home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

К парку подъехали уже впотьмах. Звёзды разгорались невероятно медленно, так что вместо стройных рядов деревьев различались лишь чёрные тени. Впервые в жизни я вглядывалась в знакомые очертания с опаской.

— Ну что, приехали? — в голосе Райлена по-прежнему звучала улыбка, хотя… хотя он явно распознал нашу маленькую ложь насчёт удобного объездного пути.

Я уже открыла рот, чтоб ответить, но меня опередила угловатая бурая лошадь, на которой восседал маг.

Тонкий, исполненный страха крик мог означать лишь одно — гривастая учуяла покрытого трупными пятнами гостя. Сердце пропустило удар. Неужели тролль всё-таки ослушался приказа и покинул кладбище? Я потянула поводья и застыла в седле…

— Да, приехали, — пробурчала Лина.

Нет, тролль всё-таки далеко, иначе наши лошадки тоже бы занервничали.

— Дальше лучше пешком, — выдохнула я. Просто очень не хочется лошадиные истерики слушать.

— Как скажете, госпожа Соули, — отозвался брюнет и прежде чем кто-либо из нас успел возразить, зажег магический светлячок.

Свет был белым и тусклым, но вспыхнул так внезапно, что я вздрогнула и чуть поморщилась. А близняшки дружно вскрикнули — бедненькие, они, наверняка, всё это время с перестроенными зрачками ехали, а тут такая мука.

— Что-то не так? — учтиво спросил Райлен.

— Всё хорошо, — с заметным неудовольствием ответила Мила. Потом вспомнила про приличия и исправилась: — Всё хорошо, господин маг.

Райлен глянул странно, но промолчал.

Он спешился первым. Небрежно бросил повод на седло и начертил в воздухе какой-то символ. Слов заклинания мы не слышали, да и свечения на кончиках пальцев не наблюдали, но бурое чудище застыло — даже бока раздуваться перестали.

— А… — тихо протянула Лина. В этот миг сестричка напоминала уже не бурундука, а сову. "Старшенькая" не отставала.

— Если лошадь учует умертвие, то запаникует, — пояснил брюнет. — Проще наложить лёгкий стазис, чем ловить и успокаивать.

Так она уже умертвие учуяла, — хотела сказать я, но промолчала. Просто в этот самый момент вспомнила об ещё одной проблеме…

Наш отец не просто заводчик лошадей дарайхарской породы, он, как выражаются близняшки, фанат. Иногда кажется, что будь его воля, он бы и спал в стойле, лишь бы не оставлять своих гривастых питомиц наедите с ночной тьмой. На нас эта увлечённость тоже отразилась — в седле оказались раньше, чем начали говорить. И так повелось, что с тех самых пор только верхом ездим, даже на балы. Спешиваемся тоже сами — всегда, при любых обстоятельствах.

И вот девчонки уже спрыгнули на землю, заставив Райлена в очередной раз изумлённо заломить бровь, а я… я, дочь Анриса из рода Астир, беспомощно глядела на сестёр и понимала — не смогу.

— Господин Райлен…

— Да, госпожа Соули, — мгновенно отозвался он.

Я попыталась разогнуть ногу и поморщилась. Боль в ушибленной во время охоты на умертвие коленке вспыхнула столь же внезапно, как магический светлячок Райлена, и была невероятно сильной.

— Пожалуйста, если вас не слишком затруднит…

И снова удивлённый взгляд — сперва на меня, после на близняшек. Девочки помнили как хромала от кладбища и с каким трудом забиралась в седло, но всё равно кривились. Зато на лице Райлена появилась невероятная, бесконечно тёплая улыбка.

Маг спешно приблизился и протянул руки. Воздух наполнился горьким ароматом его парфюма, а сердце опять споткнулось. Я ухватилась за рог, поставила здоровую ногу в стремя и почти сразу оказалась в крепких объятьях.

О, Богиня! Какой стыд! Я — дочь Анриса из рода Астир спешиваюсь как какая-то… какая-то… разнеженная городская кокетка!

Зато едва Райлен поставил на землю, от смущения и следа не осталось — я едва не взвыла и даже покачнулась. И только крепкие объятья брюнета спасли от падения.

— Госпожа Соули, что с вами? — вмиг насторожился он. Голос прозвучал жестко, серьёзно.

