home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



…И снова о карибском кризисе

Конфликт между Кубой и США (а точнее, между США и СССР, стоявшим за спиной Фиделя) вскоре привел к новому острейшему международному кризису, чуть было не завершившемуся глобальной ядерной войной между сверхдержавами. Убрав Даллеса за провал на Плайя-Хирон, президент Кеннеди продолжал проводить, хотя и более осторожно, прежний стратегический курс по отношению к своему островному соседу. В конце ноября 1961 года глава США подписал меморандум о начале осуществления проекта «Мангуста», предусматривавшего «использование имеющихся у нас средств… для оказания помощи Кубе в свержении коммунистического режима».[180] План «Мангуста» состоял из 33 пунктов и предусматривал целый набор акций на Кубе – от сбора разведывательной информации и организации саботажа до использования вооруженных сил США для поддержания восстания на острове. Центральное место в проекте занимали шпионаж, подрывная пропаганда и диверсии, которые, по мнению американских аналитиков, должны были способствовать «вызреванию восстания» на острове Свободы. Отлично понимая, что Куба может противостоять США лишь благодаря помощи социалистических стран, в первую очередь СССР, новое руководство ЦРУ предлагало сделать все от них зависящее для нарушения или, по крайней мере, осложнения этого сотрудничества. Хорошим способом осложнить эти отношения казалась организация нападений на персонал официальных представительств соцстран в Гаване. 31 августа 1962 года в проект «Мангуста» была официально включена задача провоцирования инцидентов между кубинцами и представителями социалистических стран на второй фазе операции. В протоколе заседания от 9 сентября зафиксировано особое пожелание обсудить вопрос о нападениях на советский персонал на Кубе.[181]

Непрекращающиеся попытки США свергнуть революционный режим на острове вынудили Кастро просить, а Хрущева согласиться на более существенную военную поддержку кубинской революции. В. обстановке строжайшей секретности в Москве было принято решение о размещении на Кубе ракетно-ядерного оружия для сдерживания Вашингтона. Операции присвоили кодовое название «Анадырь», и в ее рамках с 12 июля по 22 октября 1962 года по морю и по воздуху на Кубу было переправлено 43 тысячи солдат и офицеров, 24 пусковые установки «Р-12», 42 ракеты «Р-12» (считая 6 учебных), несколько десятков ядерных боеголовок и несколько самолетов-носителей «Ил-28». По своим техническим характеристикам советское ядерное оружие на Кубе было способно поразить территорию США вплоть до линии Филадельфия – Сент-Луис – Даллас – Эль-Пасо. И ЦРУ, и недавно созданное РУМО благополучно прозевали переброску советского ядерного оружия под самый бок Америки, что вписало еще одну главу в историю провалов разведывательного сообщества США. Р. Клайн, пытаясь спасти честь мундира, в своих мемуарах утверждает, что американские аналитики просто не верили, что Хрущев окажется настолько глуп, чтобы послать на Кубу ядерное оружие, и во всем ЦРУ один только его новый директор Маккоун считал, что ракеты уже размещаются на острове. В действительности же американские разведки, сколько их было, просто-напросто прохлопали операцию «Анадырь».

Уже осенью от своих агентов на острове американцы начали получать информацию, что на Кубе разворачиваются ракеты средней дальности, но не придали ей особого значения. Один из шпионов видел возле Гаваны колонну из 24 грузовиков, семь из которых везли нечто напоминающее большие трубы, покрытые брезентом, а на одной из машин было что-то похожее на радар. Много лет спустя Уоррен Фрэнк, работавший в 1962 году в ЦРУ, рассказал, что в то время американские эксперты из этого ведомства попросту не смогли понять смысл советских действий. В аналитическом докладе от 19 сентября 1962 года утверждалось, что Советский Союз размещает на острове ракеты ПВО. Лишь после урегулирования кризиса, отметил У. Фрэнк, ЦРУ узнало, что размещенные на Кубе советские ракеты имели ядерные боеголовки. (Странные какие: ведь сами американцы вовсю создавали военные базы и размещали атомное оружие у советских границ. Какое ослепление помешало разглядеть такие же действия другой стороны?)

