home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Час дня

Они с Темой стояли у соседней двери в мужской клозет и слышали каждое слово, потому что дверь в женский была приоткрыта.

– Надя, ты здесь? – негромко спросила Саша. Ответом ей было молчание.

Видимо, жена начала стучать в кабинки, их оказалось две.

– Надя, ответь мне, – деликатный стук. – Мне надо с тобой поговорить.

– Ничего не надо! – наконец-то откликнулась девушка. – Уходите!

Они с Темой переглянулись: слава богу! Надя там, и с ней пока ничего не случилось!

– Может, тебе плохо? – крикнула Саша. – Дать тебе таблетку?

– Нет!

– Тогда просто поговорим. Выйди, пожалуйста.

Молчание. Через полминуты Саша выглянула в холл.

– И что делать? – растерянно спросила она у мужа. – Не могу же я к ней ломиться?

– Теперь ты видишь, что с девушкой случилась беда?

– Да, с ней что-то не так. Я это еще утром заметила, в автобусе.

– Почему же раньше не поговорила?

– Ты знаешь, какие проблемы я решала! – вспыхнула Саша.

– Теперь иди и выковыривай ее оттуда. Потому что одну ее нельзя оставлять. Она на грани нервного срыва.

– Да что я такого сделал? – заволновался Тема. – За что она меня так возненавидела?

– Мы это обязательно выясним, – нахмурился Алексей. – Сашенька, милая, делай что хочешь, но Надя должна оттуда выйти.

– Хорошо, – жена опять скрылась в женском туалете.

Теперь это уже был завуч московской школы. Тон Александры резко изменился.

– Надежда, открой! Я вижу, с тобой что-то случилось! Мы все видим! Одну тебя в таком состоянии никто не оставит! Выйди немедленно, и поговорим! Иначе мы сами войдем!

И вдруг раздался грохот. Такое ощущение, будто с высоты упало на кафельный пол что-то тяжелое. Потом закричала Александра:

– А-а-а!!!

– Саша, что там?!

– Леша! – заорала она нечеловеческим голосом. – Леша, сюда! Господи, Надя! Леша! Дверь!

– К черту деликатность! – Он ринулся в женский туалет.

– Там, – рыдала жена, указывая на одну из кабинок.

Между полом и дверью был небольшой зазор, и Алексей увидел: в кабинке кто-то лежит. Судя по цвету блузки, Надя.

– Она закрылась изнутри! – закричала Саша. – Леша, ломай! Ломай дверь!

Тут в тесное помещение влетел и Тема.

– Молодой человек, это дамский туалет! – раздался ему вслед возмущенный женский голос. – Куда вы?!

Мужчины, не обращая внимания на разгневанную даму, оттиснули Сашу в угол и налегли на дверь. И вдруг она поддалась. Надя отодвинула щеколду.

– Господи, зачем?! Зачем ты так?! – крикнул Алексей и, подхватив девушку под мышки, потащил ее из кабинки в предбанник, где находились раковины и сушилка для рук. Тема кинулся ему помогать. – Она пыталась повеситься, – пояснил Алексей остальным. – Но крюк не выдержал тяжести тела и сломался.

Крюк для сумок, вместе с привязанным к нему пояском от блузки, висел у девушки на шее. Сама Надя мотала головой и хрипела. Алексей проворно стал освобождать ее шею от петли и крикнул жене и Теме:

– Не смейте никому говорить! Саша, умой ее холодной водой! Быстро!

Надя была сильно напугана. Видимо, решение покончить с собой у нее созрело давно, она даже придумала способ, как его осуществить. Заперлась в кабинке, но все не решалась. Когда Саша на девушку надавила, та сняла с блузки поясок, сделала из него петлю, конец которой привязала к крюку для сумок. Он висел как раз на уровне Надиных глаз. Потом она накинула петлю на шею и поджала ноги. Но крюк, на счастье, оказался непрочным, болты вылетели из пазов, и Надя загремела на пол. Она ушиблась, к тому же поясок затянул шею, и дыхание девушки на какое-то время было затруднено. Но способ покончить с собой, прямо скажем, оказался неудачным. Просто Надя была в отчаянии.

