на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 12

Молчаливое сопротивление проекту Конституции СССР и первый московский процесс 1936 года

Проект Конституции СССР был опубликован во всех газетах страны, передан по радио, издан отдельными брошюрами на 100 языках народов СССР тиражом свыше 70 миллионов экземпляров. О размахе всенародного обсуждения проекта свидетельствуют следующие данные: он был обсужден на 450 тысячах собраний и 160 тысячах пленумов Советов и их исполкомов, заседаний секций и депутатских групп; в этих собраниях и заседаниях приняло участие свыше 50 миллионов человек (55 % взрослого населения страны); в ходе обсуждения было внесено около 2 миллионов поправок, дополнений и предложений к проекту. Последнее обстоятельство свидетельствует о том, что обсуждение проекта не носило формального характера.

В то же время, как подчеркивал Юрий Жуков, Хрущев и другие партийные руководители были отнюдь не в восторге от новой Конституции. Очевидно, что новый порядок выборов пугал их, так как при тайном голосовании избиратели могли их не выбрать в депутаты, а это могло бы нанести роковой удар по их авторитету. Хотя еще окончательно не был решен вопрос о нескольких кандидатах в ходе проведения выборов, интервью Сталина американскому корреспонденту было истолковано многими как возможность появления кандидатов в депутаты, альтернативных тем, кто в течение почти двух десятилетий неизменно избирался в Советы в ходе отрытых и безальтернативных голосований. Поражение на выборах в Советы могло означать для многих партийных руководителей конец их почти двадцатилетнему пребыванию у власти.

Не возражая открыто против проекта конституции, многие партийные руководители решили воздержаться от публичных заявлений с одобрением проекта нового Основного закона страны. Их молчание оказалось демонстративным. Ю. Жуков указал, что после публикации в печати 12 июня 1936 года проекта Конституции и начала его публичного обсуждения многие видные партийные руководители «подчеркнуто уклонились» от обсуждения проекта Конституции СССР в печати: «Кроме Берии и Варейкиса, из видных партийных и государственных деятелей страны откликнулись лишь те, кто входил в состав Конституционной комиссии: В. М. Молотов, М. И. Калинин, Н. В. Крыленко, А. Я. Вышинский, А. И. Стецкий и КБ. Радек. Почему-то не высказали своего мнения члены Политбюро Г. К. Орджоникидзе, А. И. Микоян и кандидат в члены ЦК А. П. Розенгольц, выступившие в те самые дни с развернутыми докладами на заседаниях советов возглавляемых ими наркоматов — тяжелой и пищевой промышленности, внешней торговли. Подчеркнуто уклонились от обсуждения первые секретари ЦК Белоруссии Н. Ф. Гикало и Армении А. Ханджян, они опубликовали (25 и 27 июня соответственно) экономико-географические очерки о своих республиках». Н. С. Хрущев, по словам Жукова, «нашел, что несомненный интерес для читателей представляет содержание подписанной его именем статьи „Как мы организовали Дом пионеров и детские парки“» (29 июня).

Жуков назвал еще несколько партийных руководителей, которые не приняли участие в обсуждении проекта Конституции СССР.

Некоторые же партийные руководители откровенно заявляли о том, что классовые враги могут воспользоваться послаблениями новой Конституции. Так в своей статье, опубликованной в «Правде» 12 июня и посвященной проекту Конституции СССР, первый секретарь Закавказского крайкома партии J1.П. Берия писал: «Нет сомнения в том, что попытки использовать новую конституцию в своих контрреволюционных целях будут делать и все заядлые враги советской власти, в первую очередь из числа разгромленных групп троцкистов-зиновьевцев».

Жуков констатирует: «Складывалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, все члены ЦК дружно проголосовали за проект конституции, но с другой — никто из них не выступил открыто в ее поддержку, что стало больше и больше напоминать откровенный саботаж. Группе Сталина пришлось срочно оценить серьезность ситуации, в которой она оказалась, и выработать ответные меры, соответствующие навязываемым правилам игры».

Отказ партийных руководителей публично одобрить проект Конституции означал молчаливое несогласие с политикой правительства. Это было чревато острейшим политическим кризисом и возможностью открытого выступления против власти. В этих условиях Сталин и его сторонники в Политбюро решили прибегнуть к запугиванию недовольных. С этой целью были приняты срочные меры для организации показательного процесса, и может быть, и не единственного. Очевидно, было решено использовать плохо подтвержденные следствием подозрения относительно готовившихся терактов, возникших после «кремлевского дела», а также пожертвовать теми лидерами оппозиции, которые окончательно себя дискредитировали публичными покаяниями и самообвинениями в подрывной, антигосударственной деятельности. К этому времени наиболее дискредитированными были Зиновьев и Каменев, уже пребывавшие в заключении по обвинению в косвенной причастности к убийству Кирова. Так, в ответ на сопротивление партийных руководителей Конституции Сталин и его соратники в Политбюро, вопреки своему курсу, возвращались к репрессиям.

