home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

То, что он выглядел как надо, и даже лучше, чем вообще когда-либо в жизни, мало утешало лорда Рэнда, когда он некоторое время спустя терпеливо сносил бурные восторги матери и холодный приём отца.

А стоило беседе за ужином свернуть на тему его семейных обязанностей, и в частности необходимости жениться, как шейный платок виконта вдруг стал невыносимо тесным.

— Леди Джулия очень мила, — проговорила его матушка и пояснила: — Младшая дочь Рейлфорта.

— И глупа как пробка, — добавил лорд Сент-Дениз.

— Мисс Милбейнк не глупа, Фредерик. Она очень умная, даже, говорят, слишком.

— Синий чулок. Хуже — настоящая зануда. Судя по тому, что я слышал, семья хочет выдать девицу за одного из тех неудачников, что мнят себя поэтами.

Лорд Рэнд с трудом подавил в себе раздражение, но тем не менее, когда он заговорил, в голосе его прозвучал вызов:

— Осмелюсь предположить, милорд, что у вас уже есть кто-то особенный на уме.

— Нет, — ответил граф, не поднимая взгляда от своей тарелки.

— Нет? — с некоторым изумлением отозвался сын.

— Но, Фредерик, что ты скажешь о мисс?..

— Нет, — повторил граф. — Это не наше дело, Летиция. Парень вполне способен сам подыскать себе жену.

— Да, разумеется, — согласилась леди Сент-Дениз, с виноватым видом повернувшись к сыну. — Мне никогда и в голову не приходило, будто это не так, дорогой. Просто ты так мало вращаешься в обществе…

— Не вращается совсем, — перебил её муж.

— Ну да, дорогой, в этом-то всё и дело. Если он не бывает в обществе, как же тогда сможет найти достойную девушку?

— Возможно, матушка, мне придётся написать объявление и попросить секретаря просмотреть кандидаток на эту должность. С камердинером вышло неплохо.

— Ох, Макс! — Графиня выглядела ошеломлённой.

— Взял камердинера, правда? Я заметил, что ты выглядишь приличнее, чем обычно.

— Но, Фредерик, он же не может искать жену по объявлению, словно прислугу. Что подумают люди?

— Откуда мне знать? Никто из нашего круга так ещё не делал.

— О, Фредерик, думаю, ты смеёшься надо мной. И ты тоже, Макс. Вы злобные создания. — Графиня снисходительно улыбнулась и вновь обратила свое внимание на поданные яства.

Сбитый с толку столь несвойственным для отца поведением, виконт едва мог сосредоточиться на еде.

Ни разу за все двадцать восемь лет Макс Демоуэри не видел, чтобы его родитель выказывал хоть какую-то веру в здравый смысл своего младшего сына.

Отец обладал столь же высоким и крепким телосложением, как и все Демоуэри. Однако выражение его лица было более высокомерным и грозным, в чертах виднелось нечто орлиное, а зрелые года добавили благородной седины густым волосам. Всё это, да ещё около стоуна[20] лишнего веса, придавало его фигуре внушительность, по сути, делая похожим на человека, привыкшего повелевать. Унаследовав титул ещё на заре жизни, граф Сент-Дениз и в самом деле привык раздавать приказы. Голос его гремел в палате лордов, где граф с впечатляющим постоянством перечислял промахи своих коллег. Тот же самый голос столь же громогласно оглашал его собственное поместье. Старик, как часто жаловался Макс, просто отказывался замечать, что его дети уже не в том возрасте, чтобы водить их на помочах.

Лорд Сент-Дениз не позволил старшему сыну принять сан, хотя это не только отвечало желаниям самого Перси, но и, по всеобщему мнению, более всего подходило ему. А ещё граф попытался выбрать мужа для дочери.

К счастью, в отличие от Перси, Луиза не унаследовала от матери её кротости. Она отказалась подчиниться. Под угрозой быть запертой в своей комнате до тех пор, пока не научится вести себя более покладисто, Луиза сбежала, прихватив сопротивляющуюся горничную, чтобы найти убежище у единственного человека, которому папа не мог приказывать, — у грозной кузины Агаты.

Здесь Луиза взяла пример с младшего брата, который постоянно сбегал ото всех и вся с тех самых пор, как его маленькие ножки достаточно окрепли, чтобы нести своего владельца. Макс убегал из дома несчётное количество раз. В десять лет он сбежал из Итона и, даже после того как его притащили назад, наверняка отыскал бы ещё множество способов сделать своё пребывание там нежелательным, если б не один молодой проницательный учитель, взявший неугомонного мальчугана под крыло, подыскивая задания, позволявшие маленькому лорду испытать себя.

Обучение Макса в Оксфорде не обошлось без нескольких передряг, но всё же он сумел не опозориться. А едва ступив за порог сего учреждения, он тут же под вымышленным именем добровольно поступил на военную службу в качестве рядового. Граф в конце концов выследил сына и добился его отставки. Меньше года спустя Макс тайно проник на борт корабля, отправлявшегося в Новый Свет.

Где счастливо пребывал до тех пор, пока с Перси не произошёл несчастный случай во время верховой прогулки. Даже такой извечный бунтарь, как Макс, не мог отвергнуть притязаний живших на протяжении восьми столетий Демоуэри. Даже он не имел права пренебречь этой величайшей обязанностью, особенно после того как граф, по сути, перерезал ту единственную ниточку, что могла связать его новоявленного наследника с этой дикой, примитивной молодой страной. Это место подходило Максу. Оно отвечало его беспокойной натуре, его нетерпимости к традициям. Там он понял, что может быть хозяином своей жизни. Понял, что способен добиться успеха самостоятельно, независимо от общественного положения или отцовских щедрот.

