home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Парни, которые для меня навсегда останутся парочкой "припорошенных" (второй, кстати, оказался рыжим), шустро отстранились от начертанных на земле знаков. Брук поднял руки и, выждав минуту, начал произносить слова заклинания. Я не раз видела как творится настоящая магия, да и заклинательных формул слыхала немало, но наблюдая за шатеном, ощутила неподдельный ужас, плавно переходящий в панику.

Каждое слово как удар ножом. Острым и горячим. Он безжалостно режет пространство, заставляет корчиться от ужаса и боли не только наш мир — всё Мироздание. Раны, конечно, сразу рубцуются, но ожидание новой боли бьёт по нервам. Хочется закричать и броситься наутёк. Прямо сейчас, сию секунду.

Незаметно для самой себя, крепко вцепилась в расшитый серебром камзол и позволила Райлену обнять как никогда крепко. О, Богиня! Зачем я на это согласилась?

— Идём, — прошептал брюнет. Не нежно, а очень-очень строго.

Преодолевая себя, повернула голову и всмотрелась в очертания портала. Жутко! Символы не просто светятся — вращаются. Внешний круг в одну сторону, внутренний — в другую. Шагнуть туда? Да это же всё равно, что палец в мясорубку сунуть! О, Богиня!

— Ясно, — тихо выдохнул тот, чьё появление в нашем маленьком городке навсегда перевернуло мою жизнь. И, не дожидаясь реакции, подхватил на руки. — Господин Хашшр, не отставайте.

После увиденного в сердце поселилась уверенность — будет больно! Я как могла сжалась и закусила губу, чтобы не закричать в голос, но… но боли не было. Ничего не было! Смена картинки и только.

Райлен шагнул в портал и спустя миг, вместо знакомого кладбища, взгляду предстала лесная поляна. Над головой тускло мерцали звёзды, придавали окружающему лесу довольно зловещий оттенок. Где-то по-звериному завывал ветер.

— Ну наконец-то! — сказал голос. Незнакомый, рычащий.

Я вздрогнула, опять сжалась, и тут же услышала:

— Госпожа Соули, задушите…

О, Богиня! Конечно задушу! Если раньше сама не помру. От страха.

Они появились словно из неоткуда. Огромные, тёмные, жуткие, с горящими в темноте глазами. Человек десять, не меньше.

Вопреки велениям разума, ещё крепче обвила шею Райлена, и едва не вскрикнула, когда маг поставил на ноги.

Мама!

— Ты Райлен? — спросил кто-то. Кто именно — не разглядела.

— Он самый, — ровно отозвался брюнет и сделал шаг вперёд.

Один из угрожающего вида молодцов, тоже шагнул навстречу и протянул руку.

— Рад знакомству.

— Аналогично, — отозвался маг. Впрочем… тут все маги, если правильно понимаю.

— А это кто?

О, Богиня, дай мне сил!

— Госпожа Соули, моя будущая невеста.

— Будущая? — в рычащем голосе незнакомца послышалось веселье. — Значит, сейчас она свободна?

Я не раз видела, как злятся близняшки. Все эти вытянутые зрачки, удлинённые клыки, ну и некоторые другие моменты… Я искренне считала себя невпечатлительной — по крайней мере в том, что касается оборотничества. Но когда зарычал Райлен… я едва не оконфузилась.

О, Богиня! Да как же это?! Да что же это?!

Незнакомец акт агрессии тоже оценил — отскочил, словно перед ним зажженным факелом махнули. А я, наконец, смогла сконцентрироваться и как следует разглядеть чужаков…

Действительно огромные — на голову-полторы выше Райлена. Плечи? Ну в дверной проём не пройдут точно. Головы косматые, будто с ножницами не то что не дружат, а вообще не знают, что такой предмет в быту существует. Ну а глаза… У близняшек глаза в темноте не светятся, зато у этих вовсю. У большинства радужки желтые, но кое-кто и зелёным сверкает. И одежда у мужчин странная — штаны, безрукавки и… и всё. Обуви в помине нет.

— Ладно, не злись, — сказал другой. Он по левую руку от хама стоял. Отличался цветом глаз, в остальном был неприметен.

