home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Кто виноват и что делать? А главное, при чем тут рыба?

– Леди Александра!

Я не отозвалась. Нет, я не то чтобы не хочу разговаривать, просто в этот момент не могу. Занята. Секундочку подождите…

– Леди Александра-а! Леди…

Да слышу. Сейчас-сейчас, только…

Поздно! Настойчивый дракон в попытках меня отыскать проломился сквозь кусты и деревья. Одно из деревьев (видать, повышенной хрупкости) с хрустом уронило в озеро две особо крупные ветки.

Блин!

Рыбки, за которыми я следила хищным взором, дружно шуганулись прочь, оставив только круги на воде и непреодолимое желание кого-то покусать.

Твою косметичку фирмы "Алые паруса"! Ну первые же рыбки, которых мы встретили за последние… даже не знаю, за последнюю неделю с лишком? С самого побережья не видели ничего живого, а как появился случай поймать рыбешку, так принесло… а кого, кстати, принесло?

– Ррош?

– Александра! – возрадовался дракон-подросток. И удивленно осмотрел мою торчащую над водой шею. – Ты купаешься?

– Теперь – да.

Не говорить же, что он только что угробил мои надежды на рыбалку. И не позориться, показывая ту мелочь, которую я поймала. Нет, на Земле это сошло б за рыбу, но здесь, где живность покрупнее, моя добыча – червячок для крупнокурицы. Маринке и Ррише на один укус не хватит.

– А почему здесь? Вода ведь ледяная.

– Для тонуса, – мрачно ответила я, выбираясь из крохотного лесного озерца. Я замерзла до состояния "клык на клык не попадает", перемазалась в донном иле и проголодалась до глюков на тему шашлыка и жареной картошки. И за все про все – одна крохотная рыбка. Просто слов нет. Цензурных.

– А почему одна?

– Стесняюсь!

– А-а… – понимающе кивнул дракончик, старательно отводя глаза от моих лап и хвоста (ил на них смотрелся просто неотразимо, казалось, я только что приняла грязевую ванну особой густоты и прилипчивости). – Понятно. Я чего пришел-то… связь появилась.

– Так что ж ты молчишь!


Связь – это то, о чем мы мечтали уже третий день подряд. Еще на подлете к Солнечу амулет магов, и так работающий кое-как, окончательно отказался от общения с владельцами. Кристаннеке пробовал его починить, но то ли амулет обиделся, что на него нечаянно сели (Рриша), то ли у него поехала его амулетная крыша и он перестал считать своими хозяевами всяких бродячих магов и подозрительных драконов, но включаться он перестал совсем. А на попытки заставить работать бился током и шипел по-змеиному. В Солнече он вообще вырубился.

Как раз когда он был нужен как никогда!

..Как мы убирались из города, я помню плохо.

Гаэли говорит, что у меня магия "вошла в резонанс с чароосновой и таким образом усилила мощность обратно – полярного потока, в силу чего обнаруженный артефакт стал способен к работе без прежних интервалов, а радиус его воздействия заметно увеличился, в силу чего некоторое время может ощущаться существенный дискомфорт и вероятна некоторая слабость", но это он потом сказал.

А пока был холод, пробирающийся, кажется, в самое средоточье, и ветер, и налетающие на меня аррохи, и свист…

И ощущение невозможности. Неужели получилось? Неужели все?

Были радостные вопли… объятия… и мои малышки с сотней вопросов. Свист в ушах, громадная усталость. Помню, как брела куда-то, засыпая на ходу, а меня в четыре пары крыльев подпихивали и подталкивали, уговаривая "Ну еще немножечко, буквально пару шажочков"…

Помню, как причитал рядом дед Гаэли, затирая огненные лужи, регулярно вспыхивавшие на земле там, где я проходила. Мол, сейчас-то чего плакать, все ведь уже налаживается… ой, да куда же вы опять слезы роняете, леди Александра, тут ведь везде уникальные экспонаты, историческая ценность. А я даже сказать не могла, куда эти экспонаты могут отправляться. Нет, уточнять не буду. Далеко, в общем…

Помню, что Рэй приводил меня в порядок комплиментами. Да, вот так получилось: на утешения магов, на слова драконов, да что там, даже на дочкины вопросы я реагировала, как сурок в спячке, еле-еле. А стоило Рэю мурлыкнуть свое "золотая", восхититься моей шейкой и пообещать скорое воссоединение… я мигом проснулась и вошла в контакт с окружающим миром. Немножко односторонний контакт правда – через оплеуху. Ну а как еще реагировать на такие выходки замужней женщине. Пока замужней…

В тот день выбраться из Солнеча не удалось, наша инвалидная команда не смогла бы обогнать даже ползучку – удивительно ленивую местную змею, которая питается листьями и способна всю жизнь прожить на одном дереве, никуда не уползая. Мы забились в тихий уголок, где не летали аррохи, и постарались привести себя в порядок.

Не передать, как мы тогда мечтали о помощи! Хоть какой-нибудь. И, соответственно, о связи.

