home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



35

Каден изо всех сил старалась держаться спокойно и ничем не выдать своих страхов, однако чувствовала, что Ален Хольт видит ее насквозь. И ведь не сказать, что она была не той, за кого себя выдавала. Все ее научные достижения были настоящими, хотя, чтобы подключить ее к выполнению миссии, данные о двух последних годах ее жизни пришлось сфальсифицировать. Удивительно было то, что, имея возможность обратиться к куда более видным ученым, Хольт остановил выбор именно на ней.

В то время как зараза, погубив залив и выбравшись на берег, превращала южную треть территории страны в безлюдную и безжизненную пустыню, а остальные две трети — в перенаселенную, депрессивную территорию, страдающую от нехватки воды, Монтес продолжала сотрудничать с Коджи Ода и «лягушками». Ее убеждение, что официальные версии происходящего густо замешены на обмане, еще более утвердилось, когда президент положила конец спорам о том, что было причиной выброса метана — землетрясение или глубинное бурение. Нынешнее объяснение — нарушение баланса между производящими и потребляющими метан донными микроорганизмами — в принципе соответствовало действительности. Но без обмана не обошлось и тут.

Каден посмотрела на Хольта, поймала его взгляд на себе, улыбнулась, чтобы скрыть озабоченность, и опять уставилась в иллюминатор.

Хольт был крепко сложенным мужчиной, с широченной грудью и основательным животиком, из-за чего казался даже крупней, чем был на самом деле. Ее отец был похожего, плотного телосложения, и Каден подозревала, что у Хольта, как у ее отца, этот внушительный объем вызван не столько жиром, сколько покрытыми им стальными мышцами. Волосы у него были густыми и темными, и хотя, по ее прикидкам, ему было явно за пятьдесят, седины во взъерошенной шевелюре не наблюдалось.

Каден знала, что он — бывший директор ЦРУ. Коджи рассказал ей: под конец своей работы в разведке Хольт курировал научный проект, столь засекреченный, что один из друзей Коджи, долгое время проработавший в качестве привлеченного сотрудника над одной из его составляющих, так и не составил себе даже приблизительного представления о проекте в целом. Кроме того, Хольт имел репутацию крутого парня.

— Друг говорил, что он как питбуль с мозгами, — рассказывал Коджи. — Если что не так, мигом вцепится зубами в глотку.

После того как японец через своего человека в верхах узнал, что президент поставила Хольта во главе сверхсекретного проекта, касающегося заражения, Каден с Коджи разработали план ее внедрения в рабочую группу. Благодаря контакту в НАСА «лягушки» смогли устроить для нее послужной список на те два года, что прошли с ее исчезновения из госпиталя в Мексике. Полную смену имени и биографии сочли неприемлемой, потому что ее мог узнать кто-то из ученых, имевших с ней дело раньше. Правда, снова появляться под настоящим именем, после того как оно было удалено из всех электронных баз, было чревато риском: люди, когда-то хотевшие ее убить, вполне могли прийти к решению завершить незаконченную работу.

Но Коджи считал этот риск незначительным. Распространение заразы повергло в хаос всю страну, а Мексика пострадала еще раньше и сильнее, чем южные штаты. Люди, державшие ее в плену в тамошнем госпитале, скорее всего, уже мертвы, а если и нет, им сейчас не до нее.

«Лягушки» сочили нужным внедрить ее в число сотрудников Хольта из-за его положения и репутации. Он был близким другом президента и бывшим руководителем разведки страны. Если кто и знал всю правду о заразе, то именно Хольт.

Но до сих пор Каден так ничего и не выяснила, за исключением того, что у Хольта нестандартный подход к постановке проблемы, подход, который мог бы основательно распалить воображение сторонников конспирологических теорий. Он объявил ученым, что им следует сосредоточиться вовсе не на том, как остановить неконтролируемое распространение заразы, а на том, как можно вызвать метановый дисбаланс.