Я хотела ответить, что всё в порядке, но едва попробовала перенести вес на ушибленную ногу, из глаз выпорхнули слёзы.

— Госпожа Соули!

— Сестра коленку ушибла, — разом пробормотали близняшки. Кажется, поняли, что ничего дурного не желаю и к их драгоценному Райлену не пристаю.

— Когда?

— Ну… — дружно замялись девочки.

— Господин Райлен, всё в порядке, — вклинилась я. Попыталась ненавязчиво, но уверенно, высвободится из объятий мага. Куда там! Застыл каменной скалой и не то что не пустил — сжал ещё крепче.

— Госпожа Соули, почему вы сразу не сказали?

— Господин Райлен, уверяю вас, это пустяки.

— Я обязан осмотреть ваши… пустяки.

Что?!

Щёки в который раз за вечер вспыхнули, но теперь к смущению добавилась изрядная доля негодования. Я предприняла ещё одну попытку вывернуться из капкана его рук. Брюнет опять не поддался, а я не выдержала и выпалила:

— Господин Райлен, да как вы смеете! Пустите меня немедленно!

Нет, что он себе позволяет? Решил, что если он маг и наследник какого-то там герцога, то ему позволено делать девушкам столь неприличные предложения! У меня же не ладошка болит, и даже не стопа, а коленка!

— Госпожа Соули… — теперь в его голосе звучала угроза, но я не растерялась.

— Господин Райлен! Понимаю, что в результате некоторых событий у вас сложилось… — О, Богиня! Как стыдно говорить об этом слух! — …некоторое мнение о моих сёстрах и обо мне, но смею вас заверить — вы заблуждаетесь. Мы не такие!

Он шумно вздохнул и тоже возмутился:

— Госпожа Соули! У меня и в мыслях не было!

— Господин Райлен… — а… что сказать-то?

— Госпожа Соули, — и снова угроза, на этот раз почти шепотом. — Госпожа Соули, перестаньте говорить глупости. Вы ушибли колено и вам больно. Я обязан его осмотреть и оказать помощь.

— Нет! — уверенно выпалила я.

— Да, — не менее уверенно и довольно зло.

О, Богиня! Он что, серьёзно? Нет, он в самом деле решил, будто я могу позволить себе столь низкий, неприличный поступок?!

— Госпожа Соули, чем дольше будете упираться, тем дольше продлится это щекотливое положение, — на последнем слове брюнет прижал так сильно, что воздух из лёгких вышибло.

— Господин Райлен! — возмущённо воскликнула я. А потом скосила взгляд на сестёр…

Близняшки стояли в пяти шагах, чуть позади черноволосого мучителя и изумлённо таращились на происходящее в свете магического светлячка непотребство. О, Богиня!

— Хорошо, — прошептала я.

— Какая нога? — он тоже шептал.

— Правая.

— Вы самостоятельно стоять можете?

— Могу.

— Тогда отпускаю…

Обжигающий капкан исчез, но не успела обрадоваться свободе, как брюнет опустился на колени и целеустремлённо потянулся к подолу.

— Нет! — выдохнула я.

— Госпожа Соули… — маг устало покачал головой и ухватился за юбку. — Госпожа Соули, пожалуйста, не забывайте: я не только мужчина, я ещё и маг. А нам, магам, позволено чуть больше…

Прозвучало двусмысленно, но вспыхнула я по иной причине. Просто… просто пальцы Райлена самым бессовестным образом приподняли кружевную рюшу панталон и коснулись колена.

О, Богиня! Что может быть ужаснее! Как теперь смотреть ему в глаза?!

Колено овеяло странным теплом, от неожиданности едва не вскрикнула.

— Госпожа Соули, — строго сказал брюнет. — Вам нужно в постель!

В каком смысле? — хотела спросить я, но… нет, я всё-таки успела прикусить язык и услышать:

— Вероятнее всего, у вас трещина коленной чашечки. Вам нужен лекарь.

О, Богиня! А зачем же вы тогда мою коленку трогали, если сами помочь не в силах?

Райлен убрал руку, вернул на место подол и поднялся.

— Нам необходимо вернуться в поместье, — безапелляционно сказал он.

— А… а умертвие? — осторожно спросила я.

— Давайте отложим этот вопрос.

— Что? Как это? Как это отложим?!

