home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11

– Твоей… матерью? – Зоуи решила, что ослышалась.

– Это была отличная сделка – две влиятельных семьи объединялись, – произнес Антон с хмурой улыбкой. – Тео хотел слить свою компанию с компанией моего деда. А мой дед согласился при условии, что семьи Паллис и Канеллис породнятся. Он считал, что семейный союз укрепит деловое соглашение.

Зоуи содрогнулась:

– Но моему отцу было всего лишь восемнадцать лет. Сколько было твоей матери?

– Тридцать два, но возраст жениха и невесты не имел никакого значения. Моя мать была послушной дочерью. Она всю жизнь делала только то, что заставляло отца гордиться ею.

– Она подарила ему внука. По греческим канонам – это повод для гордости.

– Защищаешь меня, дорогая? – сухо произнес Антон. – Ты меня удивляешь.

– Я думала о твоей несчастной матери, а не о тебе. Ты сказал, что она только что овдовела. – Зоуи неуверенно посмотрела на него. – Она любила твоего отца?

– Любовь – не то слово, которым я охарактеризовал бы их отношения. Хотя я, пожалуй, был слишком мал, чтобы понимать это. Я помню многочисленные перепалки, ругань. Отец часто подолгу отсутствовал. – Антон пожал плечами. – Мой дед был главой семьи, а не отец. Кстати, он взял фамилию Паллис, когда женился на матери. Вот что творит богатство.

– А мой отец? Он тоже ничего не делал по своей воле?

– Многие были в этом уверены, пока Леандер не пропал по дороге в церковь. Он тогда всех удивил. – Антон уставился в потолок, вспоминая давно прошедшие времена. – Шок был столь велик, что дед получил инфаркт, который его и убил. Мать ушла в монастырь, где вскоре тоже умерла – унижение и обиды свели ее в могилу. – Он снова помолчал. – Но и это не все. Сразу после того, как Леандер исчез, твоя бабушка отправилась в Англию, чтобы убедить его вернуться домой и выполнить свой долг. Ее вертолет потерпел крушение в Эгейском море, и Тео потерял единственную женщину, которую любил.

Зоуи осторожно опустилась на край софы. Ее бабушка…

– Теперь я понимаю, почему Тео отказывался простить папу, – произнесла она дрожащими губами.

Но еще страшнее было то, что ее отец все эти годы винил себя в гибели матери.

Леандер не нашел сил простить себя.

– Тео остался один. Он очень горевал, – продолжал Антон. – А я стал десятилетним сиротой-мультимиллионером. Меня отправили в интернат, а так называемые доверенные лица счастливо доили «Паллис групп». Мне исполнилось двенадцать лет, когда Тео добился права управлять моим бизнесом. Он взял меня к себе, дал дом и превосходное образование. В двадцать пять лет я получил процветающую компанию.

– Ты любишь его, – прошептала Зоуи.

– Я люблю его, – тихо подтвердил Антон. – Тео кажется жестоким и твердолобым, но тогда он был одиноким мужчиной с разбитым сердцем. Ему надо было заботиться о ком-то, а мне надо было, чтобы заботились обо мне.

– Значит, он тебя усыновил.

– Он не усыновлял меня, просто воспитывал.

– И ты ненавидишь… моего отца.

– Я не испытываю ненависти ни к кому. – Антон тяжело вздохнул. – Разве что к журналистам, из-за которых мы оказались в этой ситуации. Хорошо, что они не выяснили причину, по которой Леандер сбежал… Нет, только не обморок!

Антон подскочил к Зоуи, заметив, что она пошатнулась. Он схватил стакан с бренди и попытался заставить ее выпить, но она только покачала головой.

– Прошлое повторяется в нас, – прошептала молодая женщина. – А ты действительно жаждешь мести.

– Нет, – процедил Антон сквозь зубы. – Я не желаю мести.

– А чего же ты добиваешься? Ты делал все, чтобы наша свадьба состоялась. Мне следовало бы давно догадаться, что за твоим отношением ко мне что-то кроется. Что-то большее, чем желание угодить прессе. Ты хотел отомстить за унижение, которое испытала твоя мать, бросив у алтаря меня?

– Сколько раз мне надо повторять, что я не хочу мести и не охочусь за деньгами Тео? – вздохнул Антон.

– Столько, сколько ты уговаривал меня выйти за тебя замуж.

Антон залпом выпил бренди.

– Завещание Тео не менялось двадцать три года, – сказал он. – Леандер всегда был наследником, и его дети тоже – в случае, если Тео переживет сына. И если ты поинтересуешься, откуда мне это известно, я объясню. У меня хранятся все личные бумаги Тео, потому что я единственный человек, которому он доверяет. И я намерен оправдать его доверие. А ты, Зоуи? Ты готова сдержать обещание, данное мне? – Он взглянул ей в глаза. – Или ты тоже сбежишь, как твой отец?

