home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

В цветник, который примыкал к западному крылу дома, мы не пошли. Райлен не захотел — просто взял под локоток и повёл к парку. А я не нашла ни слов, ни сил, чтобы воспротивиться. Весь мой запас прочности уходил на то, чтобы погасить проклятый румянец и хоть как-то передвигать ноги.

Едва ступили под сень деревьев, маг ускорил шаг. Мне тоже пришлось поспешать — просто других вариантов не было, держал слишком крепко. Когда пересекли вторую парковую дорожку, я решилась тихонечко пискнуть, чтобы привлечь внимание не в меру быстрого кавалера. Тот сразу сообразил что к чему, но вместо того, чтобы остановиться, подхватил на руки и уверенно двинулся дальше.

Я эту наглость стерпела, причём молча. Просто спорить с мужчиной, у которого желваки по щекам гуляют, глупо. По крайней мере, сентиментальные романы не рекомендуют. А вот рекомендации этикета, который запрещает прижиматься к мужской груди и обвивать руками шею, мне отчего-то не вспомнились.

О, Богиня! За что мне это всё?!

Пока я терзалась нехорошими мыслями и отчаянно пыталась задушить стыд, Райлен пересёк парк и отворил ажурную калитку родового кладбища. За высокой живой изгородью царили тишина и покой. Трава блестела от росы, строгие надгробные камни напоминали о бренности бытия и скоротечности жизни.

Увы, прочувствовать философию кладбища до конца, не успела. Меня осторожно поставили на ноги и, отступив на шаг, сказали хрипло:

— Госпожа Соули…

— Господин Райлен… — потупившись, пробормотала я. Румянец, который так и не удалось побороть, вспыхнул с новой силой.

— Госпожа Соули… вы ведь слышали разговор с вашим батюшкой?

Врать не имело смыла. Я кивнула, отчётливо понимая — ещё чуть-чуть и взаправду со стыда сгорю.

— В таком случае… позвольте задать ещё один вопрос. Как вы ко мне относитесь?

О нет! Только не это! Я закусила губу в отчаянной надежде услышать — "ладно, госпожа Соули, можете не отвечать". Но Райлен был невероятно серьёзен и решителен…

— Госпожа Соули? — выждав минуту, позвал маг.

Я окончательно растерялась, а он подошел вплотную, обвил рукой талию и шепнул:

— Госпожа Соули, ну хотя бы взгляните на меня…

Нет. Не могу. Я и так на грани обморока.

Горячие пальцы коснулись подбородка, и мне всё-таки пришлось поднять глаза на беспринципного типа, который решил во что бы то ни стало добиться ответа. Голова закружилась, коленки задрожали, сердечко подпрыгнуло и заныло.

— Как вы ко мне относитесь, госпожа Соули? Только честно…

— Хорошо… Хорошо я к вам отношусь, господин Райлен.

Кажется, брюнета ответ не устроил. Он напрягся. Губы сжались в тонкую линию, в глубине чёрных глаз вспыхнуло пламя.

— Госпожа Соули… — прошептал герцог, и… и прежде чем успела сообразить, что происходит — наклонился и коснулся губами губ.

О, Богиня!

Мне бы воспротивиться, вспомнить о волшебной силе коленки и отрезвляющем ударе в челюсть, но… но сопротивляться почему-то не хотелось, даже наоборот. Хотелось прижаться тесней и ощущать жар его губ всю оставшуюся жизнь. И целовать в ответ, и гореть вместе с ним… и умереть в один день от неистового, неудержимого счастья.

— Госпожа Соули, — прервав поцелуй, прошептал маг.

— Господин Райлен… — в тон ответила я, стыдливо опустила ресницы. Вырваться, вопреки требованиям этикета и разума, не пыталась.

— Госпожа Соули… — глухо выдохнул он, и… и поцеловал снова.

И мир взорвался!

Просто взял и взорвался, в самом прямом смысле слова.


Маг опрокинул на землю раньше, чем успела испугаться. Тут же подмял под себя. Он оказался невероятно тяжелым, я даже вздохнуть смогла только с третьей попытки. И то зря — в горле запершило, лёгкие обожгло, следом случился приступ жуткого кашля.

— Всё хорошо! — строго сказал брюнет. — Я встаю, ты бежишь прочь. Поняла?

Я, как могла, кивнула.

Не успела опомниться, а брюнет уже скатился с распластанной меня и вскочил на ноги. Пространство озарила синяя вспышка, следом прогремело… ну очень неприличное слово. Потом ещё одно, и ещё… Но я в слова не вслушивалась — пыталась выполнить приказ Райлена. Вот только подняться столь же проворно не сумела.

Удар о землю был сильней, чем показалось: едва пошевелилась — спину пронзила дичайшая боль. Стараясь не шипеть и не кричать, села, а вот встать… нет, это выше моих сил. Я, похоже, копчик расшибла.

— Господин Райлен… — прокашляла, потому что говорить тоже не получалось. В воздухе тугим облаком висела белёсая пыль. Синее свечение, которое охватило фигуру штатного мага города Вайлеса, подсвечивало пылинки, добавляя облаку зловещий оттенок. — Господин Райлен…

Ответ мага был исполнен такой экспрессии, что расслышала, несмотря на приступ кашля, и… и несмотря на боль в копчике, которая заполнила всё сознание, обиделась. И лишь спустя минуту, когда пыль каким-то немыслимым образом развеялась, а свечение вокруг фигуры брюнетистого герцога погасло, поняла — экспрессия и неприличные слова предназначались не мне.

Вытянув шею, смогла разглядеть двух парней. Они стояли шагах в трёх от Райлена. Оба высокие, плечистые, с головы до ног засыпанные той самой белёсой пылью. А вот на герцоге пыльного осадка не было.

