home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Кризис в США

Времени для принятия решений по ключевым вопросам развития у нас остается мало. Положение в мире далеко не стабильное. Глава Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан не только предупредил мир о приближающемся новом витке глобального экономического кризиса, но еще и поделился своими соображениями, почему это может произойти. По мнению чиновника, представляющего один из ключевых монетарных регуляторов, во всем виноваты крайне высокий уровень безработицы в мире, растущий протекционизм в сфере финансов и торговли, дисбалансы между странами, а также отсутствие равновесия внутри отдельно взятых государств.

Понимаете, когда аналитик приводит слишком много причин какого-то явления, это свидетельствует о том, что у него нет либо понимания ситуации, либо желания озвучить истинную причину происходящего. Справедливости ради, в данном случае Доминик Стросс-Кан все же назвал некоторые действительные факторы. Дело в том, что некоторые развивающиеся экономики сегодня постепенно подтягиваются к развитым экономикам.

Не будем поименно называть все страны, о которых идет речь, но понятно, что главным образом это Китай. Подобного рода упреки показывают всю степень лицемерия глобальных монетарных властей. Потому что на протяжении десятков лет они сами постоянно говорили о том, что именно использование предлагаемой модели как раз и позволит отсталым странам подтянуться до уровня развитых. А когда это стало происходить не на словах, а в действительности, отдельные представители «золотого миллиарда» обеспокоенно зашевелились. Получается, что те советы, которые они давали раньше, преследовали другую цель. Оказалось, что некоторые законы экономики бывают несколько более замысловатыми в своих последствиях, чем о них принято думать.

Ситуация такова, что либеральная парадигма при соблюдении некоторых необходимых условий помогает в некоторых случаях отсталым экономикам вырываться вперед. Но опять-таки — при соблюдении некоторых первоначальных условий. По этой причине, скажем, не Голландия является лидером мировой экономики, а другие страны. В настоящее время мир движется к усреднению. То есть разрыв в уровне благосостояния между некоторыми регионами мира (но не всеми) начинает понемногу сокращаться. То есть наступает эпоха, о которой говорили классики марксизма. В результате мы получаем более-менее однородную экономическую систему для всего мира.

При этом следует понимать один важный момент. Нельзя достичь одинакового уровня по всему миру, который был бы равен уровню потребления тех же США, поскольку высокий уровень потребления должен обеспечиваться соответствующими ресурсами. А такого объема ресурсов для всего человечества найти невозможно. В результате усреднение достигается только путем повышения уровня жизни отдельных регионов (из числа отстающих) при существенном сокращении уровня потребления «золотого миллиарда». Такие процессы происходят в следующей форме — успешные прежде экономики перестали быть конкурентоспособными. Это в первую очередь США и некоторые страны Западной Европы. Производство из этих стран, как известно, ушло. Некоторое исключение составляет Германия (благодаря разумной экономической политики с учетом всех реалий). Не секрет, что немцы никогда не были приверженцами модной доктрины экономики. При этом главная причина кризиса в финансовой сфере состоит в том, что эти самые ведущие экономики (которые начинают проигрывать) цепляются за свой нынешний уровень потребления, пытаясь его каким-то образом сохранить. Для этого они пытаются использовать свою гегемонию в финансовой сфере. Говоря простым языком, США уже не могут зарабатывать доллары, но по-прежнему могут их печатать.

Впрочем, справедливости ради, стоит сказать, что когда утверждают, что США потребляют 40 % мирового ВВП, а производят всего лишь 20 %, то учитываются не все факторы. Этот мировой ВВП — это достаточно хитрая вещь, в которой не все учитывается. В частности оказываемые финансовые услуги — это тоже заработок. Причем не всегда речь идет о «пирамидальных спекуляциях», иногда это еще и кредитование мировой торговли (наверное, самый «жирный кусок» во всей экономике). После Второй мировой войны его всегда держали американцы. Тем не менее у них происходит спад экономики (в первую очередь за счет реального сектора). А поскольку доллары — это не только американская, но еще и мировая валюта, то мы, соответственно, видим потрясения во всем мире, где началась т н. «гонка девальваций» в борьбе за сужающиеся рынки за счет повышения конкурентоспособности своих отечественных производителей. Это, в свою очередь, вызывает такую проблему, что мы не видим инфляции американской валюты, но это отражается на ценах в России и повышении курсов национальной валюты (что тоже не есть здорово).

