на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 13

Падение Ягоды и принятие Конституции СССР

Судебный процесс над Зиновьевым, Каменевым и другими, аресты других видных оппозиционеров сопровождались восхвалениями в адрес наркомата внутренних дел СССР во главе с Ягодой, своевременно разоблачившего опасный антигосударственный заговор, в котором в той или иной степени участвовали все видные оппозиционеры. Поэтому направленная еще через пару недель, 25 сентября 1936 года, телеграмма Сталина и Жданова из Сочи в адрес Молотова, Кагановича и других членов Политбюро была подобна грому среди ясного неба: «Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей НКВД». Утверждая, что НКВД опоздало на 4 года, Сталин объявлял таким образом, что разгром антигосударственной крамолы надо было предпринять уже в 1932 году — в том году, когда Троцкий открыто выдвинул лозунг «Убрать Сталина!», был создан «Союз марксистов-ленинцев» Рютина, возникли группировки Смирнова, Сырцова, Ломинадзе, Эйсмонта, Толмачева и других.

Очевидно, что члены Политбюро, находившиеся в это время в Москве, не возражали против предложения Сталина и Жданова, и на следующий день, 26 сентября, Г. Ягода был снят с поста наркома внутренних дел и назначен наркомом связи вместо занимавшего этот пост А. И. Рыкова. Место Г. Г. Ягоды занял Н. И. Ежов. Хотя Ежов уже полтора года контролировал деятельность НКВД и его различных звеньев, его приход в наркомат был подобен перевороту в ведомстве, до сих пор закрытом для прямого вмешательства центральных органов партии. Назначение Ежова было настолько неожиданным, что вряд ли Ягода и его сотрудники были к этому готовы. Вскоре после отставки Ягоды из НКВД были уволены некоторые видные работники этого учреждения, находившиеся там еще со времен ВЧК. Как отмечал Р. Медведев, «Ежов привел с собой для работы в „органах“ несколько сотен новых людей, главным образом из числа партийных работников среднего звена».

Вступление Н. И. Ежова в новую должность совпало с появлением директивного письма ЦК ВКП(б) от 29 сентября 1936 года. Несмотря на то, что в письме содержался призыв к бдительности в разоблачении врагов, в нем сурово критиковались партийные организации за ошибки в ходе исключения из партии. Получалось, что кампания 1935–1936 годов, которая происходила под знаком очищения от «классово чуждых элементов», зашла в тупик. Под вопрос ставились также итоги репрессий, осуществленных в период пребывания Ягоды на посту наркома внутренних дел. Р. Медведев справедливо отмечает, что «смещение Ягоды и назначение Ежова не было воспринято в стране как предвестник усиления террора».

Казалось, что назначение Ежова означало, что Сталин и другие члены «узкого руководства» наконец установили свой контроль над наркоматом внутренних дел. Однако дело было не так просто. А. Елисеев справедливо утверждает, что «Ежов не был фигурой, абсолютно послушной Сталину. Он вынужден был еще и учитывать интересы регионалов (т. е. руководителей крупных обкомов и ЦК республик. — Примеч. авт.)». Елисеев приводит пример, как в начале 1936 года Ежов по просьбе С. Косиора вступился за арестованную жену его брата, являвшегося в прошлом активным троцкистом. Как отмечает Елисеев, лишь вмешательство Сталина остановило действия Ежова в пользу Косиора.

Тем временем шла подготовка к Чрезвычайному Всесоюзному съезду Советов, на котором должна была быть принята Конституция СССР. 25 ноября съезд открылся, и Сталин выступил с докладом о проекте Конституции. Сталин заявлял: «Советский Союз будет иметь новую социалистическую Конституцию, построенную на началах развернутого социалистического демократизма. Это будет исторический документ, трактующий просто и сжато, почти в протокольном стиле, о фактах победы социализма в СССР, о фактах освобождения трудящихся СССР, о фактах победы в СССР развернутой, до конца последовательной демократии».

