home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Как они останавливали большевизм

Глава АРА Гувер однажды сказал: «Энергичная «помощь»… является единственной возможностью остановить большевизм». Этим и занималась, прикрываясь мешками с мукой, возглавляемая им организация. Штаб-квартира АРА в Москве, помещавшаяся в старинном купеческом особняке, насчитывала десять отделов. Девять из них имели непосредственное отношение к благотворительности – исполнительный, административный, снабжения, перевозки, связи, сообщения, медицинский, финансовый, автотранспортный. Десятый – так называемый «отдел номер два», или специальный отдел, выполнял те функции, ради которых, собственно, сюда и прибыли благотворители. Все его сотрудники были офицерами генерального штаба или разведки. Все, что добывали другие отделы, здесь обобщалось, систематизировалось и зашифровывалось специальным шифром для отправки в Штаты.

Понятно, что «добрые самаритяне» большую часть своего времени и энергии тратили не на распределение продовольствия и организацию питательных пунктов, а совсем на другое. Сотрудники АРА постоянно разъезжали по стране, причем пытаясь проникнуть даже в те регионы, где совсем не было питательных пунктов, и делать им было совершенно нечего. Они занимались вербовкой агентов и сбором сведений о состоянии промышленности, сельского хозяйства и военного потенциала Советской России. Кроме того, они еще и старались сплотить вокруг себя враждебные новой власти элементы. Под прикрытием благотворительности так удобно было сколачивать организованные антисоветские группы. Так, например, должность заместителя директора Саранского уездного комитета АРА занял эсер И. Козлов, знаменитый тем, что во время мятежа чехословацкого корпуса в 1918 году был председателем крестьянско-эсеровского съезда, провозгласившего себя «верховным хозяином» уезда. Членами того же Саранского уездного комитета АРА были также эсеры П. Буданов, Я. Наровчатский и целый ряд других. Подобная картина наблюдалась и во многих других местных отделениях Американской администрации помощи – как правило, американцы прежде всего старались оформить к себе на работу враждебно настроенных к Советской власти представителей бывших правящих классов, прежних партий, кулаков и духовенства.

Чем еще занимались работники АРА? В своих частых поездках интересовались не только и не столько голодающими, но и фотографировали города и заводы, занимались топографической съемкой местности, интересовались производством и полезными ископаемыми, бытовыми условиями и настроениями населения. .Особенно интересовались транспортом, причем предлагали некоторым работникам НКПС работать на них – на языке разведчиков это называется вербовкой агентуры.

Не брезговали благотворители и банальной контрабандой. Они скупали золото, драгоценности, церковную утварь, произведения искусства. 1 декабря 1922 года московская таможня рискнула вскрыть дипломатическую почту АРА. Там оказались 24 ювелирных изделия на Общую сумму, в ценах того времени, в несколько триллионов рублей.

На Украине американцы нередко организовывали свои пункты в тех местах, где еще продолжали действовать антисоветские банды. В мае 1922 года полковник Гров заявил, что его отдел предполагает охватить «продовольственным снабжением» юго-западную часть Донбасса, Киевскую, Волынскую, Подольскую, Харьковскую, Полтавскую и Кременчугскую губернии. Гувер настойчиво требовал активизации подрывной работы в этих районах, хотя по специальному соглашению с правительством Советской Украины все эти регионы не входили в сферу деятельности АРА. Плоды этой деятельности не заставили себя долго ждать. Иной раз они не только не имели ничего общего с помощью голодающим, но, наоборот, обостряли проблему продовольствия. Например, в ночь с 17 на 18 апреля 1923 года агентурой Американской администрации помощи был подожжен элеватор в Николаевском порту.

В Белоруссии, другой советской республике, особым вниманием представителей АРА пользовались приграничные с Польшей районы – Дриссенский, Лепельский и Полоцкий. Столь избирательный интерес был не случаен. В пограничных областях американские разведчики старались не только оживить внутреннюю контрреволюцию, но и всячески содействовали вооруженным провокациям против Советского государства с территории Польши, где после окончания Гражданской войны нашли прибежище многие не смирившиеся белогвардейцы, да и просто бандиты. Деятельность АРА в этом «негуманитарном» направлении была настолько заметной, что попала в поле зрения Красной Армии. Донесения в штаб западной армии добавляют весьма специфические штрихи к портрету американских «благотворителей»: «Находящееся в Барановичах объединение Американского Красного Креста по оказанию помощи голодающим во главе с капитаном Штальцем снабжает прибывающих с советской территории бандитов обмундированием, продовольствием и якобы полученным из Варшавы оружием и направляет их на Украину».[26]

Некоторое представление о конкретной деятельности АРА дает документальная повесть ветерана органов госбезопасности Александра Полякова «Крах». Там рассказывается о некоторых конкретных акциях американских благотворителей, по которым можно судить, чем доподлинно занималась эта организация.

