home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Теология Ветхого Завета (Old Testament Theology).

Теология Ветхого Завета стремится изложить в более или менее упорядоченном виде величайшие откровения Божьей истины, к-рые встречаются в Св. Писании. Подобные утверждения могут включать прямое откровение от Бога о Его природе и замыслах, пророческую проповедь, возвещающую волю Божью о судьбе Израиля и всего мира, толкование особых тем или разделов Торы и их значения для современников. В ВЗ можно найти самые разнообразные высказывания о Боге, но в нем нет систематической теологии греха, искупления и Божьей благодати. Здесь нет и вероисповедных утверждений в форме Символа веры, к-рые могли бы служить для верующего стройной теологической системой.

Чтобы правильно сформулировать теологию ВЗ, сначала необходимо установить точные значения слов и писаний, как их воспринимали первые читатели и слушатели ВЗ. Древнееврейский язык богат оттенками значений и образностью, и понять мысль в.-з. авторов можно лишь при исключительно точном переводе. При этом нужно иметь в виду, что значение нек-рых еврейских слов до сих пор неизвестно и что в процессе передачи текста возникало множество лингвистических проблем. Чтобы стать основой вероучения, этот перевод должен строиться на глубоком знании древнееврейской грамматики и синтаксиса, а также древних ближневосточных преданий и литературных традиций.

Кроме того, нужно сочетать объективный исторический метод изучения и представление о непреложном и окончательном Божьем откровении, изложенном в письменной форме. Но и тогда интерпретация текста может не удовлетворить современных ученых, привыкших к новейшим методам систематизации теологических идей, в особенности если теология истории подменяется теологией бытия или сущности или смешивается с ней. И наконец, нельзя сводить мысль в.-з. авторов к проблемам религиозной жизни древних евреев. Ее нужно рассматривать как часть непрерывного откровения, достигающего высшей точки в н.-з. проповеди об искупительной роли Христа - Мессии Израиля и Спасителя человечества. Имея все это в виду, выделим нек-рые наиболее важные представления, к-рые можно было бы включить в теологию ВЗ.

Учение о Боге. Учения, относящиеся к личности и природе Бога, начинаются с аксиоматического утверждения о Его существовании: это - факт, к-рый может оспаривать лишь безумец (Пс 52:2). Бог- основание всего сущего; Он отк-рывается в сотворении мира и человека, а также в Слове Божьем, повествующем о Его воле и природе. В отличие от предвечного Бога, земля и ее обитатели сотворены, и их существование зависит от Творца и Его хранящей силы.

Его природа - это бесконечный дух, и Он позволяет, чтобы Его иногда представляли антропоморфно. Получается, что у Него есть лицо, крое Он может ск-рыть от людей изза отчуждающего греха (Быт 4:14), но оно же может спасать народ Божий от плена и даровать ему покой (Исх 33:14). У Него есть руки, к-рыми Он творит дивные дела (Пс 142:5), и человек может услышать Его голос (Исх 3:4) - сам или через пророков (напр., Ис 8:1; Иер 1:4; Иез 31:1), возвещающих Его слово. Иногда Бог является в чужом обличье и в виде посланника(Быт 22:15-18; Ис 63:9), при этом посланника всегда можно отличить от Творца (ср. Быт 24:40). В образе "человека" или "посланника" из Быт 32:24 обычно видели прообраз Христа, хотя не все интерпретаторы разделяли это представление.

Кроме того, личность Бога характеризуют разные имена, к-рые в древней ближневосточной традиции обозначали различные свойства Его характера и действий. Так, Мелхиседек называет Господа Всевышним (Быт 14:18). Другие имена Божьи: Всемогущий (Исх 6:3), "Бог видящий меня" (Быт 16:13), "Господь Бог Израилев" (Быт 33:20) и Яхве ("Аз есмь Сущий"), Это имя, крое часто транслитерируют как Иегова или Яхве, неопровержимо утверждает существование Божье и характеризует Его как единственного истинного и живого Бога (ср. Ис45:5), Который связал Израиль узами завета. В силу этого Израиль занимает уникальное место в человеческом обществе и становится средством будущего откровения.

