home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 3

Очень ранним утром в игорном доме «Белая сова»

В небольшом темном зале было мрачно и подозрительно тихо. По босым ступням прогуливался ветерок – откуда-то явно сквозило, но Ашель не сожалела о своем решении. Перемещаться при помощи скрижали в обуви она категорически отказалась. Господа драконы определенно сочли эту ее прихоть дурью, проявившейся после пережитого шока, но у девушки была причина для столь странной причуды. Загрубевшие после просушки сапоги успели вчера изрядно натереть ей ноги, пока Юми-эль не заметила это и не смягчила кожу с помощью несложной бытовой магии. Но повторять сей печальный опыт снова изобретательница не желала. И, как ни странно, оказалась права. Хоть Арэт и уверял, что там, куда они отправляются, его всегда ждет небольшой бассейн с минимальным количеством воды на дне, ноги все трое промочили аж до колена. Ашка же, наученная горьким опытом предыдущего путешествия, предпочла не только разуться заранее, но и слегка приподнять подол дорожного платья. Это не спасло его от воды, но значительно уменьшило поле ее воздействия. Компаньонам хорошо – просушились с помощью чар и вперед! Что их драконьей шкуре сделается? А она обычный человек, который вполне может подцепить простуду от бесконечных передряг и перепадов температур. Нет уж! Лучше босиком, а не в мокрых сапогах и не менее мокрых чулках! Неуютно? Пусть. Зато и не больно.

– Бракованный у тебя артефакт, – пробурчала девушка, осторожно спускаясь с бортика, на который взобралась сразу же по прибытии. Взмахнув зажатой в одной руке обувью, другой она поудобнее перехватила подарок эльфийки, завернутый в светло-желтую бумагу.

– Моя скрижаль – уникальная вещ-щ-щь! – прошипел в ответ присоединившийся к ней дракон. – Таких всего две в нашем мире.

– Раз две, значит, уже не уникальная. – Кимир поудобней перехватил груду верхней одежды, которую доверили ему компаньоны, и заинтересованно добавил: – Так у кого, говоришь, вторая?

– Тебе не светит! – огрызнулся Арэт, оглядываясь по сторонам. Его собеседник лишь неопределенно хмыкнул в ответ.

Воздушные потоки просушили обоих мужчин, стоило им выбраться из бассейна. Привести в порядок платье изобретательницы тоже труда не составило. А вот найти в практически голом помещении место для зимних вещей оказалось довольно-таки проблематично. Легонько подтолкнув Ашку к дверям, Эльт-Ма-Ри распахнул их и, зажигая на ладони магический огонек, проговорил:

– Похоже, придется кое-кого разбудить.

Но стоило ему закончить фразу, как, словно по команде, в некогда тихом коридоре послышался громкий хлопок, дикий хохот и топот ног. А потом из-за угла вылетел белый призрак и понесся на гостей. Во всяком случае, именно так показалось Ашке, которая плохо видела в полумраке без своих рабочих очков. Вытаращив от изумления глаза и отшатнувшись в сторону блондина, девушка уставилась на подозрительно громкое привидение, которое по мере приближения обретало вполне человеческие черты. Это был красивый темноволосый мужчина в странном развевающемся костюме. Его белую одежду кое-где покрывали пятна сажи и чего-то красного, на подбородке алел след от помады, а за спиной колыхался плед из белоснежной шерсти, небрежно завязанный узлом на шее. Над головой его, лениво помахивая большими крыльями, кружила красноглазая сова. Поравнявшись с визитерами, незнакомец притормозил, приветливо кивнул невозмутимому Арэту и, сфокусировав на Ашель взор светящихся в полумраке глаз, широко улыбнулся. Сова же, опустившись на его широкое плечо, чуть склонила набок голову и тоже посмотрела на девушку. Причем куда прицельней, нежели ее хозяин. Изобретательница замерла на месте, перестав на время дышать. Так близко высшего зор-зара со своим хозяином она видела впервые.

