home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Взрыв

Полис Кониши, Земля

24 046 380 271 801 CST

5 Апреля 2996,21:17:48.955 UT

Ятима плыл в небесах над внутренней силовой антенной, осматривая колоссальную сеть, которая тянулась через покрытую ею землю так далеко как он мог видеть. Структура антенны была десять тысяч дельт шириной и семь тысяч высотой; она завинчивалась вокруг себя по сложной кривой, похожей на "американские горки" которую его виртуальный аналог видел в полисе Картер-Циммерман и на котором он катался с Бланкой и Габриэлем, в одиночку, для получения большего впечатления. "Дорожка" здесь была безопорной, просто похожа на ту, в К-Ц, но она ткала свой путь через что-то подобное на беспорядочно разбросанные подмостки.

Ятима опустился для более тщательной проверки. Сама сеть, ее "подмостки," были частями мощного разума, основанного на серии снимков которые его виртуальный аналог получил несколькими мегатау раньше. Пространство вокруг было мягко подсвечено во множество цветов, насыщено абстрактной математической областью, законы получения вектора в любой точке и его вычисления, сгенерированы миллиардами импульсов, путешествующих вдоль сетевых магистралей. Кривая, по которой завертывалась сеть окружала каждую магистраль, и определялась суммированием чисел, которые эта область представляли от касательных до кривой вдоль ее полной длины, Ятима надеялся измерить некоторые тонкие но важные свойства информационного пути протекающего через структуру.

Это было еще одним небольшим шагом к обнаружению неизменности сознания: объективная мерило точности того что оно оставалось тем же между последующими умственными состояниями, происходящими когда-либо из-за изменяющихся решений, чтобы быть похожим на одиночную, сплоченную сущность. Общая идея была старой и очевидной: краткосрочная память должна равномерно накапливать воспоминания из восприятия и мыслей, затем затухающие в забвение или переходящие на длительное хранение. Формализовать этот критерий было все-таки трудно. Произвольная последовательность умственных состояний не захочет чувствовать совсем ничего, но также не имеет много видов предписаний, сильно ограничивающих структуры. Информация должна течь только по правильному пути, каждый принимающий ввод и внутренняя обратная связь мягко впечатывают себя в предшествующее сетевое состояние.

Когда Иноширо его вызвал, Ятима засомневался оставаться ли на стержене; но ведь они уже так давно не виделись. Однако его виртуальный аналог был весьма озадачен иконой, появившеся в пространстве рядом с ним: оловянная поверхность Иноширо была изборождена и изрыта, обесцвечена коррозией и почти отваливалась прочь в некоторых местах; если бы не сигнатура, Ятима вряд ли бы признал версию Иноширо. Версия выглядела слегка комичной, но была необычно молчаливой; обычно Иноширо выглядел иронично, но эта версия казалась болезненно серьезной. Ятима был персоной нон грата в течении почти гигатау после того, как высмеял практику, бывшую недолго модной в Коалиции, ношения вокруг изображения своего лица маски быстрого "старения".

Иноширо сказал, "Что вы знаете о нейтронных звездах?"

"Не много. А в чем дело?"

"А о взрывах гамм-лучей?"

"Еще меньше." Иноширо выглядел очень серьезным несмотря на свой комичный внешний вид, так что Ятима стал вспоминать детали из своего краткого знакомства с астрофизикой. "Я знаю, что гамма-лучи регистрируюся от миллионов одиночных галактик — одноразовые вспышки, редко когда из того же места дважды. Статистика вспышек такова: приблизительно одна на галактику за сотню тысяч лет… так что если бы они были не достаточно яркими, чтобы быть видимыми за несколько миллиарда лет от нас, мы бы вероятно даже и не знали бы о них. Я не думаю что механизм возникновения гамма-вспышек окончательно установлен, но я мог бы проверить это в библиотеке "

"Не имеет смысла; это все устаревшие данные. Кое-что случилось снаружи полисов."

Ятима выслушал новости от глейснеров, не совсем веря в происходящее, пристально вглядываясь в прошлое Иноширо уставился в пустое небо. Океаны кварков, невидимых пучки мезонов, сверхтяжелые нейтронные звезды… все это звучало слишком причудливо и заумно, подобно несколько элегантной, но слишком специальной теореме в конце безвыходного тупика.

