на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



Глава 28

Последствия 1937 года

Прекращение ежовщины устранило серьезную угрозу советскому строю. Инициаторы и проводники репрессий пытались повернуть колесо истории вспять. Не желая отказываться от методов Гражданской войны и «военного коммунизма» и упорно сопротивляясь насущным преобразованиям в интересах консолидации общества, они добились возобновления преследования бывших кулаков и белогвардейцев, а также священников и многих других, лишенных права голоса до принятия Конституции 1936 года. Реванш противников сталинской Конституции и фактическая реанимация Гражданской войны носили черты абсурдного фарса, если бы этот фарс не был столь трагичным.

В то же время зловещая абсурдность ежовщины проявилась и в том, что сами авторы заявок на аресты и расстрелы по «лимитам», а также сам Ежов и его команда оказались репрессированы. Было очевидно, что лица, упорно державшиеся за отжившие методы управления быстро развивавшейся страной, изжили себя как политические руководители. Их банкротство как политических деятелей проявилось и в том, что они противопоставляли свои корыстные интересы задачам советского государства, пытаясь сохранить или упрочить свое властное положение с помощью репрессий и террора, а потому их победа противостояла интересам государства.

Хотя в ходе борьбы против противников реформ была заплачена немалая человеческая цена, вряд ли можно сомневаться в том, что в случае окончательного торжества противников Сталина число жертв возросло бы еще более. Годы пребывания у власти сделали Сталина гораздо популярнее иного деятеля, который попытался бы бросить ему вызов. Выступление против Сталина, попытка отстранить его от власти, расстрелять его и членов правительства неизбежно вызвали бы такую волну яростного сопротивления новым властям, которая бы заставила их прибегнуть к еще более масштабным репрессиям.

Выступление против руководства страны привело бы в действие центробежные силы, которые могли бы разнести на части Советскую страну. Видимо, исходя из возможности такого развития событий, Сталин не раз прибегал к перемещению инициаторов массовых репрессий из их республик и областей в центр незадолго до их отстранения от власти и ареста. Назначения в Москву предшествовали падению Эйхе, Косиора, Постышева и других. Очевидно, Сталин опасался снимать видных руководителей, пока они возглавляли местные партийные организации, так как в этом случае они могли поднять на свою защиту целые республики, края и области.

Нет сомнения в том, что пребывание этих людей у рычагов правления имело бы фатальные последствия в случае начала войны. Их склонность управлять устаревшими методами Гражданской войны, нагнетать подозрительность и недоверие к «классово чуждым элементам», их нетерпимость к Русской православной церкви и другим религиозным конфессиям, их недоверие к лозунгам патриотизма сорвали бы сплочение страны накануне войны. Вряд ли эти деятели допустили бы отмену распоряжения, подписанного Лениным в 1922 году, о репрессивных мерах против православных священников, как это сделал Сталин в 1939 году. Уж тем более они бы не пошли на восстановление патриаршества, что произошло после встречи Сталина с церковными иерархами в 1943 году.

Трудно предположить, что свержение Сталина и его сторонников в тогдашней исторической обстановке позволило бы победителям сохранить советский строй. Альтернативой сталинскому курсу стала бы политика реставрации «военного коммунизма», то есть движение вспять по пути разжигания Гражданской войны. Сравнительно слабая популярность любых оппонентов Сталина по сравнению с ним способствовала бы падению престижа большевистской партии и советской власти, а инерция политического взрыва могла бы смести всех тех, кто выступал за углубление социалистических преобразований.

Крушение Сталина могло бы привести к торжеству тех, кто 20 лет жаждал политического и социального реванша и стоял в стороне от созидательной деятельности советского времени. К власти пришли бы «бывшие», которые, как и во времена французской феодальной Реставрации, «ничего не забыли и ничему не научились». Как и во времена всяких реставраций, эти люди были больше способны мстить, чем созидать, двигаться вспять, чем идти вперед в ногу со временем.