Райлен промолчал. Стремительно шагнул назад и хозяйским жестом привлёк к себе. Я не возражала. Более того — повинуясь странному инстинкту, опять обвила его шею руками.

— Любит, — вслух заключил второй. Тот, у которого глаза зелёные.

Вот тут захотелось возразить, но я прикусила язык. Ну их! Да и какая разница, что подумают оборотни? Я в их мире проездом, блюсти репутацию не обязана.

— Любит, — подтвердил Райлен. И добавил неожиданно зло: — Любит и принадлежит!

Возражать по-прежнему не хотелось, хотя… хотя последнее заявление смутило. Но смущение это было странным, не таким как обычно. Мнение оборотней, которые наверняка посчитали распущенной и даже падшей, не интересовало ни капельки. Поводом покраснеть стала мысль — а каково это, принадлежать Райлену?

В сентиментальных романах о таком не пишут, там всё ограничивается горячими объятьями и страстным поцелуем. В женских журналах тоже молчат, что, впрочем, неудивительно. И хотя считается, что девушки выросшие в глуши, среди кур и… лошадей, всё прекрасно знают… О, Богиня! Часть вопроса мне действительно известна, но… но неужели всё настолько просто и некрасиво? Ведь у меня от одного его взгляда коленки дрожат, а касание губ вызывает слабость, повинуясь которой хочется очутиться на шелковых простынях и ощущать эти касания снова и снова… Хочется тонуть, прикасаться самой, растворяться и чувствовать…

— Мы торопимся, — строгим голосом напомнил Райлен. Не сразу сообразила, что слова предназначены не мне.

— Да, мы в курсе, — отозвался зеленоглазый. Его ответ прозвучал отрешенно, а шаг навстречу показался таким неуместным… Причём не только мне.

— Что ещё? — рыкнул брюнет.

— Мы должны вас… запомнить, — пояснил оборотень и подошел вплотную.

— У вас есть данные на меня. Этого достаточно.

— Нет, маг. Этого мало.

Оборотень застыл в полушаге. Иллюзий насчёт того, что делает, не питал никто.

— Она не твоя, — прошептал оборотень. Выдохнул.

— Моя! — говорить мой черноглазый спесивец, кажется, разучился. Он рычал. Опять!

— Нет, — спокойно отозвался оборотень. — Не принадлежит. И никому не принадлежала.

Наверное, я должна была ответить. Сказать хоть слово. Но… но мне так стыдно стало. Ну да, не принадлежала, и что? Кричать об этом на каждом перекрёстке?

— Моя! — уверенно повторил брюнет. Каким-то невероятным образом умудрился отцепить мои руки от своей шеи и задвинуть за спину.

Зеленоглазого уже не видела, но остальных… Оборотни не стесняясь скалили клыки. Звёздный свет придавал зрелищу особенный, очень зловещий оттенок.

— Госпожа Соули… — чуть слышно прошептал маг.

— Господин Райлен? — тут же отозвалась я. Вжалась в могучую спину.

Взгляд метнулся в поисках нашего призрачного друга — тролля на поляне не было. Наверно, при других обстоятельствах я бы ужаснулась, но теперь… теперь это было неважно. Всё вдруг стало неважно!

О, Богиня! Пощади!

— Свободны! — рыкнул оборотень. И добавил, с какой-то особенной интонацией: — Рваный, открывай портал.

О, Богиня…

Едва уловимое движение и я взлетаю в воздух, чтобы снова осознать себя в объятьях Райлена. На этот раз они были не просто крепкими — болезненно тесными. Словно до сих пор боится, что отнимут. В портал мы шагнули раньше, чем внутренний круг символов пришел в движение.

Нет, больше никаких авантюр. Никогда! Ни за что! Ни разу!


Я даже моргнуть не успела, а картинка уже сменилась. Вместо лесной поляны и клочка ночного неба — каменистая равнина и бескрайний звёздный океан. Вместо лёгкого, исполненного запахом хвои ветерка — пустой, пронизывающий ветер. Вместо десятки широкоплечих молодцов — три низкорослые, неказистые фигуры в балахонах и остроконечных колпаках. Гоблины!

