на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



ИСТОРИЯ МОРИСА ДЕЖАНА

Эта история началась 2 сентября 1963 года, когда группа советских деятелей культуры прибыла в Британию с визитом доброй воли. Одиннадцать дней спустя после прибытия один из членов группы, сценарист Юрий Кротков, ускользнул из отеля «Бэйсуотер», где они остановились, и поспешил в ближайший полицейский участок. Здесь он сообщил скептически настроенному сержанту за стойкой, что советский гражданин ищет политического убежища. Сержант проводил чрезвычайно взволнованного визитёра в комнату ожидания, поставил у дверей полисмена и созвонился с начальством.

Пока Юрий нервно прихлёбывал свою первую чашку британского чая, объявились два неприметных сотрудника спецслужб. Они постарались выяснить, не является ли Кротков психом? А если он всё же настоящий перебежчик, то стоит ли того, чтобы с ним возиться?

Этот русский, известный на Западе только как киносценарист, поведал на допросе, что уже не один год работал агентом КГБ, планировал и приводил в исполнение важные операции по секс-шпионажу. Он рассказал историю столь изумительную в деталях и столь настораживающую по смыслу, что офицеры службы безопасности немедленно связались с коллегами из французской контрразведки. Если всё рассказанное Кротковым правда, то в результате хитроумной подрывной операции компрометировался французский посол в Москве.

Поначалу французы отказались поверить столь невероятному сообщению. Морис Дежан был отозван из Москвы и подвергся немилосердному поджариванию со стороны французской контрразведки. Рассказ Кроткова проверялся пункт за пунктом. Оказалось, что французский посол действительно попался в ловушку секс-шпионажа. Французы утешались тем, что безопасность их в результате этой операции не пострадала, а генерал де Голль, выслушав эту историю, прокомментировал её лишь пожатием широких плечей и замечанием: «Итак, Дежан спит с кем ни попадя». Тем не менее поимка в ловушку столь высокопоставленного дипломата остаётся самым серьёзным достижением секс-шпионажа, проводимого КГБ.

Механизм этой ловушки был приведён в действие в июне 1956 года в гостинице «Москва», во время встречи между Юрием Васильевичем Кротковым и полковником Леонидом Петровичем Кунавиным, который сообщил подопечному, что следующей их мишенью должен стать Морис Дежан, прибывший в прошлом году в Москву вместе с юной красавицей женой.

Культурный и умный человек, знающий несколько языков и умеющий контактировать с людьми, Кротков без колебаний поставил свои способности на службу КГБ. В 1970 году, давая показания перед американской сенатской комиссией, Кротков (ныне проживающий в Соединённых Штатах под именем Джорджа Карлина) признал, что пользовался своим обаянием для организации ловушек для десятков человек из самых различных стран, включая Мексику, Индию, Пакистан, Америку, Францию, Германию и Великобританию.

В оправдание Юрия Кроткова можно заметить, что всю жизнь его окружали люди КГБ, которых его семья воспринимала не с презрением и страхом, как обычные русские относились к чекистам, но как друзей. Его отец, талантливый деятель культуры, принадлежал к числу наиболее близких друзей Лаврентия Берии. Когда юный Кротков-младший прибыл в 1946 году в Москву, ему показалось совершенно естественным обратиться за помощью к этим влиятельным друзьям. И те действительно помогли — подыскали и квартиру, и работу — на радио. Позднее, когда Юрий стал процветающим киносценаристом, КГБ, в свою очередь, потребовал от него оплату за услуги. Первым его заданием стала вербовка надёжных «ласточек» из числа десятков подающих надежды юных актрис, с которыми он знакомился в ходе работ над фильмом. Выполняя это задание, Юрий открыл в себе значительные способности.

…Первым шагом в сооружении очередной ловушки должна была стать дружба с послом. И Юрий решил, что самый надёжный путь — действовать через привлекательную Мари Клер, жену посла. Он отыскал формальный повод для встречи с нею, которого оказалось достаточно, чтобы развить случайное знакомство в тесные взаимоотношения.

Однажды он и несколько его друзей пригласили Мари Клер и одну из её подруг прокатиться по Химкинскому водохранилищу, расположенному в пригороде Москвы. Ступив на борт, мадам Дежан поздравила Юрия с обладанием таким прекрасным судном. Он не принял комплимент, сказав, что судно принадлежит одному его приятелю, которому он оказал услугу. На самом деле это было судно КГБ, которое по такому случаю перекрасили, очистили от ржавчины, а также снабдили запасами вина, фруктов и свежих кондитерских изделий.

