home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



История Анастасии Черногорской, рассказанная ею самой и записанная Дмитрием Почиваловым

Хорошо себя помню с самой младенческой поры. Даже тот страшный день в Кукушкином доме остался во мне неясным воспоминаньем, во всяком случае мне часто снилось, как черный Верлиока с горящим глазом хватает меня и тащит в свою пещеру.

Зато годы, проведенные в Михалково, были светлыми и чудесными. Жили мы уединенно, только иногда наезжали гости, и в особенности в те дни, когда в именьи бывала сама княгиня Екатерина Романовна Дашкова.

Все знают, сколь замечательна эта русская женщина. По уму и образованности с ней может равняться разве сама государыня, да и то, как мне кажется, знанья княгини более глубоки и основательны, недаром она ныне стоит во главе Российской Академии.

Мне же княгиня заменяла на первых порах мать, да и осталась ею в известной степени, хотя к теперешним дням жизни наши достаточно разошлись.

Конечно, меня и с детства занимал вопрос, кто же мои родители, но княгиня со свойственным ей тактом умела обходить эту тему. Она говорила, что родители мои теперь далеко, а меня оставили на ее попеченье. Когда же я подросла, княгиня прямо сказала, что родителей нет в живых и я должна всецело довериться ей. Но что-то подсказывало — это не так. Я чувствовала на себе странные взгляды приезжих, иногда мне вручали подарки от неизвестных лиц, и в глазах княгини Екатерины Романовны я замечала беспокойство.

Однажды граф Иван Матвеевич Осоргин наехал в Михалково, вместе с ним был сын княгини Павел, взрослеющий юнец с отменными манерами. С Павлом мы подружились сразу. Приглашая меня на прогулку, он церемонно подавал руку и рассказывал светские новости. Я слушала внимательно, хоть шел мне всего одиннадцатый год, но так приятно было представить себя взрослой дамой.

Иван Матвеевич с разрешенья княгини собирался взять Павла на охоту в смоленские леса, а Павел по своему капризу настоял, чтобы с ними поехала я. Впрочем, Иван Матвеевич был этим доволен.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Так побывала я вновь в Кукушкином доме, и от Почиваловой Марьи немного узнала о своей истории. Верней, я подслушала ее разговор с графом, а потом невзначай спросила, верно ли, что родилась я на этом подворье. Марья покраснела и не стала скрывать от меня правды.

А бегал там еще малышок в коротенькой рубашонке, и это был, как догадываешься, ты, Митя. Мы даже ходили с тобой по землянику и видели издали кабана.

Когда мы вернулись в Михалково, здесь ждало известье от княжны Екатерины Романовны о том, что я должна переехать в Москву и обучаться в частном пансионе. Граф Иван Матвеевич отвез меня в пансион и ласково там распрощался со мной.

Полтора года провела я в пансионе, и об этом времени говорить добрых слов не приходится. Каждый раз, когда меня навещала княгиня Екатерина Романовна, я бросалась ей на шею и со слезами умоляла забрать из этих серых скучных стен, от безразличных и жестоких классных дам.

Княгиня и сама видела, что пребывание в пансионе не идет мне на пользу, знаний у меня не прибавляется, а здоровье убывает. В конце зимы она объявила, что забирает меня с собой в долгое заграничное отсутствие, связанное с планами воспитания молодого князя Павла Дашкова.

Княгиня безгранично верила в живительную силу просвещения. Человек легко увлекающийся и непомерно трудолюбивый, она многого требовала от других, порой переоценивая их силы. Так впоследствии случилось и с ее сыном.

Когда мы уже были в дороге, Павлуша, а так его называли в семье, с унынием показал мне тот перечень предметов, которые ему предстояло изучить. Этот любопытный перечень я запомнила наизусть, поскольку дальнейшее обучение происходило в строгом соответствии с ним.

Первый семестр. Языки, риторика, литература, государственные учреждения, история, математика и логика.

Второй семестр. Языки, история, государственные учреждения, математика, логика, опытная физика, рисование и фортификация.

Третий семестр. Языки и литература, история и государственные учреждения, фортификация и естественное право, физиология и естественная история, рисование и математика.

Четвертый семестр. Этика, математика, фортификация, права народов, общие начала юриспруденции и гражданская архитектура.

Пятый семестр. Этика, повторение физики, элементарная химия и повторение всех предметов.

Все эти курсы предполагалось освоить в Эдинбургском университете за пять лет. При этом надо добавить, что и сама княгиня Екатерина Романовна разбиралась почти во всех предметах, а кроме того, хорошо знала искусство.

Что касается до Павлуши, то юноша он был очень способный, но ленивый. Он хоть и постигал ученье под неустанным присмотром матери, но внутри его зрело недовольство. Он считал, что можно ограничиться гораздо меньшим, и к концу многолетнего пребывания за границей считал ученье свое чуть ли не каторгой.