Проблема состоит в том, что у доллара двойственная природа. С одной стороны, это международная валюта, но с другой стороны, это валюта одной страны, экономика которой переживает не очень хорошие времена. Говоря конкретно, сейчас правительство США интенсивно накачивает долларовый пузырь, то есть идет вброс необеспеченных долларов. Это не вина нынешней администрации, а, скорее, беда самой американской экономики. Этот процесс начался при предыдущих администрациях. В мире возникает своеобразная долларовая инфляция, когда на мировом рынке становятся дороже некоторые базовые продукты. Драматический рост цен на продукты питания в значительной мере объясняется как раз процессом вброса в экономику излишних долларов.

Что делать? Уже давно были радикальные идеи типа отказа от доллара. Но встает естественный вопрос: а какая валюта может заменить доллар? Хорошо видно, что тут единой точки зрения нет. Есть идеи об использовании юаня, есть идеи о повышении роли специальных прав заимствования МВФ, есть идеи изменения валютной корзины в составе SDR. Все они сводятся к одному и тому же — то есть снижению роли доллара в мировых и международных финансовых расчетах.

Говоря по-простому, ситуация такова, что любая валюта лишь тогда является валютой, когда на нее можно что-то приобрести. Необязательно, чтобы доллар обеспечивался золотым запасом США. Доллары обеспечиваются тем, что на них можно много чего купить. Сейчас в мире происходит процесс перемещения производства в другие страны. После Второй мировой войны США обеспечивали 50 % мирового ВВП. Сейчас этот процент гораздо меньше, и естественно, что другие валюты имеют определенное обеспечение материальным производством, и чем дальше, тем они больше в этом отношении заменяют доллар.

Но, на мой взгляд, все мировые валюты находятся примерно в одном и том же положении. Дело в том, что в мире сейчас идет так называемая гонка девальваций. То есть, по сути, процесс выпуска необеспеченных бумажек является всемирным. В каком-то смысле в него вовлечены все страны, валюта которых привязана к доллару.

Я подозреваю, что дело идет к возвращению золота в качестве основы для международных финансовых расчетов. Будет некая условная единица, обеспеченная золотом. Покупать можно будет тому, у кого есть золото. Эта идея не маргинальна, несмотря на то что торговля золотом относится к прошедшим временам. О том, что к этому идет дело, свидетельствует резкий рост цены на золото. За последние 10 лет его долларовая цена выросла раз в шесть, и это выше уровня инфляции. Мир вернется ко временам до Первой мировой войны, когда все валюты обеспечивались золотом, но это не значит, что золотые монеты носили в карманах. В то время золотое содержание фунта стерлингов было около 7 граммов золота. Но я подчеркиваю, что речь идет о международной торговле, а не о розничной, не о том, чтобы выпускать внутреннюю валюту, обеспеченную золотом.

Золото имеет издавна платежную функцию, но чисто технически это не совсем удобно. Испокон веков существовали заменители золота параллельно использованию золота. В условиях устойчивой экономической системы, которая складывалась в развитых государствах, золото не очень-то и нужно, потому что деньги циркулируют в экономической системе. Сегодня ты заплатил золотую монету, а через неделю она к тебе вернулась. Возникала возможность использовать документы, гарантирующие размен на золото. Вот эти документы оказывались удобнее, чем само золото. Беда в том, что при экономическом кризисе у тех, кто гарантировал размен, возникал соблазн на некоторое время выпустить ассигнаций чуть побольше для решения каких-то проблем.

