распахнул их и отскочил в сторону, прикрыв лицо рукой. Нервные газы разные, и у каждого свой принцип действия. Одни парализуют дыхательную систему, другим достаточно соприкоснуться с кожей. Каким газом пользовался Джордж, сколь долго он сохраняет эффективность, я не знал, но, как говорится, береженого Бог бережет.

В половине восьмого я залез в грузовик. Автоматические карабины М-14, которых я опасался, лежали на полу. Из них так и не выстрелили. Солдаты в неестественных позах, с посиневшими лицами лежали тут же, и я понял, что использованный Джорджем газ парализовал дыхательную систему. Едва ли кто мог поверить, будто они всего лишь спят, поэтому я по одному вынес их из грузовика и уложил в снег. Снял с них форменные куртки. Им холод уже не страшен, а куртки могли понадобиться людям Спрэга.

Я залез в грузовик за М-14. Вытащил их из кузова. Этот автоматический карабин я знал как свои пять пальцев. Он не раз спасал меня в бою. Сейчас за океаном использовались более совершенные модели, и некоторые жаловались, что их часто заклинивает. Помню, поначалу мы говорили то же самое о М-14.

Я держал по карабину в каждой руке, и на мгновение мне почудилось, что я вновь в Лаосе. Мелькнула мысль, а смогу ли я разобрать и собрать карабин в положенный срок, и тут же ее сменила другая – нужны ли такие навыки сейчас в Америке, но я выкинул эти мысли из головы и пошел посмотреть, как идут дела у парней Спрэга.

Они не могли бы работать лучше, если б им платили за каждый час. Один грузовик за другим подгонялся к трейлеру, и их содержимое исчезало в его необъятном чреве. Ящики маркировались кодовыми словами, так что мне оставалось только догадываться, какие научные чудеса таились внутри. Газовые гранаты, биологическое оружие, атомные мины. Наука не стояла на месте, и человек в полной мере использовал достижения технического прогресса для собственного же уничтожения. При бережном использовании этого добра вполне хватило бы для того, чтобы в нескольких штатах не осталось ничего живого. Разумеется, использовать все не сумел бы никто...

Они закончили разгрузку третьего грузовика. Парень с бакенбардами подогнал к трейлеру четвертый, тот, что следовал в Техас. Все работали как проклятые, поэтому я направился к Джорджу.

Солдат он усадил в снег. Сам, присев на корточки, остался на дороге. Автомат лежал у него на коленях. Он спросил, как дела. Я ответил, что идет разгрузка последнего грузовика.

– Охранники?

– Я положил их на обочину.

– Как они?

– Еще без сознания.

– Хорошо. – Он улыбнулся. – Приятно вновь выйти на дело?

– Никуда я не вышел.

– Как так?

Я предложил ему сменить тему. Один из сидящих в снегу поднял руку. Тот самый капрал, что хотел объехать трейлер по снегу. Я подумал, он сейчас попросится в туалет.

Джордж спросил, что ему нужно.

– Я хочу выйти отсюда живым, – последовал ответ.

– Выйдешь, – успокоил его Джордж.

– Я не хочу изображать из себя героя, сэр. – Он помолчал, словно задумался, пристойно ли называть кого-то из нас сэром. – Никто из наших ребят не хочет изображать из себя героев. Мы не знаем, что вы задумали, и... э... не хотим знать. Это все, сэр.

Он был такой молоденький. Я посмотрел на остальных. Тоже молоденькие. Те, что сидели в кузове техасского грузовика, выглядели постарше. Логичное решение: если ты хочешь, чтобы человек, не колеблясь, открыл огонь, надо выбирать того, кто стрелял не только по мишеням в тире. А в кабину можно сажать кого угодно.

– Делайте то, что вам говорят, – обратился я к ним. – И останетесь в живых.

Какое-то время они переваривали мои слова. Потом другой солдат захотел задать вопрос, и Джордж согласно кивнул. «Эти разговоры, – подумал я, – только на пользу, так как снимают у них напряжение».

– Сэр, я насчет того, что сказал майор Уолкер. Будто мы пешки. – Тут он не ошибся. – В заговоре комми. Я не знаю, о чем речь, но неужели майор Бурк и майор О'Хара – агенты красных? Проникшие в армейскую разведку? Пытавшиеся похитить груз?

