на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 17

Сталин обращается к своему главному оружию

События 1937 года невозможно правильно понять, если игнорировать ту огромную роль, которую играла марксистско-ленинская теория в советской жизни. Поставив задачу переобучения партийных руководителей на всех уровнях, Сталин стремился поднять их теоретический уровень подготовки, вооружить их умением мыслить диалектически и воспринимать прошлое партии и страны как закономерный процесс общественного развития, чтобы они могли по-научному оценивать текущую обстановку и верно прогнозировать текущие события. Это проявилось в выборе Сталиным предметов для занятий на «Партийных курсах» и «Ленинских курсах». Хотя в его записке, составленной в марте 1937 года, значились такие предметы, как «Всеобщая география», «Политическая экономия», «Конституция СССР», «Буржуазная и социалистическая разведка», наибольшее внимание уделялось истории: «История СССР», «Всеобщая история», «История ВКП(б)», «Партийное строительство», «Колхозное строительство».

Затем прошло два месяца после завершения февральско-мартовского пленума, в течение которых Сталин ни разу не выступал публично и ни разу не публиковал своих письменных работ. Между тем эти месяцы были заполнены напряженной работой, связанной с постоянно обострявшейся обстановкой в мире и активизацией подспудной политической борьбы внутри СССР.

Характеризуя эту напряженную обстановку в своей статье, опубликованной в газете «Правда» 1 мая 1937 года, генеральный секретарь Коминтерна Георгий Димитров писал: «Вся международная обстановка в настоящий момент находится под знаком лихорадочной подготовки фашизмом нового передела мира путем захватнической войны. Гитлер усиленно готовит удар против Чехословакии, уничтожение которой как самостоятельного государства, согласно фашистской концепции, необходимо „для умиротворения Европы“, Германский фашизм готовит поглощение Австрии… Японская военщина со своей стороны всячески старается разбить демократическую оппозицию у себя дома, чтобы с тем большей агрессивностью напасть на китайский народ». Эти предупреждения Димитрова оказались не напрасными. Захват Австрии и Судет, а затем всей Чехословакии, начало нападение Японии на Китай произошли в течение второй половины 1937 — начале 1939 годов.

Димитров призывал «сосредоточить борьбу против… фашизма», «обуздать в рядах рабочего движения врагов единого фронта», «дать… отпор всем, кто ведет клеветническую кампанию против СССР». Заключительный призыв Димитрова гласил: «Ведя борьбу против фашизма, бить со всей беспощадностью по его троцкистской агентуре».

Этот призыв был особенно актуальным в связи с теми событиями, которые разыгрались в Испании в конце апреля — начале мая 1937 года.

К тому времени уже почти год внимание всего мира и советского народа было приковано к продолжавшейся в Испании гражданской войне. В середине марта республиканцы нанесли сокрушительное поражение итальянским легионерам под Гвадалахарой и этим была снята угроза захвата фашистами Мадрида. Нов начале апреля мятежники предприняли широкое наступление на севере. Им оказывали помощь германские и итальянские части. 27 апреля самолеты германского легиона «Кондор» разбомбили древнюю столицу Страны Басков — Гернику.

Неожиданно удар республиканцам был нанесен в тылу. С конца апреля в Барселоне начались вооруженные столкновения между правительством провинции Каталония и анархо-синдикалистами, применившими против республиканцев броневики, артиллерию, пулеметы. Число жертв превысило 500 человек.

Барселона играла важнейшую роль как столица наиболее промышленно развитой провинции — Каталонии. Кроме того, через Барселону шла вся советская военная помощь Испанской республике. В то время генеральным консулом СССР в Барселоне был В. А. Антонов-Овсеенко, бывший видный троцкист, который, возглавляя в конце 1923 года Политическое управление Красной Армии, объявил в разгар партийной дискуссии, что красноармейцы «как один» выступят за Троцкого.

Советская разведка получила информацию, что организаторами анархо-синдикалистского мятежа в Барселоне были троцкисты из партии ПОУМ. Об этом написал в своих воспоминаниях Павел Судоплатов: «Ныне в угоду политической конъюнктуре деятельность Троцкого и его сторонников в 1930–1940 годах сводят лишь к пропагандистской работе. Но это не так. Троцкисты действовали активно: организовали, используя поддержку лиц, связанных с абвером, мятеж против республиканского правительства в Барселоне в 1937 году. Из троцкистских кругов в спецслужбы Франции и Германии шли „наводящие“ материалы о действиях компартий в поддержку Советского Союза. О связях с абвером лидеров троцкистского мятежа в Барселоне в 1937 году сообщил нам Шульце-Бойзен, ставший позднее одним из руководителей нашей подпольной группы „Красная капелла“. Впоследствии, после ареста, гестапо обвинило его в передаче нам данной информации, и этот факт фигурировал в смертном приговоре гитлеровского суда по его делу».

В это время в руководство СССР поступали всё новые сообщения о подготовке военного переворота, во главе которого должны были встать военачальники, бывшие подчиненные Троцкого в годы Гражданской войны. Очевидно, что Сталин принимал соответствующие меры, но воздерживался от публичных выступлений относительно событий в Испании или других странах, а также об угрозе со стороны троцкистов, или, по выражению Радека, «полутроцкистов, четвертьтроцкистов, троцкистов на одну восьмую».

Сталин выступил публично лишь 6 мая, обратившись к своему самому главному оружию — теоретическому осмыслению исторического процесса. Сталин считал одной из наиболее важных задач в происходящей борьбе — представить коммунистам ясную картину исторического пути, пройденного марксистско-ленинской партией, и таким образом вооружить их мощным идейно-теоретическим оружием, необходимым в ходе обострявшейся политической борьбы. В это время в соответствии с решением февральско-мартовского пленума ЦК уже началась работа по подготовке нового учебника истории партии.