– Мое поч-чтение, прелес-стная леди! – чуть запинаясь, протянул темный маг. Причем не просто темный, а очень-очень темный, а еще родовитый и сильный чародей, судя по яркости свечения его радужки. – Ваши очи… они прекрас-сны, как солнце. Можно мне звать вас… звать… солнечной леди, госпожа?

– М-можно, – тоже отчего-то запинаясь, пробормотала Ашель.

– Ирвин, ты куда-то спешил вроде? – похлопав мужчину по плечу, напомнил ему Арэт.

– Точно! – согласно кивнул тот и, склонившись к руке девушки для прощального поцелуя, светским тоном поинтересовался: – А это… модный в нынешнем с-сезоне аксес-суар?

– Это сапоги, и да, они, безусловно, модные, – ответил за нее дракон, хмуро наблюдая за тем, как мужчина прикладывается губами к холодным пальчикам Ашки, сжимавшим голенища так и не надетой до сих пор обуви. Она хотела помыть ноги в комнате, которую он ей обещал обеспечить. Обещал… до начала цирка в стенах любимого клуба. – По какому случаю пьянка, Ирвин?

– По поводу моей свадьбы, – странно усмехнулся сильно нетрезвый маг, а сова его скептически угукнула, продолжая задумчиво изучать госпожу Эльт-Карти.

– Что?! – не поверил своим ушам дракон. – И кто невеста?

– Ну-у-у… – неопределенно повел рукой собеседник, явно не желая отвечать. И тут из-за угла вылетела еще одна фигура в белом.

– Прос-стите, мне пора! – тут же среагировал на вновь прибывшего пьяный маг и, улыбнувшись Ашель, понесся прочь. Сова, взлетевшая с его плеча, отправилась следом.

«Дурдом», – решила девушка, еще ближе подойдя к Арэту, ибо считала место рядом с ним самым безопасным в этом плохо освещенном коридоре. Не будь Кимир нагружен вещами, она бы, конечно, выбрала его, а так приходилось довольствоваться наиболее свободным из драконов.

– Весело тут у вас, – хмыкнул Эльт-Ма-Гатто.

– Куда? – крикнула вслед беглецу новая фигура. И голос у нее был явно женский. – Обещал жениться? Так женись! Мау-у-у-у! О! – Второй «призрак» замедлил бег напротив гостей так же, как некоторое время назад первый. – Арэт, ты вовремя! У нас тут свадьба намечается, – хихикнула «невеста». – А это еще кто? – Длинный коготь почему-то красного цвета едва не коснулся носа изобретательницы, отчего та инстинктивно отпрянула и уперлась спиной в дракона.

Ашке казалось, что ее и без того уже круглые глаза вот-вот уползут куда-то на лоб. Стоящая возле них особа представляла собой гигантскую черную кошку, неизвестно зачем передвигавшуюся на задних лапах. Из-под наброшенной на гибкое тело скатерти торчал хвост с кокетливым белым бантиком, а на голове, наползая на ярко-красные глаза, болтался кусок тюля, невесть как прикрепленный к ушам. Это тоже был высший зор-зар… Хотя если судить по голосу и яркой помаде на покрытой короткой шерстью физиономии – зор-зара. И ее, в отличие от совы, можно было не только рассмотреть, но и потрогать. Всего-то и требовалось – руку протянуть. Вот только делать этого девушке не хотелось. Кошка… хотя скорее пантера нависала над ней, как грозовая туча. И алые глаза ее сверкали, словно молнии, в окружении явно накрашенных длинных ресниц.

– Ты зачем эту босячку приволок! Мне конкурентки не нужны! – «ласково» мурлыкнула «невеста», улыбаясь Ашке своим фирменным оскалом. – Р-р-р-р, малявка! – клацнула зубами она у самого лица девушки. Та машинально треснула по черной морде сапогами, ойкнула и, сиганув за спину Арэта, выронила сверток.