В условиях надвигавшейся мировой войны СССР стал бы легкой добычей внешних агрессоров. Существование СССР как единой и независимой державы было бы поставлено под вопрос. В этих условиях любое выступление против Советского государства объективно благоприятствовало реализации агрессивных планов, направленных против СССР. Это было очевидно для советских руководителей, а потому они постоянно подчеркивали связь внутренней оппозиции с внешними врагами страны.

Хотя противники сталинского курса были разбиты, совершенно очевидно, что им удалось добиться временного и частичного успеха.

Впервые Сталину пришлось на время отступить. Факт такого отступления был долго скрыт от глаз многих наблюдателей, но не навечно. Анализируя материалы Смоленского архива, захваченного сначала немцами, а затем вывезенного в США, историк Г. Т. Ритгерспорн пришел к выводу, что Сталин «не всегда был способен управлять ходом событий» и утверждал, что в эти годы он потерпел «политическое поражение». Схожее мнение высказал и американский историк Д. А. Гетги.

Следствием этого поражения явились массовые репрессии беспрецедентных масштабов после Гражданской войны. Как уже говорилось выше, на эти два года приходится треть всех арестов и 85 % всех казней в СССР с 1921 по 1953 год. Трагичность усугубилась тем, что многие, если не большинство из лишившихся свободы и казненных, были невинно оклеветанными, честными и лояльными гражданами Советской страны.

Однако в своем докладе на XX съезде КПСС Хрущев умолчал о подлинных масштабах репрессий. Не сказал он ни слова о погибших деятелях науки, культуры, техники и образования, которые стали жертвами клеветников. Сваливая вину за репрессии на Сталина и одновременно игнорируя казни и лишение свободы тех, кто не входил в состав партийных кадров, Н. С. Хрущев в своем докладе на закрытом заседании XX съезда КПСС утверждал: «Массовые аресты партийных, советских, хозяйственных и военных работников причинили огромный вред нашей стране и делу социалистического строительства… Не может… быть никакого сомнения в том, что наше продвижение к социализму и к подготовке обороны страны было бы гораздо успешнее, если бы мы не понесли такие огромные потери в кадрах, в результате ничем не оправданных репрессий в 1937–1938 гг.». Впоследствии в этом стали видеть главные причины всех бедствий, которые испытала наша страна. Лишением свободы и казнями партийных, государственных и хозяйственных руководителей объясняли затем распад СССР, крушение советского строя и затянувшийся общий кризис в России и других государствах, созданных на развалинах советской державы.

Однако последствия репрессий среди партийных кадров не были столь однозначными. Хотя, без сомнения, «вельможи» вроде Эйхе, Хрущева и других постарались оклеветать и устранить из руководства своих потенциальных конкурентов, обладавших хорошим образованием и опытом работы, хотя многие из замечательных людей стали жертвами злобных клеветников, были репрессированы также многие клеветники и организаторы репрессий. На смену репрессированным в систему управления приходили новые люди, получившие хорошее образование в советских школах и других учебных заведениях. В своем докладе на XVIII съезде ВКП(б) И. В. Сталин указывал: «За отчетный период партия сумела выдвинуть на руководящие посты по государственной и партийной линии более 500 тысяч молодых большевиков, партийных и примыкающих к партии». Председатель мандатной комиссии XVIII съезда Г. М. Маленков сообщил, что из 2040 делегатов съезда «имеется 618 товарищей, которые выдвинуты за период с XVII съезда партии на руководящую партийную, хозяйственную, советскую работу с низовой работы».

Об омоложении высших партийных кадров свидетельствовало сравнение данных о партийном стаже делегатов XVII и XVIII съездов ВКП(б). По словам докладчика мандатной комиссии Н. И. Ежова, 80 % делегатов XVII съезда «вступили в партию в годы подполья и Гражданской войны», т. е. до 1920 года. Ежов называл «подпольщиков и членов партии со стажем до 1920 года… основным, проверенным слоем членов партии, прошедшим школу Гражданской войны», за которым «остается руководящая роль».

