home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



33

Водопой № 9. Западный Техас

Они явились в ночи, окружив водопой. Бриггс не знал о них ничего, кроме того, что они не люди.

— Ты уверен, что они оттуда? — спросил Джон Мильнер. Кто такие «они», он и сам не знал.

Бриггс покачал головой:

— Да ни в чем я не уверен. Пройдись по периметру, удостоверься, что все начеку. Скажи ребятам, чтобы держали пушки наготове и глаз не сводили с байкеров.

Мильнер ушел, а Бриггс продолжил напряженно всматриваться в темноту. Он не мог описать ту угрозу, что ощущалась во мраке; не мог бы, положа руку на сердце, даже утверждать, будто на самом деле что-то видел. Но он знал, нутром чуял, что они там. Прошлой ночью они убили Медведя, его ротвейлера, весившего девяносто с лишним фунтов. Медведь учуял их во тьме и бросился на них. Пес не лаял, он нападал бесшумно, как волк, не издавая ни звука, кроме злобного рычания в тот момент, когда его зубы вонзались в плоть.

— По-моему, стальной медвежий капкан и то легче стряхнуть, чем этого пса, — удивленно сказал Бриггс Май-меру, после того как они нашли Медведя. Могучие челюсти ротвейлера смыкались намертво, разрывая плоть и круша кости.

Но на сей раз они не услышали торжествующего рычания. Вместо этого пес взвыл от боли. И ужаса. Бриггс услышал этот ужас, и у него самого по коже пробежали мурашки. Потому что Медведь никогда ничего не боялся.

Они нашли пса на следующее утро, в сотне футов за колючей проволокой, ограждавшей источник. Истекшего кровью, со страшной раной в пустой грудной клетке… как будто кто-то запустил туда руку и вырвал сердце. Хозяину сразу показалось, что у пса что-то не так и с шеей, а опустившись рядом с ним на колени и приглядевшись, он понял, что она свернута. Это казалось невероятным: чтобы сломать короткую, толстую, мощную шею ротвейлера, требовалась чудовищная, нечеловеческая сила. Казалось, кто-то одной рукой удерживал пса на весу, а другой вскрыл ему грудную клетку и вырвал сердце. При одной мысли об этом у Бриггса начинали дрожать колени и волоски на загривке вставали дыбом. Чего ему точно, черт возьми, не хотелось, так это повстречаться с кем-то или чем-то, способным вот так располосовать грудь почти стофунтовому бойцовому псу. И пить его кровь.

Здешний водопой, по существу, являлся той же дающей жизнь кровью для Бриггса и еще девятнадцати людей, с которыми он его делил. Вода, пригодная для питья, не отравленная, не зараженная, не вызывающая гниения внутренностей, стала величайшей драгоценностью, после того как в Мексиканском заливе вырвалась на волю какая-то нечисть. Настоящего научного названия у этой дряни не было до сих пор, потому как ученые по сию пору, вот уже два года, спорили, пытаясь выяснить, с чем имеют дело. Зараза придавала воде легкий красноватый оттенок, в народе она имела два названия. «Красная смерть» — навеянное рассказом Эдгара По об ужасном недуге, и «свечение» — так называлась рассказывающая об этой беде песня одного рэппера.

Ученые объясняли случившееся выбросом залегавшего где-то под дном Мексиканского залива ядовитого газа метана, продукта жизнедеятельности каких-то древних микробов. Но потом, подхваченные ветром и перенесенные во внутренние водоемы, эти микробы подверглись мутации, превратившись в нечто иное. Мнений на сей счет было столько же, сколько людей; к бедствию приплетали и террористов, и инопланетян. Но Бриггс твердо знал, что это такое. Кара Господня.

После того как Мексиканский залив превратился в гнилое болото, экологическая чума стала распространяться на север. Воды залива испарялись, собирались в облака, а потом проливались дождями, заражая соседние штаты — Флориду, Джорджию, Алабаму, Миссисипи, Луизиану и Техас. Миллионы людей гибли по мере распространения катаклизма, а те, кто выжил, бежали дальше на север. Предельное перенаселение еще не пострадавших штатов вынудило власти принять меры против массовой миграции, изолировав пострадавшие территории и установив карантинный кордон, охранявшийся силами Зонального управления безопасности.