Этот поворот произошел через неделю после публикации в «Правде» статьи Л. П. Берия. Жуков писал: «Уже 19 июня, несомненно по указанию свыше, Ягода и Вышинский продолжили работу „по немедленному выявлению и полнейшему разгрому“ троцкистских сил, приостановленную в конце марта. Подготовили и представили на утверждение Политбюро список наиболее опасных, по их мнению, троцкистов, включавший 82 фамилии, которым можно было бы предъявить обвинение в подготовке террористических актов».

После убийства Кирова о возможности новых терактов не раз говорили в НКВД и руководстве страны. Для этого были известные основания. Много позже в своих воспоминаниях бывший сотрудник секретариата Троцкого Ф. Зеллер (он был потомственным масоном и через пару десятков лет возглавил масонскую организацию Франции) писал о своем посещении СССР осенью 1935 года. Вернувшись из СССР, Зеллер сначала поехал в Норвегию, где в это время жил Троцкий, а затем направился в Париж, где представил секретариату IV Интернационала предложение об организации убийства Сталина. Поэтому скорее всего его предложение было согласовано с Троцким. Хотя секретариат IV Интернационала отверг это предложение, отказ его единомышленников из других троцкистских группировок вряд ли остановил бы Троцкого. Активная роль Зеллера в разработке этого предложения позволяет предположить, что в организации теракта против Сталина Троцкий опирался и на поддержку представителей международного масонства.

Ф. Зеллер не сообщал, с кем он встречался в СССР, выясняя возможность совершить теракт. Но нетрудно предположить, что он мог повидать некоторых бывших троцкистов. Также не исключено, что встречи Зеллера, его беседы находились под контролем органов НКВД, которые имели своих агентов в окружении Троцкого. Людей, встречавшихся с Зеллером в СССР, могли затем обвинить в подготовке покушения на Сталина и других советских руководителей.

Заявления о намерении убить Сталина и других руководителей партии делали и подследственные по «кремлевскому делу» в 1935 году. Так как среди обвиняемых по этому делу проходил брат Каменева и жена этого брата, то следователи утверждали, что Лев Каменев знал про эти планы и даже был причастен к их разработке. Поэтому, как писал Жуков, Ягода и Вышинский «поставили вопрос о необходимости повторного процесса по делу Зиновьева и Каменева». Жуков утверждал, что «узкое руководство, скорее всего, учитывая ход обсуждения конституции, решило не распылять силы и нанести окончательный по возможности удар одновременно по Троцкому, а также по сторонникам и Троцкого, и Зиновьева. Но чтобы упростить решение задачи, сделать главными обвиняемыми тех, кто уже находился в заключении, отбывая срок, полученный год назад. Так, несомненно, зародилась идея заявить о якобы раскрытом очередном „антисоветском центре“, на этот раз — „объединенном троцкистско-зиновьевском“, обращенным в равной степени к политическим силам как внутри Советского Союза, так и демократических стран Запада. Это должно было еще раз продемонстрировать решительный и окончательный отказ от старого курса, который ориентировался прежде всего на мировую революцию, для Лондона и Парижа связывался с „рукой Москвы“, то есть с экспортом революции, что для всех олицетворялось двумя именами — Троцкого и Зиновьева».

29 июля Политбюро направило «обкомам, крайкомам, ЦК нацком-партий, горкомам, райкомам» партии «закрытое письмо ЦК ВКП(б)» «О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока». В письме сообщалось о «новых материалах НКВД, полученных в 1936 году» и объявлялось, что «Зиновьев и Каменев были не только вдохновителями террористической деятельности против вождей нашей партии и правительства, но и авторами прямых указаний как об убийстве С. М. Кирова, так и готовившихся покушений на других руководителей нашей партии, и в первую очередь на т. Сталина. Равным образом считается теперь установленным, что зиновьевцы проводили свою террористическую практику в прямом блоке с Троцким и троцкистами».

В письме приводились многочисленные выдержки из протоколов допросов Г. Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева, а также бывших сторонников Зиновьева — И. П. Бакаева, Г. Е. Евдокимова и троцкистов — И. Н. Смирнова, С. В. Мрачковского, В. А. Тер-Ваганяна. Эти выписки содержали признательные показания относительно создания заговорщического центра и подготовки ими террористических актов.

В «выводах», венчавших «письмо», осуждались различные проявления «отсутствия большевистской бдительности» со стороны ряда членов партии и парторганизаций. Авторы письма неоднократно указывали на необходимость «всемерного повышения большевистской революционной бдительности» и говорили, что «все парторганизации, все члены партии должны понять, что бдительность коммунистов необходима на любом участке и во всякой обстановке. Неотъемлемым качеством каждого большевика в настоящих условиях должно быть умение распознавать врага партии, как бы хорошо он ни был замаскирован».

