на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 9

Убийство Кирова: его причины и его последствия

Говоря о том, что массовые и необоснованные репрессии развернулись после убийства члена Политбюро, секретаря ЦК ВКП(б) и первого секретаря Ленинградского обкома партии С. М. Кирова 1 декабря 1934 года, Хрущев одновременно намекал на ответственность Сталина за организацию этого преступления. В то же время известно, что усилия комиссии ЦК КПСС, специально созданной после XXII съезда с целью доказать вину Сталина в убийстве Кирова, не принесли нужные Хрущеву результаты. Последующие усилия, предпринятые с середины 1980-х годов, с целью найти «неопровержимые доказательства» вины Сталина в убийстве Кирова, также не увенчались успехом. И все же к версии Хрущева упорно возвращаются и ее популяризируют.

Хрущев и его последователи старались создать впечатление, будто яркий оратор и популярный руководитель Киров был соперником Сталина. Но, с одной стороны, Киров не играл столь видной роли в руководстве, как Молотов, Ворошилов, Каганович, Калинин. Поэтому на XVII съезде, в отличие от Молотова и Кагановича, а также Куйбышева, он не выступал с докладами. Он не открывал и закрывал съезд, как Молотов и Ворошилов. Его участие в съезде ограничилось двумя речами, одну из которых он произнес на митинге трудящихся на Красной площади.

С другой стороны, Киров был близким другом Сталина. Приемный сын Сталина Артем Сергеев, бывшие охранники Сталина в своих воспоминаниях писали о том, что Сталин постоянно приглашал Кирова к себе на квартиру или на дачу, когда тот приезжал по делам в Москву. Летом 1934 года Сталин опять пригласил Кирова к себе на дачу в Сочи. Тогда Сталин привлек его наряду со Ждановым к подготовке указанных выше «Замечаний» относительно учебников истории.

Однако, как это почти всегда бывает, популярный в стране С. М. Киров был объектом жгучей неприязни, а то и ненависти ряда людей. Известно, что еще в 1932 году «Платформа» рютинского «Союза марксистов-ленинцев» объявила Кирова «оппортунистом», причислив его к тем, кто «приспособляется к любому режиму, любой политической системе». В «Платформе» утверждалось, что до революции Киров был кадетом и редактором кадетской газеты во Владикавказе.

В это время в потворствовании Рютину обвиняли не Бухарина и Рыкова, которые, как и Рютин, принадлежали к «правым», а Зиновьева и Каменева. Именно их исключили из партии и выслали из Москвы за хранение текста «Платформы». Следует учесть, что бывших сторонников Зиновьева и Каменева было особенно много в Ленинграде. Именно там было много и личных врагов Кирова, так как он возглавил партийную организацию Северной столицы после разгрома зиновьевской оппозиции. Люди, утратившие властное положение в этом городе, а нередко и исключенные из партии, связывали свое личное несчастье с деятельностью Кирова, хулили его и желали ему всяческих бедствий.

В этом городе у С. М. Кирова были и враги не на политической почве. Не следует забывать, что убийство, совершенное Леонидом Николаевым, имело личный мотив: Киров находился в любовной связи с женой Николаева — Мильдой Драуле. Историк Рой Медведев признает: «Что касается Николаева, то все источники сходятся на том, что этот психически неуравновешенный человек действовал вначале по собственной инициативе. Озлобленный и тщеславный неудачник, он мнил себя новым Желябовым и готовил убийство Кирова как некую важную политическую акцию».

Однако очевидно, что Николаев вряд ли сумел бы совершить убийство Кирова, если бы не поразительное бездействие работников НКВД в Ленинграде. Многие факты, в том числе и те, что приводит Рой Медведев для обвинения Сталина, на деле лишь убедительно свидетельствуют о том, что те, кто отвечал за безопасность С. М. Кирова, сделали немало, чтобы не помешать Л. Николаеву сделать роковой выстрел. Указав на то, что еще до убийства Кирова Николаев тщательно изучал маршруты его прогулок, Рой Медведев напоминает, что «во время одной из прогулок охрана задержала человека, который приблизился к Кирову. Это был Николаев. В его портфеле оказался вырез, через который можно было выхватить спрятанный револьвер, не открывая застежку. В портфеле лежал также чертеж с маршрутами прогулок Кирова. Л. Николаева допрашивал заместитель начальника УНКВД области И. Запорожец, лишь недавно прибывший в Ленинград доверенный сотрудник Ягоды… Запорожец не доложил о задержанном своему непосредственному начальнику Ф. Д. Медведю, который был близок к Кирову, а позвонил в Москву Г. Ягоде… Через несколько часов Ягода дал указание освободить Николаева». Рой Медведев отмечает, что Николаев «через некоторое время… снова был задержан на мосту охраной Кирова, которая вторично изъяла у него все тот же заряженный револьвер… Николаева снова освободили».

