home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



За пять дней до вылета

«Добром это не кончится», – подумал Алексей Леонидов и постарался слиться с шезлонгом, а дышать пореже. Дамы наверняка подумали, что он спит, когда стали выяснять отношения прямо на пляже. «Или я похож на матрас? Старый, дырявый матрас».

Думать так не хотелось. Леонидов привык считать себя мужчиной, который пользуется успехом у противоположного пола, и на всякий случай решил притвориться спящим. Но они кричали так, что покойника могли бы поднять со смертного одра:

– Если я еще раз увижу вашего сына рядом со своей дочерью, я… я не знаю, что сделаю! – надрывалась похожая на сдобную булочку миловидная блондинка, нервно поправляя на пышной груди безвкусный купальник в мелкий цветочек.

– Если ваша липучка только приблизится к моему сыну, о! Я-то знаю, что сделаю! Я сдам ее в полицию как проститутку! – отчеканила стройная брюнетка в алом с блестками бикини.

– Моя дочь кто?!

– Проститутка!

– А вы… а ты… сука, вот ты кто!

«Они сейчас друг друга убьют», – подумал Алексей и резко встал. Тут важен эффект неожиданности. Сработало! Дамы, уже готовые вцепиться друг другу в волосы, разбежались и оказались по разные стороны его шезлонга. Обе тяжело дышали.

– Добрый день, соседка. – За ужином Леонидов и красавица-брюнетка сидели за соседними столиками и вот уже вторую неделю поддерживали приятельские отношения. Именно это ее и остановило от отвратительной драки на пляже. – Погода сегодня хорошая.

– Да, солнечно. – Брюнетка дрожащей рукой поправила выбившуюся из прически прядь волос. Было видно, что она еле сдерживается. В другое время Алексей подумал бы: «Роскошная женщина». Но она вела себя столь безобразно, что думать о ее прелестях не хотелось. Девушка, которую она назвала проституткой, этого не заслужила. Милая, застенчивая шестнадцатилетняя Наденька. Весь отель ей симпатизировал, и все дружно защищали от нападок брюнетки.

Алексей не мог взять в толк: откуда такие шекспировские страсти? Наденька и Тема удивительно друг другу подходили. Ему девятнадцать, ей шестнадцать, он студент престижного технического вуза, перевелся на третий курс, она прилежная школьница, почти отличница, в следующем году тоже готовится поступать в институт. Три года – идеальная разница в возрасте. Оба не какие-нибудь отморозки, а воспитанные молодые люди, и оба на редкость симпатичные. Не курят, почти не пьют. Лишь однажды Алексей видел, как Тема выпил за ужином бокал белого вина. И то лишь после того, как в очередной раз поскандалил с матерью. Да радоваться надо, что образовалась такая прекрасная пара! Родители должны быть в восторге и всячески их поощрять. Разве выгодный брак не замечательное приложение к отдыху на модном заграничном курорте? Разве не об этом мечтают все родители, вывозящие на отдых своих подросших детей?

Происходящее не поддавалось логике. Причем все начиналось у Алексея на глазах. С Мануковыми они вместе летели. Еще в московском аэропорту Алексей приметил симпатичную девушку, потому что она была очень милой и какой-то не современной. Уши свободны от плейера, светлые волосы собраны в косу, на лице ни грамма косметики, а вместо ридера у нее на коленях лежала обычная книга. Жене Леонидова Наденька Манукова тоже понравилась.

– Жаль, что Ксюша еще мала, я хотела бы, чтобы у нее была именно такая подруга, – как-то вздохнула Саша.

Леонидовы летели вчетвером, собственно, поездку в Италию «заработал» Сережа, который в этом году успешно окончил школу и без проблем поступил в институт. Ксюшу решено было культурно развивать, и Алексей сразу стал прикидывать, как бы ему отмазаться хотя бы от половины экскурсий? Мануковых он приметил не случайно. «Наверняка девчонку везде повезут. Флоренция, Падуя, Верона. Прицеплю Сашку к ним, а сам посплю».

Поспал!

А как хорошо все начиналось! Мигом возник контакт, женщины, Александра Леонидова и Людмила Манукова, в ожидании самолета в терминале Домодедова о чем-то оживленно беседовали. Еще оказалось, что им в один отель! Хотя чему тут удивляться? Собираясь на отдых, все читают отзывы на одних и тех же популярных туристических сайтах, изучают рейтинги отелей. Дети почти ровесники, Сереже семнадцать, Наденьке шестнадцать, следовательно, интересы обеих семей совпадают. Поселиться лучше у выезда из города, чтобы не сидеть подолгу в экскурсионном автобусе, но и не на отшибе, максимально приближенно к центру цивилизации, кафе и магазинам.

