home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Расхождение

Полис Кониши, Земля

24 667 272 518 451 CST

10 Декабря 3015, 3:21:55.605 UT

Ятима смотрел вниз на Землю через окно наблюдательного отсека. Ее поверхность не была полностью затемнена NOx, но большая ее часть имела едва различимые приглушенные оттенки, подкрашенные ржавым серым цветом. Только облака и ледяные шапки на полюсах выделялись, контрастирую со стратосферой, чтобы подчеркивать ее яркий красновато-коричневый цвет. Расстилаясь над облаками, расстилаясь над снегом, стратосфера выглядела похожей на распадающуюся кровь смешанную с испражнениями: отравленную, гнилую. Рана оставленная Лацертой, один быстрый и сильный разрез загноился и гнил в течение почти двадцати лет.

Он и Иноширо создали этот стержень вместе, орбитальный полустанок где беженцы могли бы проснуться чтобы увидеть мир, который они покинули так убедительно, как будто они физически поднялись над своим кислотным снегом в свое ослепительное небо; в действительности, они были в сотнях метров под землей в середине пустыни, но не было ничего что указывало бы им на этот рождающий клаустрофобию и несоответствующий видимому факт. Теперь станция была покинута; последние беженцы ушли отсюда, их не было больше. Голод забрал жителей последних сохранившихся анклавов, но даже если бы они смогли выжить еще несколько лет, океанский планктон и растительность на земле умирали так быстро, что планета должна была скоро остаться без кислорода. Эра плоти пришла к концу.

Было много разговоров о возврате к прежней жизни; разработать новую устойчивую биосферу из безопасности полисов и затем синтезировать ее, молекулу за молекулой, вид за видом. Может быть это и должно было случиться, однако поддерживающих эту идею становилось все меньше и меньше. Одни были за то, чтобы выносить трудности для того, чтобы продолжать жить в знакомой форме, другие за то, чтобы он перевоплотиться в чуждые тела в чуждом мире. Легчайший путь для значительной части беженцев был в том, чтобы воссоздать свои жизни, и оставаясь в полисах имитировать свой потерянный мир, и Ятима подозревал, что в конце концов большинство из них обнаружит, что они дорожат новыми близкими знакомствами значительно больше чем любым абстрактным различием между реальной и виртуальной плотью.

Прибыл Иноширо, выглядевший более спокойным чем обычно. Последние поездки к бриджерам, которые они сделали вместе были изнурительными; Ятима все еще видел перед собой изможденных флешеров, которых они обнаружили в одном подземном убежище, покрытых ранами и паразитами, в бреду и голодных. Они целовали руки и ноги своих благодетелей-роботов, изрыгая питательные вещества, которые должны были заживить их изъязвленные желудки и пройти прямо в их кровяной поток. Иноширо плохо переносил все это, но за недели эвакуации он попривык и стал почти спокойным, возможно поняв что этот ужас подходит к концу.

Ятима сказал "Габриэль говорил мне, что есть планы в Картер-Циммерман последовать за глейснерами." Глейснеры начали свою первую пилотируемую межзвездною экспедицию 15 лет назад, 63 корабля были отправлены в 21 различную звездную систему.

Иноширо посмотрел на него растерянно. "Последовать за ними, зачем? Какой смысл идти одним и тем же путем дважды?"

Ятима не был уверен, что это была шутка, или подлинное недоразумение. "Они не собираются посетить те же звезды. Они запускают вторую волну исследования с другими целями. И они не собираются, возиться с двигателями слияния, как глейснеры. Они собираются сделать это в своем стиле. Они планируют построить червоточины."

Лицо Иноширо стало таким необычно доброжелательным и выразительным, что любая дополнительная черточка намека на сарказм была бы лишней.

"Развитие технологии может занять несколько веков", Ятима это признал. "Но это даст им преимущество в скорости, в долгосрочной перспективе. Не тратя тысяч лет и более элегантно."

Иноширо пожал плечами, как будто это все не имело для него никакого значения, и отвернулся смотреть на пейзаж.