— Все научные силы мира и без вас сосредоточены на том, как уничтожить производителей метана или восстановить равновесие, резко увеличив численность его пожирателей, — сказал Хольт. — Мы зайдем с другого конца — постараемся выяснить, не как от него избавиться, а откуда он взялся. Это, конечно, явление природное, но для наших целей удобнее предположить, что некто мог бы вызвать дисбаланс намеренно. Как это можно было сделать?

Хольт предложил обдумать это в качестве варианта обратного конструирования. До нее мигом дошло, что такого рода «обратным конструированием» занимаются детективы: начинают с того, что восстанавливают картину преступления, что в итоге и приводит к виновному.

Каден чувствовала, что данное боссом объяснение никого в команде не удовлетворило, но и озвучить свои сомнения никто не решился. Страна давно жила в условиях чрезвычайного положения, и все, что могло породить волнения и беспорядки в и без того страдающих от перенаселения и нехватки продуктов городах севера, сурово пресекалось. И хотя теория рукотворного происхождения заразы была, пожалуй, в ходу более любой другой, официально она не признавалась, и высказывать ее вслух было нежелательно.

Между тем, если бы не плотная завеса лжи и секретности, за которой власти пытались скрыть суть произошедшего, Каден с готовностью возложила бы вину на Мать Природу. В конце концов, метан являлся лишь одним из бесчисленного множества компонентов экосистемы, поддержание равновесия которых являлось необходимым условием выживания планеты.

Помимо Каден, астробиолога, в состав коллектива входили океанограф, биохимик, микробиолог, бактериолог, вирусолог и гематолог. Присутствие большинства из этих специалистов вопросов у Монтес не вызывало, но были и исключения. Например, она не понимала, зачем здесь гематолог. Крови у микроба не было, заболеваний крови он не вызывал и, в отличие от многих возбудителей недугов, не селился и не размножался в крови, поскольку она, в силу присутствия кислорода, являлась для него ядовитой средой. Но это ладно, а вот что касается напрямую ее — зачем здесь астробиолог? Над этим вопросом они ломали голову вместе с Коджи. Конечно, земная жизнь — часть жизни во Вселенной, но ведь речь шла о конкретном, вполне земном микроорганизме, а это компетенция микробиолога и бактериолога.

В отличие от обычной биологии, океанографии и большинства прочих научных дисциплин астробиология не ограничивала свою деятельность жесткими рамками, и даже в ее названии имелось нечто, уводящее в сторону. Наукой, именовавшейся также экзобиологией, занимались не только биологи, изучавшие внеземные формы жизни. Наряду с сугубым теоретизированием имело место скрупулезное изучение данных, получаемых с помощью оптических и радиотелескопов и современных космических зондов. Целью было получение информации о составе атмосферы планет, которые позволяли бы сделать вывод о возможности существования жизни. Тут требовались знания и астрономов, и патологов, и биологов, и химиков, и геологов, да и вообще представителей всех научных специальностей.

Некогда астробиология являлась одной из приоритетных дисциплин НАСА, но теперь ситуация изменилась, тем паче что и само космическое агентство находилось на грани выживания.

Ей виделась своего рода ирония в том, что ее избрали для участия в работе элитного исследовательского подразделения под началом одного из самых влиятельных людей в стране, но вокруг этой истории громоздилось столько всякой невразумительной путаницы, что порой ей казалось, будто у нее мозги набекрень.

Монтес снова посмотрела в иллюминатор. В двух милях над водой не было видно никаких признаков того, что над самой поверхностью невозможно дышать.

— Случалось бывать у залива до того, как его вспучило? — осведомился Хольт.

Он напугал Каден. Сидел напротив нее и курил, несмотря на запрещающие таблички на английском и испанском языках. «Положение дает привилегии», — подумала она.

— Случалось, да. Обычные развлечения — Марди-Гра, катание на лодке по дельте, игровые автоматы в Билокси. Как-то раз побывала на острове Падре. Все как у всех.

— Я так понимаю, еще до обнаружения этого метанового дисбаланса вы написали научную статью о некоторых возможностях исчезновения жизни на Земле.

— Да, было дело. Но это, конечно, совпадение, а никакое не пророчество. Я просто отметила тот факт, что пару сотен миллионов лет назад повышение концентрации метана в атмосфере привело к вымиранию большей части живых организмов. Великое Вымирание, так это и назвали.