Башкирия, Уфа. В самый разгар голода туда был направлен эмиссар АРА, который должен был активизировать сбор информации о промышленности и месторождениях Урала. В конце концов, независимо от формы правления, первое, что интересовало американцев в России, были промышленность и ресурсы. Имея информацию, можно было сделать неплохой гешефт даже и при большевиках – например, получить заводы и месторождения в концессию. Но надо же было знать, чего просить…

Были и другие задачи. Надо было установить связь с довольно крупной и хорошо вооруженной местной бандой. АРА уже снабжала ее продовольствием. Метод снабжения был до смешного прост: продукты отправлялись голодающим водным путем, по реке Белой. Незадолго до отправления американцы организовывали утечку информации, банда перехватывала транспорт, и продовольствие попадало по назначению. Не на мужиков же его расходовать, в самом деле! Кстати, этой операцией убивали сразу двух зайцев. Во-первых, помогали контрреволюционным силам, а во-вторых, можно было поднять крик о трудностях транспортировки грузов и потребовать позволения иметь собственную вооруженную охрану. Нетрудно догадаться, кто, скорей всего, играл бы роль этой охраны, проникая, таким образом, во все уголки многострадальной губернии. Ну и, наконец, если все пойдет хорошо, по условной телеграмме из Москвы аровской агентуре надлежало взорвать депо и мост на реке Белой. Однако из этого ничего не вышло. ВЧК вовремя узнало об аровских планах. Органы госбезопасности Советской России были еще молоды, но американцы не учли, что в них работают люди, имеющие более чем солидный опыт конспиративной работы. Диверсантов заманили в ловушку и обезвредили, а разведчикам из АРА подсунули достаточно качественную дезинформацию, которая и ушла в Штаты.

Новороссийск. Осенью 1921 года, вместе с первым продовольственным транспортом, в порт вошел американский миноносец «Геллерт». Американские моряки не утруждали себя примерным поведением, отчего взаимоотношения американцев с местными жителями и местными властями резко осложнились. В довершение всего радиоточка «Геллерта» круглосуточно занималась антисоветской агитацией. Наконец, местные власти опечатали радиорубку миноносца. Глава миссии АРА полковник Хаскил, казалось, только того и ждал. Он заявил, что даст распоряжение о немедленном прекращении поставок продовольствия через новороссийский порт, если радиорубка не будет открыта. Потребовалось вмешательство Карла Петерсона, представителя ВЦИКа, который выехал на место и оперативно урегулировал конфликт. Рубку открыли, однако миноносцу предложили выйти на внешний рейд и там агитировать, сколько душа пожелает. Хаскил потребовал свободного входа в порт, опять же угрожая прекратить поставки. Одновременно, для того чтобы самолично разобраться в обстановке, он решил съездить на место по очень своеобразному маршруту: туда через Ростов и Дон, обратно – через Донбасс и Харьков, да еще на автомобиле. Хороший вояж!

В ходе своей работы АРА налаживала связь с бывшими белогвардейцами, бандитами – всеми, кто был враждебен новой власти. Их люди сами сколачивали отряды, нападая в том числе и на американские склады. Таким образом опять же продовольствие попадало к тем, кому было предназначено, а во-вторых, можно было требовать введения американских войск для охраны складов и транспортов. А там – чем черт не шутит – может быть, и вооруженная интервенция? Ведь началась же интервенция во время Гражданской войны с заботы о безопасности американских складов. В свою очередь, пригреваемые АРА антисоветчики честно отрабатывали свой хлеб, стараясь создать американцам условия для еще большего проникновения в страну. Они грабили и сжигали продовольственные склады, убивали советских продработников и коммунистов. Только в одном Самарском уезде с декабря 1921 года по октябрь 1922 года за антисоветские выступления, связанные с американской помощью, было привлечено к ответственности 44 человека. Осенью 1921 года лишь в Пугачевском уезде Самарской губернии бандиты разграбили около 17 тысяч пудов хлеба, принадлежащего Комиссии помощи голодающим. В мае 1922 года. Витебский и Гомельский губкомы партии отмечали постоянную подрывную деятельность АРА и характеризовали ее как «скрыто военную организацию», преследующую враждебные РСФСР цели.