– Нет, ну я так не игр-р-раю! – состроила жалобную мордочку зор-зара. – Где ужас в глазах? Где дрожь в коленках?! Что за люди пошли – ни страха, ни совести, – добавила она, потирая ушибленный нос. – Арэт! Я требую компенсации! С тебя зор-р-р! С нее… – окинув испуганную гостью оценивающим взглядом, киса фыркнула: – А, ладно. Что с нее взять? Сапоги и то не моего размера, – после чего подняла с пола выскользнувшую из упаковки книгу и с выражением прочитала: – «Сто один способ женить на себе эльфа своей мечты»! Опа, – на кошачьей морде появилось очень уж хитрое выражение. – Так ты ее для Эмо притащил, да, Ар?

– Нет, – коротко ответил ящер и, обернувшись к прячущейся за его плечом девушке, ядовито прошипел: – Рыцари, драконы… теперь е-щ-щ-ще и эльфы? Тебе что, мало? Кошка блудли…

– Сам такой! – оборвала его изобретательница не менее язвительным тоном. – И вообще! Это Юми-эль мне подарила для поднятия настроения. Сказала, что ей мама подобные пособия пачками привозит, мечтая, что дочь все-таки одумается и бросит своего некроманта.

– Дина, что ли? – расхохоталась зор-зара, внимательно слушавшая их. – Да она его никогда не бросит. А вы от Грэниусов, значит? И как там особняк поживает? Его еще детки по камушкам не разоб…

– Эй, народ?! Вы где? – разнеслось по коридору.

Киса навострила ушки и поправила «фату», глядя в сторону пресловутого угла. Последним штрихом, завершившим абсурдную картину встречи, стало появление в коридоре худощавого эльфа в черном костюме с розовой отделкой. Парень, пошатываясь, подошел к ним и, прислонившись к стене, чтобы не упасть, сказал «невесте»:

– Не догнала?

– Смылся, гад, – делано-печально вздохнула пантера. – Это все из-за этих! – махнув лапой на визитеров, добавила она. – Так что с них выпивка! Много выпивки.

– И закуска, – согласно кивнул странный эльф… очень-очень странный. Но после знакомства с Корделией и Юми-эль Ашку странными эльфами было не удивить. А вот зор-зарами в импровизированной фате – вполне.

– Я готов даже свадебный подарок вам подарить, если заберете у меня эти пальто и шубы, – взмолился Кимир, который все это время с улыбкой наблюдал за представлением.

– О! – обрадовался черно-розовый парень. – Новенький! Ты друг или… – Его рука скользнула к кинжалу на поясе, и болотный дракон тут же с уверенностью заявил:

– Друг! Компаньон Арэта и Ашель.

– А имя у друга есть? – спросила зор-зара, помахав ему бантиком на длинном хвосте.

Пока они представлялись друг другу и обсуждали, что будут пить за знакомство, Ашка потянула Арэта за косу, вынуждая наклониться к ней, после чего приподнялась на цыпочки и, едва не касаясь губами его уха, страшным шепотом поинтересовалась:

– И кто из этой пьяни мой новый телохранитель?

Дракон на мгновение прикрыл глаза, чувствуя ее теплое дыхание на своей коже, а потом тихо усмехнулся и, повернувшись, вытащил девушку из обманчиво-надежного укрытия. Прижав Ашку снова спиной к себе, мужчина кивнул в сторону довольно скалящейся кошки:

– Знакомься, Аша! Это Илоланта!


В комнате с настенной надписью «Клуб «Почетный холостяк» было настолько интересно, что Ашка напрочь забыла и о пережитом недавно страхе, и о своем желании лечь спать. Обувать зимние сапоги ей не пришлось, так как у владельца заведения – того самого симпатичного мага, который назвал ее солнечной леди, нашлись мягкие тапочки маленького размера, которые принадлежали его знакомой фее, иногда навещавшей их теплую компанию. Уборкой при появлении гостей никто из стремительно трезвеющих хозяев не озаботился, а потому перевернутый стол так и валялся под окном кверху ножками. Над ним болтался на одном крюке сорванный карниз. Сквозь голое стекло виднелось темно-синее небо, на котором красовалась растущая луна. Изодранные портьеры и тюль в компании изрядно потрепанной скатерти тлели в камине, а на паркете, источая едкий зеленоватый дымок, все еще светились линии замысловатой пентаграммы.