Объясняя необходимость принятия новой Конституции, Сталин подробно рассказал о радикальных количественных изменениях во всех сферах экономики и качественной перемене — вытеснении из них частника. Сталин делал вывод: «Таким образом, полная победа социалистической системы во всех сферах народного хозяйства является теперь фактом».

Так же подробно Сталин рассказал и о глубоких качественных переменах в классовой и социальной структуре советского общества. Сталин говорил: «Класс помещиков, как известно, был уже ликвидирован в результате победоносного окончания Гражданской войны… Не стало класса капиталистов в области промышленности. Не стало класса кулаков в области сельского хозяйства. Не стало купцов и спекулянтов в области товарооборота. Все эксплуататорские классы оказались, таким образом, ликвидированными».

По словам Сталина, коренные изменения произошли и в сохранившихся классах и социальных прослойках советского общества. «Взять, например, рабочий класс СССР, — говорил Сталин. — Его часто называют по старой памяти пролетариатом. Но что такое пролетариат?.. Пролетариат — это класс, эксплуатируемый капиталистами… Можно ли… назвать наш рабочий класс СССР пролетариатом? Ясно, что нельзя… Пролетариат СССР превратился в совершенно новый класс, в рабочий класс СССР, уничтоживший капиталистическую систему хозяйства, утвердивший социалистическую собственность на орудия и средства производства и направляющий советское общество по пути коммунизма».

После завершения коллективизации и развертывания механизации сельского хозяйства изменилось и крестьянство страны. Сталин говорил: «Советское крестьянство в своем подавляющем большинстве есть колхозное крестьянство, то есть оно базирует свою работу и свое достояние не на единоличном труде и отсталой технике, а на коллективном труде и современной технике».

Быстрый рост образования и науки сопровождался качественными переменами в интеллигенции страны. Сталин подчеркивал: «Изменился, во-первых, состав интеллигенции. Выходцы из дворянства и буржуазии составляют небольшой процент нашей советской интеллигенции. 80–90 процентов советской интеллигенции — это выходцы из рабочего класса, крестьянства и других слоев трудящихся. Изменился, наконец, и самый характер деятельности интеллигенции».

Указанные экономические и социальные перемены в стране требовали, по словам Сталина, соответствующих перемен в политическом устройстве общества. Он подчеркивал: «Особенность проекта новой Конституции составляет его последовательный и до конца выдержанный демократизм». В то же время он заявил: «Я должен признать, что проект новой Конституции СССР… оставляет в силе режим диктатуры рабочего класса, равно как сохраняет без изменения нынешнее руководящее положение Коммунистической партии СССР. Если уважаемые критики считают это недостатком проекта Конституции, то можно только пожалеть об этом. Мы же, большевики, считаем это достоинством проекта Конституции.

Что же касается свободы различных политических партий, то мы держимся здесь несколько иных взглядов, — продолжал Сталин. — Партия есть часть класса, его передовая часть. Несколько партий, а значит и свобода партий может существовать лишь в таком обществе, где имеются антагонистические классы, интересы которых враждебны и непримиримы… Но в СССР нет уже больше таких классов… В СССР имеются только два класса, рабочие и крестьяне, интересы которых не только враждебны, а наоборот — дружественны. Стало быть, в СССР нет почвы для существования нескольких партий, а значит, и для свободы этих партий. В СССР имеется почва только для одной партии — Коммунистической партии. В СССР может существовать лишь одна партия — партия коммунистов, смело и до конца защищающая интересы рабочих и крестьян. А что она неплохо защищает интересы этих классов — в этом едва ли может быть какое-либо сомнение». Так Сталин отметал обвинения в «перерождении» советского строя и отказе от основополагающих принципов социалистической революции.

Высмеяв многочисленные оценки буржуазной пропаганды относительно новой Конституции, Сталин перешел к разбору поправок и дополнений, которые были внесены в ходе обсуждения. Он остановился на разборе тринадцати из них. Последней, 13-й, по счету поправке Сталин уделил особо много времени. Поправка к 135-й статье проекта Конституции, говорил Сталин, «предлагает лишить избирательных прав служителей культа, бывших белогвардейцев, всех бывших людей и лиц, не занимающихся общеполезным трудом, или же, во всяком случае ограничить избирательные права этой категории, дав им только право избирать, но не быть избранными». О том, что Сталин решил возможным объявить о несогласии некоторых людей с этой статьей проекта Конституции, свидетельствовало, что сопротивление новому порядку выборов не прекратилось и после процесса над Зиновьевым, Каменевым и другими.