Хольт кивнул.

— Да. Пермский период, массовое исчезновение видов. Резкое глобальное потепление, возможно, вызванное продуцирующими метан archaea. Вы прямо в точку попали.

На самом деле то было не предсказание, а всего лишь упоминание об одном из множества бедствий глобального масштаба, которые наша Земля пережила за пару миллиардов лет. В прошлом имело место много катастроф, и, надо полагать, немало их следует ожидать и в будущем. Вот и метановый дисбаланс, по сути, палка о двух концах. С одной стороны, резкое нарушение равновесия привело двести миллионов лет назад к катастрофическому потеплению и гибели множества форм жизни, а с другой, более легкий сдвиг, пятьдесят миллионов лет назад, спровоцировал потепление, которое покончило с Ледниковым периодом.

Как ученый, изучавший формы жизни, Каден знала, что жизни на Земле может угрожать великое множество факторов, как порожденных деятельностью человека, так и таких, какие можно считать Божьей карой или капризом природы. Ее любимая теория, касающаяся шаткости природного равновесия, гласила, что жизнь существует до тех пор, пока плавает лед. Если он погрузится в воду, океан над ним замерзнет и наступит вечное оледенение.

Или вот прекрасный пример, показывающий, как численность бактерий поддерживается в равновесии благодаря ограниченности пищевых ресурсов. Многие бактерии — скажем, возбудитель сибирской язвы — при наличии питания размножаются делением столь стремительно, что при наличии неограниченных пищевых ресурсов масса бактерий быстро сравнялась бы с массой планеты Земля.

— Примерно раз в полгода, — сказал Хольт, — ученые выступают с новой теорией насчет того, почему вымерли динозавры. Если мы не победим эту заразу, лет эдак через миллион какой-нибудь новый вид будет так же энергично строить догадки насчет того, что привело к исчезновению Homo sapiens. Возможно, их удивит, что цивилизация, пославшая своего представителя на Луну, проиграла битву солдатам, которых не видно без микроскопа.

— Хочется верить, что меня выбрали для участия в программе не из-за этой статьи. Я ведь опубликовала не результаты исследований, а всего лишь свои соображения насчет того, как уязвима может быть жизнь на других планетах.

— Ну, как раз перед тем, как прорвало заразу, вы опубликовали еще одну интересную статью. Я имею в виду ту, где говорилось о Пернатом Змее как об инопланетном астронавте, о культе Ягуара и всем таком. Думаю, эта ваша теория вызвала… брожение среди ваших более ортодоксальных коллег.

«Откуда он знает?» — с досадой подумала Каден, хотя виду, конечно, не подала. Ее реконструированная «лягушками» биография не включала эту статью из-за нежелательного упоминания в ней Тео. Чего бы ей очень не хотелось, так это показать хоть какую-то связь с древним городом, где ее захватили в плен и фактически приговорили к смерти.

— Знаю, — промолвил Хольт, — ни в вашем университетском деле, ни в материалах НАСА эта статья не значится. Она выплыла на поверхность, когда я решил поглубже познакомиться с вашей биографией.

«Интересно — подумала Монтес, — куда его привели эти углубленные исследования?»

— Я, хм, предпочитаю не вспоминать об этой работе. В свое время она вызвала насмешки научного сообщества.

Хольт взглянул ей в глаза и удержал ее взгляд. Похоже, он обладал гипнотическими способностями: Каден показалось, будто эти глаза смотрят ей прямо в душу.

— Вы всегда настороже, — произнес он. — И держитесь особняком.

Эта работа была очень важна для нее — жизненно важна. «Лягушки» предприняли для этого огромные усилия и рисковали даже разоблачением своего агента в Белом доме, способствовавшего ее внедрению в команду Хольта. Здравый смысл подсказывал Монтес, что сейчас лучше всего было бы скомкать разговор, отговорившись головной болью, и постараться смешаться с остальными, но она решила иначе.