Но комок серебряной проволоки – именно так выглядел амулет связи – был молчалив, как фанерный гаишник на трассе. Гаэли высказал предположение, что остаточная драконья магия, пропитавшая Солнеч, нарушила настройку. Крис и молодые драконы грешили на аррохи – мол, их энергетический заряд мог повлиять на чары магического приборчика. А Митта долго молчала, а потом вздохнула и призналась, что скорей всего, виноваты здесь не аррохи. Просто она недавно на этот амулет нечаянно села. Точнее, упала. И просит прощения. Это она еще про Рришу не знала.

Прощать ее никто не стал – просто не до того было. У одного из дракончиков началось что-то вроде истерики… Хирран, насмотревшись на беспорядочно пролетающих пожирателей, вдруг затрясся, ткнулся головой в землю и зарычал, тихо, но надрывно, так, что мы все вскинулись.

– Хиран, что?

– Все! – слыша и не слыша простонал тот. – Все! Солнце жизнедарящее, все было так просто! Так просто! А они не смогли! И все так…

– Хиран…

Он поднял голову, яростно-отчаянно посмотрел на плывущее мимо серое пятно, яростно дохнул в него всей силой огня и снова зажмурился, словно не мог видеть больше ни одного аррохи.

– Все наши, Орро! Все, кого мы знали! Никого не осталось…А можно было просто…

Все принялись утешать парнишку, про амулет напрочь позабыли.

Пока он вдруг не замер и не проговорил совсем другим голосом:

– Орро, узнаешь?

От неожиданности мы тоже застыли. И уставились туда, куда смотрел сам Хиран – на комки земли, сыпавшиеся из-под его лапы. Сначала я не поняла, в чем дело, а потом увидела, что комки не рассыпаются при ударе о землю.

Они исчезают.

– Транспортник! – радостно завопил Орро. И принялся разрывать землю, ища какой-то "проводник пути"…

Вот так мы нашли "драконье метро". Опытную модель грузового телепорта, недостроенную, но – невероятно! – работающую! И оказались тут. В лесу, всего в двух днях пути от побережья.

А сегодня приборчик, значит, ожил.


Саша! Наконец-то! Скорей, тебя тут ждут..

Ждут?

Рик!!!

Я чуть не ткнулась в несчастный амулет всей мордой. Он особого восторга не выразил – из серебряного плетения вместо нормальной речи донеслось какое-то зверское рычание вперемешку с непонятным завыванием…

– Рик?!

– Аарррррыыыыр…

– Рикке!

– …ашка! – донеслось из серебряной путаницы. – ..онец-то… Вы в …арядке?

– Папа! – обрадовалась я. – Да! Все в порядке! А у вас?

Амулет секунд пять переваривал сообщение, задумчиво завывая, а потом выдал:

– Что?

– Все нормально-о! А с вами все хорошо?

– Да… говори…олько…ри громче!

– Кто у вас рычит?

– Вертолет! Саш… у нас все нормально. Мама целует… Мы скоро… Но… – голос снова ушел в минус, растворившись в реве и вое. – …покой его! Он никого не… лушает… что он… ет, слепой? Объясни ему.

– Кто слепой?

Рев вдруг прекратился, голос отца стал четким и ясным:

– У него ожог лица, глаза тоже зацепило. Зрение пока не восстановилось, твой муж ничего не видит. Но упрямо рвется к вам. Настырный как… – отец попытался поискать сравнение, не нашел и возмущенно фыркнул. – Теперь я не удивляюсь, что он смог тебя захомутать. Ты…

Отец говорил что-то еще, и кажется, обо мне, но я не слышала. Будто ледяная вода заполнила меня, и в этом холоде перестало биться сердце.

Зрение пока не восстановилось, твой муж ничего не видит… твой муж ничего не видит…

Со своими глазами я сам разберусь! – и серые глаза скользят по мне не видя…

Рикке…

– Саша? Ты только не волнуйся, у него… – и опять шум, в котором тонут звуки. – становится! Только скажи…

– Папа! Передай, чтоб не смел! Чтобы даже не думал! Слышишь?! Папа!

В серебристой плетенке что-то заискрило.

– Э-э… Боюсь, он не услышит, – влез дед Гаэли. – Леди Александра, вам лучше держать себя в руках… ну или в крыльях… ибо вы крайне неразумно расходуете магию. И в результате… поймите, связник не рассчитан на такую… э-э… интенсивность общения.

– Что?

– Да ничего уже… – вздохнул дед. – Чинить будем. И быстро. Нас ищут на этих… вер-то-ле-тах. А мы о месте встречи не успели договориться. Леди Александра! Вы хорошо себя чувствуете?


Я взяла себя в крылья и даже на вопросы отвечала. Кажется… Вот только в упор не помню ни вопросов, ни ответов. И ужина не помню. Хорошо не моя очередь готовить была. Потравились бы все скопом. Хотя чем тут травиться, ужин что был что не был. Продуктов почти ноль. Да фиг с ними, с продуктами.