Поведение работников НКВД и лично Ягоды свидетельствует о том, что они все делали для того, чтобы Николаев выстрелил в Кирова. Не исключено, что те, кто направлял действия Николаева (возможно, так умело, что сам убийца не подозревал этого), не обязательно стремились убить Кирова. В пользу такого предположения говорит выбор ими исполнителя теракта. Для убийства наверняка скорее всего был бы избран опытный стрелок с железной выдержкой. Не имевший большого опыта обращения с огнестрельным оружием и психически неуравновешенный Николаев скорее всего не мог выстрелить точно. Однако, если Ягода и другие заговорщики исходили из аналогии с покушением на Ленина в 1918 году, то и этого им было достаточно для реализации своих планов по дестабилизации обстановки в стране.

Вернувшись из Москвы после завершения ноябрьского пленума ЦК ВКП(б), С. М. Киров с утра 1 декабря 1934 года работал дома, готовясь к выступлению по итогам пленума перед партийным активом города во дворце имени Урицкого. Он не собирался посещать обком партии в Смольном, где в это время шло совещание по поводу отмены продовольственных карточек. Неожиданно около 16.00 Киров позвонил в гараж и вызвал машину. Почему так поступил Киров, никто никогда не узнал. Через полчаса Киров прибыл в Смольный. Там его уже давно поджидал Николаев. Свидетели видели, как Киров и Николаев шли вместе по коридору Смольного на третьем этаже, о чем-то беседуя друг с другом. Личный охранник Кирова М. В. Борисов по каким-то причинам отстал от них. Не был на своем посту и охранник А. М. Дурейко, который был обязан обеспечивать безопасность коридоров третьего этажа.

Свидетелями покушения стали трое электриков, которые вели ремонтные работы в коридоре Смольного: Васильев, Леонник, Платоч. Последний утверждал, что после выстрела он сбил Николаева с ног сильным ударом молотка, а затем обезоружил его. Однако его показания опровергались другими свидетелями.

Сталин почти немедленно узнал об убийстве, когда он проводил в Кремле совещание с участием Молотова, Ворошилова, Кагановича и Жданова. Было принято решение выехать в Ленинград. Почти все присутствовавшие на совещании, кроме Кагановича, отправились на вокзал. К ним присоединились заместитель Кагановича по комиссии партийного контроля Ежов, первый секретарь ЦК ВЛКСМ А. В. Косарев, Г. Г. Ягода, первый заместитель наркома внутренних дел СССР Я. С. Агранов, нарком внутренних дел Белорусской ССР Л. М. Ваковский, а также другие работники НКВД.

Однако до отъезда состоялся разговор Сталина с Енукидзе. Не осталось никаких свидетельств этого разговора, но его результатом стало опубликованное на следующий день постановление ЦИК и СНК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик». Зная сталинский стиль подготовки даже гораздо менее значительных документов, очевидно, что выход в свет этого постановления нарушал заведенный самим Сталиным и тщательно соблюдавшийся им порядок разработки правительственных распоряжений и государственных законов. Во-первых, это постановление было принято без согласования с остальными членами Политбюро. Во-вторых, этот законодательный акт был подготовлен не членом и не кандидатом Политбюро, а секретарем ЦИК. В-третьих, утверждалось, что постановление было составлено на основе сталинских указаний, произнесенных по телефону, даже без проверки Сталиным окончательного текста. Можно допустить, что, узнав об убийстве Кирова, Сталин был вне себя от гнева и возмущения и сам нарушил обычный порядок подготовки подобных решений.

Есть свидетельства, что Сталин не смог сдержать свой гнев, когда он увидел среди встречавших его на вокзале в Ленинграде представителей ОГПУ. Говорили, что он не то грубо отругал встретившего его Ф. Д. Медведя, не то даже ударил его по лицу. Правда, в дальнейшем Сталин старался держать под контролем свои эмоции. Об этом свидетельствует его спокойное поведение на предварительном следствии в Ленинграде и допросах Николаева. И все же было очевидно, что убийство Кирова застало его врасплох, так как не укладывалось в его представления о том, как могла развиваться политическая борьба в СССР.

