home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

   Время шло, а течение жизни в замке не менялось. С назначением дня свадьбы виконт не торопился, и я была последним человеком, который стал бы его к этому подталкивать. Мысль о том, что рано или поздно мне всё-таки придётся пойти с ним под венец, а потом и в опочивальню, с каждым днём пугала всё больше. И я всё сильнее и сильнее ненавидела виконта.

   Мы несколько раз встречались с Эдмондом на территории замка, а также во время богослужений. Разговаривали, когда была такая возможность. Я делилась с ним своими переживаниями, более не опасаясь вероломства с его стороны. Он старался меня успокоить и поддержать. Развлекал всякими смешными историями из собственной практики. Рассказывал о своей юности, которая прошла недалеко от моего родного Мэйриджа.

   Лишь дважды мы могли быть уверены, что действительно остались наедине и нас никто не увидит. Тогда мы целовались, жадно ловя каждую секунду, которую могли провести в объятиях друг друга. Поцелуи Эдмонда постепенно становились всё более страстными. Я корила себя за то, что поступаю неправильно, но ничего не могла с собой поделать. Или не хотела. Эти встречи были единственным, что держало меня на плаву. Отказавшись от них, оставалось лишь покорно пойти ко дну.

   Однажды после полудня Эдмонд отправился на второй этаж, чтобы осмотреть занемогшую горничную, а я решила выйти подышать свежим воздухом. Спустилась в тот самый зал, где несколько недель назад стояла под жадными взглядами многочисленных слуг. И, возле самого выхода, столкнулась с виконтом. Он только что откуда-то возвратился: по полу резко стучали каблуки сапог для верховой езды, за спиной развивался плащ, на поясе висел меч... а рубашка была забрызгана кровью.

   - Вы ранены?

   Кажется, я чуть ли не впервые за всё время решилась заговорить с ним сама, первой.

   - Нет, - лаконично ответил он.

   - А... как же кровь?

   - Не моя. Кровь ещё одного идиота, который вздумал совать свой нос в чужие дела. Почисти! - Он перебросил меч подоспевшему оружейнику. Клинок действительно был перепачкан в крови. - Простите меня, леди. Мне надо переодеться.

   С этими словами виконт быстрым шагом пересёк зал и стал подниматься по лестнице.

   Гулять мне резко расхотелось. Когда я возвратилась в свою спальню, меня начало трясти. Что означали эти слова про "ещё одного идиота"? Это был намёк? Возможно, он давал понять, что будет со мной, если я стану совать свой нос куда не следует?

   Вечером история получила продолжение. Так случилось, что я была в коридоре, когда в дверь виконта постучался дворецкий.

   - Что ещё?

   Голос из глубины комнаты прозвучал грубо и вообще как-то странно, словно у говорившего слегка заплетался язык.

   - Господин виконт, там внизу люди шерифа, - извиняющимся тоном произнёс дворецкий. - Они хотели бы поговорить с вами о сегодняшнем инциденте.

   Виконт приблизился к двери. Походка у него была слегка шатающейся, по белкам глаз пробежали красные прожилки. Дворецкий отступил обратно в коридор.

   - Что, это ничтожество уже успело оклематься и настрочить жалобу? - Я наконец-то поняла, что не так с виконтом: он просто-напросто был пьян. - Мне следовало обойтись с ним более жёстко. В следующий раз буду иметь в виду.

   - Что прикажете передать ожидающим? - осведомился дворецкий, вполне себе невозмутимо.

   Я бы сказала, чересчур невозмутимо с учётом обстоятельств.

   - Передай, чтобы ожидали где-нибудь в другом месте, - отрезал виконт.

   - Они очень просили их принять, - на всякий случай сообщил дворецкий. - Сказали, что много времени это не займёт, что им и так всё ясно, они лишь хотели уточнить несколько деталей, чтобы можно было считать дело закрытым.

   Я отчётливо слышала шумное, тяжёлое дыхание виконта.

   - Пускай приходят завтра. Я их приму. А сейчас меня не беспокоить.

   Дверь захлопнулась так громко, что я вздрогнула. И вновь поспешила возвратиться к себе.

   В ту ночь я очень плохо спала. И назавтра чувствовала себя совершенно разбитой. Мимо покоев виконта прошла практически на цыпочках. Мне всё казалось, что дверь внезапно распахнётся и... Я и сама не знала, что должно было случиться потом. И всё равно мне было страшно.

   В тот день в замок снова приехал Эдмонд. Он быстро заметил моё состояние, а может быть, обратил внимание на бледность лица и залегшие под глазами синяки.