Друзья Арэта были еще любопытней, чем обстановка. А уж их «развлечения» и подавно. Как оказалось, неразлучное трио: Ирвин, Илоланта и эльф по имени Эмо заливали этой ночью спиртными напитками горе темного мага. Именно вчера у бедняги был юбилей – сколько-то там лет с момента заключения сделки с демоном, в связи с которой он не имел возможности создать семью. Две попытки жениться лишь подтвердили эту теорию. Обе супруги погибли, не выдержав семейной жизни с проклятым.

Упившись до невменяемого состояния, виновник «торжества» провозгласил, что в случае встречи с бессмертной женщиной тут же сделает ей предложение руки и сердца. Его не менее пьяный собутыльник, взлохматив свои волосы с розовыми прядями в черной челке, глубокомысленно заявил, что единственной бессмертной, кого он знает, является здесь же присутствующая зор-зара. И, окрыленный гениальной, на его взгляд, идеей, метнулся к стеллажам в поисках «преинтереснейшего заклинания», которое недавно попадалось ему на глаза. Илоланта, посмеиваясь, согласилась на участие в сомнительном ритуале, обещавшем сделать из кого угодно красивую девушку. Но в качестве платы за свое согласие потребовала, чтоб после превращения ее в человека Ирвин Эльт-Ма-Магни сдержал-таки свое слово и женился… на ней. Когда рассеялась колдовская пелена заклинания и зор-зара увидела свой новый лик в овальном зеркале на стене, ее скрутило от приступа дикого хохота. Ритуал действительно сработал… наградив кошачью морду щедрым слоем макияжа. Продолжая хихикать, новоиспеченная «невеста» сорвала со стола скатерть и со словами: «Как же в человеческом виде и голышом?» – завернулась в нее. Фата из полупрозрачного тюля дополнила свадебный наряд зор-зары. Покружившись волчком на месте, киса медленно поднялась на задние лапы, расправила спину, плечи… пошкрябала острыми когтями по подбородку и, оскалившись во все свои немалые клыки, кинулась целовать жениха. Увидев перед собой звериную морду, щедро намазанную алой помадой, Ирвин, заранее наряженный для импровизированного венчания, со всех ног рванул прочь. С криками: «Дорогой, все получилось» и «Нас теперь ждет ВЕЧНОЕ семейное счастье!» – эта «красивая девушка» с безупречным макияжем носилась по комнате за своим суженым. После чего последний выскочил за дверь, а она, запутавшись в скатерти, растянулась на пороге. Собственно, это ее и задержало, как и очередная волна хохота, накатившая при обнаружении ровного слоя красного лака на кошачьих когтях. Ритуал, что б его! Наверняка Эмо вычитал заклинание превращения в пособии по начальному курсу глумуара.

Финал этого представления Ашка с драконами и застала в коридоре.

И вот теперь, пока Арэт просвещал друзей насчет сложившейся ситуации, а Кимир, попивая вино, с интересом перерывал содержимое книжных полок, Ашель сидела на оттоманке и почесывала за ухом растянувшуюся рядом зор-зару. Тщательно умывшаяся Илоланта согласилась-таки присмотреть за «малявкой», после того как пару раз обошла ее вокруг, потыкала лапой в разные части тела, попросила показать зубы и, что важнее, выторговала у Арэта по три галлона зора в день и довольно круглую сумму по окончании работы. После всего этого грозная зверюга стала напоминать большую добрую кису, которая тихо млела, уложив голову на коленки своей подопечной. Лола довольно мурлыкала и время от времени выпускала когти, когда девушка, увлекшись потоком поступающей во время разговора информации, забывала гладить свою новую телохранительницу.