Следователи предлагали различные версии. Телефонный номер германского консула в Ленинграде, найденный в записной книжке Николаева, позволил следователям разрабатывать «германский след». К этому времени гитлеровцев уже не раз обвиняли в организации покушений. 29 декабря 1933 года членами фашистской румынской организации «Железная гвардия», связанной с нацистами, был убит премьер-министр Румынии Й. Г. Дука. 25 июля 1934 года австрийскими нацистами был убит премьер-министр Австрии Э. Дольфус. 9 октября 1934 года в Марселе были убиты король Югославии Александр I и министр иностранных дел Франции Ж. Л. Барту. Хотя убийство совершил хорватский националист, в организации теракта не без оснований подозревали гестапо. Быстрый отъезд германского консула из Ленинграда лишь усугубил подозрения относительно ответственности Германии за убийство Кирова.

Так как Мильда Драуле была латышкой, то разрабатывался и «латышский след». Однако вскоре внимание следствия было переключено на связи Николаева со сторонниками Зиновьева. Сталину показали записку о деятельности зиновьевской группы, подготовленную работниками НКВД в середине 1934 года. Авторы записки просили у Кирова дать им санкцию на арест членов группы, но Киров ответил им отказом. Теперь членов этой группы арестовали по обвинению в подготовке антиправительственного заговора. Выбор зиновьевцев в качестве основной мишени вряд ли был случайным. Как бывший сторонник Бухарина, Ягода был давним противником Зиновьева и Каменева. Он имел основание и лично ненавидеть Каменева. Известно, что Каменев распространял запись своей беседы с Бухариным 1928 года, из которой следовало, что Ягода является надежным сторонником Бухарина.

Развитию версии об ответственности оппозиционеров способствовала реакция Троцкого. В своем «Бюллетене оппозиции» Троцкий расценил «убийство Кирова, умного и безжалостного ленинградского диктатора» как признак кризиса власти Сталина. Троцкий философствовал: «Как и в царское время, политические убийства являются безошибочным симптомом грозовой атмосферы и предсказывают начало открытого политического кризиса».

В то же время вскоре стало ясно, что кто-то в органах внутренних дел пытается запутать ход следствия. Сталин еще был в Ленинграде, когда ему сообщили, что начальник охраны Кирова Борисов, арестованный сразу же после убийства, по пути на допрос стал жертвой дорожно-транспортного происшествия и погиб. Вскоре Сталин, Молотов, Ворошилов покинули Ленинград. А странности следствия не прекратились. Слесарь С. А. Платоч, который якобы обезоружил Николаева, был арестован, но затем бесследно исчез. Два других свидетеля, Васильев и Леонник, были уволены с работы, а затем также бесследно исчезли.

Однако Ягода уверял, что следствие идет по верному следу. Вскоре начались аресты среди сторонников Зиновьева в Ленинграде.

На основе данных следствия вместе с Николаевым судили членов так называемого ленинградского центра зиновьевцев во главе с бывшим секретарем Выборгского райкома ВЛКСМ И. И. Котолыновым. Все подсудимые были приговорены к смертной казни за участие в террористическом заговоре с целью уничтожить руководителей партии. Приговор был приведен в исполнение 29 декабря. Позже по делу «Ленинградской контрреволюционной зиновьевской группы Сафарова, Залуцкого и других» было привлечено 77 человек, в том числе 65 членов ВКП(б).

Однако состоявшийся 15–16 января 1935 года в Ленинграде процесс по делу «московского центра» зиновьевцев не увенчался столь же суровым приговором, как в отношении Николаева и его подельников, несмотря на то, что во время процесса по всей стране проходили митинги, на которых выдвигались требования о расстреле всех обвиняемых. Зиновьев был приговорен к 10 годам заключения, Каменев — к 5 годам. Приговор гласил: «Судебное следствие не установило фактов, которые давали бы основание квалифицировать преступления зиновьевцев как подстрекательство к убийству С. М. Кирова». Приговор соответствовал оценке Сталина роли Зиновьева и Каменева, изложенной в написанном им «закрытом письме ЦК ВКП(б)» от 18 января 1935 года «Уроки событий, связанных со злодейским убийством тов. Кирова».