При мысли о том, что Рик… что он… в общем, на меня накатывали то боль, то ярость, то непреодолимое желание кого-нибудь убить (несколько аррохи, имевших неосторожность пролететь мимо, очень об этом пожалели). Жалко, что в этот момент сюда не принесло никого из Проницающих! Ох, они бы прониклись чем-нибудь! Например, идеями мира и сотрудничества вместо налетов по ночам!

Рикке. Ох, Рикке…

Помню, как непробиваемая оптимистка Маринка и железобетонная чародейка Митта с двух сторон торпедировали меня своим боевым "Все будет хорошо!", а Гаэли поддакивал… и драконы тоже. По их утверждениям, зрение дракону починить – раз плюнуть. В смысле, дохнуть. Правильно. А значит, и человеку тоже. Чего я нервничаю-то?

И да, леди Александра, любая травма отражается в подсознании человека, поэтому Рикке не мог вас видеть во сне… Слышать? Точно нельзя сказать. Увидим, обследуем – тогда и скажем. Да, конечно, поможем. Обязательно. Разумеется. Несомненно, прозреет. Бесспорно. Да. Леди Александра, да дайте же спокойно работать!

Я отвязалась от чародеев со своими вопросами и вспомнила о пойманной рыбке. Но девчонки уже сладко спали, пригревшись у меня под крылом, и будить их только чтоб угостить рыбьим хвостиком или головой, могла бы только отъявленная садистка. Поэтому решила отложить угощение на утро.

Маги не спали.

– Значит, завтра, если мы починим связник, то вполне можем встретиться с поисковой командой?

– Любопытно, какой способ защиты от пожирателей опробовали они?

– Коллега, а вам не кажется это странным?

– Что?

– Я бы сказал, последние события, но вообще-то ситуация уже давно довольно странная. Как нас занесло не куда-нибудь, а именно туда, где под землей спали под чарами вы? Как вовремя мы попали на полянку с травой-аллергеном, благодаря которым теперь можем уничтожать тех аррохи, до кого не дотянется зов портала. Как удачно нашли Солнеч. Как легко отключили портал…

– Легко?! – фыркнула свекровь. – Ну знаешь, Гэл!

– Вообще-то… – проговорил медленно Кристаннеке, – если на то пошло, то удивителен уже сам факт нашего переброса… я имею в виду в живом и даже неповрежденном виде.

– Вот-вот! Мне кажется, для простого совпадения случайностей многовато.

– Версии есть?

– Есть. Я думаю о вмешательстве богини Судьбы. Одарила же она Александру своим кольцом? Вот и… заботится, подстраивая всевозможные случайности.

– Насколько это реально? – тихонько интересуется один из дракончиков.

– Бред, – отрезает Митта. – Сильно помогло тебе твое кольцо шесть лет назад! Или ты считаешь, что превращение в лягушку-переростка – верх везения? Или тебе понравилось сидеть в подвале и прыгать по спинам драконов?

– А ты тогда в чем видишь причину везения?

– А вы не догадываетесь?

– О нет! Вы серьезно?

– Абсолютно.

Интересно, о чем это они?

– Ну да, давайте сюда приплетем еще и то, что Александра вообще не случайно свалилась сюда и перевернула все вверх тормашками!

– А кстати, да.

– Что – да?

– Очень верно подобрано слово, коллега Кристаннеке. Александра.

– Коллега Гаэли, когда у вас так блестят глаза, это не к добру. Что вы хотите сказать? что все дело в Александре?

– А вы еще сомневаетесь?!

Я сердито прижала уши и отвернулась. Тоже мне, а еще маги! Вот так спутают с богиней, потом не отмоешься. Счет к богине, кстати, возрастает на глазах. Сначала плен у драконов, потом аррохи и джунгли, а теперь еще и Рик. Рикке… я верю, я знаю, что он вылечится, но все равно – если б не Рриша и Мариша, я бы сейчас стартовала отсюда со скоростью космического шаттла. И оказалась рядом. И обняла его, умного, но бестолкового и неосторожного, когда речь идет о себе, а не о других. Родного… И запретила бы ему всякие полеты, пока не выздоровеет! И…

Может, хоть во сне приснится? Не увидит меня и ладно, зато я его увижу…

Маги наконец перестали сплетничать о нас с богиней и перешли на свой связник. То есть на его починку. И разговор сразу пошел другой, высоконаучный, такой, что из всего набора слов мне лично были понятны только ругательства…

Под него я и уснула.


…Нет! Ох, черт….

Я буквально вырвалась из сна, как пчела из паутины. Сна? Ох, проклятье…

Невидящими глазами осмотрела деревья, окружающие место нашей ночевки, черные скалы, выступающие кое-где из земли.