— Какого… — прорычал маг, но, видимо вспомнив о присутствии дамы, заканчивать фразу не стал. Обернулся. Шагнул ко мне и протянул руку. — Ты как? Не ушиблась?

В голове молнией сверкнуло воспоминание о том, как рассказала Райлену про ушибленную коленку. Вернее, во что это признание вылилось. Воображение подло нарисовало сцену исцеления копчика, и я ответила прежде, чем успела осознать весь ужас своего положения:

— Нет!!!

Один из припорошенных подпрыгнул, а Райлен покачал головой и вздохнул.

— Госпожа Соули… вот только врать не надо.

— Я не вру!

В доказательство, подала брюнету руку и встала. Не завизжать от боли помогла прокушенная губа и приступ небывалого упрямства.

— Что болит? — прошептал Райлен, крепко прижав к себе.

И так как про копчик решила молчать до последнего, а врать будто здоровей меня во всей Верилии нет — бессмысленно, ляпнула первое, что на ум пришло:

— Губа.

Брюнет подарил мимолётную улыбку, а в следующее мгновенье впился поцелуем.

О, Богиня! Он что, с ума сошел?!

Удар коленкой был рефлекторным. Как и последующий удар всё той же коленкой по зубам. А вот контрольный по голове не удался — потеряв опору, вновь ощутила пронзающую боль в копчике и взвыла. Крик, кажется, по всему парку разнёсся.

— Так что всё-таки болит? — прошепелявил Райлен, снова заключая в капкан рук.

О, Богиня!

Я уже хотела признаться. Причём слово, которое на язык прыгнуло, было бесконечно далеко от медицинского термина, но очаг боли обозначало верно. От позора спасли припорошенные.

— Соули? — изумлённо воскликнул первый.

— Та самая Соули? — столь же громко удивился второй.

— О, Всевышний… — пробормотал Райлен и обернулся к белёсой парочке. — Вы как здесь оказались, дурни?

— Как-как… порталом пришли, — отозвался тот, что справа.

Его спутник в это время делал до боли знакомые пассы — заклинание для чистки одежды. Я тоже спохватилась, украдкой глянула на свой наряд и застонала. О, Богиня! Во что я превратилась?!

— Издеваешься? — вопросил брюнет. Убирать руки с моей талии он точно не собирался. А заметив, что намерена творить заклинание, прижал крепче и шепнул: — Не надо, я сам.

Возразить не успела — Райлен уже выводил нужные символы. Его магия была несравнимо сильней, даже воздух от напряжения заискрился.

"Правый" расплылся в улыбке, сказал:

— Брук пару недель назад новую формулу настройки изобрёл. Вот мы и опробовали.

— Настройка на личность? — уточнил Райлен.

— Ну да, — важно кивнул "правый". Наморщил нос, огляделся, и резюмировал: — Фиговая, оказывается, настройка…

"Левый" недовольно фыркнул, тряхнул головой. Когда остатки пыли осыпались, выяснилось — парень шатен.

— А ты как хотел? Чтобы с первого раза и шоколадно?

— А если бы Райлен в этот момент в городе был? — возмутился "правый". — Или, упаси Всевышний, в музее? Да нас бы Совет Ордена как та гидра грелку…

— Да не тушуйся! — махнул рукой "левый". — Всё же обошлось! Никто не пострадал! А ценных предметов тут нет.

Я в каком-то журнале читала, что человеческий разум устроен непросто. Бывает, до последнего заставляет не замечать того, что для него, то есть разума, опасно. Наверное, именно поэтому, я только теперь смогла осознать всю картину произошедшего.

— Господин Райлен… а кто эти люди? — спросила тихо и очень… вернее очень-очень спокойно.

— Простите, госпожа Соули, — выдержав секундную паузу, отозвался брюнет. — Это господа Брук и Вукс. Мои друзья и коллеги. Мы вместе аспирантуру заканчивали.

— А зачем они пришли?

— Я вызвал. Они будут помогать создавать порталы перехода в пятый мир.

На этой фразе меня передёрнуло. Просто портал в исполнении этой парочки я уже видела. Но вслух сказала о другом:

— Отлично. А кладбище они восстановят?

— Кладбище восстановлю я, — в голосе Райлена появилась хрипотца. Он словно невзначай коснулся губами виска, прошептал в самое ушко: — Лечение вашего копчика так же на моей совести…

В другой раз я бы, разумеется, засмущалась и раскраснелась, но в этот миг мне было глубоко плевать и на копчик, и на коленки, и на панталоны.

— Восстанавливайте.

— Как скажете, госпожа Соули, — прошептал брюнет.

С заметной ленцой извлёк из-за пояса магический жезл с крупным набалдашником и, не выпуская меня из объятий, произнёс:

— Конрамис.

Мир озарила нестерпимо яркая вспышка, а потом… потом ничего не произошло. Белёсые пылинки не взмыли в воздух, не закружилась, чтобы собраться в могильные памятники. Осколки покрупней тоже не дрогнули. Обожженный, частично оплавленный саркофаг тётушки Тьяны остался как был. Ну и выжженная трава восстановиться не спешила.

— Дерьмо… — пробормотал "левый", он же Брук — создатель формулы.

— Ага, — поддержал "правый". Этот по-прежнему был покрыт слоем каменной пыли, отдалённо напоминал статую.

— Выбирайте выражения, — рыкнул брюнет. И попробовал опять: — Конрамис!

Брук покачал головой, сказал совсем грустно:

— Боюсь, это бессмысленно. Искажение пространства было слишком сильным, память о молекулярных связях стёрлась. Биологическая память почвы — тоже.

Райлен помолчал с минуту и выдохнул, вторя шатену:

— Дерьмо…



Глава 16 | Соули. Девушка из грез | * * *