В Общемагическом университете Тикки-Терри

Ирридия прохаживалась по просторному кабинету и с любопытством его изучала. На ее вкус тут было слишком уж светло и пусто. Что за убогая обстановка? Массивный стол, пара кожаных кресел, несколько стульев, стеллажи… и все? Даже штор приличных нет. Размеры комнаты вполне позволяли разместить вон в том углу парочку диванов, а у той стены камин. А если покрасить все в цвет запекшейся крови, то и вообще роскошно б получилось! У входа пару стоек с копьями и алебардами поставить. Багровые портьеры с черной бахромой повесить. Вышел бы шикарный кабинет, а не это убожество. Удивительно, что ректор самого престижного университета девяти объединенных королевств предпочитает такую безвкусицу. Или, может, ему просто некогда тут бывать? Пришел вот, распорядился, чтоб секретарша устроила гостью ожидать его, а сам куда-то снова исчез. Дела-дела-дела! Пф… у нее, между прочим, тоже ДЕЛА. Так где носит этого самого ректора?

Оглядевшись вокруг, Ирридия гордо прошествовала к креслу, притаившемуся в углу за кадкой с гладиолусами, и села. Первым делом она б выбросила именно его, затем кадку, а потом еще и дурацкий белый ковер с рыжей окантовкой. Но больше всего девушке не нравилось идиотское зеркало в золоченой раме, невесть зачем прицепленное над дверью. Эмпире было ужасно скучно, и мысленное переустройство кабинета ее неплохо развлекало.

Дверь тихонько скрипнула открываясь. Гостья тут же вся подобралась, готовясь к встрече с хозяином. Его взгляду предстала сама воплощенная скромность, она чинно сидела на краешке кресла и робко улыбалась мужчине. В этот раз он никуда не спешил, поэтому у девушки появилась хорошая возможность рассмотреть его так же тщательно, как и интерьер. Слегка прищурившись, Ирра наблюдала за ректором поверх нацепленных на нос очков, не забывая при этом сохранять на лице запланированное выражение. Растрепанный, веснушчатый, молодой, в слегка помятой рубашке, покрытой разноцветными пятнами, этот мужчина меньше всего был похож на классический образ ректора. Ни убеленных сединами висков, ни строгого костюма, ни надменной снисходительности в данном господине не наблюдалось. Если бы не внимательные серые глаза, в которых, как в зеркале, отражались и ум, и возраст, его вполне можно было бы самого принять за студента.

Ректор приветливо улыбнулся и неожиданно уверенным тоном спросил:

– Так чем обязан вашему визиту, госпожа?..

– Ирма Гру, – напомнила свое вымышленное имя девушка, мысленно радуясь, что не вышла из образа, поддавшись общему впечатлению от внешности этого типа. – Я вот по какому делу, господин ректор… – затянула она заранее заготовленную речь.

Ян Эльт-Ма-Андервуд, устроившись в любимом кресле, с сомнением изучал смуглолицую посетительницу, не забывая кивать с делано-сочувствующим видом. Он пару раз незаметно проверил девушку на предмет внешней иллюзии, но так и не обнаружил таковой. Магия чувствовалась в этой брюнетке, но понять, какая именно, ректор не мог. Не помогали ни опыт, ни знания, ни магические таланты. Он смотрел на Ирму и искренне умилялся ее напору. Вся история гостьи про неимоверно срочный сбор сведений о знаменитом ученом для биографической книги, заказанной его дальней родней, была явно шита белыми нитками. Но КАК эта самая история звучала в устах госпожи Гру! Заслушаться можно. Если бы еще не мелкие несоответствия в ее тщательно продуманном облике и поведении… Посетительница усиленно корчила из себя поглощенную наукой исследовательницу, но при этом постоянно стреляла темными глазками поверх явно ненужных ей очков, проверяя реакцию единственного зрителя. Кто-то другой, возможно, воспринял бы весь этот спектакль всерьез, но только не ректор Общемагического университета Тикки-Терри. Ему по долгу службы приходилось наблюдать подобные представления регулярно в исполнении студентов. И многие из них были куда более талантливыми актерами, чем эта Ирма Гру. Вранье Ян чуял за версту, но разоблачать посетительницу не спешил. Зачем? Куда разумнее было наплести ей в ответ такую же кучу небылиц. А после ухода девушки связаться с одним хорошо знакомым ящером и сказать, что на интересующую его вещицу нашелся еще один претендент. А вернее, претендентка. Ведь до обнаружения и пропажи пресловутого Тенелиса биография Артуа Эльт-Карти не была столь популярна среди разных сомнительных личностей.