В другой раз я бы испугалась и завизжала — слишком уж уродливы. И даже ночная мгла вкупе с надвинутыми на глаза колпаками, скрыть это уродство неспособна. Но после встречи с оборотнями они даже чуточку милыми показались.

— Доброй ночи, господа, — сухо сказал Райлен.

— Да, да, — проскрипел тот, что стоял по центру. — Принёс?

— Разумеется.

Меня осторожно поставили на землю, а в следующий миг в руке Райлена появился кошель. Маг демонстративно взвесил затянутый кожаным шнурком мешочек, перебросил главному из гоблинов.

— Мало, — морщась, заключил тот.

— Остальное на обратном пути, — Райлен был невозмутим и строг.

После долгой, не слишком приятной паузы, низкорослый уродец махнул когтистой рукой и отступил, позволяя другому — тому, кто стоял справа — начать активацию портала.

И всё? — хотела изумиться я, но сдержалась. Зато не преминула оглянуться в поисках господина Хашшра — призрака не обнаружилось.

— Не вертись, — прошептал Райлен. А я растерялась окончательно.

Что значит "не вертись"? Мы же… мы же, кажется, потеряли того, ради кого всё это затеяно!

И лишь шагнув к порталу, сообразила — призраку не обязательно быть видимым.

Словно в подтверждение моих мыслей, спину обдало холодом, а слуха коснулось едва различимое:

— Да тут я! Тут…

Я облегчённо выдохнула, чтобы через долю мгновенья застыть столбом.

Стоп. А почему мы скрываем господина Хашшра? И… почему Райлен платил гоблинам? И почему оборотни осмелились придраться, ведь чужаков, насколько понимаю, трогать не полагается — это международный, в смысле междумирный, скандал!

— Господин Райлен, — тихо позвала я, но тут же замолчала, потому что картинка снова сменилась и мы оказались… О, Богиня!

…Я точно знаю — во всём виноват копчик. В смысле, акт его исцеления. Если бы Райлен не прижал тогда к саркофагу и не распустил руки, я бы не разъярилась, не объявила бойкот и, разумеется, не устранилась от подготовки к этому путешествию. Я бы внимательно слушала и запоминала, задавала вопросы и прочее, прочее, прочее…

Но после того, как маг стащил с меня панталоны и… ну в общем, сделал то, что сделал, я не то что слушать — видеть его не желала. Как и дружков-аспирантов, которые разнесли родовое кладбище. Как и самого господина Хашшра, чьё появление послужило поводом к вызову "припорошенных".

Впрочем, если смотреть правде в глаза, дело не только в злости. С некоторых пор, в душе поселилась твёрдая уверенность — я могу полагаться на нахального герцога, он не подведёт. Никогда, ни за что не подведёт! А раз так, влезать в подготовку не стоит — тем более, толку от меня никакого, одни помехи.

О, Богиня! Какой же я была дурой!

И какой была дурой, когда согласилась на эту прогулку!

— Хаш! — дружно воскликнули тролли и склонились в поклоне. Все разом.

— Мама… — в панике пролепетала я.

Их было не много, а очень много! Может тысячи, может сотни тысяч. Мы с Райленом стояли на возвышении, так что иллюзий питать не могли — всюду, насколько хватало глаз, виднелись ужасающе клыкастые морды и блестящие в звёздном свете черепушки. Те, что были ближе, в первом круге, скалились особенно страшно. Ещё мускулами поигрывали, и ничуть не смущались полного отсутствия одежды. (Да, полного, потому что назвать одеждой набедренные повязки язык не повернётся.)

— Мама… — тихо повторила я, чтобы тут же услышать знакомый голос господина Хашшра.

— Мясо… — точно копируя интонацию, прорычал призрак.

Я подпрыгнула и завизжала. А господин Хашшр… залился могучим хохотом.

Когда мне всё-таки объяснили в чём дело, смутилась как никогда прежде. Оказалось, это не просто толпа, а лучшие воины объединения восточных племён, к одному из которых принадлежал господин Хашшр. И пришли они для того, чтобы поприветствовать героя и его спасителей, то есть Хашшра и нас.