Сталин заявил решительно: «Я думаю, что эта поправка… должна быть отвергнута». Он пояснил: «Советская власть лишила избирательных прав нетрудовые и эксплуататорские элементы не на веки вечные, а временно, до известного периода. Было время, когда эти элементы вели открытую войну против народа и противодействовали советским законам. Советский закон о лишении их избирательного права был ответом Советской власти на это противодействие». Как это было характерно для восприятия Сталиным исторического процесса, он отделял от ноября 1936 года события времен коллективизации, когда классовая борьба в деревне обострилась до крайней степени и переросла кое-где в настоящую войну.

Доказывая, что предлагаемые им перемены не противоречат принципам ленинизма, Сталин привел цитату из работы Ленина, в которой говорилось: «РКП должна разъяснять трудящимся массам, во избежание неправильного обобщения преходящих исторических надобностей, что лишение избирательных прав части граждан отнюдь не касается в Советской республике, как это бывало в большинстве буржуазно-демократических республик, определенного разряда граждан, пожизненно объявляемых бесправными, а относится только к эксплуататорам, только к тем, кто вопреки основным законам социалистической Советской республики упорствует в отстаивании своего эксплуататорского положения, в сохранении капиталистических отношений… В самом недалеком будущем прекращение внешнего нашествия и довершение экспроприации экспроприаторов может, при известных условиях, создать положение, когда пролетарская государственная власть изберет другие способы подавления эксплуататоров и введет всеобщее избирательное право без всяких ограничений».

Сталин считал, что в 1936 году это время наступило. Он говорил: «За истекший период мы добились того, что эксплуататорские классы уничтожены, а Советская власть превратилась в непобедимую силу. Не пришло ли время пересмотреть этот закон? Я думаю, что пришло время».

Полемизируя с противниками 135-й статьи, Сталин заявлял: «Говорят, что это опасно, так как могут пролезть в верховные органы страны враждебные Советской власти элементы, кое-кто из бывших белогвардейцев, кулаков, попов и т. д. Но чего тут собственно бояться? Волков бояться, в лес не ходить. Во-первых, не все бывшие кулаки, белогвардейцы или попы враждебны Советской власти. Во-вторых, если народ кой-где и изберет враждебных людей, то это будет означать, что наша агитационная работа поставлена из рук вон плохо, и мы вполне заслужили такой позор, если же наша агитационная работа будет идти по-большевистски, то народ не пропустит враждебных людей в свои верховные органы. Значит, надо работать, а не хныкать, надо работать, а не дожидаться того, что всё будет предоставлено в готовом виде в порядке административных распоряжений».

Совершенно очевидно, что Сталин не отрицал наличия в стране яростных противников советской власти. Однако он не был склонен преувеличивать их число. Очевидно, что он исходил из того, что успехи в создании общества без враждебных классов привели к смягчению былых острых противоречий. Он был уверен в том, что в условиях открытой предвыборной кампании советские люди отвергнут политические программы врагов советского строя и в ходе равного, прямого и тайного голосования изберут наиболее достойных депутатов Верховного Совета СССР.

Принятие 5 декабря 1936 года 8-м Чрезвычайным Всесоюзным съездом Советов Конституции СССР было встречено с огромным одобрением в стране. День 5 декабря был объявлен праздничным, и он оставался таким до 1977 года, когда была принята новая Конституция СССР. Казалось бы, Сталин и его сторонники могли торжествовать победу над своими противниками.


Глава 12 Молчаливое сопротивление проекту Конституции СССР и первый московский процесс 1936 года | Разгадка 1937 года | Глава 14 Активизация заговора Тухачевского и московский процесс 1937 года