Как же Саша радовалась этому знакомству! Но только до ужина, потому что, дожидаясь горячего, Мануковы потеряли интерес и к отдыху, и к отелю, и к экскурсиям. В общем, ко всему. Леонидов недаром был сыщиком. Он четко просек этот момент. Видимо, Катыковы летели через Венецию и приземлились в аэропорту Марко Поло. Поэтому и к ужину опоздали. Когда семейство Катыковых вошло в роскошно оформленный зал ресторана, все сидели в ожидании главного блюда. Ресторан был забит до отказа, высокий сезон, да и официанты никуда не спешили. Блюда они разносили так торжественно, будто это был банкет в честь вручения Нобелевской премии, никак не меньше.

Столики расписывались заранее, и Алексей увидел, как эффектная черноволосая дама лет тридцати пяти в сопровождении метрдотеля направляется к нему. Сначала Леонидов видел только ее. Ах, хороша! Что лицо, что фигура, которую выгодно подчеркивает короткое белое платье.

– Рот закрой, – сказала слегка разозлившаяся Саша.

Следом за дамой шел муж. Худощавый холеный господин, глядя на которого сразу становилось понятно: деньги у него есть. Леонидовы на эту поездку копили год, во многом себе отказывая, чтобы хватило на все: и на экскурсии, и на покупки. Все-таки Италия, приодеться бы не мешало. Саша сказала: если уж ехать, то в лучший отель и ни в чем себе не отказывать. Вот и пришлось поднапрячься. А этот господин, видать, заскочил в Венецию между делом, между бизнес-визитом в Лондон и трехдневной экскурсией в Париж. И вот теперь красавица-жена этого счастливчика с толстым кошельком недовольно морщит носик, разглядывая накрахмаленные скатерти на столах. Что уж ей так не понравилось? Может, пятнышко углядела?

Наверное, поэтому Элина Катыкова не сразу разглядела, как вытянулось лицо у Людмилы Мануковой. Алексей вдруг услышал:

– Гена, пойдем отсюда!

– А десерт?

– Я сказала, идем! – и Манукова вскочила, едва не опрокинув вазу с цветами.

Тут и Геннадий Мануков обратил внимание на восхитительную Элину. И реакция на красоту у него оказалась совсем не такая, как у Алексея. Мануков будто змею увидел. Причем ядовитую. Королевскую кобру, не меньше, потому что он подпрыгнул и вскочил, словно ужаленный. Вот тут и Катыковы увидели, какую реакцию они произвели в зале ресторана. Последовала немая сцена.

– Пойдем отсюда! Я не хочу есть! – отчеканила Элина, обращаясь к мужу. – Я уверена, что кухня здесь отвратительная!

– Думаю, ты права. Мы лучше сходим куда-нибудь в другое место. Мне еще в Москве порекомендовали парочку неплохих ресторанов.

– Мам, пап, я хочу есть! – заупрямился Тема. – Мы весь день куда-то едем. Давайте уже просто посидим.

– Сыночка, мы тебя накормим, – сразу сменила тон Элина. – Но только не здесь.

– Согласен, тут уж больно пафосно, но жрать-то хочется! – весело сказал парень.

И в этот момент он увидел Наденьку, которая в сопровождении родителей направлялась к выходу. Она его тоже заметила. Произошло то, что в любовных романах описывают примерно так: «В мгновение ока его сердце пронзила стрела любви. Потом румяный Купидон направил свой коварный лук в ее сторону и – о! Свершилось! Родилась любовь!»

Это была любовь с первого взгляда. Наденька покраснела, засмущалась и поспешила к выходу. Тема двинулся за ней, как приклеенный:

– Мам, тут и правда хреново. Я лучше пиццу на улице куплю.

Но увидев, что Мануковы уходят, Элина Катыкова мгновенно переменила решение:

– Тема, ты голоден.

– Да, надо поесть, – утвердил решение жены Катыков.

– Да не хочу я есть!

– Ты же только что сказал, будто умираешь от голода!

– Я сказал, что хочу пиццу!

– Сын, сядь! – повелительным тоном произнес Катыков.

– Ренат, не кричи! – одернула его жена.

– Да что вы ко мне пристали! – взвился Тема. – То сиди, то стой! Почему никто никогда не спрашивает, чего яхочу?

– Да мы живем ради тебя! – вскинулась Элина. – Твои желания превыше всего!

– А по-моему, мам, твои!

– Мадам, что вы будете на десерт? – мягко спросил метрдотель.

– А разве здесь не шведский стол? – Элина попыталась успокоиться. – На входе я видела витрину с пирожными и тортами. Хотя я это все не ем, хотелось бы клубники. И, пожалуй, тирамису.

– Десерт, мадам, можно выбрать только один, – важно сказал метрдотель. По-русски он говорил скверно, но, видимо, эта тема, выбор десерта, была настолько актуальна у русских, что текст он выучил назубок. – Но вы бы, мадам, сначала сели. – Это было сказано уже по-английски.