– …Так вы мне поможете? – с надеждой в голосе закончила речь брюнетка.

Ответить он не успел. Дверь резко распахнулась и с грохотом впечаталась в стену, а в комнату влетел настоящий ураган. Хотя, скорее, пожар. Стройная девушка в черных кожаных брюках и светлой рубашке с такой скоростью пронеслась по кабинету, что ее ярко-рыжие волосы, не успевая за хозяйкой, пролетели мимо опешившей Ирридии почти горизонтально.

– С меня хватит! – крикнула бесцеремонная девица и бросила на стол перед ректором лист бумаги. – Я ухожу! Сам разбирайся со своим дурдомом!

– Это кто? – не удержалась от вопроса эмпира.

– Не обращайте внимание, – чуть виновато улыбнулся ей Ян и… разорвал на клочки очередное заявление об уходе, написанное рыжей ведьмой. – Это Жозефина Андервуд, моя жена.

– Бывш-ш-шая жена! – прошипела та, водрузив на место разорванного листка точно такой же новый.

– Будущая! – поправил ее ректор, планомерно изничтожая второе заявление.

– Будущая бывшая? – попыталась уточнить посетительница.

– Бывшая! – отрезала Жозефина, топнув ногой. По белому ковру побежали языки пламени, добавляя оранжевого цвета его краям. Ян сделал быстрый жест рукой – и из-под стола вылетело ведро, полное воды. Выплеснув свое содержимое в огненный круг, оно окатило заодно и ноги ведьмы. Та зашипела, как потревоженная змея, и вихрем вылетела из кабинета.

Ян откинулся на спинку кресла и спокойно пояснил гостье:

– Жози моя бывшая жена уже трижды, следовательно, будущая четвертый раз. Что поделаешь – горючая смесь, а не характер! – Он мечтательно улыбнулся, уставившись куда-то вверх. Ирридия проследила за его взглядом и обнаружила, что в нелепом зеркале над дверью отражается вовсе не часть комнаты, а университетский коридор с шагающей по нему рыжеволосой ведьмой и разбегающимися от нее в разные стороны студентами.

– Уважаемая госпожа Гру, – выражение лица мужчины стало спокойным и бесстрастным, а тон деловым, – приходите завтра с заверенным у нотариуса разрешением от ваших нанимателей, мой помощник проверит его подлинность, и, как только все эти мелочи будут улажены, я распоряжусь, чтобы вам подготовили материалы, которые наверняка найдутся в наших архивах.

Через минуту эмпира сама не поняла, как оказалась за дверью. С такой скоростью и решительностью ее еще ни разу ниоткуда не выставляли. Не особо довольная результатом аудиенции, брюнетка бросила задумчивый взгляд в опустевший после шествия огненной леди коридор и всерьез подумала, а не похитить ли эту «бывшую-будущую», чтобы обменять на нужные ей бумаги. Потом решила не искать сложных путей и попробовать ограбить архив так же, как недавно королевскую сокровищницу Виллоу-Терри. Остановившись на этом варианте, эмпира прогулялась по ОМУТТу, выяснила, где именно находится нужное ей помещение, запомнила, как выглядит его дверь, после чего вышла на ближайшую лестницу, убедилась, что ее никто не видит, и… исчезла в тени. В том, что именно в общемагический университет отправилась часть дневников Артуа, девушка была уверена. Пусть изобретатель и не был волшебником, но это не мешало ему работать с концентрированной магией и создавать уникальные предметы. А еще он мечтал, что когда-нибудь найдется достойный ученик, способный понять его ход мыслей и доработать многие идеи. Самый же большой факультет артефакторского мастерства находился именно в этом учебном заведении! Значит, Ирридия обратилась по адресу. Осталось только дождаться ночи и… нужные материалы будут у нее.


