home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ОБЩЕСТВА И КОЛЛЕГИИ «ЧЕШСКИХ БРАТЬЕВ»

В настоящее время считается установленным наукой, что в Чехии уже издавна существовали общины вальденсов, которые стояли в некоторой связи с гуситской реформацией и революцией. Впрочем, чешские вальденсы еще не порывали окончательно с господствующей церковью, хотя и обладали прочной организацией и особыми формами культа. Полное отделение произошло только в конце XV в.

Вместе с этим старые общины подверглись коренному преобразованию. Под именем Чешских Братьев, или анабаптистов, также пикардов, как их в насмешку прозвали их противники, они сыграли выдающуюся роль в истории церкви.

В 1500 г. эти «тихие в стране», поставившие целью достижение «идеала христианской общины» в виде простейшего образа жизни, насчитывали до 200 ООО последователей. Руководимые «сеньорами и епископами», они владели множеством школ, которые пользовались особым уважением, имели в своем распоряжении собственные типографии и создали огромную литературу, свидетельствующую об удивительном подъеме духовного воодушевления.

Помимо этого, лучшим средством для распространения «света и правды во всем мире» для них служил целый ряд свободных союзов, которые «были связаны с Братским союзом только духовной связью некоторых общих воззрений». Такие организации назывались обществами. Их члены называли себя христианами и оставались прихожанами своих церквей.

Из страха перед жестокими законами о еретиках — идея веротерпимости была в то время понятием неизвестным — общества эти, подобно общинам первых христиан, должны были прибегать к тайне: большей частью они составляли замкнутые союзы в рамках корпораций, получивших государственное признание или просто терпимых, вроде, например, литературных обществ, правительственных лабораторий, типографских мастерских, ремесленных цехов и строительных корпораций. Таким путем они получали возможность под невинными формами беспрепятственно совершать запрещенные обряды своего культа и даже преследовать свои побочные цели.

Члены этих тайных обществ (Soziet"aten) разделялись на: socii (auditores), fratres и perfecti. Огромное большинство таких союзов состояло из членов первой степени, которые, без сомнения, оставались в полном неведении относительно того, что они принадлежали к «еретическому» обществу. При благоприятных обстоятельствах из socii образовывался кружок «братьев» или «академия». Принадлежность к академии связана была с более высокой степенью посвященности. Но все здание Храма в целом, для которого работало общество, доступно было взгляду только perfecti или избранных братьев.

В течение XVI в. многие из внецерковных религиозных обществ отвоевали себе право публичного выполнения своего культа, и тогда и «общества» или «литературные товарищества», до сих пор скрывавшиеся, выступили открыто на свет Божий. К ним сейчас же примкнули люди всех состояний, профессий и исповеданий из моравского и чешского населения, с целью совместных занятий пением, музыкой, поэзией и литературой, но вместе с тем и ради возвеличения славы Божией и насаждения добродетели и добрых нравов, являя современникам светлый и назидательный пример любви и согласия. Члены назывались poetae и musici. Временным главой таких Sozietas musica или Societas poetica являлся сеньор. Ему присваивался титул «достопочтенного». Некоторые общества владели собственными домами, в которых, в большинстве случаев, имелись библиотека и помещение для собраний. В случае нужды и болезни члены общества пользовались взаимной поддержкой.

Помимо искусств, в этих «обществах» (Soziet"aten) некоторые отделения занимались, подобно итальянским академиям, математикой и естественными науками, но главным образом разработкой национального языка и развитием народной литературы. Одним из коренных принципов «обществ» являлось положение, что все люди безо всякого принуждения в области веры должны приобщиться к познанию христианских истин, как они сами их понимают, и интересоваться всем достойным изучения! Эта мировая идея, идея терпимости, для того времени представляется явлением исключительным и обеспечивает этим «обществам» неувядаемую славу в культурной истории человечества.

Императорским манифестом (1609) Чешским Братьям были предоставлены чрезвычайные привилегии, после чего и «общества» достигли небывалого расцвета. Пользуясь всевозможными льготами и покровительством друзей и приверженцев, располагавших большими денежными средствами, они стали проявлять необычайно живую деятельность. Но расцвет этот длился недолго. Роковая битва у Белой Горы (1620) низвергла их в прах. Католическая реакция принудительным путем преобразовала «общества» в «церковные братства». Во главе их, на место сеньоров, встало римское духовенство. Но «преследование, которому подверглись Общины Братьев, только разносило во все стороны искры загашаемого огня, и свет, зажженный Братьями, разгорался сильнее, чем это было возможно в Чехии». Величайшая заслуга распространения принципов своего общества среди народов Западной Европы принадлежит Яну Амосу Коменскому (1595–1670), последнему епископу Чешских Братьев, общепризнанному основателю новейшей педагогики, но не получившему еще должного признания в качестве апостола всеобщего мира.

Достоверно известно, что и замкнутая корпорация мейстерзингеров в жизни именовала себя Обществом (Soziet"at), а в близких кругах — Братством, в качестве союза людей, связанных общностью религиозного миросозерцания и главной своей задачей поставивших не определенную профессиональную деятельность, а «служение высшим человеческим интересам. Они стояли на твердой почве самостоятельных религиозных убеждений». Соображения разумной предосторожности вызвали у них строгие предписания, запрещавшие изложение своего устава, основных принципов и обычаев. Безусловное сохранение тайны составляло одно из самых священных обязательств, которое принимал на себя каждый из «братьев». Кое — какие сведения о порядках и обычаях «школы» были сообщены лишь в середине XVII в. основателем Ордена цветов из Пегница (Pegniz), Филиппом Гарсдорфером (ум. 1658). По этим сведениям, у них существовали «степени и разряды» — «ученика», «певца» и «фрай», или «мейстерзингера». Сопровождавшееся принесением торжественной присяги принятие новичка в «цех» и возведение его в различные степени производилось в торжественной, обставленной церемониями форме, с ношением «эмблем» и «регалий» (Geh"ange und-Kleinode). Помимо этих трех степеней, у них существовала еще группа «отметчиков» (Merker). Их было двенадцать. Они являлись «хранителями тайны, учения и нравов». Это была тайная коллегия, деятельность которой хранилась в строжайшем секрете. В XVII в. вместе с падением гражданской свободы и упадком благосостояния городского населения, потеряли свое духовное значение и певческие школы. По мнению Келлера, «школы» мейстерзингеров имели некоторые точки соприкосновения (например, в их преданиях) с более древним обществом рыцарских миннезингеров, последние представители которого окончательно исчезли в строительных братствах.


БРАТСТВО РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ | История тайных обществ, союзов и орденов | НЕМЕЦКАЯ ПАЛЬМА (DER TEUTSCHE PALMBAUM)