home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Переяслав

Переяслав когда-то был славным городом, здесь жили удельные русские князья. На прилегающих равнинах разворачивались кровавые битвы. Теперь же город зачах. Тут захудалые торговые ряды, монастырь да народная школа на несколько десятков учеников.

Зато в трактире мы встретили замечательного человека. Это дивизионный врач Самойлович. Увидев Петра Ивановича, он кинулся к нему с объятьями. Молодой граф и доктор встречались в Англии и Германии и накоротко там сошлись. Теперь по приказу Потемкина Самойлович служит в Екатеринославской губернии.

Доктор уже в летах, но по-прежнему жив, подвижен и любознателен. Во всей Европе он известен своими трудами по леченью опасной болезни — чумы. В прошлом году чума обрушилась на Малороссию, Самойлович упорно и бесстрашно с нею боролся. До сих пор он разъезжает по губернии, выискивая случаи заболевания.

Друзья заказали себе обед и за бутылкой лафита продолжили разговор.

— Много ли сейчас случаев чумы? — спросил Петр Иванович.

— Слава богу, почти совсем извели, — отвечал Самойлович. — Твоя дорога теперь безопасна. Да если и будут случаи, я распорядился ставить у дверей охрану, чтобы никто не ходил к больным. Хотя в Стамбуле поступают еще проще, чумных или касательных к ним одевают в желтые одежды и разрешают выходить в город, их издали видно.

— Сам не страшишься слечь? — спросил Петр Иванович.

— Я виды видал! — сказал Самойлович. — Даже, ты знаешь, делал себе прививки, да государыне-императрице это не показалось.

— Но государыня благоволит к наукам, — возразил Петр Иванович.

— Так-то так, — согласился Самойлович, — да любит, чтоб все прельстительно было. А то говорят ей, Самойлович себе руку порезал да ввел чумный яд. Она чуть не в обморок. Этот Самойлович весь двор заразит. Глядишь, перемрут красивые генералы. Так, брат мой, и оказался я тут, сам Потемкин из Петербурга выдворил.

— Куда ж ты теперь?

— В Коврай, помещик там занедужил.

— Бог в помощь.

— Да и тебе. Я слышал, ты земли в Крыму получил.

— Вот еду с инспекцией по батюшкиному наказу.

— Кто ж будет с тобой? — Самойлович внимательно и ласково посмотрел на меня. Я покраснел.

— О, человек ученый! — сказал Петр Иванович. — На трех языках говорит, на лошади скачет, шпагой фехтует.

Я вовсе смешался, Самойлович же засмеялся.

— Что за время! — воскликнул он. — При Петре все в работу шли, инженерное, морское дело учили, познавали науки. А нынче? Бывал я в Московском университете, студенты бог знает в чем ходят, профессора не читают лекций. Веришь ли, за все царствие государыни один лишь студент выдержал экзамен на доктора. Да и что говорить, если нынче на медицинском факультете всего три студента числится! Зато пойди в салон. Щеголи по-парижски щебечут, а хочешь, по-лондонски или по-венски. Флирты, интриганство, дуэли, танцы всю ночь напролет! Ты посмотри на российского дворянина! Он бездельником стал. Как только освободили его от службы, он на диване лежит да романы читает. Такая в голове каша! Вольтер, Дидро — это, разумеется благородно. Всяческие Бейли и Ангильберты. Вся жизнь в голове европейская, а тело-то русское! Идеи оттуда, а жизнь тут! Мы отрываемся от среды, живем призрачными интересами, волшебными снами и грезами. Почитал красивый роман, поплакал, потом встал и отхлестал по щекам лакея — вот нынешний русский тип! Вот увидишь, мой друг, это внутреннее раздвоенье еще даст свои плоды. Еще не раз мы потащим мысль оттуда, чтобы взрастить ее здесь. Да что вырастет? Может, урод какой.

— В целом ты прав, — сказал Петр Иванович, — но иногда лишку хватаешь. Разве не из просвещенных стран ученье идет? Где издали твои труды, в Петербурге или Дижоне?

— Да разве я противу наук? — сказал Самойлович. — Я противу того, чтобы петух по-кошачьи мяукал да еще умным котом себя полагал.

— Меж французом и русским меньше разницы, чем между птицей и зверем, — возразил Петр Иванович, — не кукарекаем, не мяукаем, а говорим словами, значит, можно найти согласье.

— Знаем мы наше согласье! — воскликнул доктор. — О проекте Платона Зубова слыхал? Он перед императрицей границы Российской империи начертал да столиц в ней шесть — Санкт-Петербург, Москва, Берлин, Вена, Константинополь и Астрахань.

— Мало ли сумасбродов, — сказал граф.

— Вольный дух глупому в голову бьет. Ты верно говоришь, что императрица жаждет просвещенья. Только просвещенье указом не насадишь, сверху не спустишь. Триста лет орды — вот наше просвещенье. Ты, верно, знаешь французскую поговорку: «Поскобли русского, под ним окажется татарин». Слыхал историю про Каррика?


Иртыц | Тетрадь в сафьяновом переплете | Случай с банкиром Карриком