home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Талерин, ресторация «Алая роза». Точное время неизвестно

Открыв глаза, Роскар поспешил снова зажмуриться. Свет был чересчур ярок и немилосерден.

Хотя, казалось бы, единственная свеча на весь зал — это немного.

Через некоторое время Роскар, ощущая невыносимую жажду, попробовал повторить подвиг. Здесь он с удивлением обнаружил, что скован. Ах да, он же сам попросил гнома приковать его к стене, потому как боялся, что снова падет жертвой приступа безумия и, не допустите боги, отправит кого-нибудь за Порог.

А что сделал гном? — напряг память принц. И сам себе ответил: — гном, тот, с царапиной на носу, из Кордсдейлов, предложил выпить. И кажется, Роскар на это предложение согласился.

Потому как чувствовал настоятельную необходимость сдобрить хорошей порцией спиртного разговор, состоявшийся с госпожой придворным алхимиком. Мэтресса Далия убеждала, что его высочество ни в чем не виновен — то есть, конечно же, виновен, в незаконном похищении некоего вещества и введении его в организм старшего брата, но данный поступок был совершен в бессознательном состоянии, а потому подлежит оправданию. «Вас заколдовали, ваше высочество,» — грустно поведала алхимичка, хлопая длиннющими ресницами, — «Вас заколдовали, и поэтому вы себя не помните. Ради всех богов, ради душевного благополучия ваших родных, умоляю — дайте мне время выяснить, как вас расколдовать. Потому как если мы вас расколдуем — будет ясна линия защиты, когда настанет час обнародовать вашу вину. Главное — вычислить чернокнижника…»

«Меня заколдовала Джоя,» — глухо ответил Роскар.

«Глупости,» — недовольно отрезала алхимичка. «Подобные выверты совершенно не укладываются в характеристику ее психотипа! Она любит помечтать, насладиться переживанием несчастья, но чтобы сознательно делать несчастными других, сводить их с ума… Такое не в ее стиле. И не спорьте, вы оскорбляете сапиенсологию в моем лице!»

Роскару вспомнилось другое лицо, бледное, в облаке шелковистых черных волос, голубые глаза, затуманенные печальной тайной, нежные очертания губ…

И, как по заказу, радушный хозяин ресторации грохнул перед Роскаром наполненную доверху кружку.

Определившись с воспоминаниями, его кавладорское высочество предприняло еще одну попытку проснуться.

Вокруг него лежали гномы. Вернее будет сказать, что они валялись, как рассыпавшиеся после попадания пушечного ядра бревна. Один из коротышек вообще стоял вверх тормашками у стены, вонзившись острием шлема глубоко в пол. И только успел Роскар, громыхая цепями, схватиться за голову и запаниковать, за что он так взъелся на подземных мастеров, как гномы, дружно, будто по команде…

Р-раз!

… дружно всхрапнули…

И два!

… а потом с присвистом выдохнули.

Принц почесал в затылке. Одна из цепей, звеня, потянулась к ближайшему бородачу. Не просыпаясь, тот принялся наматывать цепь на кулак, мешая Роскару подняться.

— Куда? Сидеть! Эй, гном!

— Я!

— Я!

— !!! — не размыкая глаз, бодро отозвались его соплеменники.

— Дылдучему прынцу наливай! — и легонько стукнул ближайшего соседа.

Тот пихнул следующего. Тот — третьего. Передача тактильного сигнала продолжалась, пока легкую оплеуху не получил самый последний, лежащий поперек порога кухни гном. Он приподнялся и открыл кран у бочонка, который использовал вместо подушки. Запах и звук льющегося вина заставил гномов несколько оживиться. Нет, просыпаться они и не подумали, зато дружно зачмокали, одобрительно закряхтели и расплылись в младенчески-счастливых улыбках.

Вино тем временем собралось… нет, не в кружку, а в заботливо подставленную мозолистую гномью ладонь. Эксперт по бочонку жадно припал губами к живительной духмяной влаге, и тут Роскар не выдержал.

С усилием, поднапрягшись, разогнул стальной браслет, освободился и, стараясь не наступить на кого-нибудь из гостей, пошел к бочонку. Кружки не нашлось, да, собственно, и не нужна она была.

Немного взбодрившись, Роскар попробовал найти выход. Это потребовало значительных умственных усилий, так как все двери, выходящие из обеденного зала и из кухни, почему-то оказались крест-накрест забиты крепкими досками. И от чего могла понадобиться подобная защита? Предоставив раздумывать над загадками макроэргического пространства реальности кому-нибудь другому, Роскар выбил кухонное окно и выбрался наружу.

Постоял, облокотившись на стену. Зачерпнул горсть снега и умылся.

Холодно. Хорошо.

Но слишком холодно. Проверив себя на предмет плаща и не обнаружив его, Роскар побрел туда, где, вероятно, была возможность разжиться теплой одеждой.