При возникновении проблем в финансовой системе некоего государства в первую очередь страдают долговые обязательства, выпущенные под обеспечение других долговых обязательств, то есть деривативы. В данной ситуации ценные бумаги продают.

А такие бумаги, в частности, оказались и на наших, российских площадках. Вынесено предупреждение финансам США, а в результате рушится российский рынок ценных бумаг, и это только на первый взгляд кажется парадоксальным. Но так и должно происходить. А вот надежные бумаги как раз пытаются скупить. Вспомните первую серию «Крепкого орешка». Помните, как террористы выгребали из хранилищ банка характерного вида бумаги, а вовсе не доллары? Это государственные казначейские обязательства.

Но это детали, а главное другое. Когда говорят, что доллар укрепился, задайтесь вопросом: а относительно чего он укрепился? На самом-то деле доллар тоже упал. Стоимость валют относительно друг друга — это одно, а их покупательная способность — это другое. Менее замеченным прошло сообщение о том, что цена золота побила свой исторический максимум. То есть на самом деле разговор о том, что одна валюта укрепилась, а другая ослабела, — это разговор о команде парашютистов, которые с самолета выпрыгнули и летят кто выше, кто ниже. Но летят-то все вниз. С учетом этого надо хорошо представлять, что реально происходит. Когда финансам США вынесено некое предупреждение, вполне возможны и дальнейшие биржевые потрясения. Инвесторы будут чувствовать себя очень неудобно и будут перебрасывать свои средства в инструменты, по их мнению, надежные.

В этих условиях совершенно непонятно, что делать. Слухи ходят разные. Скупать юани? Так ведь у Китая жесткая политика относительно зарубежного обращения своей валюты, и можно с юанями остаться на бобах. В этих условиях понятно, что инвесторы кинулись за золотом. Количество же золота на душу населения в мире, я думаю, падает. Основной потребитель золота — промышленность, и трудно точно сказать, в какой степени оно потом возвращается в оборот. Ювелирное же золото изнашивается, теряется, уходит в клады. Вполне возможно, что золота на душу населения становится меньше, ведь и население растет. Это одна из причин роста цены на золото, но главная причина совсем не в этом, а в обесценивании валют, которые формально к золоту не привязаны. То есть дело в политике, направленной на девальвирование бумажных денег.

Почему же американскую экономику лихорадит? Думаю, главная проблема — в бюджете США. Каждый президент США начинает с того, что занимается реструктуризацией национального долга — и внутреннего, и внешнего. Обычно говорят о внешнем долге, несколько забывая о внутреннем. Он формируется за счет скупки облигаций американцами, а по слухам, не только американцами. Долг же надо обслуживать, и в бюджете остается не так много денег, а надо выполнять все социальные обязательства и оплачивать различные проекты.

Как же американцам выйти из сложившейся ситуации? Особо ничего не придумаешь, кроме сокращения разных статей федерального бюджета. Этому было посвящено недавнее выступление президента Обамы перед конгрессом, за что его оппозиция немножко «приложила». Ситуация в США отличается от обычных представлений об этой стране. Там самая больная тема — это экономия бюджета на всех уровнях. Но несмотря на это, кое-где из-за нехватки средств на поддержание дорог асфальт заменяют щебенкой. Идут сокращения полиции, вплоть до того, что на некоторые преступления полиция перестает выезжать (речь идет о не очень значительных кражах, взломе машин и т. п.). Возможно, сокращения коснутся и военного бюджета. Обсуждается вопрос выведения из боевого состава некоторых старых авианосцев, которые слишком дороги в эксплуатации. Урезания идут по живому. Заговорили об урезании и социального медицинского обслуживания. Некоторая часть политического спектра этого требует. Выдвигают даже лозунг, что медицинское обслуживание — это не право, а роскошь, которую надо заработать. То есть опять-таки США, как и весь мир, возвращаются в XIX век.

