home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



42

Хольт представил собравшимся Кэролайн Вонг, женщину сорока с лишним лет, работавшую руководителем студии «Креативная история», компании, специализировавшейся на воссоздании исторических сцен для Голливуда. Стоя позади большого компьютерного монитора, она сказала:

— Древний город был создан — то есть, наверное, правильнее сказать, возрожден — на этом компьютере. Точнее, были созданы два города, оба — копии. Это первый из них.

Кэролайн с театральным жестом отступила в сторону, и экран, за которым она только что стояла, ожил.

— То, что вы видите, представляет собой компьютерную реконструкцию Теотиуакана, наполненного красками и людьми. Город с населением почти в четверть миллиона, бурлящий жизнью.

Сначала Теотиуакан был показан в его нынешнем виде — древние руины с хорошо сохранившимися колоссальными пирамидами, но постепенно экран стал наполняться красками, строениями и людьми. Пирамида Солнца перестала быть тусклой, бурого оттенка каменной громадой, обретя яркие цвета — зеленый и красный. Панорама расширилась, серые развалины по сторонам Дороги Мертвых засверкали красками. Храм Кецалькоатля отбрасывал дрожащие тени, красные, зеленые и желтые. Все это было до невероятности правдоподобно, но такого и следовало ожидать. Насмотревшись фильмов и телепередач, я усвоил, что здешние демоны в состоянии сотворить многотысячную толпу кровожадных римлян, любующихся схватками гладиаторов, сражения гигантских армий на сумрачных полях древности или битвы звездолетов отстоящего на тысячу лет будущего. Они создавали людей, чудовищ и города, которые выглядели как настоящие. Чудесам этой преисподней не было числа.

— Нашей целью является точное воспроизведение исторической среды, — продолжила Вонг, — в связи с чем мы не позволяем разгуляться воображению. В состав творческой группы входят не только декораторы и художники, но также археологи, историки и лингвисты. Мы имеем достаточно свидетельств того, как выглядела Центральная Америка до прибытия испанцев. И знаем, что в то время люди жили в основном так же, как и за пару тысяч лет до Конкисты.

Конечно, цивилизация Теотиуакана была развита лучше, чем более поздние культуры ацтеков и майя. Это явствует из того, что позднейшие культуры, прежде всего ацтеки, жившие в том же регионе Теотиуакана, не добились заметного прогресса ни в архитектуре, ни в письменности, ни в военном деле, ни в сельском хозяйстве. В основном они использовали достижения предшественников, прежде всего Теотиуакана.

Выступление Вонг переводил на науатль университетский профессор из Мексики. Он делал что мог, но и ему приходилось время от времени сбиваться на английский, потому что многие слова и понятия были непереводимы.

Изображение изменилось: Теотиуакан предстал городом с тысячей строений. Дома, дворцы, рынки, улицы. И, уж это я знал по собственному опыту, единственными вьючными животными были люди, переносившие грузы на спине.

На экране разворачивались «бытовые» сцены. Люди по-соседски переговаривались: произношение, конечно, было далеко не совершенным, но я вполне понимал их, и говорили они о том, о чем всегда толкуют между собой: обсуждали цены на маис и бобы, слухи о войне, рождение ребенка. Женщина готовила кукурузные лепешки, называвшиеся тортильями, мужчина шил из оленьей кожи сандалии, наставник обучал мальчиков рисунчатому письму.

— Одобряешь? — спросила меня Кэролайн.

— Это правдоподобно.

— Достаточно правдоподобно, чтобы одурачить Воителей-Ягуаров? — уточнил Хольт.

Я пожал плечами:

— Для такого города, как Теотиуакан, достаточно правдоподобно. Но в небольших поселениях кое-что бросалось бы в глаза.

— Например?

— Например, какие мягкие, гладкие у людей на вашей картинке руки и ноги. Между тем жители Сего Мира в подавляющем своем большинстве ходят босиком и неустанно трудятся руками. Взгляни на мои руки.

— Таких мозолей и мускулов, как у тебя, в наше время не бывает, — отозвался Хольт. — С этим мы ничего не можем поделать. Будем надеяться, что подручные Пернатого Змея не станут так уж присматриваться к рукам и ногам. — Он кивнул Вонг: — Продолжайте.

— Обратите внимание, на рынке торгуют домашней птицей, индейками и утками, овощами, зерном, бобами, перцами — но вы не увидите здесь ни говядины, ни свинины, ни молока, ни сыра. Коровы, овцы, свиньи и козы — все это привычно только для Старого Света. А вот родина картофеля — Южная Америка, но в Мексику он, как ни парадоксально, попал долгим и кривым путем: сначала испанцы завезли его в Европу, а уж потом, прижившись там, он появился и в Мексике. Нет здесь также пшеницы, ячменя, риса и других привычных для нынешнего времени злаков. Мука — пожалуйста, но только маисовая.