– Никому не говорите, – повторил Алексей, засовывая поясок с отодранным от стенки крюком в свой карман.

Саша в это время торопливо плескала Наде в лицо холодной водой.

– Господи, да что там происходит?! – продолжала возмущаться стоящая в холле дама. Дверь была приоткрыта, и необъятная грудь недовольной туристки загораживала почти весь проем. – Мужчины, немедленно выйдите из женского туалета, иначе я позову полицию! Надо же так напиться!

– Кто там? – раздался другой женский голос. – Занято, что ли?

– Да пьяные мужики перепутали туалеты! А что к вечеру будет?! Похоже, мы здесь надолго застряли! Все же перепьются!

– Здесь девушке стало плохо! Воспользуйтесь туалетом внизу! – крикнул Алексей.

– Тоже, что ли, напилась? – спросила вторая дама у той, что с роскошным бюстом.

– Откуда я знаю! Безобразие просто!

– Пойду вниз, – и вторая дама ушла.

Они тем временем сумели привести Надю в чувство. Она застонала и прохрипела:

– Все… нормально… я испугалась… очень…

– Зачем ты так? – мягко спросила Саша.

– Разговоры потом, – велел Алексей. – Выводим ее аккуратно. Эй! Отойдите там! Не загораживайте проход!

Надя держалась за шею, когда они вывели ее из туалета. Обладательница внушительного бюста оказалась еще и любопытной.

– Что это с ней? – подозрительно спросила она.

– В обморок упала, – быстро ответил Алексей.

– А отчего это она в обморок упала? – напирала дама.

– Послушайте, вы писать хотели! – не выдержал Алексей. – Вот и идите в… – он еле удержался от резкости, – занимайтесь своим делом.

– Хам! – бросила ему обиженная туристка и скрылась в туалете.

– Куда ее? – спросила Саша, обнимая Надю за талию.

– Надо свести ее вниз. Мы должны поискать среди пассажиров психолога. Очень аккуратно всех опросить и…

Надя застонала.

– Милая, сейчас мы дадим тебе воды, – засуетилась Саша. – Леша, быстро вниз!

– А…

– Сами дойдем. Приготовь нам место и принеси воды. Стой! Вода у меня в сумке! Да иди ты, не стой! Свободное место ищи! Спокойно, милая, спокойно, – она погладила Надю по руке.

«Вот из-за чего она так? – гадал Алексей, торопливо сбегая вниз по лестнице. – Что еще могло случиться, кроме смерти матери? А ведь случилось…»

Внизу уже знали печальную историю о том, как в верхнем туалете какой-то русской девушке стало плохо. Версия была одна: перепила.

– …так, что дверь в туалете сломала! – услышал Алексей обрывок разговора.

– Да вы что?!

– И зеркало разбила. А еще…

– Вы не могли бы подвинуться? – зло спросил он у вольготно расположившихся женщин. – Человека надо положить.

– Пожалуйста, пожалуйста! – фальшиво улыбнулись те и засуетились, убирая с пластиковых сидений объемные сумки.

– Большое спасибо, – с иронией сказал он и махнул рукой троице, спускающейся со второго этажа: – Сюда!

Надя выпрямилась, стараясь идти ровнее. Ей явно не хотелось привлекать к себе внимание.

– Не надо, – покачала она головой, когда ее попытались уложить. – Мне лучше.

На ее нежной шее красовался след от пояса, она закрывала его рукой. Надя села и обессиленно закрыла глаза. Саша уселась рядом и тихо спросила:

– Может быть, ты мне расскажешь? Не им, – она кивнула на мужа и Тему. – А мне. Только мне. Почему ты хотела это сделать? Я женщина, я пойму.

Вместо ответа Надя разрыдалась.

– Леша, воды! – крикнула Саша, обнимая девушку и гладя ее по плечам. – У меня в сумке, я же сказала!

Он кинулся к сумке, из которой торчало пластиковое горлышко бутылки с минеральной водой.

– Что это с ней? – заволновались соседки.

– Не похожа она на пьяную!