— Я хороший астробиолог, — сказала Каден. — К сожалению, мир решил прийти к концу до того, как я смогла достичь признанных высот в своей профессии. Однако это не значит, что моя квалификация ниже, чем у кого бы то ни было.

— Вы слышали, как один старый пердун назвал вас «мексиканской девчонкой»?

— Да! Я женщина, а не девчонка, и я родилась и выросла в этой стране!

Три дня назад Монтес вошла в совещательную комнату штаб-квартиры Зонального управления безопасности в Сиэтле, когда остальным было объявлено, что Каден войдет в состав группы. Вопрос «А почему эта техасско-мексиканская девчонка, а не Степанек?» был задан океанографом, не видевшим, что она уже в помещении, и она даже онемела. Не от нехватки слов, а как раз напротив, сдерживая порыв высказать ученому все, что думает, так как последний раз высказывалась еще в школе, когда одна девочка назвала ее taquita[27]

— Степанек вдвое старше меня и гораздо опытнее, но у меня есть два преимущества, которых нет у него.

— Это каких же?

— Я зла и амбициозна. Зла потому, что мир катится ко всем чертям, и может статься, что ему скоро будет не до моей профессии.

Каден выдержала паузу и взглянула Хольту в глаза.

— А сейчас позвольте мне задать вопрос. Что заинтересовало вас в такой степени, что вы решили включить меня в состав группы, члены которой, если судить по бумагам, более квалифицированны?

Неожиданно их разговор прервал океанограф.

— Прошу прощения, мистер Хольт, но вы выражали пожелание, чтобы, когда мы доберемся до устья Миссисипи, я охарактеризовал положение с пресной водой.

— О, да. Начинайте прямо сейчас, — отозвался Хольт.

Океанограф начал с того, что прочел цитату из «Поэмы о старом моряке» Кольриджа.

Вода, вода, одна вода,

Но чан лежит вверх дном

Вода, вода, одна вода,

Мы ничего не пьем.

Как пахнет гнилью, о Христос,

Как пахнет от волны,

И твари склизкие ползут

Из вязкой глубины[28].

— Взгляните вниз, и вы увидите именно такое склизкое море, о каком поведал Кольридж. Несмотря на то что три четверти земной поверхности покрыто водой, лишь малая ее часть пригодна для питья, а из той, что теоретически пригодна, то есть пресной, две трети существуют в виде льда или снежных покровов. И, наконец, из того, что осталось, немалую долю составляют подземные, грунтовые воды. В реках и озерах сосредоточен всего один процент пресной воды. Короче говоря, пресная вода — это ничтожная часть водных запасов планеты. Правда, ее уровень постоянно поддерживается за счет испарения и подъема тумана, которые, уже в атмосфере, концентрируются и проливаются на землю и в океан дождями, чтобы цикл повторился.

Применительно к нашей стране крупнейшей пресноводной системой является речной комплекс Миссисипи — Миссури. Бассейн этих рек, простирающийся от границы с Канадой до Мексиканского залива, покрывает треть территории страны и обеспечивает ее центральные районы пресной водой как для питья, так и для промышленных нужд.

Как нам стало известно еще до нынешней катастрофы, с появлением кислотных дождей водяной пар в атмосфере может содержать вредные вещества, которые впоследствии выпадают на орошаемую дождем территорию. Именно это происходит ныне: ветры и дожди заносят вредоносные споры в глубь суши.

Каден, утомленная этим перечислением общеизвестных фактов, встретилась взглядом с Хольтом. Заданный ею вопрос так и повис в воздухе. Она предполагала, что выбрали ее неспроста: видимо, значение имело и нечто помимо ее научной квалификации. Узнать, в чем тут суть, означало для нее получить ключ к пониманию того, чем на самом деле занимаются власти.

Каден подняла брови, напоминая об уже сказанном:

— Почему я?

Хольт подался к ней и ответил:

— Вы говорите на науатль.

Монтес лишилась дара речи.

— Прошу вас с настоящего момента полностью сосредоточиться на древней Центральной Америке. Если еще точнее, примерно на времени Христа.

— На каких аспектах?

— На всех.


предыдущая глава | Преисподняя XXI века | cледующая глава