С одной стороны, в письме подчеркивалось, что «зиновьевцы ради достижения своих преступных целей скатились в болото контрреволюционного авантюризма, в болото антисоветского индивидуального террора, наконец, — в болото завязывания связей с латвийским консулом в Ленинграде, агентом немецко-фашистских интервенционистов». С другой стороны, указывалось, что «Московский центр» «не знал, по-видимому, о подготовлявшемся убийстве т. Кирова». Судя по всему, Сталина в это время убедили факты, что нет оснований признать Зиновьева и Каменева ответственными за убийство Кирова.

Кроме того, в первых же строках письмо ЦК обвиняло лидеров «Московского центра» не в терроризме, а в карьеризме: «Их объединяла… одна общая беспринципная, чисто карьеристская цель — добраться до руководящего положения в партии и правительстве и получить во чтобы то ни стало высокие посты». Таким образом, Сталин видел в убийстве Кирова прежде всего проявление острой борьбы за власть в стране.

Правда, вряд ли можно было считать, что убийство Кирова расчистило бы Зиновьеву и Каменеву путь к высоким постам. Очевидно, что от убийства Кирова выгадывали бы лица из нынешних партийных верхов. Однако Сталин, видимо, не был готов предъявить подобные обвинения кому бы то ни было из высшего руководства в стране, а потому удары наносились по давно поверженным и дискредитированным оппозиционерам.

В то же время содержание письма свидетельствовало о сильных логических натяжках, допущенных Сталиным в его рассуждениях относительно причин убийства Кирова. Сталин явно пытался подогнать данные следствия под свои представления о классовой борьбе в СССР и идейно-политическом перерождении партийной оппозиции.

Поскольку убийство совершил не кулак или нэпман и не гражданин иностранной державы, а член ВКП(б) Николаев, Сталин обратил особое внимание на наличие у Леонида Николаева брата Петра, который «дважды дезертировал из Красной Армии» и якобы «якшался… с открытыми белогвардейцами». Из этого делался сомнительный вывод о том, что «Петр Николаев представлял законченный тип белогвардейца». Сведения о том, что Л. Николаев укрывал своего брата на своей квартире, послужили основой для другого скоропалительного вывода о том, что «между открытым белогвардейцем Петром Николаевым и братом его Леонидом Николаевым, членом зиновьевской группы в Ленинграде, а впоследствии убийцей тов. Кирова, не осталось никакой разницы». Из этого делался еще один сомнительный вывод о том, что Леонид Николаев «задолго до убийства тов. Кирова был уже врагом партии и белогвардейцем чистой воды».

Эти не внушающие доверия выводы сопоставлялись с фактами о том, что брат одного из лидеров зиновьевской оппозиции, Владимира Румянцева, Александр, служил в армии Юденича. А из судеб братьев Румянцевых и Николаевых делалось заключение с огромной логической натяжкой о том, что «зиновьевская группа с ее ненавистью к партийному руководству и двурушничеством в партии… могла состряпать для этих выродков „подходящую“ идеологию, могущую служить „оправданием“ их белогвардейских дел».

Письмо обращало внимание на утрату бдительности членами Ленинградской партийной организации. Таким образом, критике подвергался посмертно и сам Киров, который не придал должного значения ни сообщениям о задержании Николаева, ни записке о подпольной деятельности зиновьевцев. Письмо обвиняло членов Ленинградской парторганизации в «опасном для дела» благодушии, «недопустимой для большевиков» халатности. В письме вновь повторялся известный тезис Сталина об обострении сопротивления классовых врагов по мере роста успехов социализма: «Партия уже давно провозгласила, что чем сильнее становится СССР и чем безнадежнее положение врагов, тем скорее могут скатиться враги — именно ввиду их безнадежного положения — в болото террора, что ввиду этого необходимо всемерно усиливать бдительность наших людей. Но эта истина осталась, очевидно, для некоторых наших товарищей в Ленинграде тайной за семью печатями». Очевидно, что эти заявления были обращены не только к Ленинградской парторганизации.

