home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Талерин, Королевский дворец

18-й день месяца Гусыни, раннее утро

До Солнцеворота оставалось пять дней. Вернее, четыре с половиной — праздник обычно начинали загодя.

Еще вчера вечером королевский мажордом не знал, какие распоряжения отдавать поварам, портнихам и декораторам. Будет ли королевское семейство праздновать День Снега, или, в свете случившихся обстоятельств, сочтет торжество невозможным. Однако где-то в промежутке между полуночью и тремя часами утра решение было принято.

Просиявший Олбер уточнил: означает ли дозволение на подготовку праздника, что его величество пошел на поправку? В ответ генерал Громдевур издал раздраженное рычание, собрался и уехал инспектировать гарнизоны.

Теперь Королевский Дворец напоминал кипящий на огне суп.

Правда, потенциальный. В том смысле, что воду еще требовалось принести из колодца, мясо благополучно бегало по зеленым лужайкам, а кастрюля счастливо пребывала в рудно-зачаточном состоянии.

— Да как ты гвозди заколачиваешь! — кричал Ньюфун Кордсдейла на работников, возводящих в парадном зале декорации к танцевально-музыкальному представлению. — Кто так молоток держит! Ровнее локоток! Жёстче удар, жёстче! А ты что делаешь?

— Согласно предписания начальства украшаю окно декоративной елементой! — последовал бойкий ответ.

— Ты ж эту декоративность криво вбиваешь! Дайте мне лестницу, я покажу, как надо!

— Ньюф, ты что здесь делаешь? — строго спросила Далия.

Гном повернулся и смерил алхимичку взглядом.

— А ты что?

— Я — завтракаю, — ответила мэтресса, предъявляя в качестве доказательства кружку кофе и надкусанный бутерброд. — А ты должен быть в «Розочке», сторожить… — Далия спохватилась и продолжила шепотом: — его высочество.

— Будь спок, его уже уделали… Да брось кашлять, живой он, только пьяный. Ребята его всю ночь поили, ох, и крепок же он пить, дылда окаянная!

— А ты что, трезвенником заделался?

— Нет, я гвозди продал. Они вон, — Ньюфун указал на компанию, развешивающую гирлянды, ленты и дополнительные светильники, — заявились в «Розочку» среди ночи, попросили срочно им продать молотки и всё прочее. У, недоделки криворукие! Кто ж так вбивает!!!

Рассерженный гном побежал инструктировать, а Далия еще раз, теперь уже более придирчиво, осмотрела трудящиеся массы.

Чтоб настоящие работяги покупали гвозди в ресторации? Ночью? Ха!

— Врунгель? — алхимичка подкралась к толстяку, занятому натягиванием шелковых лент.

«Спокушник» чуть не рухнул вместе со стремянкой.

— Мэтресса Далия… ваша ученость… не выдавайте меня! Начальство зверствует, а если узнает, что вы мою маскировку раскрыли, вообще съест!

— Не буду, не волнуйтесь. Вы лучше скажите, означает ли ваше появление, что у министра Ле Пле есть план?

— А как же! У начальства всегда есть, — охотно подтвердил Врунгель. И, спустившись на грешную зе… э-э… грешный паркет, принялся шепотом излагать мэтрессе Далии секреты Министерства Спокойствия.

Только-только Далия успела добраться до второй половины бутерброда, ее поймала горничная.

— Ваша ученость! Ну где же вы пропали! Вам на примерку пора!

— Кармела, если не ошибаюсь? Какая примерка? — не поняла Далия, но поставила пустую кружку на край ближайшей скульптуры и позволила увлечь себя в дальнее крыло дворца, где размещались личные портнихи королевского семейства.

— Новой мантии, неужели вы запамятовали! Матушка Жизель уже третий день вас разыскивает!

— Надеюсь, мантия хотя бы черная? — во избежание недоразумений уточнила Далия.

— Конечно!

— Тогда поторопимся!

Мантия действительно оказалось классического цвета Алхимии. И даже, не исключено, соответствовала нужному размеру. Но…

— Кружева? — не поверила алхимичка собственным глазам.

Матушка Жизель оскорбилась до глубины души:

— На вас не угодишь!

Потратив четверть часа на восстановление дружеских отношений с повелительницей игл и лоскутков, Далия собралась вернуться, поговорить с Ньюфуном. Но в коридоре была атакована превосходящими силами гномьей банды.

— Прячьтесь!

— Бегите!

— Шухер!!! — подпрыгивали Скузя, Кув и Поддув Штрудельгольцы.

— Что случилось? — забеспокоилась Далия.

