home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава семьдесят первая

Написанное кровью

Сет-сын-сын-Валлано, Не-знающий-правду из Синовара, сошел с корабля, пришвартовавшегося к пристани Харбранта, неся на спине мешок с зерном. Город Колокольчиков пах свежим океанским утром, мирным, но бодрящим; рыбаки окликали друг друга, готовя сети.

Сет присоединился к остальным носильщикам и понес свой мешок по извилистым улицам. Возможно, другие купцы могли бы использовать тележку, запряженную чуллой, но Харбрант был печально известен большими толпами и узкими дорогами. Носильщики были намного эффективнее.

Сет старался не поднимать глаза. Частично чтобы напоминать рабочего. А частично чтобы не встречаться глазами со сверкающим солнцем, богом богов, которое глядело на него и видело его позор. Сет не должен выходить на его свет днем. Он должен скрывать свое ужасное лицо.

Он чувствовал себя так, как если бы за ним тянулась цепочка кровавых следов. Убийства, которые он совершил за это время, работа на невидимого хозяина… Закрывая глаза, он слышал крики умирающих. Они царапали его душу, превращали ее в ничто, преследовали его, пожирали его.

Так много мертвых. Слишком много мертвых.

Не сошел ли он с ума? Каждый раз, отправляясь убивать, он проклинает свою жертву. Он ругает ее за то, что она недостаточно сильна и не может убить его.

И каждый раз, убивая, он надевает белое, как ему приказали.

Ставь одну ногу перед другой. Не думай. Не думай о том, что сделал. И о том, что… собираешься сделать.

Последнее имя в списке: Таравангиан, король Харбранта. Любимый монарх, известный своим строительством и содержащий все больницы города. Даже в Азире знают, что, если ты заболел, Таравангиан примет тебя. Приезжай в Харбрант и вылечишься. Король, которого любят все.

И Сет собирается его убить.

На вершине крутого подъема Сет, вместе с другими носильщиками, обогнул дворец и вошел в темный каменный коридор. Таравангиан был бесхитростным человеком. Его убийство заставит Сета почувствовать себя еще более виноватым, но Сета уже съедала ненависть. Таравангиан не был достаточно умен, чтобы приготовиться к визиту Сета. Дурак. Идиот. Неужели Сет никогда не встретит достойного противника, способного убить его?

Сет прибыл в город рано утром и нашел работу грузчика. Ему надо было изучить место, потому что — на этот раз — инструкции требовали не трогать никого, за исключением короля. И убить тихо.

Почему такие разные приказы?

Инструкции требовали, чтобы первым делом он передал жертве сообщение: «Остальные мертвы. Я пришел закончить работу».

Инструкции настаивали: убедись, что Таравангиан услышал и понял твои слова, и только потом убей его.

Очень похоже на мщение. Его таинственный хозяин решил уничтожить всех, кто чем-то ему навредил.

Сет оставил мешок в дворцовой кладовой. Повернувшись, он присоединился к длинной цепочке носильщиков, шаркающих к выходу. Проходя мимо туалета для слуг, он кивнул бригадиру носильщиков, и тот разрешающе махнул ему рукой. Сет уже несколько раз проделал этот путь, и ему доверяли — по-видимому — сделать свое дело и догнать носильщиков.

В туалете пахло не так плохо, как он ожидал. Темная комната, вырезанная в пещере, но рядом с желобом для мочи горела свеча. Человек, стоявший там, кивнул Сету, завязал штаны, вытер пальцы о стены и пошел к двери. Свечу он забрал с собой, но, уходя — добрая душа, — зажег маленький огрызок.

Как только он ушел, Сет зарядил себя Штормсветом из мешочка и, положив руку на дверь, Сплел ее с рамой, полностью запечатав. Десять ударов сердца, и появился Клинок Осколков. В этом дворце все основные помещения находились внизу. Доверившись купленной карте, он встал на колени и вырезал в каменном полу квадрат, более широкий у основания. Когда плита заскользила вниз, Сет напитал ее Штормсветом, сделав половинное Основное Сплетение вверх; камень стал невесомым.