Иноширо сказал с горечью, "Глейснерам потребовалось немало времени, чтобы убедиться, что случившееся реально. Осталось менее чем двадцать четыре часа до взрыва. Группа в Картер-Циммерман пытается войти в систему связи флешеров, но их коммуникационные сети слишком хорошо защищены. Они также наботают над изменением напраления спутнниковых антеннн, чтобы посылать сообщение непосредственно в анклавы флешеров, но пока — "

Ятима прервал его."Я не понимаю. Как флешеры могут оказаться в какой-либо опасности? Они, конечно, не так сильно экранированы как мы, но у них все же есть целая атмосфера над ними! Какая часть гамма-лучей сможет дойти до уровня земли?"

"Фактически ничего. Но почти все лучи пройдут в нижние слои стратосферы." Атмосферный специалист в К-Ц смоделировал этот процесс подробно; Иноширо предложил тег адреса, и Ятима просмотрел этот файл.

Озоновый слой над половиной планеты будет уничтожен немедленно. Азот и кислород в стратосфере, ионизированной гамма-лучами, объединятся в двести миллиардов тонн азотных оксидов, в тридцать тысяч раз превысив текущую концентрацию. Эта пелена NOx не только уменьшит температуры поверхности на несколько градусов, но и будет удерживать ультрафиолетовое окно открытым в течении столетия, катализируя уничтожение озона с такой же скоростью как он будет продуцироваться. В конечном счете, молекулы окиси азота будут дрейфовать в более низкие слои атмосферы, где некоторые из них должны будут разделяться на их безвредные составные части. Остальные — несколько миллиардов тонн — выпадут как кислотный дождь.

Иноширо продолжил, "Эти прогнозы основаны на прежней оценке общей энергии взрыва гаммы-лучей, но эта оценка может быть неправильной, как и все, что люди думают, что они знают о Лацерта G-1. В лучшем случае, флешеры должны изменить целиком свою продовольственную политику. В наихудшем, биосфера может сделаться вообще непригодной, не способной поддерживать их существование."

"Это ужасно." И все таки Ятима почувствовал как на него наваливается что-то вроде утомительной скуки. Некоторые флешеры должны были почти несомненно умереть… но ведь все флешеры смертны. У них были столетия, чтобы прийти в полисы, если бы они захотели оставить ненадежное гостеприимство физического мира. Он поглядел вниз, на свой увлекательный эксперимент; Иноширо все еще не дал ему шанса упоминуть о нем.

"Мы должны предупредить их. Мы должны вернуться."

"Вернуться?" Ятима уставился на Иноширо, сбитый с толку.

"Вы и я. Мы должны вернуться в Атланту."

Перед ними появилось эскизное изображение: два флешера, один из них сидящий. Мужчина и женщина? Ятиме показалось, что он еще раньше видел это изображение у Иноширо. Мы должны возвращаться в Атланту? Слышал ли он раньше эти слова? Все слова Иноширо тут же зазвучали в его сознании: "Мы все должны идти и работать в наших садах," "Мы должны вернуться в Атланту…"

Ятима сознательно вызвал полный поиск контекстного фрагмента. Так как это было давно, он выбрал поиск по слоям памяти, чтобы оградить свои мысли от завала парализующим избытком воспоминаний. Они взяли два заброшенных глейснера для поездки! Только два из них, возраст Ятимы был тогда едва ли половина гигатау. Они путешествовали приблизительно восемьдесят мегатау — что казалось почти вечностью в этом возрасте, и все-же, как оказалось, даже родители Иноширо не обеспокоились их юной эскападой. Джунгли. Город, окруженный полями. Они очень боялись зыбучих песков — но они нашли гида.

На мгновение, Ятима был слишком пристыжен, чтобы говорить. Затем он сказал, "Я забыл их. Орландо, Лиана, бриджеров. Я предал их забвению." Временами, он должен был позволять себе забывать свой опыт, слой за слоем, чтобы освободить место для новых впечатлений — прежде чем его новые мысли совсем случайно не начинали взаимодействовать с другими воспоминаниями, управляемыми его характером и настроением. А пока что флешеры будут просто флешерами: анонимными и удаленными, экзотическими и несущественными. Апокалипсис может прийти и пройти, но он ничего не должен делать.

Иноширо сказал, "У нас нет лишнего времени. Вы со мной, или нет?"