   - Что с тобой, Рони? - спросил он. Мы давно уже перешли на "ты", я даже не смогла бы припомнить, когда именно. - Что-то произошло? Он тебя обидел?

   Я покачала головой, опуская глаза.

   - Пойдём со мной.

   Пользуясь тем, что мы были одни, он схватил меня за руку и вывел в сад. Здесь было много густой растительности, а людей, напротив, всегда бывало мало, и потому мы нередко разговаривали, сидя на одной из скамеек.

   - Скажи мне, что случилось, - настойчиво произнёс Эдмонд, садясь рядом и заглядывая мне в глаза.

   - Ничего. - Я снова мотнула головой. А потом меня будто прорвало. - Я боюсь его, Эдмонд. Ужасно боюсь. - На глаза набежали слёзы. - У меня кровь стынет в жилах при каждом его приближении. Я думала, это пройдёт, со временем я привыкну, и станет легче, но нет, день ото дня становится только хуже! И мне кажется, что он может сделать со мной что-нибудь очень плохое, за любую провинность, даже самую пустяковую. Ему ничто не указ, даже от представителей шерифа он отделывается одним взмахом руки. Он страшный человек, теперь я это ясно вижу, и меня смертельно, просто смертельно пугает мысль о том, что мне придётся выйти за него замуж. Мне всегда казалось, что я сильная, я выдержала четыре года в пансионе, справилась там со всеми трудностями, но сейчас я поняла, что ничего не могу. Он будто держит меня, придавленную к полу ногтем, и если до сих пор не раздавил, то только потому, что ему нравится такая игра.

   - Мерзавец, - процедил сквозь зубы Эдмонд.

   - Я могу и ошибаться, - неуверенно пробормотала я. - Он ничего такого пока ещё не сделал...

   - Не сделал?! - Я даже не думала, что лекарь способен на такую ярость. - Да посмотри, до какого состояния он тебя довёл! За одно это он заслужил короткую дорогу к демонам!

   - Мне не нужно, чтобы он отправлялся к демонам, - отозвалась я. - Мне совершенно всё равно, что с ним будет, и на этом свете, и на том, лишь бы он оставил меня в покое. Но он всё равно этого не сделает. Это самое страшное. Он меня не отпустит. А брачная ночь... Знаешь, я никогда не относилась к этому излишне романтично. У нас были девчонки, которые находили способ сбежать из пансиона на пару часов, чтобы встретиться с местными парнями. Я никогда не понимала, зачем они так рискуют, но... В общем, неважно. Сейчас мне кажется, что брачную ночь с виконтом я просто не переживу.

   Эдмонд сжал руки в кулаки; у него на скулах заиграли желваки.

   - Он тебя не получит, - негромко, но как-то очень твёрдо сказал он.

   - Ага, а то он тебя или меня спросит, - буркнула я. - Правда, у меня такое чувство, что ему и самому я не нужна. Но это ведь ничего не меняет.

   - Идиот! Он просто не понимает, какое ему досталось сокровище, - зло прошептал Эдмонд.

   - Про сокровище он как раз всё прекрасно понимает, - хмуро заверила я. - Прикарманил сундучок с самого начала, ещё раньше, чем меня в комнату устроили.

   - Я не о приданом, - покачал головой лекарь. - Я о тебе.

   - Да тоже мне, большое сокровище, - принуждённо рассмеялась я.

   - Ещё какое. - Эдмонд поглядел на меня, прикусив губу, словно что-то обдумывал, а потом, решившись, быстро заговорил. - Послушай меня, Рони. Я всего лишь простой лекарь. Я не могу заставить виконта поступать благородно. Не могу призвать его к ответу, даже на поединок вызвать не могу. Он просто рассмеётся мне в лицо, да и, будем откровенны, с травами и порошками я умею обходиться куда лучше, чем с мечом. Но я могу увезти тебя отсюда. Далеко-далеко, так, чтобы ты стряхнула прах этой земли со своих ног. Туда, где виконт тебя не найдёт. И никогда больше не потревожит твой покой.

   Я смотрела на Эдмонда непонимающе; смысл сказанного постепенно, капля за каплей, проникал в моё сознание. Одна только мысль о том, чтобы уехать и никогда больше не увидеть виконта, будоражила кровь, грозясь привести меня в состояние эйфории. Но я старательно останавливала готовое разгуляться воображение.

   - Ты предлагаешь мне бежать? - с сомнением спросила я.

   - Да. - Голос Эдмонда звучал решительно.

   Хмурясь, я вгляделась в его глаза, пытаясь определить, не шутит ли он. Взгляд лекаря был предельно серьёзен.