Поприветствовали…

— Вы могли предупредить раньше? — прошипела я. Обращалась, разумеется, к Райлену.

Брюнет ответил грустной улыбкой и притянул к себе.

— Но вы же не спрашивали, госпожа Соули, — прошептал маг. — Вы дулись.

Я захлебнулась возмущением, но крыть было нечем. Оставалось только стоять и краснеть.

Наконец, от толпы отделился один — громадный и невероятно жуткий. Самый жуткий из всех! Сперва опасливо покосился на меня, потом отвесил поклон призраку, который изволил-таки проявиться, учтиво кивнул Райлену.

— Я — Ташшр, вождь восточных племён, повелитель Степи, — представился тролль. — Добро пожаловать, — это нам. А вот Хашшру: — С возвращением, отец.

И так это было сказано, что сердце защемило, а глаза наполнились слезами. О, Богиня! Он же для них пропавшим без вести был. Всё это время, почти сотню лет.

— Ты вырос, сын, — отозвался призрак. И добавил совсем тихо: — Я скучал…

Слёзы выпорхнули из глаз прежде, чем вспомнила, что стою в окружении тысяч свирепых головорезов, и… и носового платка у меня нет.

Объятья Райлена стали болезненно крепкими, ухо щекотнул усталый шепот:

— Госпожа Соули… ну сколько можно?

Я всхлипнула, размазала слёзы ладошкой, а потом не выдержала и уткнулась в тёплое плечо. Мне было так жаль господина Хашшра, который остался в чужом мире, чтобы выполнить долг перед своим народом, так жаль его семью, которой пришлось столько лет жить в неведении, и Ташшра, который без отца рос, и…

— Слышь маг, ты бы ей пилюли какие успокоительные выписал, а то до свадьбы не доживёт, — усмехнулся господин Хашшр. — Или тик заработает. Будет всю оставшуюся жизнь подмигивать.

Райлен шумно вздохнул, а повелитель Степи Ташшр добавил:

— Причём не только тебе…


Привязки, о которой рассказывал господин Хашшр, я не чувствовала ровно до того момента, как она не оборвалась. Это было так странно и так… болезненно. Будто кусочек души вырвали. В ответ на мой испуганный взгляд тролль пожал плечами и скривил губы в печальной улыбке. Ну да, история подошла к концу, наше мимолётное знакомство закончено и новой встречи никогда не состоится. Пора прощаться…

Я уже открыла рот, чтобы пожелать призраку удачного путешествия за Грань и скорейшего перерождения, когда заговорил Ташшр.

— Мы не отпустим вас, — громко заявил повелитель Степи. И прежде чем я успела испуганно взвизгнуть, добавил: — Пока не выпьете и не отведаете журры.

Не отведаем чего? — хотела переспросить я, но Райлен оказался проворней.

— С удовольствием, — сказал маг, низко склонил голову. — Благодарим за приглашение.

Благодарим? Мы же планировали покинуть этот мир сразу, как господина Хашшра проводим. Мы же торопимся…

Тролль клыкасто улыбнулся — сперва нам, после отцу — и величественно махнул рукой. Толпа, которая всё это время торжественно молчала, взорвалась дружным "Хаш!". От многоголосого вопля не только земля, само небо дрогнуло!

Я и моргнуть не успела, как степь расцвела огнями костров, где-то вдали запели барабаны. Да, они именно пели, а не гремели, и это было особенно странно.

— Господин Райлен, — тихо позвала я.

— Всё хорошо, госпожа Соули. Расслабьтесь.

Легко сказать! Сам-то расслабляться не собирается, даже наоборот… Губы — твёрдая линия, взгляд острей бритвы, между бровей глубокая складка.

— Райлен, что случилось?

— Потом, — ответил брюнет и снова подхватил на руки.

Я лишь теперь заметила — возвышение, на котором стояли, представляло собой широкий каменный постамент. Серая поверхность испещрена подозрительно знакомыми символами — теми самыми, что должны светиться и вращаться. Это что же получается? Мы пришли в пятый мир через стационарный портал? А… а в остальные?