Зоуи стояла, дрожа от злости. Все, что она раньше знала о деде, – все перевернулось с ног на голову. Антон обрушил на нее правду.

– Тео сказал, что не хочет нашей свадьбы. – Каждое слово давалось Зоуи с трудом.

Антон дотронулся до ее плеча.

– Он тебя проверял. Тео пытался понять, подведешь ты его или нет. Ему важно знать, что дело всей его жизни окажется в надежных руках. И я спрашиваю еще раз: ты готова облегчить деду последние дни?

Готова ли она выйти за сына женщины, которую ее отец бросил у алтаря?..

– Да, – прошептала Зоуи. – Пока мой дед не… пока он с нами. Я буду делать все, что ты хочешь, пока весь этот ужас не закончится, а потом я вернусь к своей жизни, и ты не станешь меня останавливать.

Антон побелел как мел. Зоуи словно повернула выключатель, который погасил огонь. Она не понимала, почему это произошло.

Антон опустил руку.

– Справедливо, – согласился он и развернулся.

– Справедливо, – повторила Зоуи, закрепляя сделку, как ей казалось, собственной кровью.

– Пойду проверю, как там Тео. – С этими словами, не оборачиваясь и не глядя на нее, Антон ушел.


Неделю спустя они поженились. Только церемония прошла не в маленькой церкви на Талии, а в доме Тео. Чтобы скрепить союз, был приглашен мировой судья.

Тео настоял на том, что он сам вручит Зоуи жениху. Дед вложил ее руку в руку Антона и только после этого позволил себе сесть в инвалидное кресло. Он, в отличие от двух основных действующих лиц, с удовлетворением наблюдал за происходящим.

Когда с формальностями было покончено, они выпили по бокалу шампанского, после чего Тео ретировался к себе в спальню.

Он выглядел слишком бледным и болезненным в течение этой короткой церемонии, и Зоуи решила повидаться с ним перед отъездом.

Тео спал, но Зоуи посидела рядом, держа его за руку. Когда Антон зашел за ней, она встала и, наклонившись, поцеловала деда в щеку. Затем, опустив голову, чтобы Антон не заметил слез на ее лице, быстро вышла из комнаты.

Через час они уже были дома. Все им улыбались и поздравляли, однако она и Антон ощущали себя большими незнакомцами, нежели в тот день, когда он впервые переступил порог ее дома.

Эту неделю они даже спали в разных комнатах. Антон был все время занят, он много работал. Правда, он прилетал на остров каждый день и ужинал с ней, но затем исчезал в своем кабинете. На следующий день они опять встречались за ужином…

Зоуи смотрела в открытое окно. Ей нравилось дышать свежим морским воздухом. Было еще рано, но она все равно ушла к себе. Серебристая луна висела над макушками деревьев. Одна из служанок, явно романтическая особа, застелила кровать алым шелковым бельем. Зоуи приняла душ и залезла в постель. Спустя несколько минут она решила надеть ночную рубашку.

Зоуи покрутилась перед зеркалом, любуясь тем, как шелк подчеркивает изгибы ее тела – от округлых грудей до тонких щиколоток.

Она выглядела так, как и должна выглядеть невеста, готовая к брачной ночи. Только вот не было жениха, чтобы восхищаться ею.

«Посмотри на себя, – грустила она, – стоишь тут, любуешься луной и страдаешь от любви, в то время как…»

Тихий звук открывающейся двери заставил ее развернуться. Она словно притянула Антона своими мыслями. Вот он – высокий, смуглый и чертовски соблазнительный.

– Любуешься на звезды? – поддразнил ее Антон, подходя ближе.

Его голос, глубокий и мягкий… Зоуи впитывала его всем телом, словно теплый мед.

– Скорее загадываю желания, глядя на луну, – рассмеялась молодая женщина, стараясь, чтобы он не заметил, как быстро бьется ее сердце. – Ты… ты что-то хотел?

– А это, – Антон подошел совсем близко, – самый глупый вопрос, который невеста может задать жениху в брачную ночь.

Ее губы нервно раскрылись.

– А я-то думала, мы… Ведь наш брак – деловое соглашение.

– Разве?

Выглядел Антон безумно соблазнительно. Он только что принял душ. На нем был темный хлопковый халат и, как подсказала ей обостренная интуиция, ничего больше.

Его волосы были еще влажными, и от кожи исходил мучительно-сладкий аромат мыла.

– Я не согласен, – прохрипел Антон.

– Я думала… – Зоуи замолчала, как только Антон прикоснулся к ней. Кончики его пальцев нежно дотрагивались до ее плеча, с любовью убирая с него локоны, путешествовали дальше – к шее и затылку.