Сон я увидела. Только не про Рика. Во сне был… черт, это был… в общем, не Рикке. И у меня до сих пор чешуя горит на шее, и…

Что же это такое? Я думала, эти сны случайность. Ну я ведь Рика люблю! Это случайность, что мне приснилось… приснился…

Один – случайность. Два. А больше?

Да кто я вообще после этого?

Наверное, я застонала от бессильной злобы. Или слишком сильно стукнулась головой о землю? Не знаю. Важно то, что я кое-кого разбудила.

– Александра? – послышался негромкий рык Орро. – Что случилось?

Последнее, что мне сейчас надо было – это обсуждать с драконом-подростком сны из раздела "детям до шестнадцати".

– Ничего.

Дракончик замолчал. Но ненадолго.

– Это из-за ничего ты стонала так, будто тебе на хвост скала упала?

Драконы все-таки могут краснеть. Экспериментально доказано. Вот прямо сейчас на одной особи золотисто-зеленого цвета.

– Стонала? Я… э… Ну…

Драконы – они понятливые. Особенно маги.

На секунду мне показалось, что эксперимент по покраснению драконов продолжается, и следующий подопытный образец как раз Орро. Дракон-подросток застыл с открытым ртом и, казалось, не знал, под какое крыло спрятать голову.

– Ты… э… ну… устала, да?

– Что?

– Ну, не проверила, с кем рядом ложишься… чтобы запах не чуять, в таком возрасте обычно смотрят, а ты… извини, в общем…

Возраст? Запах? При чем тут за… Минууууууточку! Это что он сейчас сказал?! Я вцепилась в бедного дракона, как фанатик-геймер – в новую версию любимой игры и не отпускала, пока тот не выложил про возраст, сны и все с этим связанное.

Только не падайте, а?

Я – тинейджер. Да, представьте, в мои двадцать шесть! Драконий тинейджер. То есть мое тело только начало… э-э… созревать по драконьим меркам. Именно в это время молодых дракош посещают определенные сны и все такое. Особенно (!) если поблизости привлекательный мужчина в фазе поиска супруги. То есть в моем случае – Рэй!

Я задохнулась:

– Так мне поэтому снится такая дрянь?

Так я поэтому… Мне показалось, что слон, топтавшийся на моем сердцес вечера, спрыгнул и куда-то ушел по своим слоновьим делам. Радостная легкость буквально приподнимала над землей!

– Не знаю, что именно тебе снилось, но твоя запах ты определенно чуяла. И это могло спровоцировать…

– И вовсе не дрянь, – приоткрылся черный глаз. Рэй, оказывается, не спал. – Неплохой сон.

И еще ухмыляется, поганец! Убью.

– Ты еще и сны мои смотришь?!

– Те, что с моим участием? Разумеется…

– Скотина!

– Мамуля, ты же объясняла, что такие слова приличные девочки не говорят, – послышался голосок из-под крыла.

– Спать немедленно!

– Да я сплю! – искренне (слишком искренне!) заявил голосок. И буркнул. – Между прочим, от таких снов "холодилку" жуют. И златокорень.

– Ты откуда знаешь?!

– Подумаешь, в девичьей купели еще и не то услышишь…

Это точно. Особенно, если слушать внимательно, а не так, как я.

– Маринка, спать немедленно!

– Да я сплю!

– Леди Александра, а у меня в аптечке имеется запас меда малерьены, в просторечии именуемого холодилкой. Не желаете опробовать?

Гаэли что, тоже бессонница одолела? Да что за ночь сегодня!

– Рррррррр!

– Деточка, незачем так нервничать. Все в курсе, что ты чудесная жена для моего мальчика, а сон – это так, мелкое недоразумение…И если бы ты сказала раньше, то…– думаю, кто это сказал, вы и так догадались.

Ууууууууууууу! Они меня доведут, точно.

– Всем спать! – рявкаю я, и самое интересное, что "все" слушаются. Опускает любопытную головку Шиарри, молча укладываются маги. Рэй ехидно роняет, что надеется на интересный сон… заррраза! Я мстительно подкидываю на черный бок какую-то остропахучую травку (запах будто самка клопа собралась на свидание и надушилась нафталином) и перекладываю голову на максимальное расстояние от Рэя.

Наконец все стихло.

Только под крылом у меня шептались и возились: Рриша пыталась выяснить у старшей сестрички, что такое приснилось маме. Но я их шуганула – умолкли и засопели.

Последняя мысль была о том, что скорей бы утро. И еще смутно промелькнуло что-то о том, что встать бы пораньше, продолжить рыбалку. А то как делить на двоих такую маленькую рыбку?


Пробуждение вышло одним из самых запоминающихся. Нет, сон мне снился хороший, никаких Рэев там и близко не было, а был берег речки, папа и карасик, которого мы ловили вместе… лет этак двадцать назад. Вот только в прекрасный сон постоянно вторгались чьи-то крики:

– Это не аррохи! Это не аррохи! – надрывался чей-то голос.

– Проклятье, да откуда же оно взялось…

– Оно мертвое…

– Что?!

– Кто это наколдовал, признавайтесь немедленно!