– О господи, куда мы приехали?!

– Лина, сядь!

– Мам, пойдем отсюда к черту!

– Вина… красного… – простонала Катыкова, без сил опускаясь на стул. Тема надулся и сел напротив. Метрдотель поспешил за винной картой. Напитки за ужином были платными, а цены на них почти как в московских ресторанах. Отель на спиртном неплохо зарабатывал.

Леонидовы досидели до конца, то есть дождались-таки десерта. Все это время Саша обиженно молчала, а Алексей наблюдал за Катыковыми. Семейство его крайне заинтересовало.

– Леонидов, ты не на работе! – одернула его жена.

– Да, дорогая, ты права, – покорно сказал он и уткнулся в свою тарелку. Какое-то время «старый полосатый матрас» безмолвно поглощал тирамису.

Отужинав, семейство Катыковых отправилось отдыхать, стараясь не пересечься с Мануковыми. Но поскольку у отеля практически не было своей территории, им это не удалось и плохо удавалось в дальнейшем.

Вот с этого первого ужина все и началось: вражда двух семейств, которая до боли напоминала Леонидову непримиримую войну Монтекки и Капулетти. И которая, как он подумал через неделю, добром не кончится. И не ошибся.


Только что он предотвратил смертоубийство, которое чуть было не свершилось на пляже. При Леонидове дамы старались держать себя в руках. Алексей уже праздновал победу, как вдруг на пляже появился Геннадий Мануков. Он озирался по сторонам в поисках жены, то и дело нервно дергая резинку ярких, в крупную ромашку пляжных шорт.

– Гена, сюда! – махнула рукой Людмила. И торжествующе посмотрела на соперницу. Теперь, мол, нас двое против тебя одной. – Я сейчас скажу ему, как ты назвала нашу Наденьку!

– Как же! Испугалась я, – насмешливо ответила Элина, но по ее лицу было видно, что она не горит желанием объясняться с Геннадием. Леонидов давно уже догадался, что Элина его просто боится.

Но тут Алексей увидел, как с другого конца пляжа к ним направляется Катыков. Поджарый, подтянутый, он был похож на застоявшегося породистого жеребца, только что копытом не бил. И он тоже искал свою жену.

– Ренат! Я здесь! – Элина торжествующе посмотрела на Манукову. – Иди сюда, и ты узнаешь, что они говорят о Теме!

«Ну, все. Конец, – с тоской подумал Леонидов. Появление мужчин вовсе не означало, что конфликт исчерпан. Они горели такой же ненавистью друг к другу, как и их жены. В бой вступила тяжелая артиллерия. – А не уйти ли мне?»

Алексей тут же поборол минутную слабость и незаметно стал разминать плечи. «Господи, куда бить-то, чтобы их отключить? Эх, пистолет бы сейчас! Я бы их мигом утихомирил! – Но приходилось обходиться подручными средствами, поэтому Леонидов покосился на шезлонг. – А что? Подниму! И – Катыкову по башке! А потом Манукову!»

Но тут на сцене появились новые действующие лица, они и сорвали его планы. По раскалившемуся на солнце почти добела песку в их сторону брели Саша с Ксюшей, одетые в пляжные платья. Леонидов понял, что, как только он поднимет шезлонг, Сашка в него вцепится. И закричит на весь пляж:

– Ты на отдыхе, а не на работе!

Так что ж теперь? Допустить, чтобы соотечественники друг друга поубивали?

– Гена, ты слышал, как она назвала нашу Наденьку?

– Нет, меня же здесь не было!

– Ренат! Сюда, Ренат! Они оскорбляют нашего сына!

Мужчины встали друг против друга и набычились. Грузный, коренастый Мануков, похожий на пушечное ядро, и легкий, напоминающий стальной клинок Катыков. Чугун против стали, сила против силы. Драка назревала давно. Женщины тоже тяжело дышали и готовы были вступить в бой.

И вдруг раздался тоненький голосок Ксюши:

– А Надька к Теме в номер побежала!

Это было равносильно ледяному дождю, который окатил оба семейства. И Мануковы, и Катыковы враз переключились на детей.

– Что-о?!

– Как?!

– О господи!

– Убью!

Все четверо подхватились и понеслись в отель.

– Леша, ты можешь мне объяснить, что происходит? – Саша села на шезлонг.

– Если бы я знал!

– Почему они терроризируют своих детей?

– Если бы я знал, – повторил Алексей. – Полагаю, корни этого конфликта лежат в далеком прошлом. А дети всего лишь искупают грехи родителей.

– Но разве так можно?

– Они, похоже, себя не контролируют, что Манукова, что Катыкова. А мужики просто как с цепи сорвались, Геннадий с Ренатом. Что ж там такое случилось? А главное, когда?


Наталья Андреева Москва не принимает | Москва не принимает | Людмила