   - Нет, - покачала головой я. - Эдмонд, я не могу. Это... Это опасно и нереализуемо, и потом... Прости меня, но я просто не могу бежать вот так с мужчиной.

   Сколь мне ни хотелось раз и навсегда покинуть замок, я старалась мыслить трезво. Допустим, сейчас Эдмонд хорошо ко мне относится и хочет мне помочь, но что будет дальше? Однажды я ему надоем, он уйдёт, а я останусь ни с чем. Без средств к существованию, без знания жизни и в придачу с подмоченной репутацией.

   - Это ты меня прости, - судорожно сглотнув, возразил он. - Я выразился недостаточно ясно. Рони, я прошу тебя стать моей женой.

   - Ты просишь...что? - ошеломлённо переспросила я.

   Эдмонд взял меня за руку и жарко произнёс:

   - Рони, я прошу тебя выйти за меня замуж.

   Я смотрела на него недоверчиво. Все звуки дневного сада как-то незаметно смолкли; в ушах стучала кровь, а мозг готов был взорваться. Сбежать с Эдмондом, выйти за него замуж? Вместо всех страшных картин той жизни, которая казалась минуту назад неминуемой, уехать отсюда навсегда, зажить своим домом вместе с человеком, который будет относиться ко мне совершенно иначе, чем виконт?

   - Я понимаю, Рони, я всего лишь лекарь. - Эдмонд интерпретировал моё изумлённое молчание по-своему. - Я никогда не смогу тебе дать того, что есть у виконта. У меня нет ни таких денег, ни замка, ни власти.

   Я хотела остановить его уже после этих слов, объяснить, что при всех несомненных достоинствах имевшихся в распоряжении виконта благ у них был один огромный недостаток: к ним прилагался виконт. Но Эдмонд лишь качнул головой, настаивая на возможности договорить.

   - Я не смогу сделать тебя хозяйкой виконтства...

   Хозяйкой? Можно подумать, виконт собирается сделать меня хозяйкой!

   - ...Но я люблю тебя, Рони. Я смогу окружить тебя заботой. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы ты была счастлива. К тому же пусть я не дворянин, но всё-таки и не нищий. Мы можем уехать в дом моей матери, там, недалеко от Мэйриджа. У меня есть профессия, она даёт возможность вполне достойного существования. Постепенно мы могли бы скопить достаточно денег...

   Я приложила руку к его губам.

   - Эдмонд, что бы я ни решила, это не будет иметь отношения к финансам. Я знаю, что ты не нищенствуешь. Дело не в этом. Просто...

   Я не знала, как продолжить. Не знала, что сказать. И как быть.

   Эдмонд нежно поцеловал мои пальцы.

   - Обещай мне подумать, Рони, хорошо? Я ни в коем случае не хочу на тебя давить. Я и без того знаю, что всё это выглядит не слишком хорошо. Так, будто я пользуюсь ситуацией. Но что я должен был делать, скажи мне? Я вижу, насколько ты несчастлива. А виконт может в любую минуту назначить день венчания. И станет слишком поздно.

   Я непроизвольно сцепила руки при этих словах.

   - Я подумаю, Эдмонд. Обещаю. И скоро дам тебе ответ.


   И я стала думать. Думала по дороге из сада в замок. Думала, поднимаясь по лестнице под мрачными взглядами возвышавшихся на втором этаже статуй. Думала, когда ходила из угла в угол по комнате, отчего-то казавшейся сейчас безумно маленькой. Думала, лёжа в постели, из-за чего так и проворочалась всю ночь, не в силах уснуть.

   Сердце заходилось от ощущения тепла, уюта и нежности при мысли о том, что Эдмонд сделал мне предложение, признался в любви, хочет всю свою жизнь провести рядом со мной. При мысли о том, что я по-настоящему ему нужна. Я ведь уже отвыкла чувствовать себя кому-то нужной. Но сознание того, что сделает с нами обоими виконт, если побег не удастся, наполняло сердце ледяным страхом. Я не питала в этой связи никаких иллюзий. В пансионе нам достаточно доходчиво объяснили, как мужья поступают с неверными жёнами и их любовниками. И, главное, имеют полное право поступать. Право, которое признаёт за ними и закон богов, и закон короля.

   Душевное равновесие вновь возвращалось ко мне при мысли о том, что в случае удачи я никогда больше не увижу виконта. Но надолго я не успокаивалась, задумываясь о том, был ли со мной искренен Эдмонд. Что, если своё предложение он сделал из корыстных побуждений?