– Языки свои придержите, – резко сказал Алексей, наливая в пластиковый стаканчик воду и протягивая его Саше.

– А почему это вы нам хамите?

– Когда с человеком случается беда, помощи ни от кого не дождешься, а вот желающих посудачить об этом – хоть отбавляй! – Он с досадой стал вынимать из кармана джинсов крюк с привязанным к нему поясом, который в нем был как рояль в кустах. Эдак скоро все поймут, что случилось в верхнем туалете. Поэтому Алексей закрыл Сашину сумку спиной от любопытных и быстро засунул туда разноцветный поясок с крюком.

– Да мы готовы помочь, – стушевались женщины.

– Только чем? – спросила та, что постарше.

– Может, ей валерьяночки? – сообразила другая.

– А есть?

– Есть! А еще глицин!

– Наверное, надо что-нибудь одно? Господи, где там эта? Которая врач? – Алексей в нетерпении огляделся. – Вы пока погодите давать ей лекарства, я сейчас врача приведу. А то как бы хуже не сделать. Вдруг эти таблетки не совместимы? Не знаю, как насчет психолога, но терапевт здесь точно есть. Я ее сейчас найду. А вы пока с Надей посидите. Попытайтесь ее успокоить.

– Хорошо, – хором сказали Саша и Тема. Первая сидела, второй стоял рядом с Надей. Вид у парня был несчастный.

Алексей кинулся к окну, где он оставил женщину, поведавшую ему печальные подробности кончины Людмилы Мануковой. Разумеется, словоохотливой дамы, томящейся по сигарете, там уже не было. Смотреть на «самолетики» в одиночестве скучно. Он понесся по терминалу, отыскивая столь необходимого сейчас врача. Хоть какого-нибудь.

– Люди, доктор среди вас есть? А женщину в красной кофточке не видели? Маленькую такую?

Дамы нигде не было. Он обежал небольшой зал ожидания раз, другой… Пробегая мимо Ксюши и Сережи, поинтересовался:

– У вас все в порядке?

– Да, – кивнул сын.

– А где мама? – спросила дочка.

– Если она тебе нужна, я ее сейчас пришлю.

– Да не надо, па. Она же на работе.

– На какой работе? – удивился он. – Вроде еще в отпуске.

– Мама борется за права, – по-взрослому сказала дочка.

– Если что – мы там, – он кивнул в конец зала, где оставил жену и Надю Манукову.

«Куда же она подевалась? – гадал Алексей, в третий раз обходя зал ожидания и вглядываясь в лица пассажиров. – Разве что в туалет пошла?» Но за то время, что он носился по терминалу, можно было уже три раза оттуда вернуться! Он заглянул в самые дальние и темные углы, но женщина-врач как сквозь землю провалилась!

«Мистика какая-то! Был человек и исчез! Из стерильной зоны!»

И вдруг он увидел ее, под руку с какой-то импозантной брюнеткой, дамы шли от рамки, где пассажиры проходили личный досмотр, и мило щебетали.

– Я вас уже полчаса ищу! – кинулся к своей знакомой Алексей. – Где вы были?

– Покурить ходили, а что?

– Куда покурить?

– На улицу.

– Как так: на улицу?

– Да просто, – радостно улыбнулась дама-терапевт. – Вышли из здания аэровокзала и стояли, курили. Заодно воздухом подышали. Марина, оказывается, тоже умирает без сигарет. Отвели душу!

– Ага, – подтвердила полная брюнетка в белых брюках и такой же кофточке.

В то, что она умирает без сигарет, Алексей охотно поверил. У нее были желтые зубы и цвет лица, типичный для заядлых курильщиков. Тем не менее вся в белом. «Похожа на муху в молоке», – невольно подумал он.

– Так что мы эту проблему решили, – подмигнула ему та, кого он так долго искал.

– Да как же вас выпустили из стерильной зоны? – удивился Алексей. – Ведь вы же уже прошли досмотр!

– Везде люди работают, – пожала плечами Марина. – Мы подошли, спросили.

– На итальянском?

– Зачем? На русском.