В докладе же мандатной комиссии на XVIII съезде Г. М. Маленков сообщил, что делегатов с таким партстажем было 19,4 %, то есть в 4 раза меньше. Хотя, как подчеркивал Маленков, доля таких делегатов существенно превышала соответствующую долю среди членов партии (8,3 %), и это означало, что многие ветераны партии по-прежнему занимали видное место в ее руководстве, но было очевидно, что лица, пришедшие к власти в первые годы Октябрьской революции, стали составлять не подавляющее большинство, а меньшинство среди руководящих кадров страны.

О притоке молодежи на руководящие должности свидетельствовало и то, что почти половина делегатов XVIII съезда (49,5 %) были моложе 35 лет. Старше 50 лет были лишь 48 делегатов, на долю которых приходилось 3 % всего состава съезда.

Омоложение высших кадров партии привело к заметному росту их уровня образованности. Если на XVII съезде партии число делегатов с высшим образованием было около 10 %, то на XVIII съезде таких было 26,5 %. В то время как на XVII съезде число делегатов со средним образованием было 31 %, то на XVIII съезде таких было 46 %. В то время как в 1934 году лица с высшим и средним образованием составляли менее половины высшей партийной элиты, то в 1939 году на их долю приходилось абсолютное большинство.

До сих пор повторяют утверждение о том, что репрессии сыграли роковую роль в поражениях Красной Армии в первые месяцы Великой Отечественной войны. Сильно преувеличено число репрессированных среди военных. Пишут о 40 тысячах арестованных и расстрелянных лиц из командного состава РККА. На самом деле, как свидетельствует справка о количестве уволенного командно-начальствующего состава за 1935–1939 годы, составленная в апреле 1940 года и подписанная начальником управления по командному и начальствующему составу РККА Е. А. Щаденко, в 1937–1939 годах из Красной Армии убыло 35 020 офицеров. Из них 2870 было «исключено за смертью, инвалидностью и по болезни», 3380 были уволены по моральным причинам «(пьяницы, разложившиеся, расхитители народного достояния)». Арестованных было 8075, 7482 были уволены как исключенные из партии «за связь с заговорщиками». 2219 человек были «уволены по директиве народного комиссара обороны от 24.6.38 № 200/ш (поляки, немцы, латыши, литовцы, финны, эстонцы, корейцы и др., уроженцы заграницы и связанные с ней)».

Многие авторы утверждали, что особенно сильный ущерб вооруженным силам страны был нанесен вследствие того, что были репрессированы Маршалы Советского Союза Тухачевский, Блюхер, Егоров, а также другие видные военачальники. При этом не учитывается, что, как и репрессированные партийные руководители, эти военачальники выдвинулись в годы Гражданской войны, в которой в силу ее специфики огромную роль играли кавалерийские соединения и партизанские методы боевых действий. Современная военная техника в годы Гражданской войны практически не применялась. О том, что слепое следование военным навыкам Гражданской войны стало мешать советским военачальникам, свидетельствовал опыт войны с Финляндией зимой 1939/40 года. Об этом говорил И. В. Сталин в своем выступлении 17 апреля 1940 года на совещании начальствующего состава Красной Армии. В этой связи он подчеркивал: «Гражданская война — это не настоящая война, потому что это была война без артиллерии, без авиации, без танков, без минометов». Сталин указывал на то, что «культ традиции и опыта Гражданской войны, с которым надо покончить, и помешал нашему командному составу сразу перестроиться на новый лад, на рельсы современной войны». Одним из следствий советско-финляндской войны явилась отставка Маршала Советского Союза К. Е. Ворошилова с поста наркома обороны СССР; очевидно, что в нем увидели главного носителя «культа традиции и опыта Гражданской войны».

Правда, наркомом обороны стал Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, сформировавшийся как военачальник тоже в годы Гражданской войны. Хотя в первые месяцы Великой Отечественной войны Маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов, С. К. Тимошенко и С. М. Буденный играли ведущую роль в руководстве советскими вооруженными силами, они в конечном счете были отправлены в отставку, так как их знания и опыт оказались недостаточными для ведения боевых действий в годы Второй мировой войны. Можно предположить, что в ходе Великой Отечественной войны выявились бы недостатки знаний маршалов Тухачевского, Блюхера, Егорова и других военачальников, выдвинувшихся в годы Гражданской войны. Не следует принимать на веру и преувеличенные оценки достоинств репрессированных маршалов. В ходе советско-польской войны войска, во главе которых стоял Тухачевский, потерпели жестокое поражение. Успехи Тухачевский одерживал главным образом в боях против мятежных крестьян Тамбовщины и восставших матросов Кронштадта. Расхваленный советской пропагандой Блюхер во многом несет вину за провалы в первые дни боев на озере Хасан.

