home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Нечто необыкновенное

Сергей Сергеевич в душе был нежным романтиком, поэтому в суровой реальности чувствовал себя неуютно, особенно перед Восьмым марта. Дело в том, что, как нежный романтик, он мечтал подарить своей любимой супруге Клавдии Васильевне нечто необыкновенное, что-нибудь до такой степени из ряда вон, чтобы она ахнула, заплакала от счастья и сказала: «Не может быть!» И чтобы и все соседи, и знакомые, и сослуживцы тоже ахнули и сказали: «Не может быть!» И чтобы все сразу поняли бы, какой Сергей Сергеевич нежный романтик в душе. Но все мечты Сергея Сергеевича каждый раз скукоживались и засыхали, стиснутые жесткими рамками суровой реальности: заначенной премии обычно только-только хватало на какой-нибудь пошлый утюг или еще более пошлую сковородку. Поэтому каждый раз перед Восьмым марта Сергей Сергеевич тихо грустил и мечтал о чуде. Ах, вот если бы, например, ему дали премию не убогие две сотни рублей, а, скажем, тысячу долларов! Или лучше две тысячи… Нет, лучше три. На три тысячи долларов можно было бы купить любимой супруге Клавдии Васильевне, например, новые сапоги — она еще год назад намекала, что у нее сапоги вот-вот развалятся, — норковую шубу, костюм какой-нибудь, что ли… Что еще можно купить на три тысячи долларов? Романтическое… Кольцо с бриллиантом? Вот уж действительно все ахнули бы! С другой стороны — зачем ей кольцо с бриллиантом? Не на ее артритных пальцах бриллианты носить. Да и шуба тоже… Куда ее надевать? По рынкам, что ли, в норковой шубе бегать? Если уж на то пошло, и сапоги старые еще вполне можно починить. Да и вообще, все это — вещи. По большому счету, тот же пошлый утюг, только дороже. Ну и где здесь романтика?

Ах, вот если бы прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете и сказал бы человеческим голосом: «Чего тебе надобно, старче? Выполню любое твое желание!» Уж Сергей Сергеевич придумал бы, что пожелать.

Сергей Сергеевич мечтательно вздохнул, закрыл глаза и приготовился придумывать желание. От этого занятия его отвлекло легкое покашливание. Сергей Сергеевич открыл глаза и увидел совершенно незнакомого молодого человека, который как ни в чем не бывало стоял прямо посреди комнаты, прислонясь к боку голубого вертолета.

— Здравствуйте, Сергей Сергеевич. — Молодой человек вежливо улыбнулся, отклеился от вертолета и слегка поклонился. — Вызывали?

— Вы кто? — Сергей Сергеевич рывком сел, сбросил ноги с дивана и потряс головой. — Вы как сюда?.. Вы зачем?

— Я волшебник, — сказал молодой человек. — Слышал, у вас возникли проблемы. Могу помочь.

— Бред, — сказал Сергей Сергеевич. — Глюки. Изыди, видение!

— Ну зачем вы так? — обиделся Волшебник. — У меня и документы есть. Вот, можете убедиться.

Волшебник вынул из воздуха лист бумаги официального вида и протянул Сергею Сергеевичу. Да, действительно: штамп. Печать, подпись… И не просрочено.

— Минуточку, — растерянно сказал Сергей Сергеевич. — Но ко мне-то вы почему? Я не вызывал.

— Не может быть, — удивился Волшебник. — У меня заявка оформлена. — Он вынул из воздуха еще один лист бумаги и заглянул в него. — Нет, все правильно. Буквально две минуты назад вы подумали: «Вот если бы прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете»…

— Ну и что?

— Ну, я и прилетел. Готов выполнить любое ваше желание. Одно. Извините, больше не могу. Желающих перед праздником многовато, а у нас лимиты жесткие.

— С ума сойти! — Сергей Сергеевич облизнул пересохшие губы и прижал руку к затрепыхавшемуся сердцу. Он начинал верить в реальность происходящего. Романтик же. — А какое желание вы можете выполнить?

— А любое. — гордо сказал Волшебник. — Ну, почти любое… В прейскурант не входят только желания, исполнения которых могут повлечь физический, моральный или материальный вред другому лицу или группе лиц, а также загрязнение экологической среды или изменение физических законов Вселенной. Но ведь у вас таких желаний нет?

— Нет, — горячо сказал Сергей Сергеевич. — Таких — нет! Что я, сумасшедший, что ли? У меня совсем другие желания! Дайте подумать…

Три тысячи долларов! Нет, какие три тысячи… Сто тысяч! Тьфу, и о чем он только думает… Желание-то любое… Миллион… Десять миллионов. Да десять вполне достаточно. Он никогда не был жадным. А десять миллионов долларов — это вполне приличные деньги. Десять миллионов хватит на… На что же их хватит? В голове Сергея Сергеевича замелькали картины: дворцы, яхты, рестораны, шампанское, красавицы, одетые только в карибский загар и в драгоценные украшения…

— Подарок предназначен только для женщин, — негромко сказал Волшебник. — Спецобслуживание. Восьмое марта, знаете ли…

Ох, вот это облом. Сергей Сергеевич представил, что все эти десять миллионов будет тратить его любимая супруга Клавдия Васильевна, и чуть сознание не потерял. Да ей больше ста рублей в неделю давать нельзя — в момент на ветер пустит. Сроду экономить не умела. Что же делать-то?