– Не мы!

– Спорим, я знаю, кто?

– И спорить не буду! Но когда она проснется – клянусь богами, я наконец устрою ей лекцию по…

– Да помогите же мне выбраться! О боги, оно воняет, как… как рыба… кстати, вкусная…

– И правда рыба!

– Правда, вкусная…

– Александра! Где Александра?

– По моему, она вон там… под плавником.

Где?! Я открыла глаза… и обал… удивилась. Во-первых, было темно. Во-вторых, отчаянно несло рыбой. И в-третьих, ощущение, что на меня улегся то ли Рэй, то ли самосвал "КРаЗ", причем нагруженный… Вдуматься в ощущения мне не дал настойчивый голос:

– Леди Александра, немедленно вылезайте! Где вы?

– Санни, правда, где ты? – послышался беспредельно счастливый рык Рроша. – Скажи нам только чары, с помощью которых ты увеличила эту вкуснятину – и мы все для тебя сделаем! Ням-ням.

Я обреченно уставилась на узор чешуи прямо перед глазами – рыбьей, но какого размера! – и вздохнула.

Да-а, покой мне только снится. Ну… по крайней мере, теперь ясно, как делить рыбу.

Сколько в ней тонн, интересно?

..Вашу магию!

В этот день мы никуда не полетели! Наголодавшиеся мальчишки не могли представить, что придется бросить такое количество еды. Пришлось перерабатывать все, что мы в состоянии были захватить. А потом отмываться.

А потом еще и искать "связник", невесть куда подевавшийся…

Словом, лететь стало поздно. А ведь всего два дня пути осталось!

Стоп, а это что? Знакомый какой гул… вертолеты?!

Определиться, правда, удалось не сразу – на поляне много чего было, но вот с тишиной полный облом. Драконы коптили получившийся рыбоужас (двадцать один метр в длину!) сравнительно тихо, маги сосредоточенно пихали его в "кладовку", начаровывая уменьшение каждого куска – тоже без особого шума. А вот дети… ну вы когда-то видели тихих детей? Видели?! А, в спящем виде… там я тоже видела. Но сейчас-то они не спали.

– Вииииииииииииии! – верещала предполагаемая невеста принца.

– Иииииииииии! – пищала ее названая сестричка.

– Арррррррр! – рычал бедняга Шиарри, которого две малолетние хулиганки тянули с собой. Дракон-подросток упирался и лапами, и крыльями, нервно поглядывая вниз – чем бы ни занимались в детстве малыши здешней Стаи, кататься с горки явно было не в традиции. Или не по статусу? Хотя неважно. Упираться ему осталось минут пять от силы – или я плохо знаю свою дочку…

Дракоши катались с горки. Прямо по рыбе. Не знаю, что это был за вид, но голова у рыбокошмарика была крупная, макушка находилась куда выше спины и вполне сходила за горку. Аррохи тут попадались очень редко – выбирая место, мы "расчистили" себе место. Только что прошел дождь, рыбья чешуя была скользкой и пахла, как целый магазин морепродуктов, девчонки перемазались с ног до головы, словом, все элементы детского счастья были в полном составе.

– Мама-а-а! – ликующий визг взлетел над горкой и ввинтился прямо в мозги. – Мама, мама, смотри, я без крыльев могу, ииииииииииииииии!

– Ар-ыыыыыыыррр! – возопил несчастный Шиарри, которого "дама сердца" спихнула-таки вниз, коварно подкравшись со спины…

Неудивительно, что у нас уже немного звенело в ушах…

И ничего странного в том, что эти самые уши не сразу засекли и опознали посторонний шум. Еще полчасика "катаний", и мы, наверное, не услышали бы даже падение метеорита по соседству. Раньше всех среагировали сами детишки – видно, собственный шум не настолько оглушает. И подняли головки, высматривая, что это такое: в небе, а не дракон?

И пока я отходила от невероятного в этих местах зрелища – три "Крокодила" (вертолеты МИ-24), плавно разворачивающиеся над лесом…

– Ой, посмотрите!!! Посмотри, мам! Верхолет! Верхолет летииииииииит!

– Верхолет?

– Какая необычная форма.

– Как головастик той гигантской лягушки, помните?

– Не пойму, как это летает?

– Что это такое?! – драконы были на высоте. То есть, несмотря на въевшиеся рефлексы, в незнакомые предметы огнем не плевались и только настороженно провожали взглядом полет хвостатых монстров…

– Это такой своеобразный вид корабля, – попробовал просветить аборигенов Гаэли. – Только не морской, а воздушный.

– Корабля? – судя по всему, что такое "корабль", Рэй знал не лучше, чем что такое "верхолет".. то есть вертолет.

– Верхолет! – может, Маринке как просветителю не хватало умения, но зато энтузиазма хватило бы, чтобы заполнить знаменитый Гранд-каньон в Аризоне. – Деда, это деда!

Я заулыбалась.

