home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Директор крупной датской фирмы по торговле недвижимостью задержался в офисе до глубокой ночи. Проблема Корнайса заключалась в «черной бухгалтерии», ее он никому не мог доверить.

Отмывая «грязные деньги» чеченских сепаратистов, он пропускал через свою фирму ежемесячно не менее миллиона евро. Такой бизнес необходимо вести осторожно, чтобы не попасть в поле зрения фискальных органов.

Три часа непрерывной работы за компьютером дали свои результаты. Все было закончено, теперь комар носа не смог бы здесь подточить.

Довольно потянувшись, бизнесмен с облегчением встал из-за стола, выключил компьютер и быстро вышел из кабинета. Кивнув на прощание сидевшему на входе охраннику, Корнайс направился к своей машине.

Серебристый «Линкольн» стоял немного в отдалении, автомобильная краска играла всеми цветами радуги в свете фонаря дорожного освещения. Корнайс переложил кейс из одной руки в другую, вытащил из кармана брелок с ключами и, щелкнув кнопкой дистанционного управления, отключил сигнализацию. Распахнул дверцу машины, собираясь сесть на водительское кресло. Но не успел, из-за спины вынырнула бесформенная тень...

Через секунду Звягин при помощи Овсянникова упаковал бесчувственное тело бизнесмена, сунув на заднее сиденье, а за руль «Линкольна» сел Сергей Пелевес. Затемненные окна дорогой машины надежно скрывали пассажиров от камер слежения, установленных на воротах стоянки.

Место для допроса морской разведчик выбрал на отдаленном пляже в заброшенной сторожке спасателей. Место дикое, люди сюда давным-давно забыли дорогу. В сторожку заранее принесли все необходимое: несколько мощных портативных фонарей и прочие мелочи, без которых невозможна ни одна «задушевная беседа».

Одиннадцатиметровая коробка помещения изнутри была отделана пластиком, покрытым толстым слоем пыли, под которым угадывались некогда модные плакаты. Стол на тонких металлических ножках и пара таких же стульев.

Втащив внутрь все еще не пришедшего в себя бизнесмена, усадили на один из стульев, напротив него устроился Пелевес, включив фонарь и направив его на глаза Корнайса. Звягин встал у стола, наблюдая за пленником.

Стас Овсянников собрал свой ПП-90, установил оптический прицел и, навинтив глушитель, вышел из помещения. Ему предстояло охранять подходы к сторожке.

Пелевес некоторое время смотрел на бесчувственное тело Корнайса, потом недовольно покачал головой и вытащил из внутреннего кармана ампулу с нашатырным спиртом. С хрустом сломав узкое горлышко, поднес к лицу бизнесмена. Невольно вдохнув резких запах, тот вздрогнул, открыл глаза и в ужасе отпрянул. Но его спина уперлась в преграду, Звягин крепко схватил бизнесмена за плечи.

– Кто вы такие? Что вам нужно? – по-английски, с надрывом залепетал Корнайс.

– Мы, Станислав Львович, приехали с вашей далекой родины, пообщаться, – на русском языке проговорил Пелевес с деланым вздохом. Его глаза хищно сузились, а на губах заиграла ехидная улыбка.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – пленник продолжал жалобно стонать на английском.

– О чем я говорю? – улыбка на лице Сергея стала еще шире и еще противнее. – Тем для разговоров у нас много. Например, об афере с банком «Контакт», когда ты, сука, в России для чеченских бандитов отмывал деньги. Забыл? Так у нас есть возможность напомнить. Или ты, Крук, хочешь, чтобы мы поговорили о том, как ты и здесь, в сытой Дании, отмываешь грязное бабло чеченов? Поделись опытом, падла, как вертеть «обратное сальто»[21] ...

Пелевес ухватил бизнесмена за лацкан пиджака и дернул на себя.

– Ты что, гнида, думаешь, мы сюда явились с тобой сказки рассказывать. Нет, падла, мы военно-морская разведка и шутками типа репризы не занимаемся. Наша задача – борьба с терроризмом, понял, бандитский бухгалтер? Мы на войне, а значит, имеем право на любые действия и запросто можем вывезти тебя в Россию и там уже колоть по полной программе. И никто нам ничего не скажет по этому поводу, а датчане еще и твое имущество конфискуют. Это обычная практика в борьбе с мировым терроризмом. А ты, сука, закончишь свою жизнь в закрытой колонии.

– Вы не сможете, не имеете права, – позабыв, что еще минуту назад он бодро изъяснялся по-английски, Крук перешел на родной язык.

– Мы сможем, – усмехнулся Пелевес. Поднявшись, он звучно похлопал по щеке бизнесмена, потом вдруг опять рванул его за лацкан пиджака: – Сколько тебе нужно объяснять, что мы не мусора, а разведчики, проще говоря – бойцы невидимого фронта, а значит, и действия наши невидимые. Хочешь, сучонок, ты уже завтра будешь сидеть в «Лефортово», и пара живодеров из Генпрокуратуры начнет тебе шить все смертные грехи. Хочешь такой расклад?

– Нет, – Станислав энергично замотал головой, его мозг опытного бухгалтера и экономиста мгновенно просчитал возможную ситуацию и нашел единственно верное решение. Он сделал свой ход: – Что от меня требуется?

– Опаньки! – Сергей Пелевес почти с восхищением произнес: – Ай да бизнесмен, ай да сукин кот! На ходу режет подметки.

После этих слов Крук окончательно убедился, что ход свой сделал правильно. Он заметно распрямил плечи и уже спокойным тоном повторил свой вопрос:

– Итак, что от меня требуется?