Дорога через Европу длинна. Меня восхищала аккуратность здешних пейзажей, довольное устройство путей и обилие красивых городов. С долгими остановками мы ехали через Вильну, Варшаву, Берлин и Ганновер. Везде княгиню любезно встречали хозяева особняков и замков. С ней охотно говорили короли, герцоги, ученые и мыслители. Я и не предполагала, что она так известна в Европе, а между тем тут знали ее как сподвижницу государыни, просвещенную и умную женщину. Достаточно сказать, что еще с прошлой поездки в друзьях у нее оказались знаменитые философы Дидро и Вольтер.

Конечно, я была мала, чтобы понимать все значенье подобных встреч, но осознавала это впоследствии, тем более что за границей мне довелось провести годы, когда крепнет разум и человек становится взрослым.

В красивом бельгийском городке Спа мы провели остаток лета, а потом через Лондон отправились в Эдинбург, где поселились в старинном королевском замке, о котором у меня остались поэтические и грустные воспоминания, ибо в этом же замке жила когда-то несчастная Мария Стюарт, окончившая свою жизнь на плахе.

В Шотландии мы провели несколько лет, совершая небольшие путешествия в горы или на морские купания в Скарборо. Павел мужал, усердно занимался, но каждый раз, когда он оставался вне матушкиного глаза, проклинал свою судьбу и сетовал, что скоро станет ученым гомункулом.

Моему воспитанью княгиня также уделяла много внимания, хотя и была очень занята. Я порядочно знала языки, училась танцам и верховой езде. Особое место в моем воспитанье занимали музыкальные упражненья. Я играла на клавикордах, брала уроки композиции, а однажды княгиня предложила мне овладеть скрипичной игрой. Вы знаете, что в наши времена женщины почти не играют на скрипке, но независимый нрав княгини брал свое, она ни в чем не хотела уступать мужчинам, сама играла на скрипке и даже сочиняла музыкальные пьесы. Во мне она нашла особый дар и не ошиблась, игра на скрипке мне очень понравилась.

Нашлась и хорошая скрипка, в нашем багаже она была доставлена из России.

«Скрипка сия не проста, — сказала княгиня, — играй, моя Нэтти, да слушай, может, сама скрипка расскажет тебе свою историю».

Но больше она ничего не сказала, а я представляла, что это скрипка знаменитого итальянского мастера, который сделал ее в дни несчастной своей любви и в голос скрипки вложил все мольбы и страдания.

В мае 1779 года молодой князь Павел счастливо выдержал экзамены в университете и получил степень магистра искусств. Княгиня Екатерина Романовна была очень довольна. В качестве награды за успешное учение она предложила сыну, а стало быть и всем нам, долгое путешествие по странам Европы.

К путешествию княгиня относилась не столько как к приятному времяпровождению, сколько как к усердному труду. Для этой цели она написала целое назидание, которое во всех своих странствиях я вожу с собой.

«Главная вещь состоит в том, чтобы не упускать ни одного удобного случая для приобретения знания и не забывать, что ты иноземец, мимоходом посещающий чужую страну. У путешественника должны быть постоянно открыты глаза и уши, так как сцены меняются, и размышления, вызванные ими, исчезают вместе с ними.

Предметы твоего наблюдения так разнообразны и многочисленны, что я укажу тебе только главные. Сюда относятся свойство и форма правления, законы, нравы, народонаселение, торговля, географические и климатические условия, иностранная и внутренняя политика, произведения, религия, обычаи, источники богатства, пошлины и различные условия различных сословий. Эти исследования достойны внимания философа, и ни один путешественник не должен пренебрегать ими, если он не хочет остаться тупым и бессмысленным зрителем всех этих явлений, не способным ни к умственному, ни к нравственному совершенству.

Исполнив условия твоего путешествия, ты запасешься нужными и неоценимыми сокровищами, которые пригодятся тебе в кругу семейной жизни, в уединении, на старости лет, — это будет личная твоя польза. С тем вместе из тебя образуется полезный член общества, потому что, сравнивая иностранную жизнь с жизнью своего отечества, стараясь исправить, что найдешь в нем дурного, учреждая, что найдешь полезным его благосостоянию, ты будешь другом и благодетелем своей страны».

Сколь полезен этот своеобразный манифест для персон, странствующих лишь для своего удовольствия! Княгиня Екатерина Романовна с юности научила меня приглядываться к сути жизни, искать в ней смысла и возможности благого переустройства.

Конец года мы провели в гостеприимной Ирландии, а потом переправились на материк и оказались в Брюсселе. Здесь произошла досадная встреча княгини с Григорием Орловым, когда-то приближенным к государыне. Княгиня не любила его и всегда называла грубияном и выскочкой. Новая вольность Орлова повергла ее в негодование.

Надо сказать, молодой князь Дашков был тогда в полном расцвете сил. Высок, привлекателен, как покойный его отец, отлично воспитан и достаточно остроумен.