— Господин Райлен…

— Не сейчас! — рыкнул, как на того оборотня. Вот только я не испугалась.

— Господин Райлен, мы что, в седьмой и шестой нелегально прошли?

Кивнул. А я… я нахмурилась, пытаясь сообразить, чем такой поступок грозит.

— Господин Райлен, у нас проблемы? — спросила тихо-тихо, чтоб никто другой не слышал.

Снова кивнул и уверенно зашагал по высеченной в камне лестнице.

Тролли вдруг стали гораздо ближе и куда как выше. Пришлось задрать голову, иначе выходило, что я на набедренные повязки таращусь. Господин Хашшр — единственное зелёное пятно на сером фоне — шел рядом с нами. По другую сторону вышагивал повелитель Степи.

Остальные растягивали губы в подобии добродушных улыбок и учтиво расступались, пропуская к костру — самому большому и, вероятно, самому жаркому. Я вдруг осознала, что совсем не боюсь этих громил. А вот мысль о том, что мы можем не успеть вернуться к рассвету, холодила душу и вызывала нервную дрожь в коленках.

— Ох уж мне эти коленки… — пробормотал брюнет.

Как только почувствовал?

— Обычные коленки, — в тон ответила я.

Маг неожиданно расцвёл такой широкой, такой шальной улыбкой…

— Что?!

— Не обычные, госпожа Соули. Лучшие!

Рядом тихо заржал господин Хашшр, а я покраснела как маков цвет и опустила глаза. О, Богиня! За что мне это всё?!

Райлен же склонился к самому уху, прошептал хрипло:

— Знаете, что я с этими коленками после свадьбы сделаю?

Что?! — хотела спросить я, но прикусила язык. Просто… неприлично же!

Правда герцогу поощрений не требовалось, он и так продолжил:

— Буду целовать… Медленно-медленно… Долго-долго…

О, Богиня!!!

По телу прокатилась волна такого жара, в сравнении с которым даже вулканическая лава — так, пустячок. И я бы, наверняка, растаяла, если б не внезапная догадка…

— Господин Райлен, — тихо позвала я.

— Госпожа Соули? — откликнулся, как ни в чём не бывало. Будто ничего хитрого не замышлял, и вообще, свят как Всевышний.

— Господин Райлен… — я начала злиться, и скрывать этого не собиралась. Нет, ну вы только посмотрите! Он же нарочно зубы заговаривает! — Господин Райлен, так что за проблемы? И почему вы не хотите о них рассказывать?!

Маг тяжело вздохнул и закатил глаза.

— Зачем?

— А вдруг я помогу? Вдруг придумаю что-нибудь?

— Госпожа Соули…

Мы как раз добрались до костра — того самого, огромного. Я с удивлением обнаружила расстеленные прямо на земле скатерти. На белоснежных холстах красовались кувшины, пиалы, блюда с закусками и огромные миски, доверху наполненные жареным мясом. Ночная свежесть развеивала ароматы, но на вид еда казалась довольно вкусной.

Повинуясь жесту господина Ташшра, Райлен свернул влево и вскоре остановился. С явной неохотой поставил меня на ноги и лишь тогда договорил:

— Госпожа Соули, я уверен, вы — самая умная девушка в мире, но давайте вы придержите свою смекалку для каких-нибудь иных дел?

Я сдаваться не собиралась.

— Например?

Маг хмыкнул, а потом одарил таким взглядом… что я сразу поняла, какие такие дела в виду имеет. О, Богиня! Когда же я научусь держать лицо? Когда перестану краснеть?

Рядом подло захихикал господин Хашшр, и я приняла отчаянное решение — резко обернулась и… покраснела ещё гуще, потому что полупрозрачный признак мужественности прямо перед моим носом оказался. В итоге, я задала совсем не тот вопрос, который собиралась:

— Господин Хашшр, а почему тётушка Тьяна белая и в платье, а вы — зелёный и голый?