— Фульк вышел на охоту! — на три голоса доложили юнцы. — Он всех забирает репетировать танцы!

— А мы не хотим!

— А еще мы его туфли к полу прибили… Эх, он и ругался! Обещал расправиться с тем, кто это сделал.

— Что скажет ваш отец, господа Штрудельгольцы, когда узнает об очередных шалостях? — приступила к чтению нотаций Далия. Гномы дружно повесили головы и заалели оттопыренными ушами. Увидев столь явные признаки раскаяния, алхимичка рассмеялась. — Ах вы, шкодники… У меня будет для вас секретное и очень важное поручение. Сейчас поднимаетесь ко мне в Башню…

— А можно? — загорелись глазенки Скузи.

— Можно подняться в Башню, а не разбирать ее по кирпичику, — уточнила сапиенсологиня. — Там вы найдете госпожу Напу Леоне Фью из клана Кордсдейл и передадите ей, что я прислала вас специально, чтобы сторожить Кота. Понятно?

— Ага… угу… ну…

— Постарайтесь справиться с этой миссией так, чтобы клану не пришлось за вас краснеть. Кота сторожить не за страх, а за совесть. Глаз с него не спускать! — строго погрозила Далия.

«Отлично,» — поздравила она себя с удачной комбинацией, — «Конечно, дети Кота не усторожат, но их, по крайней мере, много. Коту будет трудновато спрятаться. Да и Штрудельгольцам будет чем заняться…»

На следующем повороте Далия столкнулась с Камюэль.

— О, вас-то я и ищу! Ваша ученость, — с заговорщицкими интонациями сообщила целительница. — Мне нужна ваша консультация.

— Конечно. Как самочувствие его величества?

— Вполне удовлетворительное, — бодро сообщила Камюэль. — Помните, я говорила вам, что…

— Оно на самом деле удовлетворительное, или вам так приказал говорить генерал Октавио? — не сдавалась Далия. Камюэль нетерпеливо тряхнула и без того растрепанной головой:

— Какая разница? Ну, приказал… Только король всё равно поправляется, так что я совсем, нисколечко, не вру. Знаете, я хотела с вами посоветоваться. Мне тут напомнили, что я в месяц Посоха очередную аттестацию должна пройти и представить новое освоенное заклинание. Смотрите, что я придумала!

Для демонстрации чар девушка увлекла мэтрессу Далию в свою комнатушку. Усадила поближе к огню, сама встала напротив и с торжественной миной начала совершать магические пассы.

— Ардарлиум сазабосса фурманиум! Мигаэлли туарим ламурье! — и пламя камина вспыхнуло зелеными, синими и фиолетовыми искрами.

— Круто, — признала Далия. — Правда, на эльфийский язык совершенно не похоже.

— Да? А как надо говорить?

— Мне откуда знать? Это не моя специализация. Если хотите, я познакомлю вас с мэтром Диазом, он в Университете преподает эльфийскую словесность. Уверена, после часа-другого общения с ним вы существенно разнообразите запас эльфийской лексики.

— Ой, здорово! — обрадовалась Камюэль. Далия встретила восторги девушки с изрядной долей скепсиса.

— Куда вы направились, позвольте спросить? Я еще не закончила анализ предоставленного моему вниманию эксперимента.

— Что-то не так?

— Всё «так». Однако вынуждена вас предупредить: с месяца Барса во Дворце и прочих принадлежащих королевскому семейству помещениях запрещено использование «пыльного грома». Только с личного дозволения ее величества Везувии и под контролем его высокоблагородия Громдевура.

— Какого еще «пыльного грома»? — попыталась разыграть неведение Камюэль. Алхимичка охотно разъяснила:

— Есть такой гриб, который кое-где водится сам по себе, а в гномьих пещерах выращивается специально. Если его высушить, смолоть, а потом поджечь, работает не хуже пороха. Плюс — отсутствие специфического запаха и весьма характерная окраска пламени. Арден летом с помощью «грома» чуть Фюрдаст не разворотил, так что если королева узнает, чем вы тут играетесь, — уши вам оборвет.

— Я не… Я, между прочим, маг! Это магия, а не какие-то гномьи штучки!.. Я не… вот, забирайте! — истерически всхлипывая, Камюэль швырнула на пол пухлый кошелек и упала рядом, заливаясь слезами. — Никто… никто… ик!.. меня не воспринимает всерьез! Я стараюсь, тружусь, как пчелка, а никто не цени-ииит! Вспоминают, только когда заговоры составляют, и то, только затем, чтобы я правду говори-и-ила-аа… Как будто я соврать не могу! А я могу! И сама интриги плести, и магией занимать, только мне не дают! У-уу…

— О, боги, — вздохнула Далия. — Камюэль, дитя ты мое Природное… успокойся, слышишь? Не плачь.

