на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



8. Конфискация церковных ценностей

В 1921 г. в России разразился страшный голод, вызванный жестокой засухой, последствиями Гражданской войны и политикой военного коммунизма, разрушившей систему хлебной торговли. Число жертв голода и сопутствующих голоду болезней оценивалось приблизительно в 5 миллионов человек. В июле 1921 г. ВЦИК создал Центральную комиссию помощи голодающим (ЦК Помгол). В ходе борьбы с голодом большевистское правительство впервые стало принимать иностранную гуманитарную помощь от капиталистических стран, в частности от Американской администрации помощи (ARA), которой руководил будущий президент США Герберт Гувер, и ее европейских отделений.

Помощь голодающим стала для большевиков удобным поводом для массового изъятия церковных ценностей у Русской православной церкви. В декабре 1921 г. был издан декрет ВЦИКа «О ценностях, находящихся в церквах и монастырях», 23 февраля 1922 г. ВЦИК издал декрет «О порядке изъятия церковных ценностей, находящихся в пользовании групп верующих». Декретом предписывалось местным органам власти изъять из храмов все изделия из золота, серебра и драгоценных камней и передать их в Центральный фонд помощи голодающим. В ходе изъятия ценностей происходили кровавые столкновения красноармейцев и чекистов с группами верующих, было немало убитых и раненых. Особенно драматическими явились события в городе Шуя, где во время вооруженного столкновения были убиты четверо прихожан и ранено десять. Жертв среди красноармейцев не было [1102] .

В выработке и принятии всех антицерковных решений непосредственное участие принимал Троцкий, которого Политбюро утвердило «координатором» усилий «заинтересованных ведомств» в борьбе против влияния церковных институций. Вместе с Зиновьевым и Бухариным он предлагал принять против духовных пастырей самые решительные меры [1103] . В марте 1922 г. Троцкий сформулировал свои предложения для Политбюро. В частности, он рекомендовал выступить с интервью Калинину, русскому по национальности. Смысл интервью должен был быть в том, что изъятие ценностей не является борьбой с религией и церковью; что среди духовенства есть две группы – одна считает необходимым оказать помощь голодающим, а другая враждебна не только к голодающим, но и к советской власти; наконец, что декрет об изъятии ценностей возник якобы по инициативе самих голодающих [1104] .

Когда же произошли события в Шуе, Троцкий предложил «коноводов расстрелять», «попов» «за расхищение церковных ценностей» предать суду, а затем пойти на еще более кардинальные меры – арестовать всех членов высшего органа Русской православной церкви – Синода, чтобы затем «приступить к изъятию по всей стране, совершенно не занимаясь церквами, не имеющими сколько-нибудь значительных ценностей». Он требовал также «с момента опубликования о Шуе, печати взять бешеный тон, дав сводку мятежных поповских попыток в Смоленске, Питере» и других местах. С незначительными, в основном стилистическими, изменениями, внесенными В.М. Молотовым, предложения Троцкого были приняты Политбюро 22 марта 1922 г. [1105]

Именно на этом фоне, в ходе операции по разграблению церкви, Ленин 19 марта написал письмо Молотову, предназначенное для всех членов Политбюро с требованием «именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». При этом Ленин выдвинул требование, чтобы официально выступал с какими-либо инициативными мероприятиями только русский Калинин. «Никогда и ни в коем случае не должен выступать ни в печати, ни иным образом перед публикой тов. Троцкий» [1106] , – заключал Ленин, хорошо помня о еврейском происхождении Льва Бронштейна.

Перед публикой на эту тему Троцкий действительно не выступал, но уже 20 марта представил на рассмотрение Политбюро проект директив об изъятии церковных ценностей – документ столь же циничный и жестокий, как и только что рассмотренное письмо Ленина. Троцкий предлагал создать местные секретные комиссии по изъятию ценностей с участием либо секретаря губкома, либо заведующего агитпропом, а также комиссара дивизии, бригады или начальника политотдела. Центральная комиссия образовывалась под председательством Калинина, но должна была собираться раз в неделю «при участии тов. Троцкого». Одновременно в каждой губернии следовало создать официальные комиссии или столы при комитетах помощи голодающим «для формальной приемки ценностей, переговоров с группами верующих и пр. Строго соблюдать, чтобы национальный состав этих официальных комиссий не давал повода для шовинистической агитации». Намечались также меры по внесению раскола в среду духовенства. Троцкий предлагал поощрять священников, выступавших в пользу изъятий, и использовать их в агитационной кампании против остального духовенства. Проект Троцкого был принят с незначительными поправками и немедленно разослан в губкомы как директива [1107] .

Над «организаторами» волнений, связанных с изъятием церковных ценностей и носивших стихийный характер, в Москве состоялся судебный процесс. 11 человек были приговорены к расстрелу. На заседании Политбюро 11 мая рассматривался вопрос о судьбе осужденных и утверждении смертных приговоров. Троцкий предложил помиловать шестерых, обосновывая смягчение наказания «исключительно соображениями о возможности с наименьшим ущербом для существа приговора, справедливого по отношению ко всем 11-ти, пойти максимально навстречу ходатайству прогрессивного духовенства» [1108] . Предложение было принято. Троцкий начал заигрывать с «прогрессивным» духовенством, раскалывая церковь. 14 мая он обратился с телеграммой к членам Политбюро (с копиями в редакции «Правды» и «Известий» – для публикации), обращая их внимание на «сменовеховские» тенденции в русской православной церкви, проявившиеся, в частности, в воззвании группы церковных сановников во главе с епископом Антонином (А.А. Грановским) к «верующим сынам православной церкви России» [1109] . В воззвании осуждалась деятельность пастырей, препятствовавших помощи голодающим, и выражалась поддержка мероприятий советской власти.

Троцкий призывал развернуть кампанию в прессе с тем, чтобы «поднять дух лояльного духовенства, внушить ему уверенность в том, что в пределах его бесспорных прав государство его в обиду не даст» [1110] . Иначе говоря, Троцкий призывал взять ориентацию на поддержку церковного раскола «между демократической сменовеховской частью церкви и ее монархическими контрреволюционными элементами», оказать государственное покровительство священнослужителям, которые то ли из практических и меркантильных соображений, то ли во имя выживания церкви шли на прямой союз с безбожным государством. Курс Троцкого был одобрен Политбюро [1111] . В итоге государство ограбило церковь на 2,5 миллиарда золотых рублей (на зерно из этих денег потратили 1 миллион рублей, и то только на семена, а не на хлеб для голодающих) [1112] . Следует отметить, что об этой сфере в воспоминаниях Троцкого нет ни строчки.


7.  Отказ от военного коммунизма | Лев Троцкий. Большевик. 1917–1923 | 9.  Семья