Папа… наконец-то…

На традиции олигархов папа плевать хотел из окна личного самолета, поэтому не стал ждать, пока из вертолета посыплются телохранители, а спрыгнул сам, причем чуть ли не раньше, чем "Крокодил" приземлился. Оглянулся… и безошибочно выбрав из наличных драконов родную мордочку… то есть лицо… бросился ее обнимать. Вместе с шеей и прочим.

– Деда…

– Маришка! Солнышко дедушкино…

Со стороны картинка смотрелась убойно: седоватый мужчина висит на шее у золотистой дракоши и наглаживает ей чешую и крылышки, а та топчется на месте, стараясь не наступить ему на ноги и не попасть слезинкой… Слезки малышей не настолько горючие, как у взрослых особей, обжигают не огнем, а где-то на уровне кипятка, но тоже мало приятного. Дедушка об этом забыл… а Маришка явно помнит…

– Мариночка, золотце… похудела как… детка…

– А бабушка тут?

– Мариночка!!! – крик, перекрывающий шум вертолетных винтов, делает последний вопрос совершенно лишним. Бабушка совершенно точно тут и уже готовится к десанту на поляну. – Принцесса моя!

"Принцесса" едва не роняет дедушку, среди дракош слышатся первые смешки, с вертолета пикирует бабушка, еще в воздухе одаривая внучку двумя полностью противоположными по смыслу фразами ("Моя красавица" и "Ужас, как ты выглядишь"), охрана рассыпается по поляне и с недоумением смотрит на уже порядком покромсанный рыбоужас… Все правильно, именно так я эту встречу и представляла. Сейчас начнется еще кое-что. Три… два… один…

– Дедушка, а теперь ее обними, – как по заказу звучит нежный Маришкин голосок.

Дедушка не пылает желанием обнимать еще одну дракошу, и это можно понять. Но он у меня вежливый… И он улыбается, глядя на комплект из двух неловко переступивших лапок, мягких крылышек и застенчиво поблескивающих глазок.

– А кто у нас тут такой красивый?

И Маринка добивает его прицельным одиночным:

– А это моя новая сестричка.

Ноль. Следующий вопрос я могу предсказать без всякий чародейских гаданий, причем со стопроцентной точностью – как папа финансовый кризис:

– Сестри… – начинает папа… и повышает голос. – Саша, ты где?! А ну, иди сюда!


Где-где…

Ну где я могу быть? В зарослях я, бантики завязываю. И ругаюсь шепотом. Нет, я знала, что у свекрови в одежде вкусы нетрадиционные, но чтоб настолько! Ну да, мне пришлось ее костюмом воспользоваться – свои платья я как-то не позаботилась прихватить, слишком уж неожиданно сорвалась в этот пеше-летучий тур по джунглям с сафари на аррохи.

Родителей как-то принято встречать в приличном виде, вот я и пытаюсь привести себя в этот самый вид, завязывая на рубашке десятый… нет, уже двенадцатый бантик!

И, между прочим, оттягивая встречу с Риком…

Как же хочется его увидеть.

Если честно, приличный вид только ради него… с надеждой, что он меня увидит. Что он уже… что его зрение уже вернулось.

Золотистого дракона рядом с вертолетами нет, но это еще ничего не значит. Опасно для оборотня менять облик, если ранение проблемное. Утрата крыла, потеря зрения… Риск, что травма закрепится в теле – зарубцуется, но не излечится. Так что Рик просто вынужден сохранять человеческий облик… пока.

Но где же он?

– Саша? – слышится негромкий голос, от которого останавливается сердце…

Рик!

..По нему почти не заметно, что он слепой – только движения чуть скованы и напряженно замерли плечи…

– Папа! – обрадовалась Маришка.

Рик повернул голову на звук, и…

И мир исчез, провалился куда-то на несколько секунд, утонул в невесть откуда взявшемся тумане…

Я только и помню, как хлестали по коже ветки кустов и путалась в ногах длинная юбка. Как мы с Маринкой врезались в него одновременно и запутались в руках и крыльях… Как пахла у него на груди рубашка – какими-то травами…

И как папа Игорь, понявший, что дочерние объятия (и допрос с пристрастием насчет "сестрички") временно откладываются, – с горя, не иначе! – облапил деда Гаэли…

У моего мужа дрожали руки.


Сколько раз мы готовы были поругаться из-за этого его натренированного сверхъестественного спокойствия, сколько раз я удивлялась, как ему удается не выйти из себя даже в самых диких случаях…

И вот.

Все позади, мы вместе, и почти целы, и я больше не схожу с ума вставшего между нами непонимания – мы разберемся, обязательно разберемся, ведь все-таки вместе…

А у него дрожат пальцы, и он пытается одновременно проверить чарами и меня, и дочку, пока Гаэли довольно сдавленным голосом не начинает рычать на него за неблагоразумие, неосторожность и нетерпение…

И я спохватываюсь:

– Рик, ты как?

– А вы?

– Сначала ты! – вставляет Маринка, осторожненько пристраивая голову под папину руку.