Через две недели, 15 августа, в печати было опубликовано сообщение «В прокуратуре СССР» о «раскрытии» «террористических троцкистско-зиновьевских групп», которые действовали «по прямым указаниям» Троцкого.

А через четыре дня в Москве открылся судебный процесс над 16 подсудимыми. Помимо лиц, упомянутых в «Письме ЦК», на скамье подсудимых были заместитель директора челябинского завода «Магнезит» Е. А. Дрейцер, заведующий секретариата председателя ИККИ Р. В. Пикель, бывший замнаркома земледелия СССР И. И. Рейнгольд, бывший сотрудник наркомвнешторга Э. С. Гольцман. Там же были политэмигранты из Германии — Фриц Давид, В. П. Ольберг, К. Б. Берман-Юрин, М. И. Лурье, Н. Л. Лурье. Государственным обвинителем являлся прокурор СССР А. Я. Вышинский.

Утверждалось, что все подсудимые были членами созданного в 1932 году подпольного «объединенного» троцкистско-зиновьевского центра. Огульные обвинения в чудовищных преступлениях, выдвинутые следователями НКВД, вряд ли отражали реальную вину подсудимых. Однако огульная реабилитация 1988 года скрыла реальную их вину. Как отмечал исследователь событий 1937 года Александр Елисеев, «подсудимые много рассказали о своих подлинных и мнимых прегрешениях, создавая весьма эффектную амальгаму».

Правда, порой «амальгама» из реальных фактов и фабрикаций рассыпалась. Так, после заявления подсудимого Гольцмана о том, что он встречался с сыном Троцкого — Львом Седовым в копенгагенском отеле «Бристоль», Социал-демократическая партия Дании опубликовала заявление, в котором указывалось, что данный отель был снесен в 1917 году. Когда же в советской печати было сообщено, что встреча состоялась в 1932 году в кафе «Бристоль», расположенном около снесенного отеля, выяснилось, что в этот день Седов сдавал экзамен в Высшей технической школе в Берлине.

Из подсудимых лишь И. Н. Смирнов не признал себя виновным. Доверию самообвинениям ведущих подсудимых способствовало то обстоятельство, что их речи в зале суда перекликались со сравнительно недавними выступлениями Зиновьева и Каменева на съезде партии, в которых они обвиняли себя в измене, предательстве интересов рабочего класса, клеймили себя последними словами, объявляя себя «политическими трупами». Теперь на процессе Зиновьев заявлял: «Мой ущербный большевизм превратился в антибольшевизм, а благодаря троцкизму я дошел до фашизма… Мы заняли место меньшевиков, эсеров и белогвардейцев, которые не могли открыто выступить в нашей стране». Каменев заявлял: «Случайно ли, что рядом со мной и Зиновьевым… сидят эмиссары зарубежных секретных политических ведомств, люди с фальшивыми паспортами, с сомнительными биографиями и несомненными связями с Гитлером, с гестапо? Нет! Это не случайно».

Обвиняемые признавались в подготовке убийства Кирова и планах убийства Сталина, Ворошилова, Кагановича, Орджоникидзе, Жданова, Чубаря, Косиора, Эйхе, Постышева. Среди объектов покушения не был назван второй человек в стране — В. М. Молотов. Вряд ли это можно признать случайным. Скорее всего Ягода продолжал ту же «антимолотовскую» интригу, к которой он был причастен еще в ходе подготовки XVII съезда партии.

Во время процесса в печати развернулась массированная атака на троцкистов. Р. Медведев приводит такие заголовки газет тех дней: «Скрытый троцкист», «Покровительтроцкистов», «Троцкисты на идеологическом фронте», «Троцкистская диверсия в науке», «Троцкистский салон писательницы Серебряковой», «Следы троцкизма в Наркомземе Узбекистана».

В газетах было опубликовано стихотворение Демьяна Бедного «Пощады нет!», в котором говорилось:

Поймали мы змею, и не одну змею.

Зиновьев! Каменев! На первую скамью!

Вам первым честь — припасть губами к смертной чаше!

Нет больше веры вам. Для нас уж вы мертвы.

Юрий Жуков пишет: «Уже 16 августа в „Правде“ появилась корреспонденция из Азербайджана о том, что газета „Бакинский рабочий“ „покрывает троцкистов“. 19 августа — обширный, на два подвала, материал за подписью Л. П. Берии о разоблачении первого секретаря ЦК Компартии Армении А. Ханджяна, который якобы был в прошлом связан с покончившим еще полтора года назад жизнь самоубийством В. В. Ломинадзе. 23 августа — сообщения об обличительно-разоблачительных партактивах, прошедших в Москве и Киеве, на которых выступили Н. С. Хрущев и П. П. Постышев».