Разумеется, деятельность заокеанских «благотворителей» попала в поле зрения и советских спецслужб, недавно сформировавшихся, но уже достаточно опытных. В обзоре ВЧК о деятельности иностранных и контрреволюционных организаций на территории Советской России за январь 1922 года АРА называлась «весьма значительным центром шпионских организаций». При этом авторы обзора особо подчеркивали, что АРА «всячески старается принимать к себе на службу бывших белогвардейских офицеров и других лиц с установившейся контрреволюционной репутацией…». Само собой, что американские благотворители и их отечественные сотрудники находились под пристальным надзором ЧК.

Уже 31 декабря 1921 года Политбюро ЦК РКП(б) обсуждало вопрос о подрывных действиях АРА. В то время был принят ряд мер: действия благотворителей не должны были распространяться на пограничную полосу, районы, пораженные бандитизмом, а также еще на некоторые районы. Свои мероприятия проводила и ВЧК. Пользуясь тем, что американцы усиленно искали контакт с противниками режима, под видом бывших белых офицеров в АРА были внедрены чекисты.

В игре с «администрацией помощи» нашим спецслужбам надо было пройти по лезвию бритвы. С одной стороны, их задачей было не позволить американцам заниматься антисоветской деятельностью. С другой – нельзя было допустить и прекращения поставок продовольствия. Поэтому ВЧК начала сложную игру. Здесь была и дезинформация, и изобличение конкретной подрывной деятельности, за которым следовала высылка виновных из страны. В 1923 году было запрещено бывшим командирам и служащим РККА и Реввоенсовета служить в иностранных организациях помощи голодающим.

Одной из чрезвычайно успешных операций агентов ВЧК была передача специального шифра, которым пользовалась АРА в своих переговорах с руководством. Чекистам удалось перехватить и расшифровать, например, такие достаточно красноречивые сообщения, как телеграмма Чайдса из Казани: «Высылаю ценные переводы о состоянии промышленности Урала и Сибири». Или телеграмма из Баку от Вудворта: «Остатки разбитых отрядов имама Гацинского концентрируются в Дагестане на Араканском плато. Обеспечил доставку им оружия. Готовлю проведение акций их силами в Грозном и Баку».

Органы Советской власти неоднократно приостанавливали работу подразделений американской администрации помощи в ряде районов страны. В конце концов, к лету 1923 года, несмотря на потребность в продовольственной помощи, деятельность АРА на советской территории была прекращена.

Американская администрация помощи была основным, но далеко не единственным каналом получения информации. Одновременно с ней американские разведслужбы активно использовали для ведения шпионажа с легальных позиций сионистскую организацию «Джойнт». Она также функционировала под благотворительным прикрытием, а ее члены подчас поставляли Соединенным Штатам ценные сведения.

Шпионаж против Советского Союза вели и различные неправительственные организации, и даже частные лица.

Особую активность на этом поприще проявил крупнейший американский монополист Рокфеллер, который активно интересовался как внутренним положением в Советском государстве, так и территориями, прилегающими к СССР. В 1927 году Фонд Лауры Рокфеллер пытался организовать широкое обследование районов, примыкающих к территории Кольского полуострова. В 1932 году Рокфеллер ассигновал крупную сумму денег посетившему Советский Союз французскому специалисту по истории античного мира и средневековья, профессору философии Луи Ружье. Профессор должен был изучить обстановку в СССР и странах, прилегающих к западной границе Советского Союза.

В 1929 году международное общество «Аэроарктика» собралось заняться изучением Советской Арктики – Земли Франца-Иосифа, Новой Земли и Северной Земли. Предполагалось сфотографировать всю арктическую территорию с дирижаблей. При этом представители Соединенных Штатов упорно добивались того, чтобы советским ученым и всем другим участникам экспедиции было запрещено заниматься аэрофотосъемкой, а исключительное право на это было предоставлено одним американцам. Надо ли говорить, что цели ученых были прозрачны и понятны всем? Американцы намеревались заснять с воздуха всю Советскую Арктику и установить наиболее удобные места для посадок самолетов и создания авиабаз. Как отмечала даже сама американская печать, базы, намечаемые к созданию в Арктике, должны были иметь большое стратегическое значение. Ну и в дополнение ко всему на Чукотке, Камчатке и в других северо-восточных районах Советской России в начале 20-х годов функционировали свыше 30 представителей американских компаний, естественным образом совмещавших коммерческую деятельность со шпионажем. В этих условиях «начальник Чукотки» просто обязан был быть еще и чекистом.


Под «крышей» голода | Главный противник | СССР и США от установления дипломатических отношений до начала Великой Отечественной войны