home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

23 января 2004 года


К востоку от Смолл-Плейнс произошла серьезная авария: во время пурги перевернулся трактор с прицепом, что надолго обеспечило работой как Рекса Шелленбергера, так и его заместителей. К восходу солнца он уже настолько устал от битвы с непогодой, что единственное, о чем он мечтал, — это сытный горячий завтрак. Но Рекс даже не успел представить себе яичницу с беконом, потому что его мобильный снова зазвонил.

Это был судья Том Ньюкист. Срывающимся от отчаяния голосом он сообщил шерифу, что не может найти Надин.

Долг полицейского взял верх над усталостью.

— Как вы думаете, судья, куда она могла пойти?

«Не видать тебе, Рекс, ни отдыха, ни яичницы с беконом», — мысленно вздохнул шериф.

— Если бы я знал, где она, я бы и сам ее нашел! Она в таком состоянии, что могла отправиться куда угодно. Логику в ее поведении искать бесполезно.

— Вы уверены, что ее нет в доме?

Одной рукой Рекс вел машину, ощущая под пальцами холодный пластик руля, а второй прижимал к уху металлический прямоугольник телефона. Дорога была очень скользкой, а снег по-прежнему шел так сильно, что он предпочел бы держать на рулевом колесе обе руки.

— Я знаю, что дома ее нет! — рявкнул судья. — Дверь кухни была открыта, и в дом задувало снег.

«Черт!» — подумал Рекс, но вслух ничего не сказал. Если человек, страдающий болезнью Альцгеймера, заблудится в такую погоду…

— Посмотрите за дверью, судья. Там нет следов? Может, удастся проследить, куда они ведут?

— Я уже смотрел. Там ничего не видно.

«Черт побери! И еще раз черт побери!» — подумал Рекс. Это означало, что с тех пор, как она ушла, прошло определенное время и снег замел следы.

— Уже еду, — пообещал он судье. — Только вы, пожалуйста, не отправляйтесь сами на поиски! В такую погоду ничем хорошим это не закончится. — Он понял, что только что сказал, и немедленно об этом пожалел. — Простите судья, я не хотел этого говорит!;.

— Я думал, что ей уже лучше, — ответил судья, проигнорировав бестактное замечание шерифа. — Я даже отправил ее сиделку на ночь домой. Надин вполне связно разговаривала. Она самостоятельно себя обслуживала. Она перестала постоянно плакать. Я подумал, что не будет ничего страшного в том, что сегодня ночью она поспит одна, без присмотра.

То, что страдающие болезнью Альцгеймера ночью блуждают гораздо чаще, чем днем, являлось общеизвестным фактом. Если судья был не готов иметь с этим дело, ему давно следовало поместить жену в клинику.

— Джефф дома? — поинтересовался Рекс.

Джеффри был их младшим, приемным сыном, появившимся в доме восемнадцать лет спустя после рождения Митча. Поговаривали, что Джефф заменил им Митчелла. Поинтересоваться, провел ли он ночь дома, было совершенно нелишне. Джефф оканчивал школу, а этой породе молодых людей Рекс категорически не доверял. Наверное, в основном благодаря тому, что слишком хорошо помнил свой собственный выпускной класс. Но либо он помнил только хорошее, либо Джефф вел себя еще хуже, чем когда-либо Рекс или кто-нибудь из его друзей в этом возрасте. Ситуацию никак не улучшало то, что его мать страдала слабоумием, а судью по-прежнему не интересовало ничего, кроме работы. Рексу слишком часто приходилось вытаскивать Джеффа из мест, в которых он не должен был находиться, и отвозить к родителям, которые даже не замечали его отсутствия.

Судья заверил его, что Джефф спит у себя в комнате.

Рекс удержался от вопроса «А вы его там видели?». Хватит с судьи тревоги за одного члена семьи. Если Джефф где-то гуляет, то он, скорее всего, выживет. Прогноз относительно шансов на выживание его матери был гораздо менее оптимистичен.