Он выбрался на мощеную, относительно широкую улицу. Квартал прекрасно освещался — желтыми огоньками свечей, закрепленных в фонарях под крышами домов, плюс очень ярким магическим фонарем, возвышавшимся на перекрестке напротив Университета. С молодым, с виду приличным человеком вежливо раскланивались почтенные мэтры, спешащие по своим делам, женщины, мальчишки, разносящие газету…

— Последние новости! Самые свежие сенсации Талерина в газете господина Бронна! Покупайте «Талерин сегодня», и вы узнаете, чем будет жить столица завтра! Сенсация! Пойманный в Королевском Дворце преступник сознался в покушении на короля и будет казнен через два дня! Покупайте «Талерин сегодня»!

Бросив мальчишке мелкую монету, Роскар получил экземпляр новостного листка и остановился у фонаря. Строчки мигали и прыгали, возможно, поэтому из всего сообщения его высочество уловил лишь общий смысл. Но и его хватило.

Роскар смял страницу с такой силой, что напечатанные руны врезались в его ладонь.

А в городской тюрьме тем временем широко практиковались пытки и издевательства.

— Ты зачем страницу перевернул? — зло прищурившись, спросил Цогобас. — Тебя кто, криворукого, просил страницу переворачивать? Верни назад!

Стражник, путаясь в руках и предметах, попробовал перевернуть книжную страницу обратно. Не получилось — пальчики тряслись, пергамент прилипал к вспотевшей ладони, и вообще…

Карлик зашипел. Учитывая, что в полутьме каземата глаза Цогобаса и так светились оранжевым, гладкая лысая голова отливала бледно-голубым, а закованные руки, казалось, извивались бесчисленным количеством суставов, ничего удивительного, что нервы стражника не выдержали.

Он с воплем отскочил, опрокинул табуретку и с шумом рухнул на солому.

Во все стороны порскнули крысы.

— Ха-ха-ха! — демонически расхохотался Цогобас. — Уверен, когда твоя хозяйка узнает, как ты обращаешься с магической литературой, она превратит тебя в подушечку для булавок. И знаешь, что?

— Что? — дрожа челюстью спросил стражник.

— Я подскажу ей, как такие превращения делать без помощи магии! — и снова расхохотался.

— В-ваша милость… не губите!! — взмолился терроризируемый субъект.

— Так и быть, пока подожду, — величественно пообещал Цогобас. — Садись и переворачивай дальше. Читать буду… И смотри у меня!

Содержание недопохищенной книги стоило того, чтобы воспринимать его в условиях физического неудобства. А, пустое! О неудобствах вообще можно забыть! Утреннее отчаяние, излеченное дозой сочувствия, благополучно кануло в прошлое. После визита госпожи Далии Цогобаса нормально покормили, позволили умыться и заковали в более легкий вариант оков. Уже проверено — с трудом, еле-еле, но дотянуться до знака с заклинанием возвращения домой можно. Значит, в любой момент карлик Цогобас может пожелать темнице счастливо оставаться. Только книгу дочитает…

Трактат повествовал о способах магических перемещений. Вообще-то, Цогобас считал себя экспертом в подобных вопросах, может быть, не такого уровня как Кот или Госпожа Кёр, но всё же. Практикой он обладал достаточной.

Первые две сотни страниц карлик просмотрел вскользь — так, общие сведения о телепортации и опасностях межпространственных путешествий; следующую сотню даже смотреть не стал — приведенные там заклинания требовали сложной адаптации под возможности расы Цогобаса. А вот последние пятьдесят страниц…

— Как ты ее держишь! — зашипел Цогобас. — Держи ровнее! Поверни, мне последний абзац не видно! Что ты дышишь? Что дышишь, я спрашиваю? Растолстел, разжирел на дармовых харчах, и теперь смеешь дышать в моем присутствии!

В последних главах автор с патологической дотошностью приводил примеры ритуалов, позволяющих перемещаться между мирами. Двенадцать клинков вонзить в труп врага — если недруг кровный, а клинки идеально подобраны, откроется Путь. Девять деревянных посохов — ах, старый добрый эльфийский способ! Посохи взывают к силам Природы, проникают корнями в Недра Мира, выстреливают побегами к Астральным Сферам, как-то замысловато эволюционируют и тем самым открывают Путь. Наложение Звезд… Червоточина… Шаг в Пламя — брр, и как демонам подобные штучки удаются… Теория равноценного обмена? Не слышал «Возьмите золотоволосую принцессу с великим будущим и бросьте ее в бездну. Если сделаете это в урочный час, возвратится из бездны герой, наделенный правом…» — нет, это вообще как-то невнятно. Ага, а вот и то, что может получиться!

Трижды и даже четырежды Цогобас прочитал длиннющий список артефактов. Кое-что было способно искажать пространство, кое-что усиливало воздействие планет и прочие колебания Астральных Сфер, но главное…

— Брось потеть! — рыкнул Цогобас. Стражник от неожиданности уронил том, за что и получил порцию проклятий на свою голову. Ах, как любил карлик народную забаву Кёр-Роэли «Пни коротышку»! Здесь главное определиться, кто ниже ростом. И уж он-то, хранитель Замка и главный помощник Госпожи, твёрдо знал: в подобных играх отнюдь не размер имеет решающее значение.

