home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Заключение

Как и любое историческое явление, ересь «жидовствующих» следует рассматривать в развитии. Ее история охватывает тридцать пять лет, то есть сознательную жизнь целого поколения русских людей. Это огромный кусок времени, и какого времени! Московская Русь, ведомая целеустремленным и хитроумным правителем, совершила стремительное восхождение от улуса Золотой Орды в ранг ведущих стран Европы. Не будет преувеличением вслед за Карамзиным сказать, что мы до сих пор живем в стране, созданной Иваном III.

Вполне очевидно, что за столь долгое время ересь претерпела целый ряд превращений. Именно это обстоятельство сбивало с толку некоторых ее исследователей, которые, как в старинной суфийской притче о слоне и слепых, принимали часть за целое.

Зародилась ересь в результате внешнего воздействия. Им стало появление в Новгороде в 1470 году иудейского проповедника Захарии Скары. Влияние иудаизма в его караимской версии вполне отчетливо прослеживается в теологии «жидовствующих» и признается многими современными, в том числе и еврейскими историками. Впоследствии именно этот факт надолго испортит отношения между иудаизмом и русским православием, и положит начало государственному антисемитизму в России.

Первыми прозелитами иудейского проповедника стали новгородские книжники из местного духовенства, усомнившиеся в основных догматах православия на фоне бурных городских событий в канун присоединения Новгорода к Москве. Трудно упрекать новгородских священников в том, что они разуверились в христианстве, ведь каждый человек должен иметь свободу религиозного выбора. Но, изменив своей прежней вере, они предпочли остаться служителями церковного культа, и это двуличие изначально делало их положение нравственно уязвимым.

Переместившись затем в столицу, новгородские еретики нашли здесь единомышленников в высшей чиновной среде, и прежде всего среди дипломатов, заразившихся на Западе идеями гуманизма вкупе с псевдознанием (астрологией, алхимией, каббалой). Открывшаяся миру Россия впитывала достижения западной цивилизации, которые толкали к переосмыслению многих традиционных представлений, в том числе религиозных. На этом этапе ересь превращается в своеобразный клуб интеллектуалов-вольнодумцев, принадлежавших к тогдашнему высшему обществу. Господствующим настроением в этом клубе было враждебное отношение к православной церкви, которая представлялась просвещенным вольнодумцам главным тормозом на пути России в Европу.

Такое настроение соответствовало интересам государственной власти в лице великого князя Ивана III, который вынашивал планы полного подчинения церкви и захвата ее богатств. С этого времени еретическое сообщество превращается в придворную политическую группировку. Оказавшись между двумя могучими силами — государством и церковью, — еретики попали в жернова большой политики. Собственно религиозные разногласия с ортодоксальным христианством теперь уже играли подчиненную роль, главная борьба разворачивалась вокруг политических целей.

Если духовно-просветительский вклад «жидовствующих» выглядит достаточно скромным, то в российской политической истории пятнадцатого века эти люди оставили след весьма заметный, хотя и не всегда бесспорный. В своей внешнеполитической деятельности еретики ориентировались на запад и были инициаторами союза с Литвой. Этот курс поначалу соответствовал интересам бурно растущего Московского государства, но картина резко изменилась, когда с помощью православного населения Литвы Иван III начал отвоевывать земли, некогда входившие в состав Киевской Руси.

Потерпев поражение на дипломатическом поле, придворная группировка во главе с братьями Курицыными попыталась вернуть свое влияние, организовав наступление на церковь и ее земельные богатства, а когда атака провалилась, произошло последнее превращение еретиков — в разменную монету в сделке между церковными ортодоксами и светской властью.

Закулисным режиссером этой средневековой трагедии был, несомненно, Иван III. Он использовал своих «придворных вольнодумцев» в качестве тарана, чтобы ворваться внутрь церковной цитадели и подчинить ее своей власти. В сложившейся ситуации церковь была просто вынуждена защищаться, ведь фактически речь шла о самом ее существовании в тогдашнем виде. И, надо отдать ей должное, Русское православие сумело мобилизовать все свои ресурсы, преодолеть многие внутренние нестроения, пробудить дремавшие духовные силы. На интеллектуальный вызов «жидовствующих» оно ответило Геннадиевой Библией, «Просветителем» Иосифа Волоцкого и другими выдающимися трудами. Именно тогда зародилось отечественное богословие, огромную роль в котором сыграла полемика между «иосифлянами» и «нестяжателями». Но в пылу праведной борьбы церковь «превысила пределы необходимой обороны», преступила христианскую заповедь и, поддавшись мстительному порыву, запачкала руки кровью еретиков. Что ж, как и любая другая религия, христианство вправе отстаивать свои догматы, свой символ веры, вправе бороться за свои идеалы. Но именно эта религия, построенная на любви к ближнему, несовместима с насилием и нетерпимостью по отношению к инакомыслящим и инаковерующим.

Кто же победил в этом противостоянии, затянувшемся на три с половиной десятилетия?

Однозначно проиграли еретики, причем еще до расправы над ними. Глубинная причина их поражения заключалась в том, что в своем ниспровергательском рвении «жидовствующие» вместе с водой готовы были выплеснуть и «ребенка» — многовековой национальный уклад, который держался на традиционном православии.

Серьезные потери понесла Русская православная церковь. На ее репутацию легло клеймо инквизиционной расправы, усилилась ее зависимость от светской власти.

Может показаться, что выиграла светская власть. И действительно, воспользовавшись еретиками, она серьезно потеснила церковь, положив начало ее огосударствлению. К слову сказать, в нашей стране государственная политика в отношении церкви и в дальнейшем принимала самые уродливые формы. Иван Грозный грабил монастыри и казнил духовенство. Петр I принял Синодальную реформу, превращавшую церковь в подведомственное учреждение, и заставлял священников «стучать» на своих прихожан. Екатерина II раздавала монастырские земли своим фаворитам.

В исторической перспективе эта политика оказалась губительной не только для Русской православной церкви, но и для государства. В роковой час революционных испытаний лишенная собственного голоса церковь не смогла удержать народ от братоубийственной войны. Финалом такой государственной политики стало фактически полное уничтожение Русской православной церкви большевистской властью. Всемирная история не знает ничего сравнимого по вандализму и жестокости, чем та чудовищная расправа, которая творилась воинствующим атеизмом в государственном исполнении. И только явленным чудом и неутраченной верой народа можно объяснить возрождение Русской православной церкви, свидетелями которого мы являемся.

Победителей в этой истории нет. Но в ней есть уроки, которые нужно помнить, чтобы нам уживаться друг с другом в таком сложном и опасном современном мире.


Глава 17. Аутодафе по-русски | Государевы вольнодумцы. Загадка Русского Средневековья | Очерки по истории русской церкви