— Ты скоро приедешь? — спросил судья.

— Я поеду коротким путем через кладбище.

— Ты разве к нам не заедешь?

В голосе судьи звучало возмущение.

— Я еду к вам кратчайшим путем, — успокоил его Рекс.

Участок Ньюкистов выходил в сторону кладбища, так что существовала высокая вероятность того, что именно туда Надин и отправилась.

Пока он говорил с судьей, в трубке раздался сигнал еще одного звонка, но Рекс его проигнорировал. К тому времени как разговор с Томом Ньюквистом был окончен, его мысли были лишь о том, как найти Надин. Забыв о втором звонке, он бросил телефон на соседнее сиденье и сосредоточился на дороге. Но какой бы скверной эта дорога ни была, она не смогла отвлечь его внимание от ужасной иронии происходящего. «Интересно, осознает ли ее судья?» — мелькнула у него мысль. Сегодня было двадцать третье января, на улице мела метель, он отправлялся на розыски. И это было не впервые. Он от всей души надеялся, что сегодня все закончится лучше, чем в прошлый раз.

На то, чтобы добраться до кладбища, у него ушло больше двадцати минут.

— О боже…

Прямо напротив ворот он заметил черный пикап «форд». Изрядно помятая машина застряла в водосточной канаве. На пассажирской дверце белыми большими буквами значилось «Лужайки и ландшафты от Эбби». Чуть ниже виднелся номер телефона и адрес сайта.

— Нет! — завопил Рекс, пытаясь подъехать как можно ближе к грузовичку. — Нет!

К своему ужасу, на водительском сиденье он заметил прислонившуюся к окну человеческую фигуру.

Рекс почувствовал, что его сердце начинает рассыпаться на мелкие осколки, также как в тот январский день много лет назад. Он никогда не был влюблен в Эбби, не считая короткого промежутка времени, когда ему было семь лет, а ей пять. Уже тогда у нее были такие же, как сейчас, длинные вьющиеся белокурые волосы и большие синие глаза. Ее было очень легко любить. И это было еще до того, как она обрела красивую фигуру и начала носить тесные джинсы и облегающие блузки. Но он отдал свое сердце маленькой рыжеволосой девчушке, совсем недавно появившейся в их городе, а потом длинной веренице других девчонок, большинство из которых не платили ему взаимностью. Таким образом, привилегия любить Эбби досталась Митчу, и с этой задачей он справился из рук вон плохо.

Рекс распахнул дверцу внедорожника, схватил перчатки и выпрыгнул наружу. Забыв захлопнуть дверцу собственной машины, он бросился бежать к потерпевшему аварию пикапу.

Рекс поскальзывался и спотыкался, одновременно выкрикивая имя Эбби и молясь о том, чтобы она была жива. Он любил Эбби как сестру и не пережил бы ее смерти. Ему невероятно тяжело далось расставание с Митчем, но гибель Эбби его бы просто сокрушила. Добежав до грузовика, он рванул на себя водительскую дверцу.

— Эбби!

Услышав голос Рекса, она начала приходить в себя. Первым делом она увидела белое, наклоненное под очень странным углом небо. Затем поняла, что сидит в кабине собственного грузовика, удерживаемая ремнем безопасности. Левая рука и вся левая часть головы пульсировали болью. К тому же от холода Эбби совершенно не чувствовала своего тела. Она обернулась, чтобы посмотреть, кто ее зовет, и окружающий мир качнулся, вызван приступ тошноты. Сделав над собой усилие, она сфокусировала взгляд на приятном открытом лице с расширившимися от ужаса глазами. Судя по выражению этого лица, в кабине грузовика Рекс обнаружил как минимум Годзиллу.

— Эбби, скажи что-нибудь! Ты открыла глаза… Скажи, сколько безобразных шерифов ты видишь перед собой?

— Троих.

Рекс запаниковал, но Эбби улыбнулась.

— Шучу. Такой, как ты, может существовать только в единственном экземпляре.