Ятима был в замешательстве; он, конечно. не ожидал, что Иноширо с таким энтузиазмом воспримет этот план, что на этом фоне его собственное осторожное одобрение будет выглядеть чуть ли не безразличием. Но если он не хочет даже говорить об этом, как быть. "Что-то подобное Lac G-1 могло не случиться так близко к Земле в ближайшие миллиарды лет, но пока мы не узнаем почему это случилось, мы можем только догадываться. Мы даже не можем быть уверены, что другие двойные нейтронные звезды поведут себя так же; мы не можем быть уверены в том, что каждая другая пара упадет друг на друга как только они пересекут тот же порог. Возможно происшедшее с Lac G-1 было некоторым видом прихотливого несчастного случая, который никогда не будет повторен — или возможно происшедшее было удачным исходом, а каждая вторая нейтронная пара звед может упасть друг на друга значительно раньше. Мы просто ничего не знаем об этом." Старая гипотеза мезоных струй оказалась несостоятельной; нет никаких признаков потоков, созданных взрывом, держащих свой путь сквозь межзвездную среду, а детальное моделирования наконец установило, что поляризованные ядра, хотя и были определенно возможными, но были крайне маловероятны.

Иноширо спокойно смотрел на умирающую Землю. "Какой вред может принести Лацерта теперь? И что может кто-нибудь сделать, чтобы предотвратить это?"

"Да забудьте о Лацерте, забудьте о гамма-всплесках. Двадцать лет назад мы думали, что наибольший риск для Земли — астероидная опасность! Мы не должны успокаиваться только потому, что мы пережили это, а флешеры нет! Лацерта доказывает, что мы не знаем, как работает Вселенная а то, что мы не знаем, может убить нас. Или вы думаете, что мы в безопасности в полисах навечно?"

Иноширо тихо засмеялся. "Нет! Через несколько миллиардов лет, Солнце начнет расширяться и проглотит Землю. И я не сомневаюсь, что мы убежим к другой звезде… но всегда найдется новая угроза нависшая над нами, известная или неизвестная. Большой взрыв в конце концов, если не будет ничего другого." Он обратился к Ятиме, улыбаясь. "Так что какие бесценные знания может Картер-Циммерман получить со звезд? Секрет выживания на сотни миллиардов лет, вместо десяти миллиардов?"

Ятима послал управляющий тег в пространство; окно повернулось прочь от Земли, затем следы смазанного движения звезд резко остановились на виде созвездия Лацерта. Черную дыру невозможно было обнаружить ни на какой длине волны, но Ятима представил себе пятно искаженной тьмы на полпути между Hough 187 и Лацерта 10. "Почему ты не желаешь понять? Это прошло через сотню световых лет и лишило жизни полмиллиона людей."

"У глейснеров уже есть зонд на пути к Лацерте G-1."

"Который не сможет нам ничего сообщить. Черные дыры поглощают свою собственную историю; мы не можем рассчитывать на обнаружение там хоть чего-нибудь. Мы должны посмотреть вдали от дома. Может быть там есть другой, более старый вид, который знает что вызывает столкновение звезд. Или может быть мы наконец обнаружили причину, почему нет инопланетян, пересекающих взад-вперед галактику: гамма-лучи взрывов подрезают любую цивилизацию под корень прежде, чем у них появляется надежда защитить себя. Если Лацерта случилась бы тысячу лет назад, никто на Земле не смог бы уцелеть. Но если мы действительно — единственная цивилизация способная на космические полеты, тогда мы должны полететь, чтобы предупредить других, защитить других, а не прятаться под поверхностью земли… "

Ятима затих. Иноширо слушал вежливо, но с легкой улыбкой, что не оставло сомнений, что он был очень позабавлен. Иноширо сказал: "Мы не можем спасти всех, Ятима. Мы не можем помочь каждому."

"Нет? Тогда что мы делали в течение последних двадцати лет, а? Тратили впустую свое время?"

Иноширо покачал головой, как если бы вопрос был абсурдным.

Ятима был сбит с толку. "Ты тот, кто смог вытащить меня из источника истин в открытый мир! А теперь жители Картер-Циммермана выходят в мир, чтобы попытаться сберечь себя, не смотря на то, что случилось с флешерами и с нами. Если тебе все равно на гипотетические инопланетные цивилизации, то мы все равно должны заботиться о коалиции полисов! "

Иноширо сказал: "Я прекрасно чувствую сострадание ко всем разумным существам. Но ничего не буду сделать. В мире всегда будет много страданий. В мире всегда будет смерть."