Однако и советское оружие ПВО тоже интересовало американцев, да еще как! Поэтому они решили воспользоваться удобным случаем и украсть новейшую зенитную ракету. Подобной ракетой, как они знали, был сбит самолет Пауэрса на фантастической высоте в 20 километров. У самих США тогда столь мощных ракет ПВО не было, и лишь только аналитики из ЦРУ сделали в сентябре свой доклад, как за дело взялось РУМО. Быстро разработав, сконструировав и приделав к вертолету железную руку, спецы из Пентагона начали в обстановке строжайшей секретности на военно-воздушной базе во Флориде тренироваться в захвате десятиметровой железной трубы с воздуха. Несмотря на то что операция отрабатывалась в обстановке самых строжайших мер безопасности, о ней тут же узнала как советская разведка, так и кубинская контрразведка. В Москве получили из Вашингтона следующее донесение: «Совершенно секретно. Американские военные специалисты проявляют большой интерес к советским зенитных ракетам, находящимся на Кубе. Они очень высоко оценивают боевые свойства этих ракет и считают их очень эффективным и совершенным видом оружия, в чем они убедились после того, как был сбит самолет «У-2» над Кубой. По их заявлению, США пока не располагают таким оружием. <…>

В связи с большой ценностью, которую представляют советские ракеты для специалистов, в Пентагоне в срочном порядке разрабатывают план похищения образца советской зенитной ракеты с Кубы и доставки ее в США.

Резидент Комитета государственной безопасности при Совете Министров Союза ССР. № 856.5.XI.62 году».[182] Так что агенты в США у нас были, и еще какие! С такой разведкой Хрущев мог себе позволить отказаться от плана «открытого неба».

Получив предупреждение, советские военные приняли усиленные меры безопасности, и американцам так и не удалось осуществить этот план. Но вскоре им стало совсем не до того. 14 октября приятное заблуждение, что Советский Союз разместил на Кубе лишь ракеты ПВО, рассеялось. В тот день самолет-шпион «У-2» сфотографировал поле около города Сан-Кристобаль, расположенного неподалеку от кубинской столицы. Тщательное изучение полученных снимков привело экспертов ЦРУ к выводу, что на них изображено строительство ракетной базы. Кстати, что сами ракеты сфотографированы не были – вывод об их присутствии сделали, анализируя фотографии подъездных путей и другого оборудования, необходимого для размещения ракетно-ядерного оружия. Вот как, несколько приукрасив собственное ведомство, об этом пишет Р. Клайн: «Дело было в понедельник, 15 октября, далеко за полдень. Неожиданно эксперты по расшифровке фотографий взбудоражили меня сообщением о результатах работы «У-2», а мои специалисты по ракетам заверили, что из снимка следует, что СССР располагает усовершенствованным видом ракет, который позволит ему удвоить число ядерных боеголовок, нацеленных на США».[183] После этого и была поднята тревога.

В течение тринадцати дней мир находился на волоске от тотальной ядерной войны, и благодарить за этот кризис надо, в числе первых, американскую разведку. Именно она своими топорными действиями чуть не привела к началу войны. Внезапно осознав опасность и потеряв голову, ЦРУ резко активизировало разведывательные полеты «У-2.» над Кубой. Утром 27 декабря 1962 года, в районе города Банес, один такой самолет-шпион был сбит советскими силами ПВО при фотографировании позиций стратегических ракет. Пилотировавший машину майор ВВС Р. Андерсен погиб. Как только об этом стало известно, военные из Пентагона насели на президента, требуя, чтобы тот отдал приказ о вторжении на Кубу. С трудом сдерживая натиск генералов, Кеннеди срочно связался с Хрущевым, настаивая, чтобы советский руководитель экстренно урегулировал кубинский кризис, иначе президент будет не в силах удержать ястребов из Пентагона и начнется третья мировая война. Лишь оперативный ответ Хрущева спас мир от ядерной войны, детонатором к которой чуть было не стал инцидент с самолетом-шпионом – очередная глупость американской разведки. Впрочем, глупость ли это?