Бриггс считал Гейндриха и его банду ребятами опасными и явно со сдвигом. В обычное время никто из них не сунулся бы дальше первого защитного периметра, не схлопотав пулю в зубы, но увидев их в то утро, когда нашли Медведя, Бриггс переменил свое мнение, и они договорились, что им будет разрешено остаться на ночь, а за помощь в охране Водопоя они получат сто галлонов воды. Правда, Бриггс почти немедленно пожалел о своем решении.

С одной стороны, он был уверен, что за оградой таится некая нечеловеческая враждебная сущность, и, стало быть, его людям ради выживания не следует отказываться ни от какой помощи. Да и «Вервольфов» было всего семеро, а у Водопоя жили девять мужчин, шесть женщин и пятеро детей, тоже по большей части владевших оружием.

— Я слышал, что на водопой за Таксоном напали Потрошители, — сказал Гейндрих. — Тридцать человек погибло, остальных так и не нашли. Люди говорят — погибшим еще повезло.

— Все это дерьмовые сказки, — проворчал Бриггс, хотя и всматривался во мрак с внутренней дрожью. Он и вправду считал байки о страшных Потрошителях выдумками, порожденными общей паникой и неустроенностью, чем-то вроде леших или домовых, которыми пугают детишек, — но вид Медведя с вырванным сердцем сильно поколебал его уверенность.

Истории, подобные таксонской, ему доводилось слышать не раз — водопой или уединенное поселение подвергалось атаке, людей без разбору убивали, сердца вырывали, кровь высасывали. Такие рассказы передавали из уст в уста, но, с другой стороны, мало ли что придумают перепуганные люди. Официальные каналы информации контролировались властями, отрицавшими существование Потрошителей.

Впрочем, никто, обладавший хоть толикой здравого смысла, не лез к представителям властей с лишними вопросами, да и в разговорах с незнакомцами разумные люди старались не откровенничать. Мало ли у кого что на уме: никому не хочется, чтобы посреди ночи к его дверям заявилась полиция Зоны.

Единственным источником достоверной информации служил некий хакер и радиопират, сумевший подключиться к спутнику связи. Он называл себя Оборотнем, вроде как в память об одном радиоведущем пятидесятых. Этот малый заявлял, что катастрофу в Мексиканском заливе устроили инопланетяне, захватившие контроль над правительством, но потом Оборотень погиб. Причиной его смерти был объявлен пожар, уничтоживший Даллас, после того как город оказался отрезан от водоснабжения, но молва объявляла его гибель делом рук полиции или агентов Управления. Эти ублюдки распоряжались в Зоне, как у себя дома. Правда, тут у них вышел облом — через пару месяцев после того, как город обратился в золу, некто вновь провозгласил себя Оборотнем, причем голос был чертовски похож. На сей раз пират вещал откуда-то с Юго-Запада.

И эта подпольная радиостанция, вещавшая по ночам, постоянно меняя частоты и дислокацию, чтобы избежать поражения ракетами спутникового наведения, была, по сути, единственным источником новостей, которым Бриггс, как и большинство людей, пойманных в ловушку Зоны, доверял.

Согласно версии Оборотня, Потрошители были мутантами, которые переболели «красной смертью» и остались в живых, но превратились в некое подобие вампиров, жаждущих крови.

«Как их убивать, вампиров этих или мутантов? — гадал Бриггс. — Во что, черт побери, превратился мир?»

— Полночь, — сказал он Гейндриху. — До рассвета осталось меньше шести часов. Две караульных смены, по три часа на каждую. В смене четверо моих людей, трое твоих.

— Смотри!

Бриггс резко развернулся, вглядываясь в ночь.

— Что? Где?

— Там, снаружи, — ответил Гейндрих. — Я видел.

— Что видел?

— Сам не знаю. Что-то двигалось. Словно тень.

— Так ведь ночь на дворе, всюду чертовы тени, — проворчал Бриггс, тщетно пытаясь скрыть страх.

— Клянусь глазами и яйцами, я его видел. Похоже на предвестника.

— Что еще, к черту, за предвестник?

— Ну, типа призрак, только он появляется не после смерти, а перед ней. Предвещает, стало быть.

Бриггс положил палец на курок дробовика.

— Ну, это ты его видел, а не я… Ладно, карауль. Увидишь движение — зови меня.

Бриггс отошел от него в смятении. Он знал: двигаться там нечему. Никаких животных, кроме немногочисленных сторожевых собак, в Зоне не осталось. Люди не могли позволить себе тратить воду еще и на домашних питомцев. Да и с едой было туго, так что многие животные отправились прямиком в котлы.