К концу приятного вечера Юрий и Клер Дежан стали лучшими друзьями. Последовали другие приглашения, и постепенно в их отношения втянулся и Морис. Посла и его жену пригласили на особый премьерный просмотр фильма-балета «Жизель». Присутствовали министр культуры и артисты балета Большого театра. Во время демонстрации фильма Юрий представил Морису Дежану пышногрудую темноволосую женщину. Лидия Хованская выступала в роли переводчицы, но на самом деле была «ласточкой» огромного обаяния и изощрённого ума.

После тщательно отрежиссированного знакомства основной головной болью Юрия оставалась лишь забота об укреплении отношений Мориса и Лидии. Он закатил роскошный банкет в элегантном ресторане «Прага». Во время его Юрий развлекал Мари Клер, а Лидия укрепляла отношения с послом. Блюда и вина обошлись КГБ не в одну тысячу рублей, но, когда Юрий сообщил о происшедшем Кунавину, тот признал, что деньги потрачены не зря. Лидия не сомневалась, что Дежан страстно увлёкся ею.

Для того чтобы стать любовниками, им требовались лишь немного времени и соответствующие обстоятельства.

Вскоре после этого КГБ организовал удаление мадам Дежан из Москвы, пригласив её на денёк выехать за город; и Юрий поспешил увидеться с Морисом. Он сообщил, что его приятель устраивает выставку своих картин. Художник этот обучался в Париже и воспринял бы за большую честь, а Юрий считал бы себя должником, если бы сам посол согласился посетить эту выставку. Дежан охотно согласился. По счастливому совпадению на осмотре выставки оказалась и Лидия Хованская. Юрия вдруг кто-то отозвал в сторону, и Лидия спросила Дежана, не отвезёт ли он её домой. Он так и сделал, а потом остался в её квартире — роскошно обставленном «ласточкином» гнезде КГБ — более чем на два часа. Когда он вышел оттуда, Юрию с доброй вестью позвонил агент КГБ, приставленный для наблюдения. Обрадованный Юрий сообщил Кунавину, что ловушка сработала.

В мае 1958 года дело Дежана обрело новое важное содержание, когда агенты КГБ в Париже сообщили, что, скорее всего, новым президентом Франции станет генерал Шарль де Голль. Поскольку Дежан являлся близким другом де Голля, предполагалось, что посол продвинется на высокий пост в новом французском правительстве, а следовательно, получит доступ к более широкому кругу секретов. К тому времени роман Дежана с Лидией расцвёл махровым цветом, и КГБ обладал целой коллекцией полезных фотографий.

Однако в июне Кротков был вызван в кабинет Кунавина на срочную консультацию. Оказалось, что Хованскую уже нельзя считать надёжной «ласточкой» — Дежан стал подозревать, что Лидия собирается за него замуж, а ему это вовсе ни к чему. Чтобы посол не дал задний ход, разработали новый сценарий, согласно которому у любовницы Дежана должен быть муж. Однако в посольских кругах было прекрасно известно, что бывший муж Лидии, советский дипломат, развёлся с нею несколько лет назад. Что делать?

Лидию пришлось срочно отправить в «командировку», а в атаку на Дежана пошла новая «ласточка» — высокая, изящная актриса Лариса Кронберг-Соболевская. В досье КГБ на неё содержалось предупреждение, что иногда она слишком сильно напивается и имеет склонность к нарушению дисциплины. Однако же признавалось, что мужчины считают её сильной личностью, ни перед кем не преклоняющейся и с чрезвычайно привлекательной внешностью.

Дежан не стал исключением. Через несколько дней после знакомства они стали любовниками, и агенты наблюдения докладывали, что этот роман ещё более зноен, нежели с Лидией. Получив эти известия, Юрий Кротков вздохнул с облегчением. Вынужденный выхватить из жизни посла одну «ласточку», он переживал, что замена окажется не очень удачной.