– А требуется от тебя, дружочек, не много. Для начала расскажи мне о твоем плодотворном сотрудничестве с Русланом Курбаевым. Ведь от чеченов именно он является твоим куратором?

Станислав напряженно облизал пересохшие губы, потом утвердительно кивнул головой, открыл было рот, чтобы начать говорить, но Пелевес жестом руки остановил его:

– Минутку, уважаемый. Слова – это всего лишь сотрясение воздуха и ничего более. А потому, – капитан третьего ранга кивнул стоящему за спиной пленника морпеху. Тот отпустил плечи бизнесмена и отошел в сторону, где на стуле стояла большая дорожная сумка. Расстегнув «молнию», вытащил наружу портативную цифровую видеокамеру и металлический штатив. Аппаратуру установил напротив стола, за спиной Пелевеса.

– Пока идут приготовления, вы, Станислав Львович, можете позвонить своей супруге и сообщить, что ночевать домой вы сегодня не приедете. – С этими словами Сергей положил перед Круком прямоугольник сотового телефона...

Исповедь бывшего банкира затянулась до самого рассвета. Станислав раскрыл разведчикам всю технологию отмывки грязных денег чеченских сепаратистов, а также каналы финансовых поступлений боевикам Северного Кавказа.

Информация оказалась весьма ценной, по-настоящему дорогой. Дай ей официальный ход, и можно запросто получить звезду если не на грудь, то на погоны уж точно. Но официального хода эта запись не получит, делал ее Пелевес исключительно для адмирала Бастагина.

Наконец Крук замолчал, полностью иссякнув. Из щелей занавешенного окна пробивались лучи восходящего солнца. Сергей Пелевес вытащил из кармана пиджака пачку сигарет, одну зажал между зубами, остальные положил перед Круком:

– Угощайтесь, Станислав Львович.

Крук хотел было сказать, что не курит, но передумал. Курили молча, каждый думал о своем. На несколько минут в помещении брошенной спасательной станции повисла гробовая тишина. Тем временем Александр Звягин быстро упаковал все атрибуты недавнего допроса. Сам допрос и последующая вербовка прошли настолько легко и непринужденно, что морскому пехотинцу произошедшее показалось несколько неестественным. Фронтовой разведчик знал, что «горячее потрошение» – это когда необходимо по-быстрому расколоть захваченного «языка». И события эти развиваются на враждебной территории, когда в любой момент могут появиться другие боевики, и дело может перейти в разряд трагических. Чтобы сократить время допроса, в ход идут всевозможные эффективные методы, от физического воздействия до применения химических препаратов («сыворотка правды»). А здесь в милой беседе – и полный раскол, феноменально.

«Впрочем, нужно учитывать и тот факт, что сейчас кололи не матерого бандита или религиозного фаната, а зажравшегося буржуя, который за свою жизнь готов всех заложить», – наконец подвел итог своим размышлениям старший лейтенант.

– Так, перекур заканчиваем, – наконец объявил Пелевес, гася окурок об крышку стола. – Теперь остались лишь бюрократические формальности, и напоследок обсудим вашу работу на нас.

На стол перед Круком лег листок официального бланка о согласии на вербовку военной разведкой.

– Вот здесь, пожалуйста, – ноготь капитана третьего ранга указал на нижнюю графу. – Пишите «Добровольно предложил свои услуги», и подпись.

Станислав послушно выполнил указание. Пелевес взял листок, аккуратно сложил его вчетверо и сунул в нагрудный карман пиджака, потом по-свойски подмигнул новоиспеченному агенту и добавил:

– Эта бумага для архива, надо же как-то оформить цель нашей зарубежной командировки. Но это, так сказать, прелюдия, а теперь непосредственно о деле. Ваша цель – сепаратистская верхушка, а так как вы, Станислав Львович, работаете вплотную с Русланом Курбаевым, значит, следует его внимательно опекать. Сейчас террористы готовят крупную акцию в Чечне, это ваша на сегодняшний день главная задача.

– А как я смогу с вами связаться? – несмело спросил бизнесмен, только сейчас до него начало доходить, в какую опасную авантюру он угодил.

– Отличный вопрос, – радушно улыбнулся разведчик и почти как близкого родственника похлопал Станислава по плечу. – Подробную инструкцию, как вам действовать, а также необходимую аппаратуру вам доставят в офис под видом бандероли. Внимательно изучите и действуйте, доклад каждую неделю. Сразу вас хочу успокоить, ничего сложного там нет. По крайней мере ничуть не сложнее, чем вести «черную бухгалтерию»...

С моря веяло прохладой, насыщенной запахом гниющих водорослей. Пелевес, зажмурившись, подставил лицо восходящему солнцу, Александр Звягин, глядя вслед удаляющемуся «Линкольну», задумчиво спросил:

– Думаешь, будет он работать на разведку?

– А куда он денется, – не открывая глаз, уверенно ответил капитан третьего ранга. – Бумажка, что он подписал, херня, а вот видеозапись, это настолько серьезно, что «чехи» его найдут в любом уголке земли. Крук – мужик умный, хоть и сволочь. И будет он теперь с нами сотрудничать. – Пелевес раскрыл наконец глаза и, широко раскинув руки, зевнул. – Итак, господа хорошие, осталось нам провернуть еще одно дельце и можем возвращаться на родину. Давай, Шурик, зови нашего стрелка – и поедем отсыпаться.

Звягин заложил в рот два мизинца и негромко свистнул. Из кустов можжевельника, разросшегося на склоне в сотне метров от станции спасателей, появился Овсянников. Его тело было покрыто нейлоновой накидкой камуфляжной расцветки, в руках он держал портативный автомат.


* * * | Ювелирная операция | * * *