Атланта, Земля

24 046 380 407 629 CST

5 апреля 2996, 21:20:04.783 UT

Глейснеры были на том же месте, где они их оставили двадцать один год назад. Как только они проснулись, каждый из роботов получил файл инструкций для эксплуатационной нанопрограммы. Ятима с тревогой наблюдал как программирующая наножидкость, текущая через его тело начала восстанавливать конец указательного пальца его правой руки во что-то пугающе подобное реактивному снаряду.

Это было самой легкой частью. Когда система доставки была завершена, эксплуатационная нанопрограмма приказала небольшой подгруппе сборщиков начать производить вводную нанопрограмму. Ятима забеспокоился, что сборщики глейснеров, никогда не занимались такой ювелирной работой, не могли быть способными соблюдать необходимые допуски, но встроенная процедура самоконтроля выдала благоприятное сообщение: менее чем один атом из десяти в двадцатой степени может быть собран неправильно. Закладывая компоненты глейснера, сборщикам понадобиться триста девяносто шесть ингредиентов; если понадобиться больше, бриджеры наверняка были способны поставить необходимое сырье. На Земле имелось множество порталов разбрасанных по всей планете где любой флешер, если бы захотел, мог обратиться к Коалиции которая могло создать что угодно, но из политических соображений порталы не устанавливались слишком близко к анклавам. Ближайший к Атланте портал был в тысяче километрах.

Иноширо использовал энергию собственной нанопрограммы глейснера на постройку пары трансляционных дронов, чтобы держать их на связи с Кониши: никто, включая анклавы, пока не был способен обмануть спутники изменив свою сигнатуру. Ятима засмотрелся на искрящиеся наномашины формирующие полупрозрачный пузырь в предплечье Иноширо. Конструкция дронов базировалась на уже существующем проекте, но эти, незаконные, версии полностью были освобождены от предшествующих инструкций и должны были бессовестно дурачивать спутники при приеме сигнала из запрещенного региона.

Они пересекли границу анклава. Для того, чтобы протестировать их связь с Коалицией, Ятима взглянул на стержень К-Ц получающий данные из TERAGO. Две темные сферы украшенные искаженным гравитацией светом звезд двигались по слабо очерченной спиральной трубке(это была плотная запись прошлых орбит); гипотетические мезонные струи испускались при этом. У нейтронных звезд были показаны этикетки с их текущими орбитальными параметрами, тогда как точки на спирали в регулярных интервалах представляли прошлое и будущие версии.

В настоящее время орбита сжалась "не более чем" на 20 процентов — 100,000 километров — но процесс был очень не линейным, и на то же расстояние орбита должна была уменьшится снова через приблизительно семнадцать часов, затем через пять, затем через один, затем через три минуты. Эти прогнозы вполне могли быть ошибочными, и точный момент взрыва оставался неопределенным по крайней мере с точностью до часа, но вероятнее всего, взрыв на Лацерте случится когда она будет значительно выше горизонта в Атланте. Для полушария, протягивающегося от Амазонки до Янцзы, озоновый слой должен будет взорваться мгновенно. В Атланте, это должно случиться под горящим солнцем полудня.

Путь, который Орландо выбрал провожая их из анклава, все еще хранился в системе навигации глейснеров. Они прошли через подлесок так быстро как и надеялись для того, чтобы не вызвать тревогу и не привлекать ничьего внимания.

Внезапно Ятима услышал хруст веток слева от них. Он крикнул, в надежде, "Орландо?" Они остановились и вслушались, но не было никакого ответа.

Иноширо сказал, "Вероятно это всего лишь животное."

"Подождем. Я что-то увидел."

"Где?"

Ятима указал на небольшую коричневую руку, удерживающую ветку, в двадцати метрах от них, медленно отпускающую ветвь, мгновенно скрывшую видневшуюся руку. "Я думаю — это ребенок."

Иноширо громко, но осторожно прокричал на Современной Латыни. "Мы друзья! У нас есть новости!"

Ятима скорректировал визуальную систему глейснера, оптимизировав ее для тени за веткой. Единственный темный глаз глядел через промежуток между листами. Через нескольких секунд, скрытое лицо осторожно переместилось, выбирая другой глаз; в результате Ятима получил реконструкцию неясных очертаний полоски кожи, соединяющей два глаза лемура.

Он ввел полученную часть образа в библиотеку, а затем передал вердикт Иноширо. "Это сон обезьяны."