Ночью в Лорли-Терри

Идя по темной улице, эмпира с особой злостью давила хрустящий под ногами снег, словно именно он был виноват в крушении ее планов. Бродячие собаки, завидев ее фигуру, начинали рычать и лаять, но стоило ей рыкнуть в ответ, как псы разбегались, поджав хвосты, и прятались в темных подворотнях. Ирридия внутренне кипела от досады и гнева. И причина для такого настроения у нее была веская. Этот проклятый Андервуд перепрятал бумаги! Более того, каким-то непонятным образом он предугадал готовящуюся кражу и… оставил в пустом ящике архива записку, в которой была всего одна фраза: «Воровать, леди, нехорошо!» Но как? Как он догадался, что она – очкастая заучка Ирма Гру – пойдет ночью на дело? Или обращение «леди» относилось к кому-то другому? Ответов девушка не знала, а узнавать их у мерзкого ректора не отваживалась. Хотя мыслишки выйти из тени и как следует вмазать хитроумному магу проскальзывали. Вот только не был бы он главным человеком в ОМУТТе, если б не обладал большой магической силой и опытом. А испытывать судьбу эмпире не хотелось. Может, магия на нее и не действует… в большинстве своем. Но кто знает, что за козыри припрятаны в рукаве хитроумного алхимика, который косит под вечного студента, но при этом уже много лет занимает главный пост в ОМУТТе.

Разочарованная результатом вылазки, Ирридия решила «подсластить» неудачу хорошей охотой и, заскочив в свой номер, чтобы переодеться, явилась сюда. В этот заснеженный город с черными окнами спящих зданий, пустынными улицами и печально известным рестораном «Лиловый фонарь», в котором некие мерзкие особы сорвали ее первое свидание с Арэтом. Именно тут расстроенная охотница рассчитывала найти свою будущую жертву. Мороз безжалостно щипал открытые участки кожи, но девушка не обращала на него внимания. В конце концов, она – дитя севера, и местный климат ей был куда ближе, чем умеренная зима Тикки-Терри. Хотя стоило признать, что за последние дни эмпира успела привыкнуть к мягкой погоде чужой страны. Может, потому и не торопилась менять постоялый двор, в котором снимала комнату, на какой-либо другой.

Войдя в ресторан, девушка внимательным взглядом окинула зал и, заприметив красивого блондина в компании двух смазливых девиц, направилась к его столику. Сейчас она мало походила на белокожую северянку в алом платье, что бывала тут раньше. Но внешность черноволосой смуглянки в дорогом полушубке и с украшениями, достойными знатной леди, смотрелась даже выигрышней. Черты лица выдавали в девушке иностранку, а стремительные и при этом плавные движения – уверенность в себе. Стройная, высокая, целеустремленная… Мужчина, выбранный ею, был обречен. Просто потому, что упустить такую красавицу, явившуюся к нему якобы с деловым предложением, этот ловелас попросту не мог. Он всегда знал толк в женской красоте. А Ирра, как представилась ему незнакомка, была тем экзотическим цветком, в сравнении с которым меркло привычное очарование местных жительниц. Спустя пару минут общения блондин отослал прочь девиц, с которыми пришел в ресторан, и заказал для иностранной гостьи ужин. Маслено улыбаясь ей, он предвкушал незабываемую ночь и даже не подозревал о том, что роль главного блюда ее трапезы уготована лично ему.


Глава 2 | Девушка для дракона | Глава 4