home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Так говорил Заратустра, Путешествуя на край ночи…

Мне также очень нравятся нищие духом: они способствуют сну.

Ф. Ницше, Так говорил Заратустра

Он занимается практическим осуществлением самоновейшей теории профессора Баритона о развитии маленьких дебилов с помощью кино. Крупный вклад в изучение подсознательного. В городе только и разговора что о Баритоне. Его метод в моде.

Л.-Ф. Селин, Путешествие на край ночи

Поистине, трудно доказать всякое бытие и трудно заставить его вещать.

Ф. Ницше, Так говорил Заратустра

Я наконец стал владельцем луны, деревни, беспредельного страха.

Л.-Ф. Селин, Путешествие на край ночи

Орудием твоего тела является также твой маленький разум, брат мой.

Ф. Ницше, Так говорил Заратустра

Первым, кто научил меня в жизни думать, по-настоящему думать о нужных вещах и на собственный лад, был, конечно, майор Укуссон, это рыло, этот палач.

Л.-Ф. Селин, Путешествие на край ночи

Воздух разреженный и чистый, опасность близкая и дух, полный радостной злобы, – все это хорошо идет одно к другому.

Ф. Ницше, Так говорил Заратустра

Однако по большей части наш двор, особенно летом, представлял собой зрелище заурядных пакостей, гудя от разносимых эхом угроз, ударов, падений и невнятной брани.

Л.-Ф. Селин, Путешествие на край ночи


предыдущая глава | Пушкин и пустота. Рождение культуры из духа реальности | cледующая глава