Брюнет закатил глаза, но быстро взял себя в руки. Ответил серьёзно:

— Госпожа Соули, вы, помнится, говорили, что ваше умертвие вполне безобидно и ничуть не досаждает. Раз так, то отложим вопрос на несколько дней, хорошо?

— Нет!

— Что значит "нет"? — хмуро переспросил он. — Госпожа Соули, вы понимаете, что у вас травма? Вам нужен лекарь и отдых!

Ага… А ещё я понимаю, что в данный момент на нашем родовом кладбище сидит огромная злобная махина, которая… О, Богиня! Но я же не могу признаться Райлену, что там боевой тролль.

— Господин Райлен, — стараясь держать лицо и не пускать в голос панику, сказала я. — Вы говорили, что в таких вопросах полагаться на удачу нельзя.

— Если умертвие… — он выдержал странную паузу и поправил украшенный сложной вышивкой камзол, — маленькое и безобидное, то дело можно отложить. Обещаю, как только ваша… коленка заживёт, мы обязательно повторим эту прогулку.

— Господин Райлен! Но… но вы ведь предупреждали, что даже самое мирное умертвие может озлобиться.

— Госпожа Соули… — как-то совсем странно прозвучало. И я уж начала паниковать, потому что показалось — ещё мгновенье и Райлен развернётся, чтобы уйти, но тут встряли близняшки.

— Господин Райлен, — осторожно, со вздохом, сказала Мила. — Господин Райлен, Соули права.

Маг обернулся. Это движение показалось хищным, но я тут же забыла, ибо услышала:

— Да, да! Вдруг наше маленькое безобидное умертвие в самом деле озлобилось? — "младшенькая" резко потупилась, но всё-таки закончила: — И… выросло.

О, Богиня!

Голос мага прозвучал не только терпеливо, но и дружелюбно:

— Милые девушки, так не бывает…

— А вдруг? — пробормотала Мила.

— Господин Райлен! — тут же вмешалась я. — Господин, Райлен… прошу вас.

Меня одарили хищным взглядом чёрных глаз. Несколько мгновений штатный маг города Вайлеса молчал, а потом прошептал едва слышно:

— Какая вы всё-таки упрямая, госпожа Соули.

Ещё мгновенье и он… он неожиданно оказался за спиной. Я вздрогнула, хотела повернуться…

— Стоять! — сказал тихо, но не подчиниться уже не могла, а мой подол… О, Богиня!

— Господин Райлен, что вы делаете! — в ужасе прошептала я.

— Если вы так настаиваете на продолжении прогулки, то я хотя бы обезболивающее заклинание наложу. — И, предупреждая разумные в такой ситуации вопросы, пояснил: — Я же не могу накладывать обезболивание на кость! Мне нужен доступ к нервным окончаниям.

А потом его пальцы обожгли кожу под коленкой, нарисовали какой-то узор и устремились выше, скользнув под ткань панталон.

— Господин Райлен! — сгорая от стыда, страха и возмущения, прошептала я.

— Госпожа Соули…

Нет, я понимаю! Я понимаю, что он, вероятно, устал от этих препирательств, но зачем прислоняться лбом к моей ноге?!

Я бросила умоляющий взгляд на сестёр, но… О, Богиня! За что?!

Девочки по-прежнему стояли в трёх шагах и, приоткрыв рты, таращились на мага, который творил невероятное непотребство. Его пальцы выводили узоры на коже, хотя… нет, но ведь это уже не колено! Это на целых пол-ладони выше!

Брюнет словно мысли прочитал, выдохнул едва слышно:

— Госпожа Соули, перестаньте. Нервные окончания, которые отвечают за эту боль не только под коленом…

О, Богиня! Я согласна вытерпеть любую боль, только бы он перестал! Нет, ещё миг и я умру со стыда!

Наверное, Богиня услышала, потому что маг убрал руки и позволил задранной юбке опасть. А сам наоборот — поднялся и подставил локоть.

— Обопритесь! — нет, это не просьба. Приказ.

О, Богиня!

Если бы не умертвие, я бы сказала что-нибудь веское, вскочила на лошадь (благо, боль в колене и впрямь утихла), и помчалась домой, но…

Но я вновь перевела взгляд на близняшек. Девчонки в белых, не по погоде лёгких платьях, стояли и взирали на нас всё теми же огромными глазами. Может быть именно их изумление заставило меня положить ладошку на локоть Райлена?