Князь Орлов взглянул на Павла и произнес:

«Трудно представить более красивого юношу. Я убежден, что по возвращении в Петербург вы затмите всех фаворитов. В мои обязанности при дворе входит утешение отставленных фаворитов. Боюсь, что скоро мне предстоит работа, когда вы замените одного из них».

Князь Павел выслушал это с рассеянным видом, а княгиня была не на шутку обеспокоена. Дойти до того, чтобы сын попал в сомнительные любимчики императрицы? Фавориты осыпаемы ласками, но и презираемы втайне. Нет, она этого не допустит. И Екатерина Романовна ответила Орлову так:

«Я благодарна вам, князь, за оценку сына, но раз вам предписана роль утешителя, то утешьте меня немедля и обещайте никогда не утешать моего сына, ибо он и без фаворитства в фаворе судьбы!»

Князь Орлов немного растерялся и перевел взгляд на меня:

«А это что за прелестное создание? Откуда вы достаете таких воспитанниц? Если вам наскучит воспитывать, отдайте ее на воспитание мне».

«Эта воспитанница вам не по зубам, князь», — коротко ответила Екатерина Романовна.

С этой, быть может в излишнем раздражении брошенной, фразы, но ставшей известной всем, и начался интерес к моей до того не слишком заметной персоне.

«Эта воспитанница не по зубам старому князю, — говорили в салонах, — хороша же воспитанница, но кто же она?»

Кто-то считал, что я дальняя родственница княгини, кто-то полагал, что я просто сирота, взятая под опеку, но, учитывая, что в свете я частенько появлялась вместе с княгиней и молодым князем, молва вокруг моей фигуры стала принимать таинственный и значительный оттенок. В Париже я даже имела удовольствие некоторое время быть в обществе королевы Марии-Антуанетты, которая появилась на балу в доме графини Полиньяк.

В Париж тогда понаехало много русских. Здесь жил граф Салтыков, граф Шувалов, племянник князя Потемкина Самойлов. Все они живо обсуждали пущенную Орловым мысль о том, что молодой Дашков мог стать фаворитом императрицы. Я не могла надивиться низости и комичности этой истории. Так вот она, закулисная политика русского двора! Станет или не станет кто-то новым фаворитом? Поддержать его на этом пути или вступить в борьбу? Какие выгоды при этом можно извлечь? Об этом шепотком судачили на всех приемах, и княгиня Екатерина Романовна потратила немало сил, чтобы приглушить неугодную ей молву.

На балу у графа Шувалова я познакомилась с привлекательной англичанкой, леди Кенти, ставшей вскорости моей близкой подругой. Она была несколько старше меня и много опытнее в блуждании по лабиринтам светской жизни. Она сразу стала моей наставницей, но не строгой и прямолинейной, как княгиня Екатерина Романовна, а сердечной, хотя и несколько ироничной, но в целом хорошо понимавшей мой стеснительный характер.

В одной из доверительных бесед она прямо спросила:

«Почему, милая Нэтти, вы скрываете свое происхождение?»

«Мне оно самой не довольно известно», — искренне ответила я.

«Но как можно жить, не зная своих корней?» — воскликнула она.

«Что делать», — вздохнула я.

«Во всяком случае, — серьезно произнесла леди Кенти, — происхождение ваше, без сомнения, высоко, только его скрывают от вас».

Эти слова затронули мое самолюбие. Почему, в самом деле, я ничего не знаю о своих родителях? Прошла пора, когда я могла удовлетворяться туманными объяснениями княгини, а она словно бы и забыла, что я уже не маленькая девчушка, а взрослая, достаточно образованная девица.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Но что-то мешало мне прямо обратиться к княгине, в последние годы мы отдалились друг от друга. Я повзрослела, замкнулась в себе, а она была слишком занята воспитанием сына и светской жизнью. Словом, вопросы оставались без ответа, а жажда правды во мне росла, и жажду эту подогревал тот интерес, который, как я замечала, возрастал к моей особе.

В марте мы покинули Париж и через Верден, Мец, Нанси и Безансон направились в Швейцарию. Здесь мы в основном останавливались в тех городах, где были значительные военные укрепления, которые изучал молодой князь, а в Люневиле любезные военачальники даже разыграли перед Дашковым военные маневры. Так велика была слава его матери.

Затем мы оказались в Италии. В Парме, Модене и Флоренции мы осматривали картинные галереи, соборы, библиотеки. В Пизе мы принимали морские купания, а 28 июня, в день восшествия на престол императрицы, княгиня Екатерина Романовна дала бал, на который пригласила всю знать Пизы, Лукки и Ливорно.

Народу собралось до пятисот человек. Много танцевали, угощались и наблюдали во дворе иллюминацию. Когда вертящиеся колеса стали разбрызгивать в разные стороны разноцветные шипящие огни, ко мне обратился молодой итальянец из Лукки. Он представился графом Кастальоне и произнес такие слова:

«Сударыня, все знают, что вы путешествуете инкогнито, но я бы хотел рассчитывать на ваше особое расположение».