Бриггс прошел по периметру, проверяя посты. Снаружи водопой прикрывали две изгороди из колючей проволоки в четыре фута высотой каждая, внутреннее кольцо представляло собой трехфутовую сплошную баррикаду из мешков с песком, у самой воды находился бетонный блокгауз, на сооружение которого пошли плиты с заброшенной стройплощадки.

Ночь стояла сухая и жаркая, температура и в полночь держалась около ста градусов по Фаренгейту. Одна из тех ночей, когда возникает ощущение, будто сама земля скукожилась от жажды. Возможно, так оно и было.

Люди не были единственными жертвами разразившейся катастрофы: в Зоне почти не осталось ни животных, ни растений. Сначала на значительную часть ее территории обрушились проливные дожди, принесшие из залива заразу, а после того как ливни и наводнения закончились, последовала двухгодичная засуха. Ирригационные системы пришли в упадок, отравленная вода вызвала массовую гибель растений, а мертвый сухостой охватили лесные пожары. А поскольку теперь на пути у пыльных бурь не стояли леса и рощи, ветра быстро превратили весь Юг и Юго-Запад в гигантскую пустыню.

Бриггс привык любоваться живностью с крыльца своего ранчо, привык к копошащимся на дворе курам, к поющим в кронах птицам. Теперь не осталось не только птиц, но и самого ранчо: его просто сдула чудовищная, заслонившая солнце пыльная буря. Впрочем, не осталось ни мух, ни москитов, ни муравьев, но Бриггсу именно исчезновение птиц казалось показателем безжизненности Зоны.

Мильнер варил на горелке близ блокгауза кофе, когда Бриггс прошел во внутренний периметр. Дерева на растопку в Зоне не осталось вовсе, обугленные стволы, чудом уцелевшие после пожаров, быстро догорели в кострах и очагах.

Из транзистора, стоявшего рядом с газовой горелкой, вещал голос Оборотня, или кто там назвался его именем — он брал интервью у мексиканца из Веракруса, пустившегося в бега, когда зараза обрушилась на восточное побережье Мексики. Поняв, что беседа касается Потрошителей, Бриггс прислушался внимательнее.

— Это науали, — промолвил старик, говоривший по-английски с сильным акцентом.

— Кто такие на…уали? — не понял интервьюер.

— Ягуары-оборотни, сеньор. Вот у вас, на севере, есть волки-оборотни, а у нас эти твари, полулюди-полузвери.

— Вот еще дерьмо, ягуары-оборотни, — проворчал Бриггс.

— Тише! — шикнул на него Мильнер. — Этот малый у себя в Мексике был историком, он специалист по этой части.

— Ну их в задницу, таких специалистов.

— А откуда, по-вашему, они берутся, эти полуягуары? — спросил Оборотень.

— В Мексике существовала цивилизация ольмеков, называвших себя Народом Ягуара, потому что они поклонялись гигантскому коту джунглей и верили, что его укус способен превратить человека в полузверя. Другие народы Мексики, такие, как майя, тольтеки и ацтеки, во многом переняли культуру ольмеков. После испанского завоевания Мексики стали распространяться тайные ордена Ягуара, ставившие целью изгнание конкистадоров.

— Это были сообщества убийц, не так ли? Вроде тугов в Индии или людей-леопардов в Африке?

— Разница между ягуарами-оборотнями и представителями названных вами религиозных сообществ состоит в том, что мы не имеем доказательств того, что последователи других сообществ действительно имели дело с чем-то сверхъестественным. А о культе Ягуара свидетельствуют высеченные на камне рельефы давностью в две тысячи лет, на которых мы видим существ с человеческими телами и головами ягуаров.

— Расскажите, пожалуйста…

Что хотел узнать Оборотень, слушатели так и не узнали, передачу заглушили помехи.

— Опять заглушили, — сказал Мильнер, выключая радио. — Наловчились, гады. Оборотень говорит, что власти надеются накрыть его ракетами, наведенными по радиосигналу.

— Тогда на кой черт им его глушить? Не лучше бы было дать ему говорить до тех пор, пока не запеленгуют и не возьмут на мушку?

— Так ведь это власти, они все через задницу делают.

— И то верно… Слушай, ты походи по периметру. А то я этим нацистским ублюдкам доверяю не больше, чем тому, что отирается снаружи.

— А ты не думаешь, что мексиканец прав? — спросил Мильнер, когда он уже уходил. — Вдруг там и вправду люди-ягуары?

— Ага, заодно со снежным человеком и Дракулой. Давай, пошевеливайся.