– Вот именно! – в голосе моей свекровушки слышатся что-то отдаленно похожее на раскаты грома.

На бледном – слишком! – лице Рика мелькает первая улыбка. Он гладит чешуйчатую мордочку (что делать – детских платьев тут нет, и с превращение в девочку Маришке придется погодить, пока мы с Миттой не сошьем хоть что-то), а наша дочурка (в драконьем виде она самую малость повыше папы) млеет и едва ли не мурлычет.

– Ну, у тебя-то точно все в порядке. Колокольчик мой…

– Папа, ой, папа! Мама сказала? У тебя теперь два колокольчика. Рриша, иди сюда! Давай, не трусь!

– Это та, которая "не твоя дочь"? – еле слышно спрашивает мой муж.

– Э-э, Рик, это не…

– Иди сюда, Рриша.

Наша новая дочка подходит… ну то есть она подпихивается к новому папе по шажку. Воссоединению помогают давящийся со смеху почетный дед, веселый Хирран и мрачноватый Шиарри (кажется, у парня до сих пор шок на тему "Оборотни среди нас").

– Ну чего ты, малышка? Иди к папе.

Дракоша озадаченно смотрит на предполагаемого папу:

– Такой маленький? – вырывается у нее.

Хохот рушится на поляну волной.

Хохочут дед и обе бабули (всегда знала, что они еще припомнят похожую сценку трехлетней давности, с Маринкой), смеются драконы, вцепившись в рыбий хвост, давит хохот Шиарри. Ржет охрана… Все они, изрядно нанервничавшиеся за последние дни, рады сбросить напряжение.

Смеется и сам будущий папа. И под смех протягивает руки, безошибочно хватая в охапку своего нового ребенка, и что-то говорит, что-то, от чего малышка счастливо фыркает..

Вот теперь можно и поплакать. Ничего не спалю, не в драконьем виде… уже можно…

– Александра! – врезается в мои мысли голос мамули. – Это просто невозможно!

Ты посмотри, в кого ты себя превратила! Под глазами синяки, волосы как у бюджетницы, а платье… у меня нет слов! Переодеваться, живо! Ужас какой…

Слезы мигом высыхают.

Спасибо тебе, господи, за то, что ты сотворил человеку родственников. Недаром говорят, что именно родной кровью лучше всего промываются мозги. И братья по крови – не всегда братья по разуму… И что желание пить кровь друг из дружки часто возникает на основе кровного родства. Может быть… зато отвлечь тебя они способны как никто!


К тому времени, когда прославленная драконья вежливость сдалась под напором драконьего любопытства, родители уже успели выяснить все подробности про появление новой "внучки в скорлупе" и наши приключения в общих чертах, дракономаги – уразуметь, что такое сгущенка, вертолет и рация, а маги и Рэй – узнать новости о коллегах. Каждый о своих.

С магами было проще всего. Они втихую окопались в самом безлюдном (то есть бездраконном) местечке и заканчивают строить хатарессу дальнего действия. Если дела пойдут хорошо, то сюда пойдет переброска всего нужного для жизни: продуктов, лекарств, самих магов. Если плохо – то хатарессу запустят в обратную сторону, чтобы эвакуировать местных…

Мы переглянулись. Сообщить, что плохого исхода уже не будет? Аррохи, конечно, на континенте еще полно, чертов портал до всех не дотянется, хорошо, если его на половину хватит… просто самого плохого исхода уже не будет. Но перебивать не стали. Сначала дослушаем.

Оказалось, дело не только в аррохи. В драконьей Стае разброд и шатание – группка "воинов", пользуясь отсутствием вождя и пропажей Проницающих, передралась, выискивая, кто тут теперь будет самым главным, и в процессе выяснения пожгла часть продскладов. Нечаянно или нарочно – один черт разберет. Наши драконы смогли установить контакт с одной (самой вменяемой) группировкой и сейчас стараются как-то разрулить ситуацию без особых обострений. Пока получается не очень – как выражается Дебрэ, слишком запущенная ситуация.

Я припомнила черепа и вздохнула. И впрямь… надо было расколотить тогда все черепушки, и… или не все? Драконам не хватало только взбесившихся рыб и зверей впридачу к чокнутым птичкам.

Разговор между тем продолжался:

– А Проницающие?

– Не видно и не слышно. То есть еще не вернулись. Кстати, кое-кто шепнул, что их было не два, а три.

– А куда же подевался третий?

– Никто не в курсе. Саша, ты сколько Проницающих пнула тогда, двоих или троих?

Я только плечами пожимаю. Слишком у меня сейчас настроение хорошее, чтобы думать о монстрах. Все живы, все здоровы (почти), сыты – кажется, в первый раз за все это дикое путешествие по диким джунглям. И все проблемы сейчас кажутся легкими. Подумаешь, Проницающие! Подумаешь, аррохи! Подумаешь, злобные драконы с хамскими замашами! Разберемся!