"Застрели его."

"Что?"

"Застрели его!" Иноширо сохранял неподвижность и тишину, говоря по инфракрасному лучу. "Мы не можем оставить его умирать!"

Прикрытый тенью от листьев, глаз сна обезьяны казался ничего не выражающим. "Но мы не можем применять насилие — "

"А что же еще можно сделать? Прочитать ему лекцию о физике нейтронной звездны? Даже бриджеры не могут контактировать со снами обезьян! Никто не может объяснять как ними обращаться — ни сейчас, ни когда бы то ни было!"

Ятима упрямо настаивал, "У нас нет права действовать с позиции силы. Ведь с ним нет ни друзей, ни семьи — "

Иноширо издал звук отвращения и недоверия. "Мы же можем клонировать друзей! Дайте ему подобный ему зародыш, и мы едва ли сможем отличить его от клонов."

"Мы здесь не для того, чтобы насиловать людей. Представьте себе что вы бы почувствовали, если бы чуждое вам существо залезло в полис и потащило вас оттуда, от всех кого вы знали "

Иноширо почти кричал от расстройства. "Но, вы представьте себе как будет чувствовать себя флешер, когда его кожа обожженна так сильно, что из под нее начинает просачиваться жидкость!"

Ятима почувствовал, как волна сомнения поднимается в нем. Он мог бы представить себе затаившегося, ребенка сна обезьян, сидящего там и со страхом ожидающего когда незнакомцы пройдут мимо, и все-же он едва ли мог бы понять идею физической боли. Биосфера была для него весьма беспорядочной средой, полной потенциальных токсинов и патогенов, управляемых по сути случайными столкновениями молекул. С его точки зрения прорванная кожа должна быть похожей на бесконтрольно работающий экзоселф, что привело бы к наводнению произвольных данных через его границы, перезаписывая и искажая гражданина в его пределах.

Он сказал с надеждой, "Может быть его семья найдет пещеру, чтобы укрыться в ней от действия ультрафиолета. Это не невозможно; своды пещеры защитят его на некоторое время. Они могли бы пожить под защитой — "

"Я сам сделаю это." Иноширо схватил правую руку Ятимы направил ее на ребенка. "Передай мне управление оружейной системой, и я сделаю это сам."

Ятима попытался освободить руку. Иноширо сопротивлялся. Борьба привела в замешательство их интерфейсы, которые был слишком глупыми, чтобы бороться между собой; в итоге они оба потеряли равновесие. Когда Ятима повалился в подлесок, он почувствовал что поехал вниз из-за неизбежного влияния склона. Нелепая беспомощность. Тут он услышал как ребенок убегает прочь.

Ни один из них не двигался. Через некоторое время, Ятима сказал, "Бриджеры найдут способ защитить их. Они создадут что-нибудь вроде экрана для их кожи. Они могли бы внести в гены в изменяющий их вирус. "

"И они сделают все это в течение дня? До того или после того, как они разработают меры для питания пятнадцати тысяч человек, когда их посевы завянут, а земля замерзнет, и с неба польется дождь из азотной кислоты?"

У Ятимы не было на это ответа. Иноширо поднялся на ноги и потянул Ятиму за собой. Они молча пошли дальше.

На полпути к краю джунглей, они были встречены к тремя бриджерами, двумя самками и самцом. Все они были взрослыми, но выглядели молодыми и осторожными. Однако коммуникация с ними была затруднена.

Иноширо повторял терпеливо, "Мы — Ятима и Иноширо. Мы приходили к вам двадцать один год назад. Мы ваши друзья."

Мужчина сказал, "Все ваши друзья-роботы находятся на луне; ни одного из них сейчас здесь нет. Оставьте нас в покое." Бриджеры отодвинулись на несколько метров прочь; они отступили в тревоге, когда Ятима подошел к ним с протянутой рукой.

Иноширо пожаловался по инфра-красному лучу, "Даже если бы они слишком молоды, чтобы помнить наш последний визит, должны же остаться какие-то легенды о нем."

"Очевидно не осталось."

Иноширо упорствовал. "Мы не глейснеры! Мы — из полиса Кониши; мы просто едем в этих машинах. Мы друзья Орландо Венетти и Лианы Забини. "Бриджеры не выказывали никаких признаков, что эти имена им знакомы; Ятима подумал, что возможно они оба уже умерли. "У нас есть важные новости."