Украдкой показала сёстрам кулак, вот только очнулись девчонки по иной причине.

— Ведите! — строго сказал маг.

— А… а светлячок, наверное, погасить нужно, — после долгой паузы пролепетала Мила.

— Ага, — поддержала "младшенькая", — а то умертвие заметит…

Я едва удержалась от замечания — мол, не заметит. Глаз у нашего умертвия всё равно нет! А после сообразила — девчонки правильно мыслят, свет может привлечь внимание домочадцев. Пусть между домом и кладбищем целый парк, но рисковать всё-таки глупо.

Райлен раздраженно фыркнул, но светильник всё-таки погасил. Тьма ударила по глазам, и я невольно вздрогнула. А спустя минуту поняла — во тьме видят все, кроме меня.

Первые шаги дались неожиданно легко — неприличная магия Райлена всё-таки подействовала. Но… но потом я споткнулась — ни то о корень, ни то о ветку.

— О, Всевышний! — прошептал брюнет.

Я не то что вскрикнуть, вздохнуть не успела… а он уже подхватил на руки и потащил дальше, в ночную тьму, где поджидает серокожий, усеянный трупными пятнами мертвяк.

— Господин Райлен! — ох, если бы шепот мог убить, он бы… он бы уже раз сто умер.

— Не обсуждается, — прошептал брюнет. Не менее нахальный, чем мои сёстры.

О, Богиня! Теперь ясно, почему желтоглазые близняшки так к нему потянулись. Даже не будучи знакомы, по одному фотографическому портрету поняли — парень из той же породы. В смысле — характер похож.

А он тем временем продолжал:

— Госпожа Соули, я не могу и не хочу смотреть на ваши страдания. Так что потерпите. Если не станете брыкаться, то эта близость… будет приятна не только мне.

С ответом я не нашлась, просто вытаращилась на темноту, которая источала горький аромат парфюма и щекотала дыханьем. Неужели он не понимает, насколько двусмысленно звучат его слова? Или нарочно? Нет всё-таки первое. Ведь Райлен маг, а они… они все с придурью.

Да, именно так — с придурью, и это неудивительно. После десяти лет обучения в закрытой академии трудно остаться нормальным. А если к этому добавить семь лет аспирантуры… Бедный Райлен! Остаётся надеяться, что рано или поздно он всё-таки научится изъясняться по-человечески.

Словно в подтверждение моих мыслей, брюнет резко остановился, шепнул:

— Ваши лошади.

— А… а что с ними? — я почти привыкла к "близости" этого мужчины, но язык всё равно заплетался.

— Их не привязали.

— А…

— Что? — прошептал он.

— С ними всё хорошо будет. Не волнуйтесь.

— Ах да… — маг явно морщился. Надо же, а я было решила, что аристократ столь высокого ранга ничего про дарайхарок не знает. Кстати, надо при случае уточнить у отца продавал ли он лошадей в герцогство Даор.

— Ну вы чего? — донесся из темноты раздраженный шепот. Кажется, Мила.

Райлен отвечать не стал, продолжил путь как ни в чём не бывало.

…Пока добирались до кладбища, я основательно привыкла к темноте, да и звёзды, наконец, разгорелись. Так что высокую живую изгородь рассмотрела без труда, напряглась. В глубине души, конечно, надеялась на лучшее, но страшное предчувствие нет-нет да кололо. Что если тролль всё-таки сбежал? О, Богиня!

Близняшки всё это время шли впереди и сильно смахивали на парочку приведений. Увидав ограду, девчонки замедлили шаг, вскоре вообще остановились.

— Пришли, — прошептала Лина, когда Райлен приблизился.

— Замечательно, — голос мага прозвучал ровно, уверенно.

Он бесстрашно направился к калитке, а я… мне почему-то совсем нехорошо стало. Сама не заметила, что прижалась к сильному телу куда теснее прежнего. Райлен, как ни странно, не возражал. Горький запах его парфюма кружил голову — видимо, именно поэтому показалось, что на ноги меня поставил с неохотой и отстранился далеко не сразу.

— Какое уютное кладбище, — с улыбкой прошептал он. Я потупилась.

Может, всё-таки сказать? Да. Наверное, стоит рискнуть!

— Господин Райлен…

— Да, госпожа Соули?

— Господин Райлен, я, конечно, никогда не видела троллей, но я о них читала. И знаете, мне кажется, что наше умертвие… ну… ну оно тролль.