— Слышууууу… но буду плакаааать…

— Я поняла, что с тобой, — озарило сапиенсологиню. — У тебя эмоциональный сдвиг на фоне перерасхода маны. Так бывает у настоящих волшебников.

Плач немного поутих.

— Что, правда? Так я теперь настоящая магичка?

— Разумеется! И волшебнице не к лицу пользоваться какими-то гномьими фокусами! Уж если и пользоваться — то такими, на которых не поймают…

— Доброе утро, ваша ученость.

— Доброе утро, мэтр Нюй. Что-то случилось?

Королевский астролог печально вздохнул.

— Поссорился с Олбером. В соответствии с квадрантом качеств планет-покровителей я порекомендовал ему украсить зал лентами и драпировками белого цвета, а он, видите ли, настаивает на использовании оставшихся с Дня Леса зеленых и ярко-желтых. Что делать? Как объяснить ему, погрязшему во мраке неведения, всю полноту его заблуждений?

Госпожа придворный алхимик искренне пожалела товарища по несчастью:

— А вы, мэтр, на них рявкните. Не умеете? Тогда прошу следовать за мной, я сейчас продемонстрирую…

Продемонстрировала.

Молотки застучали чаще, а вопли законспирированных «спокушников», промахивающихся мимо гвоздей, теперь звучали с оттенком не только физической, но и душевной муки.

— Ваша ученость.

— Госпожа маркиза.

Сюзетт была чем-то довольна — от пяток и до кончика носа. Оставшаяся часть тела еще размышляла над проблемами мироздания, была прищурена и потому выглядела загадочной.

— Всё идёт по плану, — замогильным шёпотом объявила маркиза. — Министр Рудженти накормлен овсянкой со снотворным. А секретные печати Министерства Золота он еще вчера лично передал господину Джиобарди. Так что, считай, один из трех столпов государства у нас в кармане.

— Грм… квык… бурлб… Поздравляю, ваша светлость.

— Еще рано, — глаза блондинки сияли азартом и предвкушением чуда. — К полудню мы должны захватить оставшиеся два министерства. Пожелайте удачи нашему Делу!

— Всегда, — откликнулась Далия и поспешила спастись бегством.

— Мэтресса Далия! Ваша ученость! Сударыня!

Скрыться от настырного учителя танцев не получилось.

— Да, господин Фульк? Ваше высочество? Ваша светлость?

Фульк сердился, Дафна, судя по поджатым губам, собиралась настаивать на своем, а Дениза Желорен ревела, искренне и самозабвенно.

— Меня ставят в пару с Раулем, а я не желаю! — объявила Дафна.

— А мне придется танцевать с кем-то из Штрудельгольцев! Или, если ее величество пригласит гостей, с сыном посланника короля Мирмидона! А он окажется оборотнем и съест меня! — прохлюпала Дениза.

— И где их высочества? Без принца Ардена и принца Роскара у меня рассыпался весь рисунок парадного выхода!

«О, боги,» — подумала Далия.

— Может, всё не так страшно…

— Я знаю, знаю — меня съедят!

— А мне отдавит ноги глупый мальчишка!

— Во главе танцующих нельзя пускать господина Октавио, у него грации, как у утки! И кто тогда поведет принцессу Ангелику?

— Министр Рудженти? — нахально предложила Далия. — У него тоже, не в обиду будь сказано, с танцевальностью не ах.

— Тогда все будут смотреть, как ковыляет Скряга, а неуклюжести Громдевура не заметят, — осенило Фулька. — Правда, это не избавляет от вопроса, куда пропали оба принца…

— Погодите, — алхимичка подняла палец, призывая к последовательности воспитательных мер. — Ваше высочество, рядом с вами сестра того самого мальчишки; немедленно извинитесь за свои слова.

— Прости, Дениза.

— За что? Он действительно глуп. Но тебе еще повезло — меня, например, вообще съедят!

— Милая моя барышня Дениза, позвольте мне объяснить некоторые аспекты сосуществования оборотнического и людского сообществ, — приступила к объяснениям госпожа сапиенсолог. И продемонстрировала улыбку, которая должна была объяснить: зубы есть не только у волков. Так что не бойтесь, ваша светлость, вас съедят свои же соплеменники, а оборотням достанутся только ваши косточки…

В общем и целом, очередной день придворного алхимика обещал быть хлопотным.


Талерин, ресторация «Алая роза». Точное время неизвестно | Длинные тени | Ресторация «Алая роза»