К хору проклятий в адрес подсудимых присоединились и бывшие видные оппозиционеры. 21 августа в «Известиях» была опубликована статья К. Б. Радека «Троцкистско-зиновьевско-фашистская банда и ее гетман Троцкий». В тот же день, 21 августа, «Правда» опубликовала письмо Г. Л. Пятакова, которое было озаглавлено «Беспощадно уничтожать презренных убийц и предателей». Пятаков писал: «Нет слов для того, чтобы полностью выразить негодование и отвращение. Эти люди утратили последнее сходство с человеческой природой. Их надо уничтожить как падаль, которая заражает чистый воздух страны Советов; опасную падаль, которая может вызвать гибель наших вождей и уже привела к гибели одного из лучших людей нашей страны — этого чудесного товарища и вождя С. М. Кирова… Многие из нас, включая меня, из-за нашего невнимания, благодушия и утраты бдительности по отношению к окружающим, невольно помогли этим бандитам творить свои черные дела… Хорошо, что Народный комиссариат внутренних дел разоблачил эту банду… Хорошо, что ее можно истребить… Честь и слава сотрудникам Народного комиссариата внутренних дел».

В тот же день, 21 августа, «Правда» опубликовала письмо бывшего соратника Троцкого еще по дореволюционному времени X. Г. Ваковского «Не должно быть пощады!». 24 августа «Правда» опубликовала статью Е. А. Преображенского «За высшую меру измены и подлости». Пожелания Преображенского, Пятакова, Раковского и других реализовались. Все подсудимые были приговорены к смертной казни и 24 августа были расстреляны.

Бухарин в личном письме Ворошилову писал: «Циник-убийца Каменев омерзительнейший из людей, падаль человеческая… Что расстреляли собак — страшно рад». Однако в ходе процесса неожиданно были оглашены сведения о «преступных связях» Бухарина и других с подсудимыми. Так, обвиняемый Рейнгольд сообщал о своих переговорах с Бухариным, Рыковым, Томским. Каменев утверждал, что участниками заговора были Сокольников, Радек, Серебряков, Шляпников, но заговорщики постарались их засекретить и создать из них небольшую группу для продолжения террористической деятельности в случае провала основного центра. Позже среди этих имен, упомянутых подсудимыми, Вышинский назвал и заместителя наркома тяжелой промышленности Пятакова.

22 августа в «Правде» был опубликован репортаж с московского завода «Динамо», рабочие которого потребовали «расследовать связи Томского — Бухарина — Рыкова и Пятакова — Радека с троцкистско-зиновьевской бандой».

Еще до завершения процесса было объявлено о проведении следствия по поводу причастности к контрреволюционному заговору Бухарина и Рыкова. 21 августа М. П. Томский в своем выступлении на партийном собрании в издательстве ОГИЗ, который он возглавлял, покаялся в своих «преступных связях с подсудимыми по процессу 16-и». На следующее утро он застрелился. Рыков попытался застрелиться, но ему помешали его родные. Однако 10 сентября было опубликовано сообщение Прокуратуры СССР, в котором говорилось, что «следствием не установлено юридических данных для привлечения Н. И. Бухарина и А. И. Рыкова к судебной ответственности, в силу чего настоящее дело производством прекращено».

Вскоре были арестованы бывший видный бухаринец Н. А. Угланов, а также первый секретарь ЦК Компартии Армении А. Ханджян. Были арестованы бывшие видные троцкисты: заместитель наркома тяжелой промышленности Г. Л. Пятаков, заведующий Бюро международной информации ЦК ВКП(б) К. Б. Радек, первый заместитель наркома лесной промышленности СССР Г. Я. Сокольников, заместитель начальника Главного управления шоссейных дорог НКВД СССР Л. П. Серебряков.

Характеризуя реакцию мирового общественного мнения, известный советолог Р. Конквест писал: «Обвинения детально анализировались. Их нашли убедительными различные британские адвокаты, западные журналисты и так далее. Иные же люди считали их невероятными. Как это часто бывает, предполагаемые факты принимались или отвергались в зависимости от предвзятых позиций. Большинство людей считали невероятным, что старые революционеры могли совершать такие действия, или же невероятным, что социалистическое государство могло выдвинуть фальшивые обвинения. Но и та, и другая позиция не была безупречной. Нельзя было считать невозможным, что оппозиция могла планировать убийство политического руководства… Некоторые из западных комментаторов, исходя из здравого смысла, полагали, что оппозиционеры должны были логически прийти к выводу, что устранение Сталина — это единственный способ обеспечить их жизнь и их будущее с их точки зрения».


Глава 11 Проект Конституции СССР: прикрытие грядущих репрессий или курс на демократизацию? | Разгадка 1937 года | Глава 13 Падение Ягоды и принятие Конституции СССР