Не стоит забывать и об упомянутых свидетельствах сотрудничества военных заговорщиков с немецкими генералами. Иметь во главе вооруженных сил страны малокомпетентных лиц было бы плохо, но присутствие в руководстве Красной Армии людей, которые сговаривались о совместных действиях с руководителями вермахта накануне войны, могло обречь нашу страну на неминуемое поражение.

В то же время нет сомнения в том, что среди репрессированных военных было немало невинно оклеветанных достойных людей. Как отмечал Рой Медведев, «в конце 1939 — начале 1940 года были реабилитированы несколько тысяч командиров Красной Армии… Среди реабилитированных было немало будущих героев Великой Отечественной войны — будущие Маршалы Советского Союза К. К. Рокоссовский и К. А. Мерецков, будущие генералы армии А. В. Горбатов и С. И. Богданов, будущий вице-адмирал Г. Н. Холостяков, будущий комиссар украинских партизан С. В. Руднев, герой ленинградской обороны Н. Ю. Озерянский и другие». Если бы не их освобождение, то эти и другие военачальники, сыгравшие значительную роль в Великой Отечественной войне, могли бы продолжать пребывать в заключении и это само по себе свидетельствует о том, что репрессии нанесли определенный урон обороноспособности нашей страны.

Хотя выдвижение новых офицеров и других военачальников вместо репрессированных создало большие проблемы, та смена, которая пришла вместо них, отнюдь не состояла из слабых и плохо подготовленных командиров. Это был вынужден признать Геббельс в своем дневнике 16 марта 1945 года. Прочтя книгу с биографическими данными и портретами советских генералов и маршалов, он писал: «Эти маршалы и генералы в среднем исключительно молоды, почти никто из них не старше 50 лет. Они имеют богатый опыт революционно-политической деятельности, являются убежденными большевиками, чрезвычайно энергичными людьми, а на их лицах можно прочесть, что они имеют хорошую народную закваску. В своем большинстве это дети рабочих, сапожников, мелких крестьян и т. д. Короче говоря, я вынужден сделать неприятный вывод, что военные руководители Советского Союза являются выходцами из более хороших народных слоев, чем наши собственные».

На смену репрессированным наркомам и другим руководителям хозяйства пришло немало образованных специалистов, имевших значительный опыт производственной деятельности. Изменения в кадровом составе партийных, хозяйственных и советских организаций можно видеть по биографиям многих видных деятелей Советского Союза, таких как Громыко, Пономаренко, Брежнев, Косыгин, Тевосян, Завенягин, Ванников, Бенедиктов, Зверев, Первухин, Сабуров и другие. Как правило, они получили среднее, а затем высшее образование в 1920-е годы, затем работали по приобретенной профессии. В 1937–1938 годах многие из них были направлены на руководящую работу. Назначение наркомами лиц моложе 40 лет было обычным в ту пору.

В отличие от старых руководящих кадров новые успели получить законченное высшее образование, как правило техническое, и обрели опыт руководящей работы на советских промышленных заводах, нередко на новостройках пятилетки. Новые руководители представляли собой советских людей, сформировавшихся как руководители в период созидательного труда, а не в годы Гражданской войны. Как руководители они привыкли решать задачи мирного созидания в родной стране, а не призывать идти «на смертный бой» под лозунгами мировой революции. Они были еще в меньшей степени испорчены привилегиями, ощущением вседозволенности и цинизмом, которые обрели с годами многие из тех, кто пришел к власти в конце 1917 года. Они были преисполнены энтузиазмом самоотверженного строительства пятилеток. Они были ближе к народу, его чаяниям, его культуре, чем те, кто уже в течение 20 лет стояли у власти.