Имена Божьи отк-рываются в ответ на особые человеческие нужды, и в эпоху Вавилонского пленения названное при заключении завета имя Божье означало самого Бога, Которому поклонялись патриархи. Он был готов исполнить прежние обетования, избавить народ Израилев от рабства и привести его в Землю обетованную, где Израиль мог бы служить единственному истинному Богу и быть примером для соседних народов. Это свидетельство говорит о святости Бога (Лев 11:44), Его правде (Ам 5:24), справедливости (Мих 6:8) и предупреждает о суде Бога - Господина Израиля и всей земли. Бог желает, чтобы Ему поклонялись народы всей земли (Мих 4:1-3), но требует отречься от идолопоклонства и беззакония. Его милость к греховному человечеству явлена в обетовании грядущего Мессии, Который станет светом для просвещения язычников и славой Израиля. Потомок рода Давидова (Иер 23:5-6), Он свершит дела огромного духовного значения, благодаря к-рым человечество будет избавлено от рабства греху.

В ВЗ Бог - всемогущее существо (ср. Быт 18:14) и цельная личность; Он может быть познан как Бог на каждой стадии исторического процесса. Он всеведущ (ср. Притч 15:3) и обладает полнотой знания о грядущих событиях до конца времен (ср. Ис 46:10). В основе Его замыслов и деяний - любовь и милость (hesed), обнимающие творение и тварь (Пс 144:9) и достигающие высшего выражения в благословении и искуплении. Представление о Боге как Отце связано с возникновением народа Божьего, его усыновлением и подвигом Мессии, Который своей искупительной жертвой увеличит семью верующих. Как Отец Бог требует от своих детей сыновней любви и послушания (Мал 1:6) и накажет их за отступничество.

В ВЗ Бог действует через животворящий Дух {так), Который поддерживает творение(ср. Иов 34:14; Пс 103:30)и дает жизнь человеку (Быт 2:7). Понятие о том, что Св. Дух Божий- активный участник в сотворении мира, основано на неправильном прочтении Быт 1:2: древнееврейское понятие mah 'eldhim ("Дух Божий") лучше толковать как "грозный ветер". Вообще, в ВЗ говорится сравнительно мало о природе Бога как Духа и все внимание в.-з. авторов сосредоточено на Божьих деяниях в мире и в человеческом обществе.

Учение о человеке и грехе. В.-з. учения о природе человека основаны на предположении, что человек создан по образу Божьему (imago Dei). Два др.-евр. слова, selem и demut, употребляются в Быт 1:26-27; 5:1,3; 9:6 для обозначения человека как неповторимого отражения Бога. Т.о., человек отличается от других форм тварной органической жизни, над крой он получил власть (Быт 1:28). Хотя он тоже тварь, именно это обстоятельство проясняет природу образа Божьего в человеке. По Св. Писанию, человек не обладает врожденной божественностью; он сотворен из праха земного (вернее, " персти ") и стал живою душою после того, как Бог вдунул в него дыхание жизни (Быт 2:7). Благодаря этому человек обрел свое место в мире, иначе говоря - свою неповторимую индивидуальность, или личность. Дух в человеке - от Бога, духовного источника всякой плоти (Чис 16:22). Из Быт 2:7 явствует, что человек - душа, т.е. что в человеке метафизическое начало тесно переплетается с физическим. Т.о., человек - это не просто тело, "обладающее" душой, но живой принцип духовности, имеющий физическое продолжение.

Природа человека как образа его Создателя последовательно связывается в ВЗ с идеей Бога как Творца всего сущего. Идея образа Божьего призвана показать, что человек божественен не по природе своей, как Бог, а имеет определенную степень божественности, напоминающую ему о том, что он отражает Творца как никто в творении. Именно поэтому псалмопевец возвеличивает человека и сравнивает с ангелами (Пс 8:6). Когда изначальная чистота человека была опорочена грехом неповиновения, образ Божий в человеке потускнел. Поэтому соответствие между природой Божьей и человеческой стало косвенным. Теперь божественность может отчетливо отражаться лишь в самом Боге, и ВЗ ясно говорит об этом.

Для того чтобы правильно понять, что такое грех, благодать, спасение и другие в.-з. идеи, необходимо составить себе точное представление об образе Божьем. В Эдеме человек восстал против Бога, поэтому образ Божий в человеке искажен, но не уничтожен. Это событие определяет грех как отвержение или неповиновение воле Божьей, известной и раск-рытой человеку. С этой точки зрения человек стал "плотью" (Быт 6:3) - слово, крое означает смертность, хрупкость, эгоцентризм и преходящесть.

Изза греха человек обрек весь род людской смерти (Быт 3:19), но брешь между Творцом и тварью была частично восстановлена благодаря жертвоприношениям, достигшим максимальной определенности в эпоху Моисея. В в.-з. законе детально расписано, как следует восстанавливать связь между грешником и Богом (Лев 1-7), и один из наиболее известных обрядов в иудаизме - день Очищения (Лев 16), когда народу прощались случайные грехи, ошибки или упущения. Эти неумышленные проступки отличались от намеренных грехов (Чис 15:30), к-рые представляли собою отк-рытое неповиновение духовности завета и потому не могли быть прощены.