   Впрочем, последние сомнения развеялись быстро. Моё приданое было у виконта, и Эдмонд прекрасно об этом знал. Глупо было бы рассчитывать, что до отцовского наследства удастся добраться. Если мне суждено убежать, то драгоценные камни останутся виконту в качестве откупного. Не могу сказать, что у меня совсем уж не было никаких сожалений по этому поводу. Налаживать новую жизнь лучше с состоянием, чем без него. Но всё равно ради того, чтобы навсегда забыть мрачные глаза виконта, я была вполне готова на эту жертву.

   И, наконец, к утру я приняла решение. И только тогда отчётливо поняла, что ничего другого решить и не могла. Я приму предложение Эдмонда и сбегу вместе с ним. Во всяком случае, попытаюсь сбежать. А там будь, что будет. Остаться у виконта и выйти за него замуж я всё равно не могу. Это выше моих сил. Если он меня нагонит... значит, такая моя судьба.

   После того, как я приняла решение, мне сразу же стало намного легче. Я ненавижу чувствовать себя беспомощной. Теперь же у меня была цель, и я могла действовать ради её достижения. Какой бы ни была степень риска, так всё равно лучше, чем ждать заклания, подобно жертвенной овце.

   Я встретила Эдмонда ближе к полудню, когда, стоя на коленях возле какого-то незадачливого стражника, лекарь накладывал перевязку на его вывихнутую ногу. Я видела тот полный напряжения взгляд, который устремил на меня Эдмонд. Он ждал ответа. Я не могла дать ответ сейчас. Вместо этого я демонстративно прошла к боковой двери, предназначенной в первую очередь для слуг, но зато выводившей из замка напрямую в сад. Теперь Эдмонд будет знать, что, когда освободится, сможет найти меня там.

   Он нашёл. Я провела среди вязов, яблонь и розовых кустов три четверти часа, но потом, когда уже совсем начала терять терпение, услышала шорох знакомых шагов.

   - Я согласна, - просто сказала я, не заставляя его ждать и нервничать и лишний раз заглядывать мне в глаза с видом неприкаянного, но преданного пса.

   С шумом выдохнув воздух, он обнял меня, прижал к себе, потом долго целовал, словно не мог остановиться. В саду, как всегда, было пусто, но кроме того нас скрывал от случайных посторонних глаз широкий древесный ствол и густая листва.

   - Я люблю тебя, Рони, - сказал Эдмонд, по-прежнему удерживая меня в объятиях. - Я сделаю, всё, чтобы ты никогда об этом не пожалела.

   - Я не пожалею. - Я нежно погладила его по щеке. - Но ты понимаешь, насколько это может быть опасно? Мне нечего терять, но если нас догонят... Виконт может жестоко обойтись и с тобой.

   - Я не боюсь, - уверенно покачал головой Эдмонд. - Но мы, конечно же, постараемся сделать всё, чтобы этого не случилось.

   - У тебя есть какой-то план?

   - Есть. Знаю, это было самонадеянно, но я успел всё обдумать. - Слабая улыбка, пробежавшая по лицу Эдмонда, заставила его выглядеть на удивление уязвимо. - Я очень боялся, что ты мне откажешь. Но решил, что если уж всё равно буду всю ночь ходить из угла в угол, лучше делать это с пользой. Поэтому я обдумывал план побега, надеясь, что судьба мне улыбнётся, и он всё-таки пригодится.

   Он поцеловал мою руку. Я легонько сжала его пальцы.

   - Тогда что мы будем делать?

   - На окраине города есть один храм. Совсем небольшой, прихожан там бывает мало, но жрец - хороший человек, и я давно с ним знаком. Я договорюсь с ним, он не откажется нас обвенчать. Мы отправимся прямо туда. Храм будет нам убежищем. А после того, как ты станешь моей женой перед Триадой, виконт вынужден будет с этим смириться... Как минимум, у нас повысятся шансы. Но мы не станем искушать судьбу, и уедем, как только церемония будет закончена. Поедем через леса, поначалу будем избегать трактиров и широких дорог. Я неплохо представляю себе маршрут, ведь мне как лекарю приходится бывать в самых разных местах. На ночлег можно будет остановиться в сторожке одного лесничего. А там чем дальше от замка, тем спокойнее мы сможем себя чувствовать. Когда же достигнем границ виконтства, и вовсе сможем вздохнуть свободно.

   Я сосредоточенно кивнула. Меня очень радовало то, что мы поженимся прежде, чем пуститься в далёкий путь. Слишком смущала перспектива путешествовать и ночевать вместе с мужчиной, который не был бы мне мужем. Возможно, это и глупо, быть может, я пребывала во власти предубеждений, но не уверена, что согласилась бы на такой расклад.

