home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Этой новостью Джордж порадовал меня в четыре минуты первого:

– Старина, теперь мы преступники.

Я дремал, но сон сразу слетел, едва я открыл глаза. Из радиоприемника доносилась музыка. Я решил, что пропустил экстренный выпуск новостей, и спросил, о чем там говорили.

– Я не про радио. Нет, там все тихо. Просто мы пересекли границу штата.

– А-а-а...

– Мы в Миннесоте. То есть стали федеральными преступниками. По нашему следу вышлют ФБР, и нам теперь никуда не деться.

– Как смешно!

Он посмотрел на меня.

– Что-то не так? Кататься от хохота необязательно, но и дуться ни к чему.

– Я еще не проснулся, только и всего. Дай мне прийти в себя.

– Нет вопросов.

Я потер глаза. Выпрямился. Взглянул на часы.

– Должно быть, они уже в Омахе.

– Возможно.

– Или на подъезде к ней. Где мы?

Джордж указал на карту. Я положил ее на колени.

– Следующий город на нашем пути – Кэнби. Ты можешь его найти.

Я нашел эту точку на карте к востоку от границы с Южной Дакотой, на западе от Миннеаполиса и Сент-Пола.

– Где мы остановимся?

– Я тебе говорил.

– Напомни.

– Неподалеку от Доброго Грома. Не знаю, есть ли он на карте. Это центральная часть штата. Поищи Манкейто...

– Нашел.

– Это к югу от Манкейто.

– Я нашел Добрый Гром. Господи, откуда берутся такие названия!

– Это индейское слово Лакануки. Слушай, из тебя просто невозможно выжать улыбку, Пол. Сарай стоит у дороги к юго-западу от Доброго Грома. Один из наших агентов вырос на тамошней ферме и унаследовал ее пару лет назад после смерти матери. Он только и говорил о том, что отправится туда, выйдя на пенсию.

– Надеюсь, до пенсии ему далеко.

– Я думаю, он мертв. Уехал в Барселону и исчез. Если агенты пропадают в дружественных нам странах, обычно их уже не находят.

– Может, он на ферме, ждёт нас?

– А может, всю ферму снесло последним наводнением.

Наводнение в нашем плане тоже не было предусмотрено.

– Наводнением, говоришь?

– Угу.

– Печальная история.

Я откинулся на спинку сиденья, несколько минут смотрел на дорогу. Спросил Джорджа, не надо ли сменить его за рулем. Он ответил, что еще не устал, и я решил не настаивать. Снегопад не прекращался; дорога узкая, извилистая, и вести по ней тяжелый трейлер – проблема даже в июле.

– Джордж, – заговорил я несколько миль спустя, – что это за таблетки?

– Какие таблетки?

– Которые я дал Спрэгу и его рейнджерам.

– А-а!.. – Он хохотнул и ничего не ответил.

Промолчал и я.

Потом он спросил, какие, по моему разумению, таблетки они могли получить от него.

– Я как-то не думал об этом. Но, наверное, не бенни. Они что, вызывают потерю памяти?

– В определенном смысле.

– Не понял.

На его лице играла улыбка.

– Капсулы отсроченного действия. Оболочка растворяется через два или три часа, в зависимости от кислотности желудка. А потом вечное блаженство.

Я молчал.

– Маленькие черные пилюли. Я же сказал тебе, что сюрпризов у меня много. Ты мог и догадаться.

– Пожалуй.

– Обычный диагноз – сердечная недостаточность. Качественное вскрытие в течение сорока восьми часов может показать несколько иное, но ведь значения это не имеет, не так ли?

– Не имеет.

– У меня такое ощущение, что тебя это беспокоит.

Я покачал головой.

– Нет. А должно?

– Разумеется, нет...

– Они заговорили бы, Пол, – нарушил он тишину пару миль спустя.

– Несомненно, да только что они могли сказать? А если бы они выбрались из Омахи, я не уверен, что они вообще бы заговорили. Особенно если б выяснили, что их обвели вокруг пальца. Думаю, они до конца своих дней держали бы рот на замке.

– А удалось бы им всем выбраться из Омахи?

– Почему нет? И потом, рассказать-то они могли всего ничего.

– Они могли дать твои приметы.

– Генерал Уинди справится с этим гораздо лучше.