— Фу! Больше никогда меня так не пугай. Что с тобой случилось?

Эбби осторожно поднесла левую руку ко лбу, а отняв ее от лица, увидела на перчатке кровь. Тело занемело и отказывалось ей повиноваться. Подняв правую руку, она опустила козырек и открыла крышку зеркала. Взглянув на свое отражение, она испугалась собственной бледности, расширенных зрачков и стекающей по щеке струйки крови. Схватив с соседнего сиденья солнцезащитные очки, она осторожно водрузила их на нос. Потом, сдернув с головы черную шерстяную шапочку, начала разглядывать примятые и окрашенные в красный и розовый цвет локоны.

— Я похожа на панка, — еле слышно пробормотала она. — Только английской булавки в брови не хватает.

— Надень шапку, пока не заработала воспаление легких.

— Хорошо, папочка, — кивнула Эбби.

Несмотря на сарказм, она выполнила его просьбу, хотя при этом левую руку пронзила острая боль, заставившая ее зашипеть сквозь зубы. Заметив, что кофе выплеснулся из стаканчика, и не слыша характерного запаха, Эбби решила, что отморозила нос. Но тут Рекс наклонился, чтобы осмотреть ее израненную щеку, и она вздохнула с облегчением, ощутив резкий запах кожаной куртки.

— Ты перепугала меня насмерть, Эбби, — укоризненно сказал он. — Когда я увидел твой грузовик в канаве…

Окно было цело, и ее голова тоже. Во всяком случае, хотелось на это надеяться, хотя было ясно, что кожу она все же рассекла. Боль окончательно привела Эбби в чувство, и на нее обрушились воспоминания о том, как она вместе с грузовиком очутилась в канаве.

— Что с машиной? Помоги мне отстегнуться. Ты нашел Надин?

— Нет. Откуда ты знаешь о Надин?

На этот раз в ужас пришла Эбби.

— Ты не прослушал мое сообщение?

— Нет, я просто проезжал мимо…

— О боже, Рекс! Надин на кладбище. Она шла туда в одном халате…

Шериф выпрямился и посмотрел туда, куда она показывала.

— Господи! — встревоженно прошептал он. Поспешно отвернув манжету левой перчатки, он посмотрел на часы. — Восемнадцать тридцать две. В котором часу ты попала в аварию?

Эбби уже пыталась выбраться из кабины, используя высокую сухопарую фигуру Рекса в качестве рычага. Она осторожно опустилась на землю и тут же очутилась по колено в снегу.

— Часов в шесть, наверное, — ответила она. — Боже мой, Митч, целых полчаса назад!

— Митч? Эбби, ты назвала меня Митчем!

Она посмотрела в знакомые карие глаза, в которых зарождалось нечто похожее на гнев.

— Правда, я назвала тебя Митчем? Ну и что? Там его мать. Какая разница, Рекс? С таким же успехом я могла бы назвать тебя Фредом или Харви. Идем, нам надо ее найти. Помоги, у меня кружится голова…

— Ты останешься здесь. У тебя, похоже, сотрясение мозга…

— Заткнись, Рекс! Я замерзаю. Мне надо двигаться. Я могу показать тебе, где ее видела.

У нее в глазах потемнело, и она схватилась за Рекса.

— Да, я вижу, от тебя будет много пользы, — съязвил он.

Эбби чувствовала, что он все еще сердится.

— Надо спасти Надин! — напомнила она, дергая его за рукав куртки.

Он обхватил ее за плечи и помог выбраться из канавы. Ступая очень медленно, они направились к внедорожнику. Они то и дело поскальзывались, и лишь сила Рекса позволяла им удерживаться на ногах. Эбби твердо решила, что одного его не отпустит, потому что не верила в способность мужчин найти хоть что-нибудь. Даже если речь шла о Рексе. Даже если объектом была шестидесятитрехлетняя женщина в ярко-розовом халате на белом снегу.


* * * | Потерянная невинность | * * *