Выдвижение таких людей на высшие должности страны не было случайностью. В беседе с автором книги А. И. Лукьянов рассказал о картотеке на номенклатуру Политбюро, которую вел Сталин. На карточках, заведенных на тех, кого назначали на высокие государственные и хозяйственные посты, отмечалось социальное происхождение, образование и производственный опыт этих лиц. Не было случая, подчеркивал Лукьянов, чтобы на посты, требовавшие профессионализма, назначали людей, не проработавших достаточный срок по своей специальности, начиная с самых скромных должностей.

Один из сталинских выдвиженцев, Н. К. Байбаков, говорил про Сталина: «Ему нравились знающие свое дело люди, особенно „новая волна“ специалистов, пришедших на производство в советское время, питомцы нового строя, которых он мог по справедливости считать и своими питомцами. И нас он слушал, как мне кажется, с особым чувством — это нам, тогда молодым людям из рабфаков и институтов, предстояло обживать будущее…. И он таких всячески поддерживал, выдвигал на руководящие посты, ведь не зря знаменитые „сталинские наркомы“ — это 30—35-летние люди (в основном) с неизрасходованной энергией и верой, что будущее будет построено именно ими».

Успехи советской экономики в первые годы третьей пятилетки (1938 — июнь 1941 гг.) показывали, что новые руководители промышленного и сельскохозяйственного производства успешно справлялись с плановыми заданиями накануне войны. Темп развития оборонного производства достиг тогда беспрецедентных масштабов — 39 процентов в год. В ходе войны хозяйственные руководители и партийные руководители различных уровней сумели обеспечить высокий уровень производства. Их усилиям в немалой степени обязаны успехи в создании такого количественного и качественного превосходства в вооружениях со второй половины войны, которое обеспечило победы Красной Армии.

Нет никаких оснований полагать, что новые директора заводов и совхозов, председатели колхозов, руководители хозяйственных предприятий и партийных организаций различных уровней, имевших законченное высшее образование, немалый опыт производственной работы и жившие до 1937 года так же, как жило подавляющее большинство советских людей, оказались худшими руководителями, чем плохо образованные начальники, привыкшие с конца 1917 года главным образом командовать и пользоваться особыми привилегиями. Альтернативой выдвиженцам 1937–1938 годов были такие люди, как Бывалов из полюбившегося Сталину фильма «Волга-Волга». Беседуя с исполнителем этой роли Игорем Ильинским, Сталин хвалил его за блестящее изображение современного бюрократа. Сталин прекрасно понимал, что ожидало бы страну в 1941 году, если бы ее руководство в центре и на местах оказалось в руках таких людей, как Бывалов.

Следует также учесть, что наряду с невинно осужденными людьми среди расстрелянных и заключенных могли оказаться и те, кто представлял собой реальную угрозу для советского государства. Напомним, что в своей речи на октябрьском пленуме 1937 года первый секретарь Курского обкома партии Г. С. Пескарев заявил, что по крайней мере до половины приговоров, вынесенных в ходе репрессий, были необоснованными. Схожие оценки давали затем и некоторые участники комиссий по реабилитации. Однако из этих оценок следует, что до половины приговоров имели под собой определенные основания, хотя они и были отягощены абсурдными обвинениями об участии подсудимых в мифических подпольных организациях и их связях с зарубежными разведками.

Мысль о наличии виновных среди репрессированных отвергается ныне на основании почти полной реабилитации всех, осужденных в ходе репрессий 1937–1938 годов и в последующие годы. В цитируемой выше книге Дмитрий Лысков справедливо подверг сомнению выводы комиссии ЦК КПСС по реабилитации 1988 года, которые, в частности, гласили: «Значительная часть приговоров по репрессивным делам была вынесена… внесудебными и неконституционными органами… Но коль скоро подобные органы были изначально незаконны, то и любые вынесенные ими приговоры не могут считаться законными. Подобная позиция обоснована и по юридическим, и по морально-политическим критериям. Поэтому, видимо, будет правильно, если Президиум Верховного Совета СССР вынес решение об объявлении всех… несудебных органов неконституционными. Таким образом, все жертвы несудебных решений реабилитируются автоматически».