– Они могли опознать и меня. В Агентстве есть мои фотографии. Как только стало бы ясно, кто они, трейлер объявили бы в розыск. А вот это серьезная проблема, не так ли? Но нас она не будет волновать до тех пор, пока их не опознают и не выяснят, что у Спрэга был трейлер. Впрочем, и опознание может сыграть нам на руку. Я готов спорить, что как минимум двое из них – члены Клана. Или какой-нибудь другой крайне правой организации. Это перекликается с техасской группой. Направляет преследователей по ложному пути.

– Все так.

– У тебя в голосе сомнение, Пол?..

– Нет, ты прав, – заверил я его. – И потом, разговор у нас беспредметный. Прошло больше четырех часов, так что все они мертвы. Если только...

Он посмотрел на меня.

– Ты о чем? Они же проглотили по таблетке, так?

– Конечно. Но, допустим, одного из них вырвало до того, как сработала черная пилюля. А когда он увидел, что другие дохнут, словно мухи, у него могло появиться желание рассказать об этом кому следует. Или у кого-то оболочка будет растворяться слишком долго, и Он сообразит, что к чему. Помнится, был такой фильм. Герой понимает, что его отравили, но ему удается добраться до копов и все им рассказать. Я видел его много лет тому назад...

– О Боже!

– Скорее всего, волноваться не о чем, Джордж.

– Сукин ты сын. Сидишь тут и улыбаешься, сукин ты сын!..

– Не кипятись. Я просто хочу, чтобы твоя уверенность не перерастала в самоуверенность, Джордж. А не то ты выйдешь из формы.

Повисла тяжелая тишина. Потом он рассмеялся, но, как мне показалось, не совсем искренне.

После того, как грузовики скрылись из виду, мы какое-то время занимались «зачисткой». Кое-что следовало сделать до отъезда. Рано или поздно кто-то должен понять, что дело нечисто, рано или поздно спасательная команда, посланная из «Форт Джошуа Три», обнаружит, что произошло на пустынной дороге. Мы хотели, чтобы случилось это как можно позже.

Украденный «крайслер» мы отогнали к перекрестку. Он привлекал внимание, и мы предполагали, что спасатели задержатся рядом. Не тронули мы и знаки объезда. Законопослушные граждане свернули бы в указанном направлении. Не уважающие закон поняли бы, что произошла автоавария и власти об этом уже знают. Поэтому потревоженный снежный покров у дороги не вызвал бы у них никаких вопросов.

С телами-то мы разобрались быстро. Обоих майоров Джордж еще раньше оттащил в кювет. Их уже так завалило снегом, что мы с трудом добрались до карманов. В кювете мы их и бросили.

Остальные двенадцать трупов оттащили от дороги и присыпали снегом. Следы остались, но мы решили, что их занесет снегом за каких-то полчаса.

Закончив с покойниками, мы занялись оружием, благо его хватало. М-14, пистолеты и револьверы, возвращенные парнями Спрэга, «томпсон», несколько помповых ружей. Мы забросили все в трейлер. «Премия для наших companeros», – пошутил Джордж. Я же прикинул, что легче взять оружие с собой, чем закапывать в снег.

В трейлере оказались также вещи из армейского «форда» и наш багаж. Что-то следовало уничтожить, но сортировкой мы могли заняться и в более спокойной обстановке.

Помятую легковушку мы трогать не стали. Через нее, как и через «крайслер», выйти на нас не могли. Куда больше волновал меня взятый напрокат автомобиль. Я, конечно, стер отпечатки пальцев, но от него тянулась ниточка к майору Джону БВИ Уолкеру, а от него – к Линчу. Они все равно вышли бы на Линча, так что особой разницы не было. Однако мне это не нравилось. Я сказал Джорджу, что «шеви» следовало загнать в кузов одного из грузовиков. Он ответил, что я поднимаю бурю в стакане воды. Но нашелся с дельным предложением:

– Врубись на «шеви» в легковушку. Вот тебе и авария, из-за которой перекрыли дорогу. А если не хочешь, облей «шеви» бензином и подожги. Или сложи и сунь в карман. Можешь закопать в снег.

Я сел за руль «шеви» и на скорости двенадцать миль врезался в легковушку. Скорее всего потому, что в глубине души давно хотел попасть в такую передрягу. Я, конечно, подготовился к столкновению, а за несколько секунд до него сбросил газ, да и двенадцать миль в час – невелика скорость, но ощущения действительно остались незабываемые. И машины помялись сильнее, чем я ожидал.