Я ответила:

«Синьор, либо вы сами ошиблись, либо вас ввели в заблуждение. Я путешествую под своим истинным именем».

«Тем не менее, сударыня, я хотел бы пригласить вас в Лукку погостить в нашем фамильном доме. Уверен, вам понравится город и моя семья. В нашем доме часто бывает сам гонфалоньер, глава правительства, я хочу, чтобы вы не сомневались, что разговариваете с достойным человеком, семья Кастальоне одна из самых уважаемых в Лукке».

Я поблагодарила его за приглашение и ответила, что так или иначе окажусь в Лукке, ибо через этот город пролегает дальнейший наш путь.

«Но тогда не забудьте посетить дом Кастальоне», — сказал молодой граф и протянул мне белую орхидею.

Мне и в дальнейшем оказывали знаки внимания, над чем добродушно подтрунивал князь Павел. «А не выдать ли нам тебя замуж за здешнего князя?» — восклицал он.

В Ливорно я получила теплое письмо от моей новой подруги леди Кенти, в котором она писала, что через некоторое время отправляется в поездку по Австрии и Германии и надеется, что наши пути где-нибудь сойдутся.

В Риме мы осмотрели все достопримечательности, побывали на бегах и в театре, который удивил нас тем, что женские роли исполнялись мужчинами. Затем был Неаполь, Помпея, прогулка на Везувий, после которой княгиня долго болела. Затем была обратная дорога через Рим в Болонью, Феррару и Венецию, где мы остановились на несколько дней в доме нашего представителя маркиза Маруцци.

Дом этот был совершенно великолепен. Недавно маркиз получил орден св. Анны, и повсюду в доме, на воротах, дверях, каретах красовались цвета и звезды этого ордена. Сам маркиз произвел впечатление тщеславного, говорливого человека. Он без конца распространялся о своих заслугах и всяческих подвигах.

Вообще люди в этих краях несравненно более разговорчивы, чем в наших. Я там наслушалась множество историй. Например, в доме маркиза служил почтенный албанец, который некогда воевал в Черногории против турок. Албанец этот находился в свите правителя Черногории Стефана Малого, о котором говорили еще, что он называл себя счастливо спасшимся императором Петром Федоровичем. Албанец всячески восхвалял Стефана и утверждал даже, что он жив до сих пор, хотя венецианцы знали, что Стефан давно убит. Утверждал он и то, что у Стефана, или Петра III, как он его называл, в России осталась дочь, родившаяся от тайного брака с какой-то женщиной. Стефан часто о ней вспоминал, обещал соратникам скорое ее возвращение, а затем будто бы, инсценировав свою гибель, отправился в Россию за дочерью. Как только дочь и отец воссоединятся, Петр Федорович заявит о своих правах на российский престол.

Княгиня Екатерина Романовна назвала все это ложными измышлениями, а мне сказала:

«Множество сплетен наслушалась ты по Европам, вот и еще одна. Бог знает, чем живут люди, все им мерещатся какие-то сказки. Вот и твоя персона начинает возбуждать интерес в салонах. Не обольщайся, мой друг. Я знаю, конечно, что рано или поздно ты снова задашь вопрос о своем происхожденье. Но уверяю тебя, что ничего тайного тут нет. Я просто взяла тебя на воспитание как сиротку, а родители твои померли от чумы и были простые люди из дальнего моего именья, я даже толком имен их не знаю. В тот год вымерла почти вся деревенька. Когда я наведалась туда с лекарями, никого уж не осталось в живых, только ты шевелилась в люльке при почившей уже матери. Велела тебя я взять и покинула деревеньку. Теперь ты моя воспитанница, приданое за тобой хорошее дам, глядишь, женится на тебе человек благородный, другого и не допущу. А сиротство свое позабудь, толков не слушай, вся жизнь твоя впереди, и назад оглядываться нет резона».

Я молча склонила голову и поцеловала руку, не осмелившись спросить названья вымершей деревеньки или упомянуть о том, что довелось мне узнать в Кукушкином доме. Княгине видней, но этими словами она сомнений моих не разрешила, а то и напротив, больней затронула душу, ибо человек не может существовать, не ведая, кто он и откуда.

Но события вели к тому, что я должна была узнать многое.

Через Падую, Виченцу и Верону мы отправились в Вену, где пробыли некое время в доме нашего посла князя Дмитрия Голицына. Не знаю уж почему, но как только при мне заходили разговоры, я всякий раз слышала о черногорских делах. Князь Голицын рассказывал об этом живо и обстоятельно, а княгиня Екатерина Романовна слушала с особым интересом. Голицын имел близкое касательство к этим делам, поскольку к нему как русскому министру многократно обращались посланцы черногорского правителя Стефана Малого. В одной из бесед княгиня Екатерина Романовна спросила, слышал ли князь о мнимой дочери черногорского самозванца, но князь об этом ничего не знал, и Дашкова, как мне показалось, успокоилась.