Лысков замечает: «Вдумайтесь в эти строки. Комиссию не беспокоит, насколько обоснованно тот или иной человек был осужден. Она предлагает (и это будет впоследствии сделано указом Горбачева) списочно реабилитировать всех осужденных внесудебными органами, поскольку сами эти органы были незаконны. Но преступления-то совершались вне зависимости от правового обоснования деятельности тех или иных структур! Фактически реабилитация уравняла и шпиона, и террориста, и вора, и убийцу, и действительно невинно осужденного человека — все они были массово реабилитированы. Лишь на том основании, что приговор по их делу был вынесен не судом, вне зависимости от реально совершенных деяний».

О том, что среди расстрелянных и заключенных могли быть шпионы, косвенным образом свидетельствовало то обстоятельство, что накануне нападения на СССР германская разведка располагала лишь крайне ограниченной агентурой. По сведениям Луи де Ионга, вся германская разведка имела лишь «несколько агентов в прибалтийских республиках и в восточных районах Польши, занятых Советским Союзом» в 1939–1940 годах Были еще некие «противники советского строя в Армении и Азербайджане», которые давали «ценную информацию о бакинских нефтяных промыслах». Ссылаясь на германские источники, американский историк Л. де Ионг писал, что закрытие консульств Германии в СССР в 1938 году «явилось форменной катастрофой для немецкого военного атташе в Москве, в обязанности которого входило осведомлять свое правительство о военном потенциале России». Кроме дипкурьера, который по пути из Берлина в Токио «видел в пути», а затем «докладывал атташе», у военного атташе не было иных источников информации. В результате, констатировал Л. де Ионг, «немцы были поразительно плохо информированы о фактической военной мощи Советского Союза, не говоря уже о том, до каких размеров она могла быть увеличена в дальнейшем».

Несмотря на то, что в ходе войны немецко-фашистским захватчикам удалось склонить к сотрудничеству десятки тысяч советских людей, случаев капитулянтства и предательства среди политических и военных руководителей, подобных тем, что имели место в Западной Европе, в СССР практически не было. Немецко-фашистским захватчикам не удалось заполучить в нашей стране фигур, аналогичных Квислингу, Лавалю, Петену, бельгийскому королю Леопольду III, Тисо, Недичу, Павеличу и другим лидерам коллаборационистских режимов. Из десятков советских генералов, взятых в плен немцами, лишь генерал Власов согласился сотрудничать с врагами. Ни один местный руководитель в оккупированных республиках и областях не перешел на сторону врага.

Хотя Сталину и его сторонникам не удалось осуществить все намеченные ими реформы, проводимый ими курс способствовал бурному экономическому росту, огромному социальному прогрессу и достижению политической сплоченности страны. В своем выступлении 9 февраля 1946 года перед избирателями Сталин имел основание говорить о том, что победа над гитлеровской Германией и ее союзниками означала торжество советского общественного и государственного строя, политики индустриализации и коллективизации, проводившейся в предвоенный период, усилий по созданию хорошо вооруженной и умело сражавшейся Красной Армии.

В этой речи Сталин высмеивал «утверждения… в иностранной печати» о том, что «советский общественный строй является рискованным экспериментом», обреченным на провал, что советский общественный строй представляет «карточный домик», не имеющий корней в жизни и навязанный народу органами Чека, что достаточно небольшого толчка, чтобы этот «карточный домик» развалился. Сталин подчеркивал: «Теперь речь идет о том, что советский общественный строй оказался более жизнеспособным и устойчивым, чем несоветский общественный строй, что советский общественный строй является лучшей формой организации общества, чем любой несоветский общественный строй».

СССР стал единственной страной в Европе, выдержавшей натиск гитлеровских армий, а затем разгромившей их. Великая победа советского народа опровергает миф о том, что репрессии 1937–1938 годов подорвали мощь советского государства и привели его к поражению.


Глава 27 Конец ежовщины | Разгадка 1937 года | Глава 29 Уроки, извлеченные руководством страны из событий 1937–1938 годов