6 мая 1937 года в «Правде» было опубликовано письмо И. В. Сталина составителям учебника истории ВКП(б). В первых же строках своего письма Сталин сообщал: «Я думаю, что наши учебники по истории ВКП(б) неудовлетворительны по трем главным причинам».

Прежде всего Сталин обращал внимание на то, что существующие учебники «излагают историю ВКП(б) вне связи с историей страны». В отличие от Троцкого и других, преувеличивавших роль международного коммунистического движения и принижавших значение России, для Сталина история большевистской партии всегда была неразрывно связана с судьбой нашей страны. Поэтому Сталин предлагал составителям нового учебника истории партии «предпослать каждой главе (или разделу) учебника краткую историческую справку об экономическом положении страны. Без этого история ВКП(б) будет выглядеть не как история, а как легкий и непонятный рассказ о делах минувших». История партии не должна была стать собранием баек и анекдотов, а логически обоснованным повествованием, позволявшим понять закономерность появления в стране большевизма и превращение его в ведущую силу страны. Такой учебник истории позволял бы тем, кто его изучает, воспринимать неразрывную связь между судьбами партии и народов СССР, способствовал бы укреплению патриотизма коммунистов и всех советских людей.

Во-вторых, Сталин осуждал прежние учебники за то, что они «ограничиваются рассказом, простым описанием событий и фактов борьбы течений, не давая необходимого марксистского объяснения». Сталин требовал, чтобы в учебнике было обращено внимание на «а) наличие в дореволюционной России как новых, современных с точки зрения капитализма, классов, так и старых, докапиталистических классов, б) на мелкобуржуазный характер страны, в) на разнородный состав рабочего класса — как на условия, благоприятствовавшие существованию множества течений и фракций в партии и в рабочем классе. Без этого обилие фракций и течений останется непонятным».

Сталин хотел, чтобы коммунисты и беспартийные, которые будут изучать историю партии по учебнику, отдавали себе отчет о классовой и социальной природе различных течений и фракций в рабочем и коммунистическом движении России. Классовый подход к истории рабочего класса и Коммунистической партии должен был вооружать умением обнаруживать классовую и социальную природу тех или иных группировок и течений в современном советском обществе и Коммунистической партии.

Сталин писал, что «нужно… не только излагать в тоне простого рассказа факты ожесточенной борьбы течений и фракций, но и дать марксистское объяснение этим фактам, указав, что борьба большевиков с антибольшевистскими течениями и фракциями была принципиальной борьбой за ленинизм». Он подчеркнул, что «в условиях капитализма и в условиях наличия антагонистических классов внутрипартийные противоречия и разногласия являются неизбежностью, что развитие и укрепление пролетарских партий при указанных условиях может происходить лишь в порядке преодоления этих противоречий, что без принципиальной борьбы с антиленинскими течениями и группами, без их преодоления наша партия неминуемо переродилась бы, как переродились социал-демократические партии II Интернационала, не приемлющие такой борьбы».

Подчеркивая идейные принципы борьбы большевизма против антибольшевистских течений, Сталин замечал: «Без таких разъяснений борьба фракций и течений в истории ВКП(б) будет выглядеть как непонятная склока, а большевики — как неисправимые и неугомонные склочники и драчуны». Эти замечания Сталина могли вооружить будущих читателей учебника истории партии умением распознавать идейные принципы тех острых разногласий, которые разделяли партию в прошлом и стали причиной новых разногласий в настоящем.

В-третьих, Сталин осудил прежние учебники истории партии за то, что они «страдают неправильностью конструкции, неправильностью периодизации событий». Он требовал: «Нужно, наконец, внести какой-либо порядок в дело периодизации событий из истории ВКП(б)». Сталин предлагал свою схему периодизации истории партии, хотя не считал ее идеальной, замечая: «Я думаю, что приводимая ниже, или подобная схема могла бы лечь в основу».

Периодизация, предложенная Сталиным, отвечала его указаниям о том, чтобы «история партии была неразрывно связана с историей страны, революции». Хотя Сталин не считал предложенную им периодизацию пределом совершенства, она сохранилась и в окончательном варианте «Краткого курса истории ВКП(б)». Более того, все названия глав сохранились в том же виде, лишь с малозначительными изменениями.

Разумеется, ныне представляется возможным пересмотреть эту периодизацию. В то же время в 1937 году такая периодизация помогала увидеть логику и последовательность в историческом развитии партии и страны. Такая периодизация позволяла воспринимать происходившие события как часть непрерывно совершавшегося процесса, в ходе которого одно состояние общества сменялось другим как следствие постоянно происходившей борьбы нового со старым. Соответственным образом изучавшие историю в соответствии с такой периодизацией учились понимать, что задачи, стоявшие перед партией, всякий раз отвечали изменившимся условиям борьбы и смене одного исторического периода другим. Диалектическое восприятие истории помогало читателям учебника, составленного в соответствии с рекомендациями Сталина, воспринимать и современные события как непрерывный процесс развития, быть сознательными соучастниками происходивших в стране общественных процессов и активными борцами за социалистическое преобразование общества.

Так в ходе обстановки, характеризующейся угрозой новой мировой войны и обострением внутриполитической борьбы в СССР, Сталин давал задание создать для советских людей эффективное идейное оружие. Прежде всего новый учебник должен был стать пособием для всех партийных руководителей, которых Сталин хотел направить на переподготовку.


Глава 16 «Поезд дальше не пойдет! Просьба освободить вагоны!» | Разгадка 1937 года | Глава 18 «Весь советский строй висел на волоске»