Однако с точки зрения той части американского общества, которая традиционно голосует за республиканцев, все эти процессы не являются абсолютным злом. Поясню, о чем идет речь. Республиканский электорат в США — это приверженцы капитализма, причем в его достаточно махровом виде (свобода предпринимательства при минимальных налогах и государстве в роли «ночного сторожа») и традиционных американских ценностей. Здесь усиливаются настроения в пользу ограничения дальнейшей накачки госдолга. То есть люди, демонстрирующие предпринимательскую активность, в принципе согласны потерпеть. Правда, потерпеть не самим, а за счет малообеспеченной части общества. Сторонники республиканцев выступают против увеличения налогов, зато поддерживают секвестр расходных статей бюджета на социальные нужды.

Как известно, основными бенефициарами по части социальных выплат в США являются в основном малоимущие «деклассированные элементы». На их поддержку уходит основная часть расходных статей бюджета. Грубо говоря, это безработные мигранты, которые получают всякого рода пособия, претендуют на бесплатное медицинское обслуживание и прочие социальные выплаты, которые весьма обременительны для бюджета. При том, что в значительной мере эти слои не выполняют особой полезной социальной функции. Это как раз электорат демократов.

Общее настроение, которое царит сегодня среди республиканцев, заключается в том, чтобы не позволить Обаме прикрываться долларами в своих политических целях. Есть даже такая карикатура, на которой изображен голый Обама, прикрывающийся долларом вместо фигового листа. Причем, судя по всему, республиканцы собираются максимально осложнить жизнь демократической администрации. Вплоть до доведения страны до технического дефолта. Однако, как это ни странно, его последствия могут в перспективе весьма позитивно отразиться на американской экономике. Обеднение основной массы населения в США приведет к снижению стоимости тамошней рабочей силы, а значит — к повышению конкурентоспособности американских товаров и реального сектора экономики в целом. К тому же выведенные из ценных бумаг доллары отчасти могут быть вложены в производство, которое будет постепенно возвращаться из третьего мира.

Получается, что последствия дефолта могут помочь правящему классу США решить основную задачу: восстановить позиции этой страны в секторе реального производства. Основной фактор, который этому препятствует — слишком высокий жизненный уровень американского рабочего. А соответственно его слишком высокая цена на рынке труда, которая относится к издержкам производства. В этом смысле для того, чтобы восстановить утраченные позиции было бы полезно, если бы американский пролетариат был бы немного победнее. Можно сказать, это путь воссоздания рабочего класса посредством частичной пауперизации общества.

Для Америки очень важным является возвращение к статусу производящей экономики. Этот статус был у нее еще в 70-е годы прошлого века, но сейчас производство в значительной степени Америка потеряла. Уже ушло то поколение, которое могло делать то, что никто больше в мире делать не умел. Эту задачу президент Обама не решил: он перебирает «инструменты» немножко из другого «ящика». Все это выглядит как оттягивание ситуации, как продолжение примерно той же самой политики, что и раньше: ведь кардинальных изменений нет. Либеральная модель мировой экономики пока сохраняется, поворота к протекционизму, о котором панически предупреждают время от времени, не происходит.

Что касается госдолга США, то он будет и дальше потихонечку расти. Конечно, эмитированный доллар, который ушел из США, — это не госдолг. Но США выпускают государственные ценные бумаги, и это — наиболее серьезный момент. Вот это уже имеет отношение и к внешнему, и к внутреннему госдолгу.

Если подойти к вопросу более широко, то в чем смысл любых государственных облигаций? В том, чтобы связать деньги населения, то есть гарантировать, чтобы конкретный магазин не пошел с этими деньгами на рынок покупать товар, а согласился деньги попридержать. Например, возьмем такое понятие, как «военный заем». Такой заем — это отказ от потребительских товаров, а высвободившиеся промышленные мощности используют для производства военной техники. Но сейчас ситуация другая. Главная проблема западных экономик в том, что производство оттуда ушло, а потребление осталось. Возникает вопрос: как же привести потребление в соответствие с производством?

Такого решения пока нет.


Еще раз о ВТО | Как России обогнать Америку | Кризис в Европе