Потом сплел себя с потолком так, чтобы оставить себе только десятую часть обычного веса. Закончив, Сет прыгнул на плиту, которая под тяжестью его веса медленно заскользила вниз. Он вплыл в комнату под туалетом. Вдоль стен стояли три дивана с роскошными подушками, над ними висели великолепные серебряные зеркала. Туалет светлоглазых. В канделябре горела маленькая лампа, но людей не было.

Камень мягко ударился о пол, и Сет спрыгнул с него. Сбросив верхнюю одежду, он остался в черно-белом наряде мажордома. Вынув из кармана соответствующую шляпу, он надел ее, неохотно отпустил Клинок и выскользнул в коридор, запечатав за собой дверь.

За все эти дни он редко вспоминал, что ходит по камню. Когда-то он уважал каменный коридор вроде этого. Был ли тот человек им? Почитает ли он сейчас хоть что-нибудь?

Сет поторопился. Времени было в обрез. К счастью, король Таравангиан твердо придерживался расписания. Семнадцатый колокол: личные размышления в своем кабинете. Впереди показалась дверь кабинета, ее охраняли два солдата.

Сет наклонил голову, пряча глаза сина, и пошел прямо на них. Один из солдат предостерегающе поднял руку, но Сет схватил ее и повернул, дробя запястье. Одновременно он ударил стражника локтем в лицо, бросив его спиной на стену.

Ошеломленный второй солдат открыл рот, собираясь закричать, но сложился пополам, получив ногой в живот. Сет, напитанный Штормсветом, знаток каммара, был живой машиной для убийства и без Клинка Осколков. Схватив второго стражника за волосы, он приложил его виском о каменный пол. Потом встал и пинком открыл дверь.

Он вошел в светлую комнату, освещенную двойным рядом ламп, стоявших слева. Правую стену от пола до потолка закрывали шкафы, набитые книгами. На маленьком ковре прямо напротив Сета сидел человек, скрестив ноги, и через огромное окно, вырезанное в камне, глядел на океан внизу.

Сет шагнул вперед.

— Мне приказали сказать тебе, что все остальные мертвы. Я пришел закончить свою работу. — Он поднял руку, в ней возник Клинок Осколков.

Король не повернулся.

Сет заколебался. Он должен убедиться, что человек понял его слова.

— Ты слышал меня? — сказал Сет, шагая вперед.

— Ты убил моих стражников, Сет-сын-сын-Валлано? — спокойно спросил король.

Сет застыл. Он выругался и шагнул назад, принимая защитную стойку. Еще одна ловушка?

— Ты хорошо проделал свою работу, — сказал король, по-прежнему не поворачиваясь к нему лицом. — Предводители мертвы, жизни потеряны. Паника и хаос. Это и есть твое назначение? Ты спрашивал себя об этом? Получивший это чудовище, Клинок Осколков, от своего народа, отвергнутый им и освобожденный от всех грехов, которые твои хозяева требуют взять на себя?

— Я не освобожден, — сказал Сет, все еще настороженно. — Это ошибка, которую всегда делают ходящие по камню. Каждая жизнь, которую я забираю, отъедает кусок от моей души.

Голоса… крики… духи внизу, я слышу, как они вопят…

— Тем не менее ты убиваешь.

— Это мое наказание, — сказал Сет. — Убивать, не иметь возможности отказаться. И брать на себя грехи. Я — Не-знающий-правду.

— Не-знающий-правду, — сказал король, как будто размышлял вслух. — Я бы сказал, что ты знаешь слишком много правды. Больше, чем твои соплеменники. — Он, наконец, повернулся к Сету, который понял, что ошибался. Король Таравангиан совсем не был бесхитростным человеком. У него был острый взгляд и мудрое лицо, обрамленное окладистой белой бородой, кончики усов торчали как наконечники стрел. — Ты знаешь, что смерть и убийство делают с человеком, Сет-сын-сын-Валлано. Ты даже можешь сказать, что носишь на себе величайшие грехи вместо своего народа. Ты понимаешь то, что они не могут. А значит, ты знаешь правду.