Прожив некоторое время в тех диких местах, Макс вернулся на родину владельцем собственного состояния. Это послужило некоторым утешением, когда ему пришлось вернуться к жизни, которую он всегда презирал, среди людей, чья узколобость, строгие правила поведения и отъявленное лицемерие приводили его в отчаяние. Он, может, и вынужден принять на себя обязанности наследника, но, по крайней мер, теперь ему не придётся клянчить деньги у властного отца. Макс не был должен графу ни пенни.

Итак, наследник приготовился защищаться, как только лорд Сент-Дениз перейдёт к ненавистной теме брака и рождения наследников… предпочтительно нескольких: ведь как показал несчастный случай с Перси, аристократ никогда не может быть уверен, что ему не потребуется запасной отпрыск.

Теперь же виконт ощутил, что ветер покинул его паруса. Он ждал очередной ссоры с отцом. Перешедший к нему городской особняк с целой армией слуг и сверкающей элегантной обстановкой казался лорду Рэнду столь холодным, правильным и утончённым, что он едва не задыхался в нём. Его угнетала перспектива жить там, словно одинокий властелин.

В прошлом, когда он чувствовал, что ему не хватает воздуха, то просто сбегал. И раз теперь он лишён такой возможности, то хотел выплеснуть своё раздражение на старика. А ещё лорду Рэнду хотелось на время забыть о странной женщине, чьи глаза и голос постоянно вторгались в его мысли. Ссора по поводу будущей виконтессы была как раз тем, что нужно… только, похоже, его и этим решили обделить.

Но, всё же не желая терять надежды, виконт вновь обратился к этому предмету, когда матушка оставила мужчин наслаждаться портвейном:

— Признаю, я озадачен, милорд. Луиза призналась сегодня, что вы уже подобрали мне с полдюжины достойных невест — и вот теперь заявляете обратное.

— О, так и есть, — ответил граф. — Пятерых, если быть точнее.

Синие глаза Макса полыхнули огнём, и он испытал прилив возбуждения, почувствовав в себе вспышку былой враждебности.

— Лишь пятерых?

— Да, но я не собираюсь называть тебе их имён.

Сын опустил бокал, который только что поднёс к губам.

— Прошу прощения?

— Я сказал, что не назову тебе их. Ты же не принимаешь меня за дурака? Стоит имени юной леди сорваться с моих губ, как ты тут же её возненавидишь, за глаза, просто потому, что я заговорил о ней. Нет, полагаю, единственная возможность для меня отстоять свои убеждения — это оставить их при себе.

— Хочешь сказать, что веришь, будто я выберу одну из этих пяти?

— Я уже объяснил, что ничего не хочу сказать. Это твоё дело, и, если я начну влезать в него со своими суждениями, ты, как всегда, тут же пойдёшь мне наперекор, Макс. Ты так поступал, наверное, с самого дня своего рождения. — Лорд Сент-Дениз с наслаждением сделал маленький глоток из вновь наполненного бокала. — В конце концов, ты уже не ребёнок, на что неоднократно указывал мой зять, — продолжил он, рассеянно вертя в руках боках. — Эдгар уверял, что по истечении шести месяцев ты вернёшься, готовый исполнить свои обязанности. И вот ты здесь, минута в минуту. Не сомневаюсь, что ты выполнишь обязательства касаемо поиска невесты. О большем не вправе просить ни один родитель.

Не уставься лорд Рэнд в замешательстве в бокал, он мог бы уловить подозрительный огонёк, загоревшийся в отцовских глазах. Но этого не произошло, и виконт осознавал лишь нахлынувшее на него отчаяние… и порождённую этим отчаянием потребность отыскать какую-то тему, на почве которой они с отцом могли бы громко разругаться.

— Полагаю, за исключением того, чтобы я выполнил сие обязательство в кратчайший срок, — подсказал сын.

— Как угодно, — последовал вызывающий ответ. — Времени вдоволь, а на тебе свет клином не сошёлся. Если не удосужишься прежде, чем тебя настигнет старческий маразм, то всегда остаётся твой кузен Роланд. Слышал, Серена — его жена, ты знаешь — только что произвела на свет пятого ребёнка. Так что нашему титулу не грозит сгинуть вместе с тобой.

Макс скрипнул зубами. Он не выносил самодовольного кузена Роланда и подозревал, что отец разделяет это чувство. Мысль о Роланде — или об одном из его скулящих щенков, — называющем себя графом Сент-Дениз, не могла не вызывать тошноты, даже если ты плевать хотел на титулы и думал, что вся история с правом первородства — отвратительный пережиток варварских времён, да и сама аристократия лишь язва на теле государства.

— Я полагал, вы скорее предпочтёте, чтобы наш род вымер, чем передадите титул Роланду и той глупой корове, на которой он женился, — не в силах сдержаться напомнил Макс.

— Разве мне будет до этого дело на глубине шести футов под землёй?

Эта в целом неудовлетворительная беседа вскоре окончилась тем, что джентльмены поднялись, дабы присоединиться к леди Сент-Дениз в гостиной.

Посему, едва распрощавшись с родителями, лорд Рэнд направился прямиком в «Уайтс», уверенный, что его не пустят и на порог этого бастиона тори[21], и можно будет в отместку устроить мятеж в Сент-Джеймсе.


* * * | Виконт-бродяга | * * *







Loading...