Фамилию О'Гары он произнес неверно, но все остальное мне понравилось. В ложь, которую выдумал сам, поверить проще.

Ответил ему Джордж:

– Логично мыслишь, солдат. Главную идею ты уловил, хотя в действительности все гораздо сложнее...

Я зашагал прочь. Джордж прекрасно обходился без меня, а слушать всю эту галиматью не хотелось. В «форде» я включил радиопередатчик, вызвал базу. Радист ответил, что как раз пытался связаться со мной.

– Горбатый – Контролю. Горбатый – Контролю! Я вас не понимаю. Повторяю, не понимаю. Конец связи.

Тут же его голос стал громче и четче:

– Горбатый – Контролю. Я вас слышу, но прием очень плохой. Повторяю, я вас бр-бр-кврав, но вы грв-тпр-ну. Пожалуйста, подтвердите бр-бр-крав. Конец связи.

Он вновь попытался что-то сказать, но я его осек:

– Контроль, это Горбатый. Мы теряем ваш сигнал. Мы кр-стр-груф. Мы идем по графику, и все хорошо, только это крвр радио. Этот чертов снег. Мы крв-прт-крав-хрум.

И я разбил радиопередатчик рукояткой «магну-ма». Больше они меня не услышат, а винить будут плохую погоду.

Когда перегрузка закончилась, я собрал Спрэга и его ребят. Парни вспотели, да и Спрэг с трудом переводил дыхание. Но тяжелая работа не умерила их энтузиазм. Глаза их сверкали так же ярко, как и в самом начале.

– Вы отлично потрудились! – обратился к ним я. – Позвольте вас поздравить. Когда государство поддерживают такие, как вы...

Я решил, что в данном случае высокопарность вполне уместна, и дал себе волю. Потом крепко пожал руку каждому, спросил их имена и фамилии.

– Половина пути позади, – продолжил я. – Как вы все знаете, командование базы «Форт Джошуа Три» перекуплено коммунистами. Мистер Гандерсон и я должны уехать на трейлере до того, как они вышлют поисковые вертолеты. Но главное для нас – отправить конвой в пункт назначения. С вертолета не скажешь, загружен кузов или пуст, солдаты сидят за рулем или штатские. – Я показал на форменные куртки, которые снял с покойников. – Возьмите их. Посмотрите, какая кому подойдет.

Четверка парней разобрала куртки. Я снял тулуп, протянул Спрэгу.

– Вы возьмете «форд». Поедете последним.

Он с трудом втиснулся в тулуп, я надел его куртку. На армейской форме она смотрелась нелепо, но я не собирался в ней фотографироваться.

– Ваш пункт назначения – Омаха. – Я коротко проинструктировал их, особо подчеркнув, что останавливаться нельзя. – Вы уже отстаете от графика, поэтому постарайтесь наверстать упущенное. Но быстрее шестидесяти миль не гоните. Незачем объясняться с дорожной полицией. В Омахе немедленно разделитесь. Оставьте грузовики на тихих улочках, куртки бросьте в кабине и возвращайтесь домой.

– Разве они не обеспокоятся, если грузовики не прибудут на базу в Омахе?

– Обеспокоятся. Но к тому времени мы будем очень далеко. Мы выигрываем время, ничего больше.

– Понятно.

– Если вас все-таки остановят на трассе, на вопросы не отвечайте. Ничего не говорите. Кто бы вас ни допрашивал, какие бы документы вам ни показывали. Понятно? – Они кивнули. – Слишком много комми пробралось в коридоры власти, и многие добропорядочные американцы им помогают, потому что не догадываются об их сущности. Просто молчите. – Я на мгновение задумался. – Даже не говорите, как вас зовут. У вас есть какие-нибудь документы? Водительские удостоверения, кредитные карточки?

Я подождал, пока они обшарят карманы и передадут мне бумажники и водительские удостоверения. Из бумажников я вытащил деньги, вернул каждому.

– Остальное получите позже. – Я достал свой бумажник, отсчитал по пять сотенных для каждого, роздал их. – На расходы. Несколько недель спустя мы отблагодарим вас по заслугам.