Сет застыл. Вот теперь все приобрело смысл. Он знал, что произойдет дальше, и не удивился, когда король достал из объемистого рукава маленький камень, сверкнувший в свете двух дюжин ламп.

— Это вы, — сказал Сет. — И всегда были. Мой невидимый хозяин.

Король положил на пол между ними камень. Клятвенный Камень Сета.

— Вы внесли свое имя в список, — сказал Сет.

— На случай, если тебя схватят, — ответил Таравангиан. — Лучшая защита от подозрений — оказаться вместе с жертвами.

— А если бы я убил вас?

— Тебе были даны точные инструкции, — заметил король. — И, как мы определили, ты очень точно выполняешь их. И наверно, нет необходимости напоминать, что я приказал не ранить меня. Ты убил моих стражников?

— Не знаю, — ответил Сет, заставив себя опуститься на колено и выпустить из рук Клинок. Он говорил громко, пытаясь заглушить крики, которые — он был уверен — неслись из верхних карнизов комнаты. — Оба без сознания. Одному я, кажется, раскроил череп.

Таравангиан ахнул. Встав, он подошел к двери. Сет, поглядев через плечо, увидел, что престарелый король проверил раны стражников. Потом позвал на помощь, появились другие стражники и занялись ранеными.

Внутри Сета бушевал шторм. Неужели этот добродушный умный человек послал его убивать? И является причиной всех этих криков?

Таравангиан вернулся.

— Почему? — хрипло спросил Сет. — Мщение?

— Нет, — усталым голосом ответил Таравангиан. — Некоторые из тех, кого ты убил, были моими лучшими друзьями.

— Чтобы защититься от подозрений?

— Частично. А частично потому, что это необходимо.

— Почему? — спросил Сет. — Чему это поможет?

— Стабильности. Ты убил многих из самых могущественных и влиятельных людей Рошара.

— И как это может помочь стабильности?

— Иногда мы сначала должны разрушить здание и только потом построить другое, с более крепкими стенами, — Таравангиан отвернулся и поглядел на океан. — А в следующие годы нам понадобятся крепкие стены. Очень-очень крепкие стены.

— Ваши слова как сотня голубей.

— …которых легко выпустить, но трудно сохранить, — ответил Таравангиан по-сински.

Сет оторопело посмотрел на него. Этот человек говорит на языке син и знает пословицы его народа? Очень странно для ходока по камням. Очень странно для убийцы.

— Да, я знаю твой язык. Иногда я спрашиваю себя, не послал ли мне тебя сам Податель Жизни.

— Вы погрузили меня в кровь, чтобы не испачкаться самому, — сказал Сет. — Да, наверно, к этому приложил руку кто-то из ваших воринских богов.

Таравангиан не возмутился.

— Встань, — наконец сказал он.

Сет подчинился. Он всегда подчинялся своим хозяевам. Таравангиан повел его к двери в одной из стен кабинета. Пожилой король снял лампу-сферу со стены и осветил спиральную лестницу с узкими высокими ступеньками. Они спустились по ней и очутились перед еще одной дверью. Таравангиан открыл ее, и они ступили в огромный зал, которого не было ни на одной из карт дворца, приобретенных или подсмотренных Сетом. Длинное, выкрашенное в белый цвет помещение, с широкими перилами вдоль стен, придававшими ему вид террасы.

И оно было наполнено кроватями. Сотнями и сотнями кроватей, на многих из которых лежали люди.

Сет, нахмурившись, шел за королем.

Огромный тайный зал, вырезанный в камне Конклава? Повсюду суетились люди в белом.

— Больница? — спросил Сет. — Вы хотите показать, что ваши человеколюбивые усилия искупают кровавые приказы, которые вы отдаете мне?