"О, только послушай себя? Всегда! Всегда!" Ятима отвернулся, пытаясь успокоиться. Он знал, что Иноширо чувствовал смерть флешеров более глубоко, чем он. Может быть, он должен был подождать, прежде чем затрагивать эту тему, может быть, это было неуважение к мертвым, говорить так скоро об уходе с Земли.

Но теперь было слишком поздно отступать. Он должен завершить начатый разговор.

"Я отправляюсь в Картер-Циммерман. То что они делают, имеет смысл, и я хочу быть частью этого."

Иноширо кивнул беспечно. "Тогда желаю вам успеха."

"И это все? Удачи и счастливого пути?" Ятима попытался прочитать выражение его лица, но Иноширо смотрел с невинностью ребенка. "Что с тобой случилось? Что ты сделал с собой?"

Иноширо улыбнулся блаженно и протянул к нему руки. Белые цветы лотоса расцвели от центра каждой ладони, излучающие одинаковые адреса. Ятима колебался, затем последовал вслед по адресу.

Там он обнаружил старую концепцию, преданную забвению в библиотека Аштон-Лаваля, скопированную за девять столетий до этого из одного из древних меметичиских трудов флешеров. Оно включало в себя целостный пакет убеждений о природе самих себя, и бесполезности стараться… включая явное отречение от всякого рода рассуждений способных осветить основные недостатки убеждений.

Анализ стандартными средствами подтверждал, что эта концепция была повсюду однородно утверждающей. Как только вы запустите ее, вы не сможете изменить ваше решение. Как только вы запустите ее, вы не сможете ее обсуждать. Ятима сказал ошеломленно, "Ты же был умнее этого. Сильнее чем это." Но когда Иноширо был травмирован Лацертой, что он, только не делал? Мог ли он обходиться без чего-нибудь типа анестезирующего вещества, которое бы сглаживало все что с ним происходило?

Иноширо засмеялся. "Так что я теперь? Достаточно умен, чтобы быть слабым? Или достаточно силен, чтобы быть глупым?"

Что ты теперь — ", он не знал что сказать.

Ты сейчас не Иноширо.

Ятима стоял неподвижно рядом с ним, страдая от горя, злой и беспомощный. Он, больше, уже не был в мире флешеров, не было наномашин Исхода которые могли бы вести огонь по этим воображаемым телам. Иноширо сделал свой выбор, уничтожив старого человека и создав нового следуя древнним меметическим предписаниям, никто другой не имел права решать этот вопрос, не говоря уже о том, что никто не имел власти обратить его вспять.

Ятима оборатился к пространству за окном; там плавали лишь скомканные шарообразные спутники из металла и не было ничего кроме Земли и звезд. Тогда он потянулся снова и схватил небо, выворачивая его и сжимая в светящийся шар в руке.

"Ты все еще можешь покинуть Кониши". Ятима сделал на сфере адрес портала Картер-Циммерман, и протянул ее Иноширо. "Что бы ты ни сделал, всегда есть еще этот вариант."

Иноширо мягко сказал: "Это не для меня, Сирота. Я желаю всем вам успеха, но я видел достаточно."

И он исчез.

Ятима плыл в темноте в течение длительного времени, оплакивая последнюю жертву Лацерты.

Затем он пустил пригоршню звезд, ускоряющуюся в пустоте пространства, и последовал за ними.

Через портал принципал наблюдал за перемещениями сироты, покинувшего Кониши. Имея доступ к публичным данным, он знал о недавнем опыте сироты, и он также знал, что другой гражданин Кониши испытал то же, но не сделал такой же выбор. Принципал не был заинтересован в рассеянии граждан Кониши во все стороны и как можно дальше, подобно репликации генов, его целью было эффективное использование ресурсов полиса для улучшения жизни самого полиса.

Не было никаких доказательств, не было ничего позволявшего определить, что какой-либо из формирователей действительно был виноватым, создав сироту мутанта. Но Принципал был запрограммирован на предупреждение ошибок. Он выделил старые, еще немутировавшие величины для диапазона сиротских изменений, как единственно правильное кодирование, отвергая все альтернативы как опасные и непроизводительные, чтобы никогда не пробовать их снова.


* * * | Диаспора | Третья часть