Все как один заявили, что работали не ради награды. Все как один взяли по пятьсот долларов. Я повернулся к Спрэгу:

– Мистер Спрэг, боюсь, вы больше не увидите вашего трейлера.

Он улыбнулся:

– Я догадывался. Можете не беспокоиться, он застрахован.

– Пока в страховую компанию не обращайтесь. Мы свяжемся с вами и заплатим наличными.

– Это справедливо.

Вроде бы я сказал им все. Достал чемоданы с заднего сиденья «форда», радио из-под приборного щитка, какие-то бумаги из бардачка. Спрэг отвел трейлер на обочину, освобождая проход колонне. Сел в «форд», его парни заняли места в грузовиках.

Меня подозвал Джордж. Его пленники вроде бы совсем успокоились. Он протянул мне пузырек с таблетками.

– Для водителей. По одной. Снимает усталость.

– Бенни?

– Не совсем. Убедись, что каждый принял по одной.

Я пошел вдоль колонны, раздавая таблетки.

– Возьмите вот это, – говорил я каждому. – Проглотите. Гарантия того, что в течение ближайших двенадцати часов вы не почувствуете усталости. Ее надо принять, даже если сейчас вам кажется, что вы полны сил. Вас могут допрашивать, могут впрыснуть вам сыворотку правды. Таблетка нейтрализует действие сыворотки безо всяких побочных эффектов.

Они проглотили по таблетке. Один чуть не подавился, но проглотил. Другой, с бакенбардами, поинтересовался, поможет ли таблетка выдержать пытку. Я ответил, что она повышает болевой порог. Его это успокоило, и таблетка перекочевала в его желудок.

Я еще раз поблагодарил Спрэга за содействие. Уточнил рыночную стоимость трейлера. Цифру я уже забыл, но вроде бы он не сильно ее завысил. Я сказал, что на полученные деньги он сможет, купить такой же трейлер, только новый. Спрэг стал возражать, но я отмахнулся.

– Государство раздает столько денег, что часть может пойти и достойным людям.

С этим он согласился.

По моему сигналу первый грузовик тронулся с места. Тут я кое-что вспомнил, замахал руками. Грузовик остановился.

– Не забудьте про ограждения. Уберите их с дороги, а когда проедет «форд», поставьте на место.

Наверное, он сообразил бы и сам. Кивнул, сказал, что я могу не беспокоиться, и колонна двинулась вперед, набирая скорость, – четыре грузовика цвета хаки и «форд» со Спрэгом за рулем.

Шум двигателей стих вдали. Я подошел к Джорджу. Лицо у него было какое-то странное, он не решался встретиться со мной взглядом.

– Мне надо кое-что проверить. Подержи.

И он сунул мне «томпсон». Я велел солдатам оставаться на местах и последовал за ним.

– Давай не будем спорить. Я могу это сделать, не сомневайся, но это не по моей части. И время нас поджимает, Пол. Если, конечно, ты хочешь устроить сцену...

Тут он увидел выражение моего лица и замолчал.

– Я знал, что так и будет. Но мне нужен М-14.

– Ясно.

– Этим я никогда не пользовался. А с М-14 никаких проблем не возникнет.

Я взял карабин, положил на его место «томпсон».

– Наверное, я никогда не смогу тебя понять. Никогда.

– А ты пытался?

Я вернулся к восьмерым солдатам. Они сидели полукругом и говорили о женщинах. Лишь некоторые посмотрели на меня. «Трахал ли кто-нибудь из них Кол, жену полковника Карра», – подумал я.

В Камбодже нам приходилось идти в глубокую разведку группами по три или четыре человека. В этих случаях пленных мы брать не могли. Наши действия не одобрили бы в Женеве. Но мы ничего не рассказывали тамошним чиновникам.

М-14 меня не подвел. Ра-та-та-та-та-тат... Все закончилось до того, как ствол хоть чуточку разогрелся.

Я повернулся и увидел Джорджа. «Каков ханжа, – подумал я. – Сам он сделать это не мог, а наблюдать – пожалуйста».


Глава 12 | Профессионалы. Такие люди опасны | Глава 14