Предстояло скорое возвращение в Россию. Княгиня уже получила милостивое письмо от императрицы, но все еще тревожилась, ибо долгих семь лет прошло с той поры, как она покинула родину, и теперь надо было приложить много сил, чтобы вернуть былое расположение государыни.

Княгиня выбрала путь через Берлин, но раньше мы оказались в Лейпциге. Тут и развернулись события, которые круто изменили мою жизнь. В Лейпциге я заболела, горячка была так опасна, что в первые же дни я чуть не отдала богу душу. Княгиня очень обеспокоилась. Дни шли, а болезнь моя только усиливалась. Княгиня не могла задерживаться в Лейпциге долее, и она стала искать путей, чтобы дать мне спокойное выздоровленье.

К счастью, в Лейпциге жил в те поры близкий ее знакомый греческий священник и богослов Евгений Булгарис. Недавно он возглавлял патриаршию академию в Константинополе, а теперь преподавал курс богословия в Лейпциге.

Для меня это была счастливая встреча. Я сразу полюбила отца Евгения, его ум и доброта были для всех очевидны. Несмотря на то что княгиня Екатерина Романовна могла оставить меня в более аристократическом и богатом доме, она предпочла вручить заботы обо мне отцу Евгению. Жилище у него было скромное, но достаточно просторное, так что, наняв сиделку и оставив необходимые средства, княгиня смогла спокойно продолжить свой путь с твердыми надеждами на мое выздоровление.

«Оставляю тебя, дитя мое, ненадолго, — сказала она. — На обратном пути из Берлина ты догонишь нас в Кенигсберге. Отец Евгений позаботится о том».

Я была очень слаба и бросила на нее жалостный взгляд, который княгиня истолковала по-своему.

«Средств ты получишь достаточно. Да вот еще скрипка. Знаю, как ты любишь играть. Забавляйся, как поднимешься».

Поцеловав меня и побеседовав на прощанье с отцом Евгением, княгиня уехала в Берлин. Князь Павел погрозил мне пальцем и, смеясь, велел через две недели быть в Кенигсберге.

Но болезнь моя затянулась. То становилось лучше, то вдруг я падала в бездну, теряя сознание. Отец Евгений часто бывал у моей кровати. В дни просветленья он читал мне книги, причем не досаждал ученостью, а предпочитал книги сердечные, исповедальные.

Трижды приходили письма из Берлина, и трижды пришлось отвечать, что я не способна к поездке. Наконец пришло последнее письмо княгини, где она просила отца Евгения опекать меня до полного выздоровления, а потом лишь избрать способ возвращенья в Россию. Это письмо было направлено из Кенигсберга, оттуда до наших рубежей рукой подать.

Я мысленно простилась со всеми, кто был близок мне в этом долголетнем вояже, и собралась с силами, чтобы окончательно встать на ноги.

Дружба моя с отцом Евгением приняла к тому времени самые сердечные очертания. Нет слов, я была привязана к княгине, обожала ее, но всегда была напряжена в ее присутствии, всегда чувствовала над собой груз ее требовательного, сурового нрава. Отец Евгений обладал другой натурой. Мягкий и чуткий, он никогда не требовал ничего прямо, не назидал и добивался большего в воспитанье души, чем в упражненье рассудка. Он обращал мое вниманье на страдания сирых, на таящееся под маской добродетели зло, на несправедливость. Время, проведенное в доме Евгения, я вспоминаю как особенно светлое, хотя и большая его часть была омрачена тяжкой болезнью.

Но вот я здорова. Княгиня уже в России, она присылает письмо, в котором предлагает на выбор либо тотчас вернуться, либо пробыть под опекой до следующей весны. «Зима у нас прежестокая, — писала она, — у тебя есть резон укрепить свое здоровье в мягком климате, для чего вместе с отцом Евгением ты могла бы совершить поездку в один из южных краев, а я знаю, что отец Евгений такой вояж собирается совершить».

Я без колебаний приняла это предложение. Мне хотелось, но и страшно было возвращаться в Россию, откуда еще маленькой девочкой я уехала много лет назад. Что ждет меня там? Замужество, о котором, без сомнения, будет печься княгиня, жизнь в глухом имении или, напротив, в шумном Петербурге. И то и другое меня страшило, ибо все воспитание, которое я получила за эти годы, звало к более высокому предназначению. Я же знала, что такого предназначения у российской женщины нет, и тяжкая судьба княгини Екатерины Романовны не опроверженье, а подтверждение этого. Ведь мы знаем ныне, что, ввергнутая в государственные заботы, она потеряла личное счастье, разойдясь со всею родней, в том числе и любимым сыном, который не оправдал ее высоких надежд.

Итак, осенью 1782 года мы с отцом Евгением отправились в теплые края. Но этому предшествовал важный разговор.