— Это не человеколюбие, — сказал король, медленно идя вперед и шурша бело-оранжевыми одеждами. Люди, мимо которых они проходили, почтительно кланялись им. Таравангиан привел Сета к алькову с кроватями, в которых лежали люди, выглядевшие умирающими. С ними работали целители, которые что-то делали с их руками.

Выкачивали из вен кровь.

Около кроватей стояли женщины, с пером и планшетом в руках. Они ждали. Чего?

— Я не понимаю, — сказал Сет, с ужасом глядя на то, как четыре пациента бледнеют на глазах. — Вы убиваете их, да?

— Да. Нам не нужна их кровь; но таким образом мы убиваем их медленно и безболезненно.

— Каждого? Всех этих людей?

— Сюда мы переводим только самых безнадежных. Но да, мы не можем позволить им выйти отсюда, даже если они начинают выздоравливать. — Он повернулся к Сету, в его глазах появилась печаль. — Иногда нам нужно больше тел, чем обеспечивают нам смертельно больные. И мы привозим сюда бездомных и бродяг. Тех, кого не хватятся.

Сет потерял голос и не смог высказать королю свой ужас и отвращение. Прямо перед ним умирала одна из жертв — юноша. Двое остальных были детьми. Сет шагнул вперед. Он должен остановить это. Он должен…

— Приди в себя, — сказал Таравангиан. — И вернись на мою сторону.

Сет так и сделал. Еще несколько смертей? Еще несколько криков, преследующих его? Он слышал их всегда, слышал и сейчас, они неслись из-под кроватей, из-за мебели.

Но я могу убить его, подумал Сет. Я могу остановить это.

Он почти решился. Но честь победила.

— Теперь ты видишь, Сет-сын-сын-Валлано, — сказал Таравангиан. — Я не посылаю тебя проливать кровь вместо меня. Я лью ее сам. Зачастую я сам держу нож и выпускаю кровь из вен. Как и ты, я знаю, что не могу убежать от своих грехов. Мы оба люди одного сорта. Вот причина, по которой я искал именно тебя.

— Почему? — спросил Сет.

Умирающий юноша заговорил. Одна из женщин с планшетом быстро подошла к нему и стала записывать его слова.

— День был наш, но они берут его, — кричал мальчик. — Отец Штормов! Вы не можете забрать его. День наш. Они идут, скрежеща, и свет гаснет. О, Отец Штормов! — Мальчик выгнулся, потом внезапно упал на кровать и уставился на потолок мертвыми глазами.

Король повернулся к Сету.

— Что лучше, Сет-сын-сын-Валлано? Чтобы грешил один человек или чтобы весь его народ был уничтожен?

— Я…

— Мы не знаем, почему некоторые говорят, а другие нет, — сказал Таравангиан. — Но умирающие что-то видят. Это началось семь лет назад, примерно тогда, когда король Гавилар начал исследовать Разрушенные Равнины. — Его глаза стали далекими. — Оно идет, и умирающие видят его. Они что-то видят на мосту между жизнью и бесконечным океаном смерти. Их слова спасут нас.

— Вы чудовище.

— Да, — согласился Таравангиан. — Но я чудовище, которое спасет этот мир. И у меня есть имя, которое я должен добавить в список. Я надеялся избежать этого, но последние события сделали это неизбежным. Я не могу дать ему захватить власть. Это уничтожит все.

— Кто? — спросил Сет, спрашивая себя, есть ли что-нибудь такое, что может напугать его еще больше.

— Далинар Холин, — сказал Таравангиан. — И, боюсь, это необходимо сделать быстро, прежде чем он объединит всех кронпринцев алети. Ты отправишься на Разрушенные Равнины и покончишь с ним. — Он помолчал. — Боюсь, ты должен будешь действовать крайне жестоко.

— Мне редко выпадает роскошь работать иначе, — сказал Сет, закрывая глаза.

Крики приветствовали его.


Глава семидесятая Стеклянное море | Обреченное королевство | Глава семьдесят вторая Искательница истины