– Ты думала… что? – напомнил он.

– Я… – Слова иссякли, когда он притянул ее к себе. – Ты не хотел меня, – наконец сказала Зоуи.

– Ты сама выбрала, в какой кровати тебе спать, а я просто уважал твои желания.

Неужели все так просто? До их разговора в доме Тео Антон не уважал ее желания.

– А теперь ты решил, что уважил меня?

Они не могли обойтись без словесной перепалки. Зоуи заметила, что Антону это нравится. Глаза его заблестели, уголки рта чуть растянулись, обнажая тонкую полоску белоснежных зубов.

– Скажем так, я понял, чего ты хочешь сегодня ночью. Потому что я тоже этого хочу.

В подтверждение своих слов он снова погладил ее плечо, сбросив тонкую шелковую бретельку и получив доступ к чувственной груди.

Лицо Зоуи зарделось от удовольствия, которое дарили ей его прикосновения.

Зоуи подняла подбородок и заглянула в красивые темные глаза мужа.

– Я скучала по тебе, – прошептала Зоуи.

Ее губы нашли его рот, и Антон позволил ей ласкать его.

– Больше не драться, – предупредил он хриплым голосом.

– Не драться, – согласилась она, за что была вознаграждена неземными ласками.

Они стояли, целуясь под луной, и не спешили. Было очень приятно забыть обо всем, что держало их на расстоянии несколько дней. А когда пришло время пойти дальше, Антон не понес ее на руках в постель, нет. Он легонько обнял Зоуи за плечи, подвел к кровати и остановился.

Она больше никогда не будет сопротивляться – это выше ее сил. Антон Паллис – ее любовник, ее муж. И она любит его. Будь она посмелее, сказала бы ему об этом. Но Зоуи решила пока оставить правду при себе.

Антон нежно целовал ее лицо, ее шею, одновременно избавляясь от второй бретельки и позволяя ночной рубашке соскользнуть на пол. Чуть отстранившись, Зоуи следила за его непослушными пальцами, которые пытались развязать узел халата. И когда его тело было наконец обнажено, она в который раз восхитилась красотой мужа.

Антон притянул ее к себе, и Зоуи страстно поцеловала его. Ее соски ощущали малейшее прикосновение его мощной груди. Между ними словно пробежал электрический разряд.

Антон задал ритм, древний, как земля, такой знакомый и такой невероятно интимный. Зоуи подняла голову и улыбнулась. Затем она закрыла глаза, и ее накрыла горячая и сладостная волна страсти.

Антон не давал ей опуститься на постель, возбуждал поцелуями и нежными прикосновениями горячих ладоней. Он дразнил ее до тех пор, пока не почувствовал, что она на грани. И когда Зоуи застонала, ловко опустил ее на простыню. Зоуи обвила Антона ногами, а ее тонкие пальцы с силой сжали его плечи.

Она обожала мужа. Обожала его дыхание на своих губах. Как только Зоуи выкрикнула его имя, он заглушил ее крик жарким поцелуем. Еще секунда – и он слился с ней в высшей точке наслаждения.


На следующее утро Антон вытащил Зоуи из постели.

– Зачем ты это делаешь? – возмутилась она, потирая заспанные глаза. Растрепанные волосы и сияющая кожа придавали ей невинный вид.

– Сюрприз, – объявил Антон и без всякого снисхождения подхватил жену на руки и отнес в ванную. – У тебя десять минут, чтобы привести себя в порядок.

Спустя десять минут Зоуи вышла из ванной комнаты в шортах и топе.

– Я надеюсь, это хороший сюрприз, – предупредила она, чуть склонив голову и прищурив глаза.

Антон ждал ее, развалившись на кровати. Прошлой ночью он не дал ей сомкнуть глаз. Какими бы ни были брачные ночи у других людей, Зоуи подозревала, что ей выпала самая лучшая. И сейчас она была уставшей, обессиленной, да и глаза слегка опухли. Все же она заметила, насколько он хорош в старых обрезанных джинсах и белой футболке.

Скатившись с кровати, Антон схватил Зоуи за ру ку и потащил вниз по лестнице.

– Я не поздоровалась с Тоби! – пожаловалась она. – И мне срочно нужна чашка чаю!

– Потом. – Он провел ее мимо маленькой столовой в сад, на утреннее солнце.

Следы сна тут же исчезли.

– О боже мой! – выдохнула Зоуи.

Прямо посреди сада стоял самый лучший подарок, который мог придумать Антон. Ее небесно-голубые глаза заискрились.

– Но где ты это достал? Как привез сюда? Господи! – Зоуи побежала босиком по траве, а Антон посмеивался на террасе.

На газоне стоял телескоп.