В конце июня КГБ решил, что настала пора спустить пружину капкана, но пока без прямой конфронтации. Было понятно, что при попытке шантажа с помощью фотографий посол, скорее всего, обратится к своему правительству и тогда операция лопнет, словно мыльный пузырь. На этот раз был избран более деликатный подход — решили создать такую ситуацию, при которой Дежан испытал бы к КГБ чувство благодарности и ощущал бы себя обязанным.

После поездки за город Лариса привезла Дежана в «ласточкино» гнездо КГБ во Втором Ананьевском переулке. Как и все подобные квартиры, эта была оборудована скрытой камерой и микрофонами. Но в данном случае оборудование осталось незадействованным.

В постели Лариса с грустью сообщила Дежану, что эта их встреча — последняя, поскольку назавтра возвращается домой её муж-геолог, выезжавший на полевые работы. Услышав это, Дежан, вероятно, решил постараться напоследок изо всех сил. А за дверями квартиры два крепких сотрудника КГБ, изображающих разгневанного мужа Ларисы и сочувствующего ему друга, уже ждали условного сигнала… Как только он прозвучал, сотрудники вышибли дверь, и испуганный посол оказался лицом к лицу с двумя здоровенными и, судя по всему, разъярёнными русскими мужиками. Однако, на его счастье, поняв, что имеют дело с иностранцем, они заметно поостыли и даже позволили трясущемуся Дежану одеться.

— Дипломат ты или нет, но ещё услышишь об этой истории, — пообещал сердитый «муж» на прощание.

Тем же вечером озабоченный дипломат поведал о случившемся одному своему советскому другу, с которым познакомился через Юрия Кроткова. Он знал, что этот человек является влиятельным правительственным чиновником. Однако понятия не имел, что генерал-лейтенант Олег Грибанов возглавляет Второе управление и является организатором всей этой операции. Генерал сочувственно выслушал Дежана.

— Сделать что-либо трудно, — наконец, прокомментировал он. — Ты должен понять, Морис, что на стороне мужа мощь советского закона. Но попробуем что-нибудь сделать. В конце концов, мы не должны допустить, чтобы на доброе имя нашего любимого посла пало пятно скандала…

На следующий день улыбающийся Грибанов сообщил Дежану, что «муж» согласился не выдвигать обвинения. Обрадованный Дежан от души благодарил Грибанова. КГБ радовался не меньше. Кроткова наградили золотыми часами и медалью. Теперь, когда у Грибанова и посла был общий тёмный секрет, между ними образовались особо прочные связи. И КГБ полагал, что в нужное время долг благодарности будет выплачен и с лихвой.

В последующий год КГБ воспользовался методами секс-шпионажа, чтобы попытаться совратить и других сотрудников французского посольства, и Юрий Кротков был действующим лицом всех основных операций. Некоторые из них полностью провалились. Например, Юрий несколько недель потратил на то, чтобы добиться встречи с молодой женщиной из отдела шифровки, но та наотрез отказалась встречаться с ним.

Не удалось поймать и полковника Луи Жибо, атташе посольства по авиации. Когда посредством спрятанных микрофонов выяснили, что полковник и его жена находятся в плохих отношениях, Юрий стал посылать навстречу французу одну «ласточку» за другой. Наконец, тот не устоял, оказался на квартире некой блондинки, где и был сфотографирован. В 1962 году КГБ решил дёрнуть леску и вытащить жирную рыбку на берег. Полковника Жибо пригласили в штаб-квартиру КГБ и предъявили фотографии.

— Выбирайте между двумя вариантами, полковник, — сказал сотрудник КГБ. — Или сотрудничество с нами, или позор, который неизбежен после опубликования этих материалов…

Но у доблестного полковника нашёлся третий вариант. Он вернулся в посольство, привёл дела в порядок, а затем вышиб себе мозги выстрелом из личного пистолета.

Смерть Жибо заставила Кроткова осуществить решение, которое уже давно крутилось у него на уме. Наплевательское отношение к человеческим чувствам, циничное манипулирование мужчинами и женщинами, что требовалось для секс-шпионажа, стали частью жизни Юрия Кроткова так давно, что он никогда всерьёз не задумывался о моральной стороне его работы. Но стоило ему задуматься, как он потерял покой. Обвинив себя в смерти полковника Жибо, Юрий понял, что больше не может работать на КГБ. И он решился бежать…


«ГОЛУБОЙ» ВАССАЛЛ | Битвы, выигранные в постели | ДЕЛО КУРТНИ