Рассмеялся. Тихо, мягко, по-доброму.

— А что такого? — встряла Мила. Оказывается, близняшки всё это время топтались рядом. Почему я не заметила?

Спорить брюнет не стал. Просто отбросил крючок кладбищенской калитки и шагнул внутрь.


За ажурной створкой царила умиротворённая тьма. Звездный свет серебрил макушки надгробий, но до земли не дотягивался. Воздух был свеж и холоден, тишину заполнял шелест листвы и испуганное биение трёх девчоночьих сердечек.

— Ой, что будет… — тихонечко протянула Мила.

Я нервно сглотнула. Лина тоже.

Мы стояли в проёме и глядели, как Райлен уверенно приближается к центру кладбища. В какой-то миг я почти перестала различать фигуру мага, подалась вперёд.

— Ты что! — шикнула "младшенькая" и дёрнула за руку.

— А я, пожалуй, посмотрю, — прошептала Мила, проворно скользнула в калитку.

— Мила! — я искренне старалась не шуметь, но голос прозвучал довольно громко.

В следующее мгновенье по глазам ударил свет. Близняшки дружно ойкнули, ну и я с ними. Магический светлячок вспыхнул в сердце кладбища, по велению мага поднялся вверх, озаряя уютное прибежище усопших.

Мы замерли.

Райлен тоже не двигался. Он скрестил руки на груди и с усмешкой глядел на нас.

— Ну и где? — после недолгого молчания спросил брюнет.

— Где? — эхом повторила Лина.

Сердце ухнуло в желудок. О, Богиня! Неужели мои страхи оправдались, и гора подгнившего мяса сбежала?

Я сбросила руку "младшенькой" и осторожно просунула голову в калитку. Угол, в котором оставили тролля, просматривался отлично, но он был пуст. Окинула взглядом кладбищенский пейзаж — никого. Только знакомые памятники и зелёная травка меж ними.

— Эй… Эй, умертвие… — тихонечко позвала я.

Райлен недвусмысленно хмыкнул, но насмешку я проигнорировала. Страх холодной змеёй скользил промеж лопаток, в животе тоже похолодело. Я постаралась отбросить лишние мысли и уверенно переступила незримый порог.

— Эй, не оставляйте меня одну! — пискнула Лина и едва не сшибла с ног — так спешила пролезть.

— Не ори, — строго сказала я. Опять всмотрелась в кладбищенский пейзаж. — Может он прячется?

— От кого? — усмехнулся маг. — От еды?

Мы с близняшками переглянулись и дружно поспешили в достопамятный угол. Не знаю, о чём думали девочки, лично я надеялась найти следы, по которым можно определить направление побега.

— Девушки, может хватит? — голос брюнета звучал ласково. Так ласково, что хотелось огрызнуться. — Шутка мне понравилась, но она явно затянулась.

— Шутка? — я обернулась и возмущённо уставилась на брюнета.

Вы что же, с самого начала знали, что никакого умертвия нет?! — хотела крикнуть я. Крикнуть и добавить: — Так какого тролля так настойчиво убеждали принять вашу помощь? Если бы не ваш визит, мы бы… мы бы…

Я нервно сглотнула и попятилась. Близняшки дружно повторили манёвр.

Мертвяк не сбежал. Он был тут. За саркофагом тётушки Тьяны. Собственно, этот саркофаг был единственным на всём кладбище и Райлен стоял как раз рядом с ним. Мы с девочками наблюдали покрытый трупными пятнами зад. Тролль явно принюхивался, готовясь выскочить из-за каменной махины и открутить Райлену голову.

Видимо, на наших лицах отразилось всё и даже больше, потому что рука брюнета медленно потянулась к поясу. По сентиментальным романам знала — на поясе, рядом с мечом, маги носят жезл. О, Богиня!

— Господин Райлен, быстрее! — прошептала я. — Тролль сейчас прыгнет.

И тут случилось жуткое — мертвяк повернул голову и одарил меня осуждающим взглядом. Ну и что, что глаз у него уже не было, я этот взгляд кожей чувствовала.

— Замри, — ошарашено выдохнула я.

— Р-р-р, — ответил тролль, а в следующий миг перемахнул через саркофаг и бросился на Райлена.

Мы с девчонками завизжали.


Глава 3 | Соули. Девушка из грез | Глава 5