Говоря, он обернулся к собеседнику и чуть не уткнулся в гейндрихова приятеля. Байкер был таким же грязным, и воняло от него точно так же.

Чертова зараза переменила все на свете. Нынче ни от кого приятно не пахло, потому как люди не могли позволить себе тратить воду на умывание, а когда потом и мочой воняют все подряд, из-за запаха ни к кому придираться не приходится. Но от чертовой банды Гейндриха смердело как-то особенно, не как от других людей. Было в этом запахе что-то знакомое, Бриггс точно знал, что ему доводилось чуять нечто подобное раньше, но где и когда — он вспомнить не мог.

Он обошел всех четверых караульных из смены, тихонько инструктируя каждого держать глаза открытыми и одним глазом приглядывать за байкерами.

Поговорив с последним в карауле, Бриггс направился в зону между двумя проволочными заграждениями и двинулся по кругу, светя фонариком во тьму и гадая, что же там мог увидеть Гейндрих. Конечно, такой чокнутый ублюдок запросто мог углядеть что угодно, в том числе и то, чего там никогда не было. Но с другой стороны, мир вокруг тоже был безумным. Черт, ну не в то время Бриггс родился…

Нынешняя зараза была не первым бедствием, поразившим мир. В Средние века «черная смерть» унесла жизнь каждого третьего человека в Европе и на Ближнем Востоке. В каждом столетии эпидемии гриппа уносили по всему миру миллионы жизней. Великие туземные цивилизации в Северной и Южной Америке были выкошены завезенной конкистадорами оспой, а в это время в Европе попавший туда из Нового Света сифилис уносил десятки миллионов жизней. Но ни одна катастрофа, включая техногенные катастрофы атомной эры, не угрожала всему миру.

«Не повезло, — снова подумал Бриггс. — Легли бы карты лучше, я бы, может быть, жил в другое время». Например, в ту эпоху, когда его дед прибыл на Запад, построил ранчо и занялся скотоводством. В то незатейливое время, когда разговоры о конце света были не больше чем разговорами.

Гейндирх оказался рядом с ним так внезапно, что он едва заметил его приближение: услышал тихие шаги и резко развернулся, выставив перед собой ствол.

— Что это ты так подкрадываешься?

Гейндрих ухмыльнулся: заячья губа придала его ухмылке зловещий вид.

— Ничего я не подкрадывался. Просто твои мысли где-то блуждали, вот ты меня и не услышал.

— Мои мысли на курке моего ружья. Будь осторожней, а то я от неожиданности могу продырявить твои кишки десятым калибром.

— Да ладно, тут все на взводе. Все это чуют.

— Чуют что? Я, например, ни хрена не чую.

Бриггс лгал. На самом деле он тоже чуял, да еще как. То было ощущение грозящей беды, от которого ему не удавалось избавиться с того самого момента, когда его взору предстал лежащий на земле Медведь: на груди рана со здоровенный кулак величиной, а крови почти нет. А еще его испугало полное отсутствие следов. Судя по всему, Медведь, эта четвероногая сухопутная акула в девяносто фунтов весом, стал легкой добычей кого-то несравненно более опасного и свирепого.

— Ты хоть задумывался, откуда они взялись? — спросил Гейндрих.

— Кто?

— Они. Потрошители. Кем бы они ни были и как бы на самом деле ни назывались.

— Да. Я шевелю мозгами и, полагаю, знаю, откуда они берутся. Ребята вроде тебя рассказывают про них страшные истории, после чего ребята вроде меня бросают свои водопои.

— Мне не нужна твоя вода, — прошептал Гейндрих.

На Бриггса снова повеяло исходившим от байкеров неприятным запахом, и это снова растревожило его память.

— Там! — указал Гейндрих.

Бриггс резко развернулся, присев на корточки и направив дробовик во мрак.

— Где? Что ты видишь?

Уставив ствол в темноту, он по усилившемуся запаху понял, что Гейндрих придвинулся ближе — и тут до него вдруг дошло, почему эта чертова вонь кажется ему знакомой. Так пахло у него в хлеву, когда он резал корову или свинью.

Это был запах крови!

Он повернулся и заметил когтистую руку, нанесшую ему удар в грудь. Бриггс не отлетел назад только потому, что Гейндрих неуловимым движением другой руки схватил его за шею, не дав упасть.

Еще живой Бриггс успел с ужасом увидеть, как вспоровшие грудную клетку когти вырвали оттуда его бьющееся сердце.


Всемирный водный кризис разрастается | Преисподняя XXI века | cледующая глава