— Есть много такого, что ни за какие деньги не купишь, — осторожно подсказал Волшебник. — Например, молодость, красота, талант…

Это как же понимать прикажете? Это что же такое получается? Любимая супруга Клавдия Васильевна станет такой, какой была двадцать пять лет назад, а он… Сергей Сергеевич вспомнил, какой была Клавочка двадцать пять лет тому назад, украдкой глянул в зеркало на стене и скрипнул зубами. Ну и предложеньице! Да и с талантами как-то не все ясно. Зачем домохозяйке, например, колоратурное сопрано? Или, скажем, дар живописца? Или, не к ночи будь помянуто, выдающиеся литературные способности? Да ведь она в момент хозяйство забросит и примется карьеру делать!

— Вот еще здоровье тоже, — задумчиво напомнил Волшебник. — У вашей любимой супруги Клавдии Васильевны артрит, остеохондроз, варикозное расширение вен, гастрит, сердце стало пошаливать — вы в курсе?

Ну и что? Сергей Сергеевич потер рукой грудь. У него тоже сердце пошаливает, особенно сейчас. Да и вообще болезней та еще коллекция. И со временем, надо полагать, меньше не станет. И как он будет чувствовать себя рядом с абсолютно здоровенькой любимой супругой Клавдией Васильевной? Ведь совсем возненавидит…

— Ну, может, хоть пустячок какой? — с надеждой спросил Волшебник. — Вот, например, духи. Таких духов больше нет ни у кого в мире. От их запаха улучшается настроение и цвет лица, проходит головная боль и бессонница.

— У всех? — с надеждой спросил Сергей Сергеевич.

— У владелицы, — виновато ответил Волшебник.

Они помолчали.

— Может, хотя бы цветы? — нерешительно спросил Волшебник. В руках у него оказался огромный букет роскошных белых роз. По комнате поплыл дивный аромат. — Смотрите, какие цветочки славные. Они будут стоять целый год. Не завянут и не потеряют аромата. А?

— Да ну их, — раздраженно буркнул Сергей Сергеевич. — Совершенно бесполезная вещь. Да и прецедент создавать незачем. Раз подаришь — потом всегда намекать будет: розы, мол, люблю…

— Что же делать-то? — огорчился Волшебник. — Я, кажется, уже все вам предлагал… Может быть, вы все-таки сами что-нибудь желаете?

— Да ничего я не желаю, кроме покоя, — рассердился Сергей Сергеевич. — Является тут, видите ли, неизвестно кто, чудеса какие-то сомнительные предлагает. Цветами какими-то подозрительными машет… И вертолет ваш, между прочим, прямо на чистом ковре стоит. А мы даже обувь в прихожей снимаем!

— Извините… — Волшебник оглянулся, рассеянно махнул рукой, и вертолет исчез. — Это так, голограмма. Для убедительности… Покой, я правильно понял?

— Правильно, — совсем уже сердито сказал Сергей Сергеевич. — Шли бы вы отсюда. Дайте мне покой наконец-то…

— Вообще-то это против правил, — заметил Волшебник. — Покой вы желаете для себя, а не для любимой супруги Клавдии Васильевны. Но, учитывая, что исполнение вашего желания в какой-то степени станет подарком и для нее, в виде исключения можно ваше желание и выполнить. Да будет так!

Волшебник исчез, как и не бывало его, а на Сергея Сергеевича снизошел невиданный, блаженный. Глубокий покой. В комнату без стука вошла его любимая супруга Клавдия Васильевна, но он даже не прикрикнул на нее за это. Клавдия Васильевна поэтому тут же осмелела настолько, что спросила:

— Кто-то заходил, Сергей Сергеевич? Что-то розами как изумительно пахнет…

Вместо того, чтобы поставить супругу на место, Сергей Сергеевич благодушно закрыл глаза и спокойно ответил:

— Да так, чудак один адресом ошибся. Ты иди, иди, займись чем-нибудь… Я посплю.


Любимая супруга Клавдия Васильевна на цыпочках вышла, тихо прикрыв дверь, а Сергей Сергеевич сладко зевнул и подумал: «Гусятницу ей подарю. Вещь глубокая, емкая. Пусть мне к праздничку гуся с капустой потушит».

Хорошая вещь — покой. Между прочим, если бы Волшебник спросил саму Клавдию Васильевну, она тоже попросила бы покоя. Потому что последние двадцать пять лет ни о чем другом просто не мечтала.


Два идеала — пара | Рассказы |