Антон попросил, чтобы завтрак подали на террасу, и откинулся в кресле, наблюдая за тем, как Зоуи прыгает у телескопа, трогая и поворачивая различные рычажки, и объясняет, какой для чего предназначен. Антон не понимал ни слова, но ему было все равно. Главное – его жена счастлива. Зоуи была великолепна. Невероятная смесь утонченной фигурки с золотистыми волосами, детского непринужденного поведения и высокого интеллекта – от этого захватывало дух.

К тому моменту, когда ночь опустилась на Талию, Антон забеспокоился, не допустил ли он тактическую ошибку. Муж оказался на втором месте – после чертова телескопа. Для мужчины, который во всем занимал лидирующие позиции, это унизительно. Сдавшись, Антон ушел в кабинет, чтобы немного поработать, пока Зоуи изучает малопонятные инструкции и ищет в Интернете информацию о том, как смотреть на звезды.

Даже Тоби в этот день досталось не очень много внимания.

– Нас с тобой бросили, – сказал Антон малышу, который уже мог бодрствовать сорок минут. Тоби слушал его, нахмурив маленькие бровки. – Нас с тобой вытеснила железная труба с линзами.

«Бриллианты были бы лучшим выбором», – усмехнулся про себя Антон. Но затем решил, что ни один бриллиант не привел бы Зоуи в такой восторг.

К полуночи Зоуи вспомнила о существовании Антона и почувствовала себя виноватой. Она даже не поблагодарила мужа как следует.

Зоуи решила последовать совету Антеи и создать романтическую обстановку. Ротанговая мебель была вынесена на траву, в то время как ничего не подозревающий Антон работал в кабинете. Вокруг были расставлены свечи. Зоуи переоделась в самое соблазнительное свое платье: крошечное, сексуальное, из кроваво-красного шелка. Платье напоминало ее вчерашнюю ночную рубашку, только заканчивалось чуть ниже бедер.

Глаза Антона вспыхнули, когда он увидел жену. Волосы Зоуи были такими же блестящими, как и улыбка на ее устах. Она взяла мужа за руку и отвела на улицу, где уже был накрыт ужин, состоящий, как сказала Антея, из его любимых блюд.

Зоуи обещала Антону сюрприз после ужина и уверяла, что он ему понравится. Зоуи прочитала ему лекцию о дальней точке Вселенной, которую они могли видеть из собственного сада, и отказывалась замечать, насколько ему скучно. И когда наконец она позволила ему открыть шампанское, Антон почувствовал такое облегчение, что даже засмеялся.

– Итак, – сказала Зоуи, толкнув его на софу, – пришло время преподнести тебе свадебный подарок.

Антон с удивлением наблюдал, как она отходит к столу и ставит бокал. Его удивление усилилось, когда Зоуи стянула маленькие красные трусики и театрально бросила их на траву.

Скука тут же исчезла с его лица. Взгляд Антона был прикован к самой прекрасной женщине на свете. Он представлял, что произойдет дальше. Подобные картины посещали его очень часто. Видимо, это интуитивно почувствовала его жена – его упрямая жена. Оседлав Антона, она ощутила его возбуждение. Оно было настолько сильным, что причиняло ему боль.

– Впечатляет? – Зоуи подняла одну бровь. – Я впервые попробовала тебя соблазнить.

– Еще как! Но, любимая, мы на улице, и нас могут увидеть.

– Да ты скромник! – Она изобразила разочарование и, взяв бокал, отпила шампанского.

Ее глаза горели ярче тех звезд, на которые Антона заставили смотреть.

Зоуи медленно двигалась, сидя на Антоне, и ощущала, как ее движения дразнят его.

– Хочешь глоток? – С бесстрастным выражением она протянула ему бокал.

Антон взял его и, перекинув через плечо, запустил в кусты.

– Очень интересный ответ, – улыбнулась Зоуи.

– А ты, моя жена, меня дразнишь.

Она не просто дразнила, она соблазняла. Не отрывая взгляда от его темных глаз, Зоуи опустила ру ки и начала вытаскивать его рубашку из брюк.

– Ты хочешь меня раздеть?

– Безумно, – кивнула она.

Антон нетерпеливо скинул мокасины. Зоуи расстегнула его рубашку и провела руками по теплой коже. Прошептав какое-то слово по-гречески, Антон избавился от рубашки и обнял жену. Он потребовал, чтобы она подняла голову. Один поцелуй – и они забылись в чувственных ласках. И только на секунду Зоуи прервалась.

– Спасибо, – прошептала она.

Затем она поднялась и медленно опустилась, позволяя Антону войти в нее. Он закрыл глаза и выдохнул: «Боже мой», и это сделало ее самой счастливой женщиной на свете.


Глава 10 | Похищение девственницы | Глава 12







Loading...