«Дитя мое, — начал он, — часто во время бреда ты лепетала несвязные речи, из которых я понял, что тебя беспокоит тайна твоего рождения. Великий грех лишать человека знания своего древа. Конечно, не я тот садовник, который это древо может возродить перед тобой, но кое-какие ветви его мне, по случаю, известны. Было бы немилосердно с моей стороны скрывать то, что знаю. С другой стороны, знаний моих недостаточно, чтобы точно очертить искомое нами древо.

Однако послушай меня. Я не раз бывал в России то для участия в богословских диспутах, то для изучения древних бумаг, то для сбора пожертвований. В тот приезд я присутствовал при важных событиях. Сначала меня принимал государь Петр Федорович, человек распущенный, но добрый, а спустя совсем небольшое время в тех же покоях со мной говорила его супруга, но теперь уж царствующая императрица Екатерина.

С княгиней Екатериной Романовной у меня установились самые благодатные отношения. Жива, любопытна, учена, добродетельна, вот достойный пример не только женщинам, но и мужчинам. Дни для княгини были горячие. Государыня, восхожденью которой княгиня всячески содействовала, вдруг отдалила ее, приблизив Григория Орлова.

Я человек случайный, приезжий. Чуть ли не мне единственно могла доверять молодая княгиня заботы свои и волненья. Одна из таких забот была связана с судьбою ее сестры Елизаветы Воронцовой, состоявшей в близких отношениях с покойным государем Петром Федоровичем. Однажды в отчаянье, чуть не плача, она сделала мне признанье:

„Отец мой, не знаю, у кого просить совета и помощи. Все дело в том, что сестрица моя готова иметь ребенка от покойного государя. Вы понимаете, как это страшно. Лиза в растерянности, я в не меньшей. Что делать? Отказаться от родов, убить живую душу — это ведь грех, но и произвести на свет ее для страданий и очевидной погибели может быть грех не меньший. Как поступить?“

Я задумался и ответил:

„Нельзя ли совершить это втайне? Ребенка передать на воспитанье, не открывая истинного происхождения. Таким образом, не будет ни первого, ни второго греха. Во всяком случае, я готов содействовать исполнению этого плана“.

Княгиня согласилась, что ответ хорош, и обещала подумать. Шли дни, разговор не возобновлялся, и я со спутниками готовился к отъезду. В час прощанья княгиня попросила меня уединиться с ней. Держалась она отчужденно и высказалась твердо:

„Отец мой, я прошу вас забыть тот опрометчивый разговор. Сестра моя несносный человек. Оказалось, что она просто ошиблась, врачи не нашли у нее никаких признаков беременности, хотя она уверяла меня, что роды неизбежны. Прошу простить мою глупость, просто я поддалась отчаянью и безмерно вам благодарна, что вы тогда поддержали меня. Надеюсь, вы понимаете, какими последствиями могла обернуться эта история, будь она в самом деле правдива“.

Я откланялся и обещал ни одним словом не обмолвиться посторонним об этом разговоре. Как видишь, дитя мое, обещания этого я не сдержал, за что буду молить прощения у господа бога, равно как и просить благословенья твоей судьбе».

Высказав все это, отец Булгарис задумался.

«Вы связываете эту историю с тайной моего рождения?» — спросила я, дрожа от волнения.

«Дитя мое, не столько я, сколько один предмет», — ответил он и подошел к столу. На нем в черном футляре лежала скрипка, на которой я много играла все эти годы.

Тетрадь в сафьяновом переплете

Он раскрыл футляр, вынул скрипку и поднес ее к окну.

«Замечательная скрипка, — сказал он, — работа Андреа Террачини. Но самое замечательное в ней то, что это скрипка покойного государя Петра Федоровича».

Я замерла не дыша, боясь пропустить слово.

«Я хорошо запомнил ее, — продолжал отец Булгарис. — В день приема у государя Петра Федоровича ему вдруг захотелось поиграть на скрипке. Он не церемонился, приказал принести скрипку и добрые полчаса исполнял композиции, в том числе и свои. Затем он пустил скрипку по рукам, заставляя восторгаться ей и вызывая на соревнование любого, кто может сыграть лучше. Я держал эту скрипку в руках, я рассматривал ее. Вот даже царапина сохранилась на деке. Потом эту скрипку я видел в доме княгини Екатерины Романовны, она намеревалась запрятать ее, а потом махнула рукой и велела запереть в шкаф.

Итак, это скрипка покойного императора, дитя мое, и скрипка эта с тобой».

Я молчала.

«Возможно, это случайность и цепь совпадений, — продолжал он, — но в твоем лице я узнаю черты государя».

«Так, значит, я его дочь?!» — воскликнула я в смятении.

«Будем осторожны, дитя мое, — ответил он. — Не стал бы посвящать тебя в это знанье, но, увы, не один я уже им обладаю. Ходят упорные слухи, что государь оставил после себя дочь. Ты это или другая, но тебе надобно знать обстоятельства, которые сопутствуют твоей жизни. Обольщаться не стоит, но и недооценивать положенья нельзя. Я, например, на днях получил такое письмо».