Учение об искуплении. Цель жертвоприношений - искупить человеческий грех. Для этого выбирали жертвенное животное и приносили его Богу. Считалось, что грехи человека символически переходили на это животное. Когда его забивали, Бог принимал пролитую кровь вместо крови грешника. ВЗ ясно говорит о том, что жертвенное животное само по себе не имело никакого смысла, и лишь когда его приносили Богу, согласно предписанному закону, его кровь примиряла грешника с Богом (Лев 17:11). Такое приношение называли "великой святыней" (Лев 7:1), поскольку оно помогало человеку исполнить священный долг. Нек-рые пророки осуждали жертвоприношения (Ис 1:11; Ос 6:6; Ам 5:21), однако их больше интересовали причины, породившие этот обряд, нежели само установление.

Грешник исцеляется благодаря милости Божьей; в ВЗ этому слову соответствует слово hesed. Его часто переводят как "благоволение", и оно означает побудительную причину Божьих заветов с Его народом (Втор 7:12). Иногда это слово употребляется без всякой связи с заветом (Иер 31:3). Там, где слово hesed относится к Богу, оно выражает Его милость к человеку, причем акцент ставится на верности- Бог верен своим обетованиям. Другое слово - hen ("милость")- зачастую предполагает то, что даруется или испрашивается незаслуженно (Исх 33:13). Бог связал Израиль свободными узами милости и любви, заключив с ним договор. Форма этого договора напоминает те договоры, к-рые заключали во II тыс. до н.э. хеттские цари с подвластными им народами . В своей милосердной любви Бог обещал хранить свой народ и заботиться о нем, если тот будет повиноваться и почитать Его как единственного истинного Бога. Как и в хеттских договорах, предусмотрена суровая кара за нарушение заветов, но основное внимание уделено позитивной стороне отношений между Богом и Его народом.

Теология ВЗ занимает очень важное место в в.-з. мысли, поскольку сообщает дисциплину и духовность народу, к-рый призван подражать своему Богу в своей жизни. Постепенно складывается идеальный образ давно предсказанного Мессии. Изначально это- историческая личность; Его представляют в ореоле царского величия, сначала как идеального правителя, подобного царю Давиду, потом- как помазанника (Мессию), Который придет в конце времен, чтобы возвестить Царство Божье. Величие этой личности предсказано Исайей (Ис 9:6-7; 11:1-5), а историческую преемственность особенно подчеркивает Иеремия (33:14-15). Природа мессианского царства предсказана Захарией (9:9-10; 12:7-9), и задолго до прихода грядущего царя точное место его рождения предсказал пророк Михей (5:20). Хотя дом Давидов после дней Аггея (520 г. до н.э.) постепенно утрачивал свое политическое влияние, ожидание грядущего Мессии какоето время становилось все более напряженным (см. слова о "Христе" в Дан 9:25). Во время служения Христа в народе были распространены чаяния будущего избавителя - посланника Божьего, призванного избавить евреев от римского владычества. Кумранская секта тоже была охвачена мессианскими чаяниями, хотя и другого рода.

В в.-з. учениях об искуплении и возрождении, в особенности у Исаии, появляется загадочное упоминание о "рабе Яхве". В пророчестве оно в равной степени относится как к отдельному человеку, так и к народу, поэтому невозможно точно определить, кого имеет в виду автор. На месте Израиля - раба Божьего (Ис 41:8; 42:19; 44:1) в других отрывках (Ис 42:1; 49:1; 52:13; 53:11) появляется человек, к-рый восстановит народ Израилев (Ис 49:5-6) и прославит Бога по всей земле. Праведность этого человека и миссия помазанника Божьего исключают возможность того, что имеются в виду такие крупные вожди, как сам Исайя, и все, кто был прежде него (Ис 52:13). Кир и Зоровавель тоже не могут претендовать на эту роль, поскольку ни тот ни другой не принял жертвенную смерть за евреев и язычников. Раб должен быть Божьим пророком. Он облечен силой Духа(Ис 42:1; 61:1) и установит Божью правду на земле (Ис 42:4). Он пострадает за чужие грехи и умрет позорной смертью (Ис 53:3,9). Его искупительная жертва asam станет "жертвой умилостивления" (Ис 53:10). Если ее примет Бог, она вменится в праведность многим людям, кем бы они ни были. Т.о., подвиг раба Яхве изменит прежние всеобщие представления о спасении, к-рые существовали при Синайском завете, и усилит размах искупительного дела Божьего. Он должен спасти весь род человеческий и сделать Божий призыв к прощению и общению личным, а не общественным (Иер 31:29-30). Подобно тому как ни один смертный не в силах исполнить предназначение помазанника Божьего, целый народ тоже не способен достичь этой цели как в реальном, так и в идеальном, нравственном смысле.