Когда я вылез из кабины, Джордж сказал мне, что зрелище доставило ему удовольствие.

– Мне тоже, – ответил я. – Если хочешь повторить, «крайслер» совсем рядом. Три столкнувшихся автомобиля выглядят более впечатляюще, чем два.

На мгновение я даже подумал, что он согласится.

– К черту, это потеря времени. Что еще мы забыли?

– Куртки Спрэга и его команды.

Куртки мы забросили в трейлер. Вместе с бумажниками всей пятерки. Наверное, мы могли бы и Дальше заметать следы, но время поджимало. Поэтому мы залезли в кабину трейлера, и Джордж завел мотор. Он дважды глох, пока Джордж разбирался, где какая передача, но уж потом все пошло как по маслу.

В выпуске новостей о нас ничего не сообщили. Разумеется, это не означало, что о краже оружия до сих пор неизвестно. О таких ЧП прессу обычно не уведомляют. «Через три месяца в колонке одного из ведущих обозревателей появится соответствующий абзац, – заметил Джордж. – Потом этому обозревателю позвонит какая-нибудь шишка и попросит писать о чем-нибудь еще. И он начнет разоблачать подрядчиков, которые нажились на строительстве автострады».

Новости давно сменились музыкой. Кто-то наяривал на гитарах. Джордж сбавил скорость, выключил радио и сказал, что мы приехали. Я было подумал, будто он свихнулся. А потом увидел между двумя изгородями зазор шириной в десять футов. Деревья в зазоре не росли. Иных указаний на то, что это дорога, не было.

– Там же два фута снега!..

– Проедем. Я загоню его задом.

Мы раз за разом застревали, но Джордж, раскачивая трейлер, вырывался из снежной западни, и в итоге мы достаточно быстро оказались в сарае. Во всяком случае, частично: кабина и четверть кузова остались снаружи. Я уже хотел указать на это Джорджу, но он опередил меня.

– Соседей рядом нет, а с дороги нас не видно. Пошли.

– Куда?

– За метлами. Надо замести сотню ярдов следов.

Метлы мы нашли в сарае. Пошли к дороге по колеям, проложенным колесами трейлера. Замели их снегом. Верхние десять дюймов только выпали, так что труда это не составило. Мог бы помочь и ветер. Но он, как назло, стих.

А вот времени мы потратили немало. Все-таки сто ярдов – дистанция не самая короткая. Чуть короче моего острова. Но пересечь остров из конца в конец – это одно, а пятиться назад по снегу...

Я напомнил себе, что дал зарок не думать об острове.

Мы перестали мести снег, пройдя ярдов восемьдесят. Действительно, зачем? Если бы кто-то захотел заглянуть между изгородей, он бы увидел не только примятый снег, но и сам трейлер. Поэтому оставшиеся двадцать ярдов мы прошли по колеям и прислонили метлы к стене сарая.

– Теперь помолимся о снегопаде, – улыбнулся Джордж.

– Только не очень сильном, – поправил его я. – А не то нам отсюда не выбраться.

– Выберемся. Подумай обо всех революционерах, которые рассчитывают на нас. Извини, о контрреволюционерах.

Запаса еды хватило бы на неделю, но Джордж заверил меня, что мы не проведем в сарае и двадцати четырех часов. Есть действительно хотелось.

Я посмотрел, что он заготовил. Хлеб, масло, четыре сорта копченого мяса, курятина, двенадцать бутылок пива, молоко, шотландское, шоколадные батончики. Что-то еще, не мог я всего упомнить.

Я полюбопытствовал, что отравлено. Он откинул назад голову, расхохотался:

– Шотландское!.. Ни при каких обстоятельствах не пей виски.

Этот сукин сын не забыл даже стаканы и открывалку для бутылок. Я налил нам по полстакана виски. Он взял свой и спросил, за что мы выпьем.

Я предложил выпить за братство.

– За человеческое братство? – переспросил он.

– Просто за братство.

– Прекрасно. За братство!

Видимо, он рассчитывал, что я выпью виски лишь после того, как он пригубит свой стакан. Я мог бы подыграть ему, но очень уж хотелось выпить. Поэтому я одним глотком осушил стакан. Джордж, похоже, хотел подначить меня, но передумал и последовал моему примеру.


Глава 13 | Профессионалы. Такие люди опасны | Глава 15