Он нацепил очки и достал из конверта бумагу.

«Уважаемый богослов, — прочитал он, — надобно вам знать, что та, которую вы укрываете в своем доме, особа не простая и для вас опасная. По ее рожденьи она была спрятана в лесном монастыре, охраняемом целым батальоном солдат. Тем не менее нашлись силы, которые сумели ее отбить и после кровопролитного сраженья запрятать в иное место. Ее путешествие в свите небезызвестной и опасной женщины имело целью внушить в разных странах важность ее происхожденья и надежды, связанные с ее предстоящим появленьем в одном государстве. Предупреждаем, что ваша простота и наивность могут привести к непредсказуемым последствиям, а посему советуем вам распроститься как можно скорее с вышеупомянутой особой.

Ваш слуга».

Это письмо встревожило и напугало меня, но отец Евгений заверил, что не собирается лишать меня своей опеки, как бы ни обстояло дело. Мне же пришлось рассказать ему то, что я выведала в Кукушкином доме, после чего он впал в еще большую задумчивость.

Наконец мы покинули Лейпциг и в сентябре 1782 года оказались в Вене. Тут, к своему удовольствию, я встретилась с леди Кенти, которая, как и обещала, путешествовала по Европе. Леди Кенти обладала большими связями и настаивала, чтобы я появлялась в домах у знакомых сановников. Мне это порядочно наскучило, и скоро я отказалась сопровождать леди Кенти в ее бесконечных визитах, тем более что отец Булгарис списался со своим старым знакомым митрополитом Арсением и назначил день отъезда в провинцию, которая называлась Венецианской Албанией.

Прощаясь, леди Кенти погрозила мне пальцем.

«Милая Нэтти, я все о вас знаю. Сколько бы ни скрывали свое прошлое, оно рано или поздно станет явным, и напрасно вы таитесь от лучших друзей. Поверьте, придут времена, когда вам понадобится их помощь».

Мы сердечно простились, и леди Кенти взяла с меня обещание известить ее о времени отъезда в Россию, ибо она давно мечтала посетить эту страну.

«Я поеду с вами и, надеюсь, Россия будет ко мне гостеприимна», — сказала она.

Надежда ее сбылась, но намного позже, чем ожидалось. Все задержалось по воле событий, которые произошли в черногорском городе Которе.

Митрополит Арсений принял нас очень сердечно. С отцом Евгением они тотчас углубились в изученье трактатов, а я часто отправлялась гулять в чудесные места, которые окружали этот небольшой уютный город.

Сопровождал меня митрополичий служка, скромный и молчаливый черногорец. Однажды больше знаками, чем речью, он сообщил, что со мной хотят говорить по важному делу и дело это касается тайны моего рождения. При этом служка поставил условие, чтобы отец Евгений о встрече не знал. Подумав, я согласилась. Служка привел меня в каменный дом на окраине города и попросил подождать. Скоро в комнату вошел пожилой, но крепкий еще человек. Он поклонился мне, приложив руку к груди.

«Я Марко Танович, госпожа, — произнес он. — Я черногорский канцлер и самый близкий друг правителя Черногории Стефана Малого, который иначе называть себя не велел, однако все мы знаем истинное его имя».

Я слушала человека внимательно.

«Стефан Малый, человек великий, почил, но великие люди бессмертны, и проходит их жизнь во многих обличьях. То же можно сказать и о тебе, госпожа, носящая одно из своих имен, но таящая истинное».

Я попросила его говорить яснее и прямо спросила, чего он желает от меня.

«Я выполняю волю своего повелителя, — проговорил Марко Танович, — и передаю тебе его завещание».

Он дал мне запечатанный конверт. Я раскрыла его и прочла:

«Любезная дочь, не спрашивай, как мои люди разыскали тебя, и не скрывай перед ними свое истинное лицо. Я, Стефан Малый, правитель Черногории, ухожу на покой до предначертанных сроков и вручаю тебе свое состоянье, которое ты употребишь, без сомнения, с пользой и во благо подданных наших, кои обитают в известных тебе государствах.

Всю жизнь мы старались принести людям пользу, и тебе желаем, будучи осведомлены о твоем благостном нраве. Оберегаем тебя от сомнений в том, что ты кровно связана с нами, и в том, что продолжишь наши усилья.

Прими наш дар без колебаний, распорядись им полезно и ожидай встречи с нами как единственно близкой и кровной частью твоей.

Писано в Брчели, генваря месяца на 23 день 1773 года».

Прочитав письмо, я сказала:

«Не вполне понимаю, о чем идет речь и за кого меня принимают».

Марко Танович улыбнулся печально.

«Госпожа, больше всех известно твое происхожденье тому, кто составил завещанье. Спасшись чудесным образом, он спас и тебя, когда тебя хотели умертвить в малолетстве. Вот что он велел передать». — Марко Танович протянул мне маленький бархатный кошелек. В нем лежал простой медный крестик.

«Что это?» — спросила я.