Очевидно, что между страждущим рабом Яхве и Мессией, идеальным царем Израиля, есть много общего. Оба - потомки царя Давида (2 Цар 7:15-16; Ис 11:2; 42:1) и поставлены Богом на это служение (Ис 11:2; 42:1). Царь свидетельствует о Боге и Его спасительном замысле перед другими народами, не связанными заветом (Ис 55:3); та же миссия возложена на раба Яхве (Ис 49:6). И наконец, Мессия, называемый "Отраслью", в послепленном пророчестве приравнен к рабу Яхве (Зах 3:8).

Другой таинственный образ, имеющий отношение к Божьему замыслу о будущем Израиля,- Сын Человеческий. В нек-рых стихах это - представитель рода человеческого (Пс 8:5) или обобщенный человек во плоти (Дан 10:16, 18). В древнееврейском языке слова enosmben adam ("сын человеческий") иногда синонимичны (Иов 25:6; Пс 8:5; 90:3; 144:3). Нек-рые ученые считают, что "сын человеческий" в Дан 7:13- или образ идеального народа, или так названы святые. Другие предполагают, что это небесноесущество, крое представляет народ Израилев, и вместе с тем священное лицо. А это в свою очередь говорит о его мессианском служении, и именно в таком значении его употребляет Христос.

Эсхатология. Эти темы поднимают вопрос о конечных судьбах мира - что будет, когда окончится существование отдельного человека или целого народа? ВЗ говорит о том, что и то и другое зависит от Бога, и связь с Ним сулит благословение (Иов 19:25-26) или бедствие (Пс 9:17). Но в целом в ВЗ очень мало говорится о жизни после смерти, в отличие, напр., от египетской религии. Считалось, что каждый иудей после смерти неизбежно попадал в Шеол - призрачное подземное царство теней, оставшихся от их прежних личностей. Нек-рые отрывки говорят о том, что в Шеоле присутствие и дела Божьи едва различимы (Пс 87:11-12; Ис 38:18), но из других явствует, что Бог присутствует даже в преисподней (Пс 138:8). Считалось, что мертвые недоступны для живых, и лишь однажды в драматической ситуации тень Самуила была вызвана из Шеола, чтобы дать совет Саулу (1 Цар 28:14-19). Учение о личном воскресении отчетливее всего звучит в Дан 12:2.

Национальное призвание Израиля было основано на Синайском завете, поэтому всех привлекала идея всеобщего спасения, крое должен был принести грядущий Мессия. Возможность национального возрождения ясно предсказана в видении Иезекииля (Иез 37:1-14), где обрисован новый акт творения, сравнимый с сотворением мира (Быт 2:7). Несмотря на эти упования, первые пророки осуждали Израиль за то, что он восстал против установлений завета, и говорили о грядущем дне Господнем, когда нераскаявшийся Израиль будет наказан и лишится благословения (Ам 5:18-20). Другие пророки обещали, что в этот день вся земля признает справедливую власть Господа (Ис 11:9). Этот Божий план всеобщего искупления важен в связи с упадком дома Давидова и унижением народа Израилева изза его отступничества (Зах 11:10-14). Все было готово к тому, чтобы Господь положил начало новой эре благодати, явив себя в силе и сокрушив врагов израильского народа на горе Елеонской (Зах 14:3-4). Теперь, по слову пророка, Он будет царем над всей землей и имя Его будет единым для всех народов (Зах 14:9), ибо Он судит праведно (Пс 95:13; 97:9).

R.K. Harrison (пер. А. К.)

Библиография: W. Eichrodt, Theology of the ОТ; Y. Kaufmann, The Religion of Israel; J. B. Payne, The Theology of the Older Testament; G. F. Hasel, ОТ Theology; G. von Rad, ОТ Theology; H. Schultz, ОТ Theology; Т. C. Vriezen, An Outline of ОТ Theology; H.H. Rowley, The Faith of Israel; L. Koehler, ОТ Theology; A. B. Davidson, The Theology of the ОТ; О. Baab, The Theology of the ОТ.

См. также: Имена Божьи; Бога, атрибуты; Бог, учение о Нем; Образ Божий; Грех; Сын Человеческий; Дары и жертвоприношения в библейские времена; Мессия.


Теократия (Theocracy). | Теологический энцеклопедический словарь | Теология договора