   - Меня больше всего беспокоит, как незаметно уйти из замка, - с тревогой призналась я.

   - Завтра будет дождь.

   - Откуда ты знаешь?

   Эдмонд улыбнулся.

   - Много примет. Ласточки низко летают. Цветы - чувствуешь, как сильно они пахнут? Будет гроза. И, зная здешний климат, это надолго. Стража не будет приглядываться к каждому, кто выходит из замка. Их больше интересуют входящие. Ты просто должна будешь взять плащ кого-нибудь из прислуги. И как следует в него закутаться, а на лицо опустить капюшон. В плохую погоду это никого не удивит. Тогда ты сможешь выйти за ворота неузнанной. А я буду ждать тебя с лошадьми. Справишься?

   - Постараюсь.

   Я знала, где висели плащи слуг. Взять один из них - это не должно было оказаться сложно. И беспокоиться о том, что кто-то увидит, не нужно. Найти момент, когда помещение окажется безлюдным, не составит труда. Слуг в замке в сущности не так уж и много. Виконт не любит, когда лишние люди крутятся под ногами.

   - В таком случае я прямо сейчас займусь всеми приготовлениями, - решительно сказал Эдмонд.

   - Успеешь до завтра?

   - Успею. Не так уж и много нужно сделать. Купить для тебя лошадь, договориться со жрецом и собрать кое-какие вещи в дорогу. Завтра, начиная с десяти часов утра, я буду ждать тебя в четверти мили к западу от ворот. Чтобы не мозолить глаза страже.

   - Хорошо. Я приду, как только выдастся такая возможность.

   Мы снова обнялись - крепко, как будто в последний раз. Кто мог знать, как всё обернётся? Потом я возвратилась в замок, а Эдмонд отправился готовить всё для завтрашнего побега.


   На следующий день действительно началась гроза. Молнии, разветвляясь, разбегались по небу, словно невидимый рыбак опутывал его сияющей сетью, стараясь поймать как можно больше туч. Я любила смотреть на молнии. В них было что-то завораживающее, волшебное, невероятно красивое. Но сегодня мне было не до того, чтобы наблюдать за явлениями природы.

   Сперва воздух оставался чрезвычайно сухим. Дождя почти не было, лишь редкие крупные капли то и дело шлёпались на землю. И я выжидала, по несколько раз за минуту выглядывая в окно. Путешествовать в сухую погоду гораздо приятнее, чем под струями воды. Но мне нужен был дождь, чтобы усыпить бдительность стражников и оправдать низко опущенный на лицо капюшон. Наконец, около половины одиннадцатого, стало моросить. Я решила дольше не испытывать судьбу и, взяв в руки уже украденный плащ, устремилась к двери.

   Окинула последним взглядом комнату, в которой прожила последние несколько недель. Возможно, когда-нибудь я и стану вспоминать о ней с чувством ностальгии: память порой играет с людьми в очень странные игры. Пока же сожалений почти не было. Жаль было лишь шёлковое зелёное платье, так и лежавшее на самом дне сундука, да набор дротиков. Чтобы не вызвать подозрений, мне следовало уйти налегке. Ну, да ничего. Платье я всё равно не носила, а дротики... может, и куплю себе когда-нибудь. Не такая уж дорогая это вещь. Лишь бы выбраться отсюда подобру-поздорову.

   Кровь стыла в жилах, когда, кутаясь в плащ и опустив капюшон так низко, как только возможно, я проходила через ворота. Но стражники вообще не обратили на меня внимания. Прячась от усилившегося дождя под навесом, один из них лишь скользнул по мне коротким ленивым взглядом. Прилагая немалые усилия, чтобы не побежать - ведь, несмотря на непогоду, это могло выглядеть подозрительно, - я быстрым шагом устремилась на запад. Дождь, конечно, не способствовал ощущению комфорта, но он потихоньку слабел, и плащ помогал довольно хорошо, а обувь я специально выбрала крепкую и непромокаемую. Капюшон серьёзно ограничивал поле моего зрения, мешал смотреть по сторонам, но я не рискнула откинуть его даже тогда, когда дождь снова перешёл в едва ощутимую морось. Мало ли кто мог случайно увидеть меня здесь.

   Эдмонд ждал в условленном месте, держа в поводу двух оседланных лошадей. При виде меня он вздохнул с облегчением.

   - Я боялся, что ты не придёшь. Передумаешь в последний момент, - выдохнул он мне на ухо.

   - Я просто выжидала удобного момента. Едем?

   - Да. Я договорился со жрецом, у него всё готово. Мы должны спешить.


Глава 3 | Невеста по завещанию | Глава 5







Loading...