– Жаль, – роняет Рэй. Я ловлю черный взгляд и отворачиваюсь.

Его вышность Первое Крыло продолжает действовать мне на нервы. Теперь даже сильнее, чем раньше. Он как-то резко перестал шутить и бросаться подколками, помрачнел и сейчас ощущался как грозовая туча…

– А как вы сюда добрались? – дракономаги уже познакомились с человеческими коллегами (вместе с Рикке прибыло еще двое) и "верхолетами", поудивлялись, как неживое может летать, и сейчас забрасывают новоприбывших вопросами. – Мимо аррохи?

– Это "Шериф", – улыбается папа.

– Что?

– Микроволновая пушка. Производство США, разработка для Афгана, недешевая, но действенная. Разносит этих прожор в пыль. Я пять штук купил – как чувствовал, что пригодятся. Три тут – по одной на вертолет. Четвертая осталась в этом драконьем убежище. Так, на всякий случай.

– А пятая?

Отец подбрасывает на ладони мини-рацию и лукаво щурится:

– Завернул в упаковку, обвязал ленточкой и отослал в ФСБ. Они все пытались такое достать для изучения, и не получалось.

Узнаю папу.

– Спасибо сказали?

– Страна не всегда должна знать своих героев, – гордо заявляет папа. – Хороший герой – это герой скромный.

– Ага-ага, – киваю я. – Лупу подарить?

– Зачем?

– Скромность в тебе разыскивать. Или лучше микроскопом? Больше шансов.

– Ты мне лучше карту подари, – принял мяч отец. – И клей суперпрочный. Чтобы я прикрепил к тебе датчик, и, когда ты снова влезешь в неприятности, я бы хоть знал, где искать…

– И рацию! – машинально добавил Гаэли, пожирая взглядом немагическую версию связника.

– Хорошая мысль!

Они обсуждают рацию, потом микроволновки, потом нашу чихательную травку… загораются идеей испытать ее (травку) немедленно, только надо отыскать парочку аррохи. Чувствую, для Пожирателей настают нелегкие деньки. Глядишь, скоро в Красную книгу придется записывать.

Но уж аррохи точно обойдутся без моего сочувствия!


Счастье и беда ходят рука об руку.

В разгар жаркого обсуждения планов по разборке с аррохи мамочка вспоминает о гостеприимстве и удаляется к вертолету за "кое-чем вкусненьким". Когда спустя минуту оттуда слышится вопль, мы взлетаем на ноги, как спецназ по команде "Тревога".

– О нет, – стонет мама, с ужасом глядя внутрь вертолета. – Нет…

Что такое?

– Пиррррк? – слышится в ответ какой-то очень знакомый звук.

И откуда-то из груды пакетов появляется… песчанка.

Твою косметичку…

Ее нам только не хватало.

Иннек отряхнул крылышки, жизнерадостно осмотрел разнокалиберных зрителей… и счастливо заверещал, узрев хозяйку

– Чиррик!


Охрана рассыпалась по поляне, уже привычно обходя драконов и с огромным уважением посматривая на чудовищную рыбу. Рриша и Мариша, напробовавшись вкусненького, гоняются за песчанкой. До отлета еще есть пара часов, так что есть время новеньким поесть, а остальным – отдохнуть. Ну и поговорить. Конечно, запахи тут не "Шанель" и даже не духи "Красная Москва", но найти в окрестностях еще одну площадку для трех вертолетов и шести с половиной драконов – это вам не мяуку погладить! Придется потерпеть.

Так же, как взгляды Рэя и – леденящее душу зрелище – двух мамочек, что шепчутся в сторонке. Когда мама и свекровь объединяются – это не добру.

– Рик, – остаться бы наедине, хоть на пять минут, хоть на минутку! – Рик… а в самом деле, как ты?

– Хорошо, – после маленькой паузы отвечает он.

– Врешь?

– Тебя обрыв связи беспокоил? – Рик умеет понимать то, что не сказано. И переводить разговор. Ш-шаман!

– А тебя нет?

– Беспокоил, – он вздыхает. – Но я хоть знал, отчего он. А ты-то нет. Это очень редко делают – блокируют связь между супругами. Причем без согласия.

– Рик… почему?

– Во-первых, далеко. А во-вторых… тяжелораненые могут неосознанно потянуть силу из своих близких. Может плохо кончиться. Понимаешь?

– Так плохо было? Рикке…

Он помолчал.

– Да нет, просто…

– Рик-ке. Прав-ду.

– Сначала тяжело. Потом легче стало. Я даже новую связь нашел. На время.

– Ш-ш-то?! Кого?!

– Березу. Хорошая под окном березка росла, сильная. Саш, не тревожься. Все у нас хорошо. Было и будет.

Верю.

Только.. мне почему-то тревожно.


– Снижаемся!

– Долетели… неужто…

– Да, лагерь там! – указывает сидящий на моей спине отец. – Странно… а почему так темно?


* * * | Новые приключения дракоши? | Глава 22