Возможно, в Центральной Америке развилась единственная высокая культура древнего мира, основанная на возделывании всего одного злака — маиса. В большинстве других цивилизаций выбор был шире — как в земледелии, так и в животноводстве. Поскольку люди, жившие по ту сторону океана, не получали с основной пищей достаточно соли, важное значение имел контроль над добычей и продажей этого продукта. Правда ведь, что у вас было принято есть продукты в сыром, запеченном или вареном виде, а не в жареном?

— Да, — подтвердил я.

— А все потому, что продукты, содержащие мало жира, плохо подходят для жарки.

— Каждый из вас, — встрял Хольт, — получит диск с этим фильмом, смотреть, когда выдастся свободные время. Даже ты, Tax. Ты проверишь его еще раз на наличие ошибок. На диске будут новые сцены, включая различные варианты общения, рыночного торга и тому подобное. Ко всему этому нужно отнестись с большим вниманием. Слышать иностранную речь в аудитории совсем не то, что в естественной среде, особенно на традиционном рынке, где люди возбужденно торгуются, спорят, приходят к соглашениям. Язык — то, чем мы можем себя выдать прежде всего. Так, на основании того, что ты слышал до сих пор, какое у тебя сложилось мнение? Может Каден выдержать испытание?

Я пожал плечами:

— Сей Мир говорит на разных наречиях. Да, в Теотиуакане ее, скорее всего, за местную бы не приняли. Но в городе постоянно находятся тысячи пришельцев из самых дальних краев, так что быть там принятым за иноземца вовсе не значит привлечь к себе какое-то особенное внимание.

— Кроме внимания тех, кто выискивает иноземцев, — заметил Страйкер.

— Ну, уж нас-то, надо думать, специально выискивать не станут. Эта операция настолько секретна, что о ней даже в Белом доме, в Сиэтле, знает всего несколько человек.

— Что нам следует делать, — заявил я, — так это не совершать ошибок, способных привлечь к нам внимание. Все подозрительное или необычное может быть сочтено богохульством, а это прямой путь в очередь к жертвенному камню.

— Еще одно замечание насчет языка, — произнесла Кэролайн Вонг. — В то время как в настоящее время международным языком бизнеса и путешествий является английский, прежде lingua franca служил французский, а еще раньше — латынь. Первоначально понятие lingua franca применялось к некоему смешению итальянского, испанского, французского, греческого, арабского и турецкого — иными словами, мешанина наречий Средиземноморья, жители которого активно общались друг с другом благодаря морской торговле. Сдается мне, что lingua franca доколумбовой Центральной Америки основывался на науатле, с различными добавками и вкраплениями.

Кэролайн вопросительно взглянула на меня, и я кивнул. Сей Мир ведал множество наречий, но науатль торговцы понимали повсеместно.

— Согласно плану, разработанному ситуационным компьютером, — сказал Хольт, — троим из вас предстоит отправиться в путь под видом торговцев жадеитом. Жадеит выбран потому, что компактен, имея высокую цену, занимает мало места и легок. Это даст вам средства к существованию, а также и на то, чтобы, буде возникнет такая надобность, выпутываться из затруднительных положений. Большая часть этого минерала добывается далеко от Теотиуакана, так что чужеземцы с таким товаром не должны навлечь на себя подозрения. Что скажешь, Тах? Как тебе план?

Я поразмыслил и покачал головой.

— План плохой. Торговцы жадеитом путешествуют большими группами и даже при этом маскируются, выдавая себя за продавцов менее ценного товара. К тому же они нанимают многочисленную стражу. Да и вообще, жадеит привлекает внимание не только обычных грабителей, но и жадных правителей и знати: обладание им манит всех.

— Господи, — вздохнул Страйкер, — для компьютера это сложновато.

— А если использовать обсидиан? — спросила Каден.

— Нельзя. Во-первых, это тоже весьма желанный товар, во-вторых, торговлю им контролирует Пернатый Змей, и в-третьих, обсидиан добывают неподалеку от города. С чего бы им стали торговать чужеземцы?

— Ладно, Тах, а что бы ты предложил? Какой товар нам выбрать? Может, резиновые мячи? — спросил Хольт.

Я покачал головой:

— Я из Народа Каучука.

— И это привлечет внимание, потом что они ищут тебя до сих пор.

— Боги, — предложил я.

— Что? — не понял Страйкер.

— Ты имеешь в виду статуэтки? — уточнила Каден.

— Да, маленькие статуэтки божеств, из дерева или глины: их приносят в Теотиуакан для продажи на рынке или как подношение в храм. Никто не дерзнет обокрасть или ограбить такого путника из страха нанести обиду богу. А обходятся они, если считать в деньгах, совсем недорого.

— Это замечательно! — воскликнула Каден.

Я зарделся от гордости и обратился к Хольту:

— У меня к тебе вопрос. Ты сказал, что посылаешь нас обратно в Сей Мир, чтобы убить Пернатого Змея. А как именно мы должны убить чудовище?

— Хороший вопрос. Я дам вам знать сразу же, как узнаю сам. Сегодня я отбываю в столицу, где получу приказ о начале операции.


предыдущая глава | Преисподняя XXI века | cледующая глава