Тролль озадаченно приподнял бровь, после развёл руки и окинул себя внимательным взглядом — словно впервые видит. Я тоже взглядом окинула, в который раз убедилась — таки да, зелёный… А в следующий миг глаза мне прикрыли такой знакомой, такой горячей ладонью, и злющий голос господина штатного мага города Вайлеса зашептал:

— Цвет эктоплазмы зависит от биологических особенностей вида. Мы — белые, тролли — зелёные, а эльфы — вообще голубые! А внешний вид призрака связан с культурными особенностями народа, к которому умерший принадлежит. Господин Хашшр уроженец одного из восточных племён пятого мира, у них непринято носить многослойные юбки и панталоны. У них совершенно другие взгляды на моду. Внешний вид призрака не зависит от верности данного конкретного индивида культурным традициям, он берёт начало в коллективном бессознательном. Именно поэтому ваша досточтимая тётушка носит платье, а Хашшр являет неприкрытую проекцию тела, которым обладал в момент смерти. Ещё вопросы есть?!

Я нервно сглотнула и помотала головой. Ну как могла…

— В таком случае, госпожа Соули, — прошипело, стоящее за спиной чудовище, — будьте так любезны, не пяльтесь больше на господина Хашшра. Ясно?!

В наступившем молчании очень чётко слышался треск костра и далёкая песнь барабанов. А потом прозвучало едва различимое:

— Комплексует…

Не знаю, кому адресовалось пояснение господина Хашшра, но захихикали многие.

— Да ты задолбал! — выпалил Райлен, а мне совсем стыдно стало. Сама не знаю почему.

Так что когда меня развернули и прижали к широкой груди, начисто лишая возможности взглянуть в глаза призраку и попросить прощения за бестактность, я даже обрадовалась.

И тут ещё кое-что вспомнилось. То, что давно сказать хотела, но всё время забывала.

— Господин Райлен, наша госпожа Флёр… она, конечно, не самая приятная женщина, но знаете, в её мастерской шьют такие потрясающие балдахины. Настоящие произведения искусства…

— И что? — спросил маг недоумённо.

— Ну… вы говорили, что у вас с балдахином проблемы, и я подумала… может в мастерской госпожи Флёр сошьют такой, который вас устроит?

Брюнет не ответил. Зато его рука легла на мой затылок, и я уже ничего, кроме расшитого серебром ворота, видеть не могла. А ещё Райлен затрясся. Сперва подумала — от недовольства, но когда услышала тихое поскуливание призрака, догадалась — брюнет смеётся.

А что такого? — хотела воскликнуть я. — Ведь давно известно — человек проводит во сне треть жизни! Значит, спальня должна быть максимально комфортной! А если по утрам Райлен расстраивается из-за какого-то балдахина… ну это же не дело! Хорошее настроение утром — залог удачного дня!

— Госпожа Соули, вы удивительная девушка, — прошептал, щекотнув губами ушко. Я напряглась. Просто неясно к чему клонит.

И лишь когда герцог отстранился, сообразила — я чего-то не понимаю. Иначе почему Райлен глядит так, как… как я глядела на близняшек, когда узнала про вату в лифах?

Я даже обиделась. Чуть-чуть.

— Господин Райлен…

— Госпожа Соули? — отозвался маг. Перехватил мою ладошку и поочерёдно поцеловал каждый пальчик.

Мне совсем неловко стало. Да и ясности этот жест не добавил. Как и гомерический хохот, в который превратился недавний скулёж призрака.

— Господин Райлен… ну что я такого сказала?

— Ничего, госпожа Соули. Ничего… — маг был спокоен и невозмутим, как скала. Только улыбался лучисто. — Давайте… выпьем за благополучное избавление от этого пошляка? И журры отведаем. Кстати, журра — это мясо, приготовленное особым способом, с использованием сложных ритуалов, близких к шаманским. Чужаков этим блюдом угощают очень редко.

С тем, что господин Хашшр — пошляк, я была не согласна, но спорить с Райленом почему-то не хотелось. Я вообще пришла к выводу, что лучше помолчать. Поэтому просто кивнула и позволила увлечь себя к импровизированному столу.


* * * | Соули. Девушка из грез | Глава 19