Одна из женщин спросила сердито, "Какие новости? Сообщите их нам и уходите!"

Иноширо помотал головой. "Мы можем передать наши новости только Орландо или Лиане." Ятима был вполне с этим согласен; искаженное сообщение, понятое неполно, нанесет непоправимый ущерб.

Иноширо спросил по ИК-лучу, "Как вы думаете, что они будут делать если мы пройдем в город без их согласия?"

"Они остановят нас."

"Как?"

"Они должны иметь какое-нибудь оружие. Войти без их согласия слишком рисковано; у нас обоих почти израсходованны наши технические возможности — и во всяком случае, они никогда не будут нам доверять, если мы вторгнемся к ним без приглашения."

Ятима указал бриджерам на себя. "Мы — друзья, но мы не можем понять друг друга. Не могли бы вы найти переводчика?" Вторая женщина сказала почти извиняющимся тоном. "У нас нет роботов-переводчиков."

"Я знаю. Но вы должны иметь переводчиков для обычных людей. Думайте о нас как об обычных людях."

Бриджеры обменялись растерянными взглядами, затем встали в кружок и зашептались о чем-то.

Вторая женщина сказала, "Я приведу кого-нибудь. Ждите."

Она ушла. Два других стояли на страже их, отказываясь быть втянутым в разговор. Ятима и Иноширо сели на землю, лицом друг к другу, надеясь что их оставили в покое

Когда переводчик прибыл было уже далеко за полдень. Она подошла и поздоровалась с ними руку, глядя на них, однако, с явным подозрением.

Я — Франческа Канетти. Вы называете себя Ятима и Иноширо, но ведь кто угодно может находиться в этих машинах. Можете ли вы сказать мне что вы здесь видели в прошлый раз? И что вы делали?"

Иноширо описал детали их визита. Ятима заподозрил, что их холодный прием был вызван частично из-за сделанного из лучших побуждений "нападения" из Картер-Циммерман на систему связи флешеров, и он почувствовал острый укол стыда. Он и Иноширо имели двадцать один год, чтобы восстановить безопасные ворота между сетями связи; даже несмотря на различия в субъективном времени, и это могло провести к некоторому типу доверия между флешерами и полисами. Но они не сделали ничего.

Франческа сказала, "Так что за новости привели вас к нам?"

Иноширо спросил ее, "Вы знаете, что такое нейтронная звезда?"

"Конечно." Франческа рассмеялась, явно обиженная. Это — прекрасный вопрос от пары философов-созерцателей." Иноширо молчал, и тогда Франческа стала говорить с оттенком сдержанного негодования. "Это — остаток сверх новой звезды. Оставивший после себя плотное ядро, когда звезда слишком огромная, чтобы формировать белого карлика, но не достаточно огромная, чтобы превратиться в черную дыру. Я должна продолжать, или этого достаточно, чтобы убедить вас, что вы не имеете дело с темными крестьянами, которые регрессировали до уровня космологии Коперника?"

Иноширо и Ятима посовещались по ИК-лучу, и решили, чтостоит рискнуть и рассказать все. Франческа, казалось, была способна понять их, также же хорошо как и Орландо с Лианой; попытка упрямо придерживаться старых друзей вызвала бы слишком много враждебности и отняла слишком много времени.

Иноширо объяснил ситуацию, по-возможности просто — и не давая Ятиме вмешиваться с уточнениями и техническими деталями — но он видел что неверие Франчески только растет. Цепь логических выводов от слабых волн зарегистрированных TERAGO до образа замороженной ультрафиолетом Земли была слишком длинной для восприятия. С астероидом или кометой, флешеры могло бы использовать свои собственные оптические телескопы, чтобы сделать собственные выводы, но они не имели никаких детекторов для гравитационных волн. Все должно было быть принято на веру, да еще из третьих рук.

Наконец, Франческа призналась, "Я не понимаю все это в достаточной степени, чтобы задавать правильные вопросы. Придете ли вы в город, чтобы обратиться к собору?"

Иноширо сказал,"Конечно".

Ятима спросил, "Значит ли это, что мы сможем поговорить с представителями всех бриджеров, через переводчиков."

"Нет. Собор представляет всех флешеров с которыми мы можем контактировать. Не просто говорить Атланте. Говорить миру."


Сердце ящерицы | Диаспора | * * *