– На языке жестов, – поправила знакомая Алексея. – Вы, говорят, русские? Мы киваем: русские! А, говорят, идите, ваш рейс надолго задержали. И мы пошли. Они сказали, что будут выпускать нас с Мариной покурить.

– Но это невозможно! – разгорячился Алексей. – Существуют правила…

– Да бросьте! – махнула рукой Марина. – Я в прошлом году летала в Таиланд. Так две наших туристки по прилете заскочили сразу в дьюти-фри, умудрились заблудиться и через черный ход вышли прямо на улицу. А там гид из их турфирмы и автобус. Они сели и поехали. Они за границей первый раз, думали, так и надо. Только когда они через две недели возвращались домой, выяснилось, что у обеих в паспортах нет пограничного штампа. Их не выпустили, сказав, что это невозможно, поскольку они в страну не въезжали. Еще и в полицию чуть не загребли как нелегалов. Вот народ ржал! Ну те, кто с нашего самолета.

– И что было дальше? – потрясенно спросил Алексей. Он представил себя и Сашу в такой ситуации и похолодел от страха.

– Да ничего страшного. Улетели через пару дней другим рейсом, когда их гид все уладил. С нашими туристами за границей случается всякое. Давно уже все привыкли и ничему не удивляются. Мы здесь на особом положении, достаточно сказать, что русские.

– А зачем вы меня искали? – спохватилась терапевт.

– Ах да! Сам забыл, такие вы мне интересные вещи рассказываете! Простите, как вас зовут?

– Анна Васильевна.

– А меня Алексей Алексеевич. Можно просто Алексей. Анна Васильевна, там девушке стало плохо. Дочке Людмилы Мануковой. Ну, той дамы, которая в нашем отеле умерла.

– Идемте скорее! – заторопилась Анна Васильевна. Марина не отставала.

– А вы, часом, не врач? – поинтересовался у нее Алексей, перед которым стояла задача найти еще и психотерапевта, в крайнем случае, невропатолога.

– Не, – мотнула головой Марина. – Я тряпками торгую.

– То есть?

– Привожу из Италии, продаю в России. Сейчас в аутлетах распродажи, большие скидки на все.

– Понятно. Черт! Как бы там чего не случилось в мое отсутствие!

Он и в самом деле подзадержался, и Саша на него буквально накинулась:

– Где ты ходишь?! Оставили меня одну! А я понятия не имею, что делать! Она плачет и плачет!

Надя и в самом деле рыдала взахлеб, у Алексея возникло чувство, что он никуда и не уходил.

– А где Тема? – удивился он.

– Ушел куда-то. Сказал, что поспрашивает людей насчет психолога.

– А я терапевта привел! Вот, – Леонидов кивнул на Анну Васильевну.

Саша поспешно встала, освободив место. Терапевт села рядом с Надей и взяла ее за руку:

– Ну-с? Что у нас случилось?

– Э-э-э… – Алексей замялся. Рядом стояла Марина. Надя же не переставала плакать.

– Раз вы меня позвали – скажите все! – потребовала Анна Васильевна.

– Видите ли, у нее нервный срыв, – решился Алексей. – Она пыталась… э-э-э…

– Господи, что это?! – Анна Васильевна заметила красную полосу на Надиной шее.

– Вы только никому не говорите. У нас народ любопытный. Набегут, станут задавать вопросы.

– Но я-то могу задавать вопросы! Раз я врач!

– Ей вообще-то психотерапевт нужен, но мы его пока не нашли. Мы только хотели узнать, какие лекарства друг с другом совместимы? У нас есть валерьянка и этот… Как его? Вон женщина сидит, возьмите, посмотрите ее аптечку. Надя плачет и плачет, никак не может остановиться. Надо же что-то делать!

– У нее был сильный стресс, а теперь истерика, ничего удивительного. Да, без успокоительных не обойдешься.

И тут зазвонил Сашин мобильный телефон.

– Это из авиакомпании! – подхватилась она. – Я вас оставлю на минутку?

Алексей молча кивнул.


Двенадцать тридцать | Москва не принимает | Тринадцать тридцать