Понятно, что, внезапно узнав о присутствии советских ракет у себя под боком, американцы жизненно нуждались в оперативной развединформации. Однако тогда уже действовала система космической разведки – стоило ли посылать в небо над Кубой «У-2»? В том, что Советский Союз располагает новейшим зенитным оружием, способным сбивать эти самолеты, американцы имели случай убедиться еще два года тому назад, на примере Пауэрса. Знали они и то, что это оружие уже развернуто на Кубе, а предугадать, что советские войска будут сбивать самолеты-шпионы над своими позициями, также не составляло большого труда. Вряд ли являлась для ЦРУ загадкой и реакция собственных военных в случае подобного инцидента. Исходя из всего этого, действия ЦРУ во время карибского кризиса трудно назвать как-то иначе, чем преднамеренным провоцированием войны, причем провоцированием с целью загладить свою собственную оплошность. Что хуже – быть настолько глупыми или настолько безответственными? Впрочем, если бы война началась, этот вопрос уже не имел бы никакого значения… Свою посильную лепту в провоцирование мировой войны внес и упомянутый уже Пеньковский, двойной агент английской и американской разведок. Арестован он был в самый пик карибского кризиса, когда советские и американские войска были приведены в полную боевую готовность, и достаточно было одной искры, чтобы вспыхнул пожар новой мировой войны. Чувствуя, что он раскрыт, и не обольщаясь насчет возможного приговора, Янг решил уничтожить вместе с собой и все человечество. Улучив момент, Пеньковский успел подать американцам установленный на случай чрезвычайных обстоятельств телефонный сигнал. Но вместо сообщения о провале он просигнализировал, что СССР готовит ракетно-ядерное нападение на США. Эта выходка вполне могла бы стать той самой искрой, если бы не новый директор ЦРУ. Хорошо информированный о личностных особенностях «ценнейшего агента», Маккоун просто поморщился и даже не дал команду перепроверить полученный из Москвы сигнал. На состоявшемся вскоре суде Пеньковский был признан виновным и вскоре расстрелян. Времена тогда были не бериевские, но все же вполне суровые.

Во время карибского кризиса 1962 года ЦРУ не вызвало прямого недовольства президента, как год назад. Однако отношения между Кеннеди и этим не так давно всемогущим ведомством продолжали оставаться напряженными. То, что президент уволил Аллена Даллеса и поставил во главе ЦРУ своего человека, лишь смягчило, но не разрешило проблему. Глава государства так горько жаловался сенатору Смазерсу по поводу самовольной ликвидации разведслужбой южно-вьетнамских руководителей Дьема и Нью! «Я помню, – вспоминал сенатор, – что президент Дж. Кеннеди был в ужасе от идеи политических убийств. Он говорил, что ЦРУ часто устраивало дела без его ведома и что это не доставляло ему никакой радости. Он жаловался, что ЦРУ почти автономно. Он сказал мне, что, как он считал, ЦРУ организовало уничтожение Дьема и Трухильо. Он был здорово потрясен и возмущен этим. Он хотел установить контроль над тем, что делает ЦРУ».[184] Сам Кеннеди пережил Дьема всего лишь на три недели и не успел осуществить свое намерение. Одна из популярных версий убийства президента указывает на ЦРУ как организатора и вдохновителя этого преступления века. В любом случае, основания для этого «устранения» у разведведомства были, не так ли?


«Я разнесу на куски ЦРУ!» | Главный противник | Эпоха Брежнева (до начала президентства Рейгана)