«Это крестик, который ты зажала в своей ручонке, когда он спасал тебя», — ответил Марко Танович.

Да, да! Я знала об этом крестике! Марья Почивалова рассказала о нем в Кукушкином доме. Я так цеплялась, когда меня отнимали, что крестик Маши остался в руке. Крестик твоей матери, Митя. Вот он, возьми его и храни, а я продолжаю рассказ.

Да что продолжать! Все уж почти рассказано. Незримые сети стянулись вокруг меня. Я отважилась принять дар моего спасителя, хоть случилось это не сразу. С того дня Марко Танович ловил любую минуту, чтобы говорить со мной. Я узнала всю историю Стефана Малого и даже ту ее часть, о которой не ведал никто, кроме Тановича. Марко Танович не тщился прямо уверить меня, что под именем Стефана Малого скрывался государь Петр Федорович, а я его незаконная дочь. Он только рассказывал. В глазах этого человека стоял неистовый свет веры, он твердил, что Стефан жив, что он в России и ожидает встречи со мной. Что я должна принять состояние, и употребляя его во благо ближних, ехать в Россию, где меня непременно найдут.

Голова моя закружилась. Через месяц пребывания в Которе я согласилась жить по завещанью. Не стану говорить, как и где получила я черногорский дар, но это было настоящее богатство, отбитое у турецкого паши.

«Теперь ты принцесса Черных Гор! — торжественно объявил Марко Танович. — Отправляйся в путь. Я же понесу свою долю и пойду по деревням, чтоб возвещать о скором возвращении нашего государя, обретшего дочь».

Нет, я не смогла, да и не захотела утаить всю историю от Булгариса. И слава богу. Пожалуй, если б не он, я бы наделала глупостей. Булгарис уберег меня от скорых шагов. Он списался с княгиней Дашковой и сумел продлить мое пребывание вне России, сославшись на мое пошатнувшееся здоровье.

«Забудь обо всем на время, дитя мое, — сказал отец Евгений, — груз слишком тяжел, надо к нему привыкнуть. Предайся пока скромной жизни, изученью наук и искусств, дабы обрести нужную тебе силу».

Мне хорошо было с ним, но, увы, предстояла разлука. Государыня-императрица, славная тем, что привечала достойных мыслителей, пригласила Булгариса в Россию. Тот согласился, но отсоветовал мне ехать с ним, ибо молва о моем происхождении уже коснулась его персоны и вместе с ней могла проникнуть в Россию и дойти до слуха императрицы.

«Тебе надобно затаиться, дитя мое, — сказал он. — Пусть минет время, там видно будет. Ты нынче крепка, разумна, найми дом в тихом месте, размышляй и молись. Я найду тебе верных людей и буду слать известия из России».

Так я и поступила. Прожила уединенно три года, составив себе круг друзей и сподвижников и проводя время в осознанье своей судьбы. Я уж не мучилась сомненьем. Дочь ли я самого государя или правителя Черногории, но предназначенье мое состояло в том, чтобы нести благо людям.

И вот я в России. Княгиню Екатерину Романовну по приезде мне видеть не удалось. Когда я направилась в дарованное ей имение Круглое, она внезапно отъехала в Петербург по неотложным делам Академии, оставив мне ласковое письмо с приглашением проведать ее на обратной дороге.

Я отправилась в Малороссию к отцу Евгению. Служба его в Петербурге не удалась, он слишком вольно высказывался, что пришлось не по вкусу императрице. Она удалила его в Херсонскую епархию, заказав написать труд об упадке Оттоманской империи и освоении новых земель.

В Киеве мне повезло. Старый приятель мой князь Павел Дашков пребывал теперь в должности адъютанта князя Потемкина. Он мне устроил дорогу, снабдив даже чистыми бланками с подписью князя. Отец Евгений посоветовал мне осмотреть Тавриду, так что вышло целое путешествие. Это первое мое странствие по русским краям, но я хочу объехать всю землю, узнать ее горе и радость, понять нужды людей.

Ты, Митя, верно пиши, лишнего не прибавляй, история моя забавна, и, что из нее получится, неизвестно. Возьми же сей крест, он твой по праву. Видишь, как складно устроена жизнь? Двадцать лет странствовала, чтобы вернуться к тебе. Как приедем в смоленское, к матери сходим. Славная была женщина.

А вы, Петр Иванович, не грустите. Я нынче открылась вам и почему-то знаю, что вы мне друг. И дело не в том, что издавна связаны, а просто чувствую близкую душу. Ведь я богата, но все же одинока, и многие льнут к моему достатку, не понимая, что деньги-то не мои, а дадены в руки, чтоб обернуться добром для людей. Давайте же вместе об этом стараться, глядишь, и выйдет у нас хорошее дело…

Так говорила она, глядя горячим своим черным взором и не ведая, что тучи собираются над ее головой.


Парадизи, Новый Свет | Тетрадь в сафьяновом переплете | cледующая глава