То обстоятельство, что члены Ленинградской парторганизации не замечали появления в их городе групп, в которых рождались террористы и убийцы, что сам руководитель парторганизации отмахивался от предупреждений о террористических настроениях, служило Сталину показателем вопиющей беспечности коммунистов. После же убийства Кирова Сталин стал свидетелем не только искренней скорби миллионов людей, но и злорадства многих, расценивших это событие как сигнал для выступления против существовавшего строя. В сводках НКВД из так называемого смоленского архива (материалы государственных учреждений Смоленской области, вывезенных в ходе войны в Германию, а затем в США) сообщалось о студенте, который говорил: «Сегодня убили Кирова, завтра убьют Сталина». В смоленской деревне распевали частушку, в которой говорилось, что за убийством Кирова последовала отмена карточек, а за убийством Сталина последует роспуск колхозов. Получая эту информацию, Сталин приходил к выводу, что питательная среда для появления новых Николаевых сохраняется, а поэтому выступал за принятие самых жестких мер по разгрому не разоружившихся врагов.

Принятое на основе телефонного разговора Сталина с Енукидзе в необычной спешке постановление предусматривало ускоренное проведение следствий по делам о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти (за срок не более 10 дней), ускоренное вручение обвинительных заключений по этим делам (за одни сутки), заслушивание этих дел без участия сторон, запрет на касации по этим делам и немедленное приведение в исполнение приговоров к высшей мере после их вынесения. В подтверждение того, что правоохранительные органы взяли на вооружение это постановление, по различным делам, находившимся в производстве, были приняты ускоренные действия. На основе этого постановления в Ленинграде было расстреляно 39 человек, обвиненных в принадлежности к террористическим организациям, в Москве — 29, в Киеве — 28, в Минске — 9. На основе этого же постановления в стране развернулась кампания против «классово чуждых элементов», при этом в Ленинграде прошли массовые выселения представителей «бывших свергнутых классов».

Однако было очевидно, что Сталин видел опасность не только в «классово чуждых» лицах, злобствовавших по поводу убийства Кирова. В письме ЦК, написанном Сталиным, привлекалось внимание к членам всех оппозиционных групп, существовавших в партии. Это означало, что Сталин не видел принципиальной разницы между ними и готов был видеть в них таких же врагов, как в Зиновьеве и Каменеве. Косвенным образом это означало, что Сталина не удовлетворила версия НКВД о том, что непримиримыми врагами власти являются лишь зиновьевцы. Вскоре фигурантами по многим политическим делам 1935–1936 годов стали бывшие участники других оппозиционных групп. В марте — апреле 1935 года было рассмотрено дело «Московской контрреволюционной организации — группы „рабочей оппозиции“», по которому проходили в прошлом лидеры оппозиции — А. Г. Шляпников, С. П. Медведев и другие.

О том, что Сталин исходил из того, что бывшие оппозиционеры могут встать на путь заговоров и террора, свидетельствовали его высказывания в ходе выступления 4 мая 1935 года на выпуске академиков Красной Армии. Говоря о борьбе с оппозицией внутри партии, которая выступала против ускоренной индустриализации, Сталин заметил: «Эти товарищи не всегда ограничивались критикой и пассивным сопротивлением. Они угрожали нам поднятием восстания против Центрального Комитета. Более того: они угрожали кое-кому из нас пулями».

О том, что после убийства Кирова Сталин уже не верил в надежность своей охраны, свидетельствовал рассказ адмирала И. С. Исакова писателю К. Симонову. По словам Исакова, «вскоре после убийства Кирова» адмирал стал членом «одной из комиссий, связанных с военным строительством». После заседания в кабинете Сталина был организован ужин в каком-то зале в Кремле. «К этому залу… вели довольно длинные переходы с несколькими поворотами. На всех этих переходах, на каждом повороте стояли… дежурные офицеры НКВД. Помню, после заседания пришли мы в этот зал, и, еще не садясь за стол, Сталин вдруг сказал: „Заметили, сколько их там стоит? Идешь каждый раз по коридору и думаешь: кто из них? Если вот этот, то будет стрелять в спину, а если завернешь за угол, то следующий будет стрелять в лицо. Вот так идешь мимо них по коридору и думаешь…“» В этой мрачной шутке скрывалось подспудное недоверие к НКВД, его руководству и его сотрудникам, готовым легко выполнить любой приказ своих шефов, и неготовность Сталина высказать свои смутные подозрения. Кажется, что Сталин запутывался в густой и липкой паутине дворцовых интриг.

Казалось, заговорщики достигли своей цели: в стране была создана обстановка всеобщей подозрительности, в которой нельзя было осуществлять демократические конституционные реформы.


Глава 8 Ягода, Енукидзе, Тухачевский и другие | Разгадка 1937 года | Глава 10 Падение Енукидзе