Уфф… универсальное средство от депрессии — попинать кого-нибудь, кто просто напрашивается на выговор!

Итак, к делу. Заинтересовавший Цогобаса способ открытия Пути предполагал не только использование «конденсированной» энергии артефактов, но и особые условия, предполагающие вмешательство на высоком уровне. Точнее — Очень Высоком Уровне. Не божественные сущности, но близко, близко… Люди в таких случаях говорят о Судьбе.

А вот карлики сразу вспоминают времена Черной Луны.

Что, если попробовать? Попытка — не пытка, надо всего лишь попробовать…

Убедить Госпожу отпустить Джою с каждым днем всё менее и менее реально. А если она задумала возродить Господина Айлеруэ… бр-р, тот вообще никогда не расставался с тем, что единожды попадало в его руки. А здесь — маленький фокус-покус, и Джоя исчезает из Замка также самостоятельно, как и появилась в нём. Никто не виноват, никто никого не обвиняет… А если что, у Цогобаса алиби — сидел в тюрьме соседнего мира, арестованный за покушение на имущество местного алхимика.

Звучит, правда, немного стёбно, но потерпим.

Осталось только разомкнуть кандалы. У Цогобаса почему-то сформировалось убеждение, что если он попробует переместиться в закованном состоянии, то вместе с ним в Кёр-Роэли попадет и ближайшая стена. В таком случае настаивать на алиби будет затруднительно.

— Слышь, ты.

— Да, господин? — трепеща подбородком, отозвался тюремщик. Цогобас усмехнулся — приятно чувствовать себя половиной Айлеруэ…

— Когда меня велено отпускать?

— Простите, вашество, отпускать вас не велено. Сторожить, не чиня особых увечий — это да, а вот отпускать — ни-ни.

— Завтра с утра отправишься к госпоже Далии и спросишь, как да что, — сказал Цогобас. Впрочем, не слишком уверенно; десятым чувством предугадывая, что с упомянутой дамой поиграть в «Пни коротышку» можно единственным способом — пав под ее ножки ковровой дорожкой. — Ясно тебе? А теперь переворачивай страницу, я желаю…

Дверь резко распахнулась.

Увидев вошедшего, ростом напоминающего тролля, а телосложением — двух, Цогобас подавился очередной фразой.

Перепуганный тюремщик подскочил, не зная, то ли отвешивать принцу поклон, то ли застыть в неподвижности, то ли пасть ниц и возвестить о явленной благодати. Роскар, пригнувшись, вошел в камеру и знаком велел стражнику убираться вон.

Поправив лампу, чтобы светила ровнее, Роскар внимательно посмотрел на заключенного.

Тот был на редкость уродлив — большая лысая голова, густые рыжие брови, острый длинный нос, маленькие глазки. И испуган. Очень, очень испуган.

— Не бойтесь, сударь, — хрипло проговорил принц. — Ничего не бойтесь. Я приложу все усилия, чтобы вас оправдали.

— Э-э… Вот как?

— Я знаю, что вы невиновны в покушения на короля.

— Покушении — на кого? — Цогобасу показалось, что он ослышался. — На коро…крхых…ааагхрх!!!

Трен кайхай! Он ведь знал, догадывался, что нельзя верить женщине, которая говорит, что верит ему! Предательница, обманщица, одно слово — алхимик! Она его обманула! Обнадежила, а сама подставила!

Чтобы помочь карлику справиться с истерикой, Роск осторожно похлопал его по щекам.

— Успокойтесь, сударь. Вас никто не казнит.

— Конечно же, — ядовито подтвердил Цогобас. — Я не такой дурак, чтобы позволять так с собой обращаться! Но как я мог ей поверить?!. — Забыв обо всем, карлик дергался, пытаясь освободиться.

Со скрежетом Роскар вытянул железные кольца из стены и помог узнику избавиться от оков.

Шокированный неожиданным освобождением еще больше, чем известием о составе преступления, Цогобас посмотрел на своего избавителя с большим удивлением. На первый взгляд громила громилой, а ведет себя… как Госпожа Кёр! Только она — да, может быть, иногда Джоя, — на памяти карлика вела себя так, будто в мире нет ни богов, ни демонов, а есть только она сама и цель, почитаемая как главный смысл бытия.

— Вы можете идти, куда угодно, — торжественно объявил Роскар.

— Э-э… — растерялся теперь уже свободный карлик. — И куда же?

Устраиваясь на соломе, принц пожал плечами. Ему какая разница? Он сделал то, что должен. Если о чем-то и жалел, так это о том, что не поймал злодейку, подтолкнувшую его на путь преступлений. Конечно, недостойно истинному рыцарю иметь недобрые устремления против женщины, но…

Сегодня Роскар не ощущал себя рыцарем. Нисколько.

— Благодарю вас, мой господин, — наконец, определился с ответом Цогобас.

Он отвесил своему освободителю глубокий поклон, после чего тихо исчез.


Чудурский лес, Башня | Длинные тени | Талерин, Королевский дворец 18- й день месяца Гусыни, раннее утро