home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Мать Хулио жила в восьми милях от археологического Теотиуакана, и именно к ее дому подогнала свой «Фольксваген Жук» Каден через три дня после того, как видела убитую горем женщину на похоронах сына. Зная из разговоров с Хулио, что денег у его матушки в обрез, Каден сумела организовать его похороны за счет заказчика исследований.

Бедный Хулио! Официальный вердикт гласил, что причиной всего случившегося явилось употребление психоделиков, и Каден чувствовала себя виноватой, хотя молодой человек говорил, что интерес к галлюциногенной фармакопее Древней Мексики появился у него еще до начала их совместной работы. Она не могла отделаться от мысли, что не предложи она ему заняться исследованием культа Ягуара, молодой человек был бы жив. Каден задавалась вопросом, в какой мере ее собственная одержимость древней историей, доходившая до того, что она ставила под угрозу свое научное реноме и карьеру, могла подтолкнуть юношу к роковому краю ступени.

Ее интерес к истории Мексики был естественным, поскольку она являлась американской в первом поколении, а корни у нее были мексиканские. Незадолго до ее рождения родители Каден под покровом ночи нелегально перебрались через пограничную реку Рио-Браво в Техас. В ту пору политкорректность еще не получила широкого распространения, и таких, как они, называли «мокрыми спинами», но, с другой стороны, нелегальная иммиграция тогда еще не приобрела эпидемического размаха и не считалась проблемой общенационального уровня. В то время прокрасться ночью через границу считалось мужественным поступком, совершаемым людьми, потерявшими веру в возможность обеспечить детям достойное будущее на родной земле.

Они брались за поденную сельскую работу, которой не желали заниматься американцы, и благодаря их труду уборка фруктов и овощей обходилась фермерам, а стало быть, и покупателям дешевле. Поскольку Америка страна большая, приток мигрантов в ту пору никого особо не пугал, тем паче что Юго-Запад и Запад могли принять куда больше народу.

Ее отец и мать горбатились на полях за символическую плату, едва сводя концы с концами. Мать Каден не бросила работу даже на последнем сроке беременности и родила дочь в поле, среди латука.

Каден росла в Техасе, в маленьком городке в тридцати милях от Остина. Когда она училась в третьем классе, ее родители приобрели на окраине домишко на одну спальню, чуть ли не короб из клееной фанеры с плоской крышей. Ее отец занялся ремонтом машин у себя на заднем дворе, а к тому времени, когда Каден стала старшеклассницей, у него уже имелась крупная авторемонтная мастерская в деловом квартале.

Хотя сами ее родители образования не получили, они всячески поощряли дочь к учению, и в выпускном классе именно Каден доверили произнести прощальную речь. Высокие баллы позволили ей поступить в колледж в Остине, а когда она была на втором курсе, на нее обрушилась трагедия: родители погибли в аварии, вызванной лобовым столкновением с пьяным водителем.

В годы учебы в колледже она серьезно заинтересовалась историей и культурой Мексики. Ее восхищали древние цивилизации, существовавшие на американском континенте и уничтоженные жаждавшими сокровищ европейцами, открывшими для себя Новый Свет, хотя обучение в колледже было ориентировано в большей степени на европейскую историю, поскольку большинство учащихся было потомками выходцев из Европы. Эта образовательная система почти игнорировала тот факт, что до прибытия европейцев на американском континенте процветали великие цивилизации, оставившие после себя богатейшее наследие, добившись выдающихся успехов в области архитектуры, математики, астрономии, медицины и летоисчисления.

Но интерес Каден к Мезоамерике объяснялся не только ее мексиканским происхождением. В ее натуре присутствовала детективная жилка, а древняя Центральная Америка, огромный регион, простиравшийся от Мексики до Панамы, предлагал пытливому уму дразнящую загадку: кем были люди, построившие величайший, самый изумительный город доколумбовой Америки… и что с ними случилось?

Но одно дело просто заинтересоваться Тео, а другое — добиться того, чтобы его изучение стало темой научной работы. Для молодой женщины археология, почтенная и уважаемая научная дисциплина, отнюдь не способствовала быстрому карьерному росту.

Однако хорошая археологическая подготовка открыла Монтес путь к занятиям астробиологией, которую также называют экзобиологией или космической биологией. Эта увлекательная область была открыта для каждого, кто чувствовал в себе готовность принять вызов. Поиски внеземной жизни включают в себя самые разные виды научной деятельности, так что археологические познания помогли Каден принять участие в разнообразных проектах, включая и программы НАСА.

Исследование Тео как нельзя более соответствовало ее интересам и целям. Она считала, что в этих руинах сокрыт ответ на величайшую загадку археологии, а возможно, и на тот животрепещущий вопрос, существует ли внеземная жизнь — и не была ли жизнь занесена на Землю извне.

Гипотеза Монтес была дерзкой, и сейчас ей требовалось найти ответ прежде, чем коллеги подвергнут ее символическому сожжению на костре за научную ересь.

Ведя машину по улице, где стоял дом матери Хулио, она думала о молодом человеке, совершившем столь ужасающее деяние. Случившееся не шло у нее из головы часами, не давало покоя, мешало работе и сну, так что отвлечься и успокоиться ей удавалось лишь изредка и ненадолго. В полицейском отчете говорилось, что он убил ребенка, а потом спрыгнул с пирамиды на глазах у толпы туристов, вообразив, будто умеет летать, под воздействием сильных галлюциногенов. Претензий к отчету у нее вроде бы не было, но она никак не могла забыть заявления Лауры Гиллок относительно «ощущений», которые вызывало это место.

Как ученый Каден не была склонна уделять особое внимание всякого рода метафизике, так или иначе сопряженной с изучаемыми ею объектами. Места археологических раскопок не были ни добрыми, ни злыми, безжизненный камень не имел души.

А вот ее мать верила, что место вбирает в себя сущность населяющих его людей, что, например, комната, где произошло убийство, отравлена эмоциями и убийцы, и жертвы. Это, конечно, суеверие, не имевшее к науке ни малейшего отношения. Однако за последние проведенные в Тео недели неприятное чувство, которое вызывал этот город, непрерывно усиливалось, причем появилось оно еще до того, как начались все эти странности с Хулио. Проходя Дорогой Мертвых, мимо развалин, храмов и пирамид, где были вырваны тысячи, а может быть, и сотни тысяч сердец, Каден осознавала, что этот город пробуждает в ней чувство, которое до сих пор никак не связывалось в ее сознании с местом археологических раскопок. Все возрастающий трепет, в котором теперь угадывался страх.

А ведь она проходила этой дорогой много раз, годами, и никогда не испытывала никаких эмоций, кроме энтузиазма. Правда, в сознании Каден это неприятное ощущение связывалось с появлением здесь непривычно большого числа военных и полиции — как говорили, в связи с террористической угрозой. А тут еще японец, который не сводил с нее глаз и таскался за ней, не пытаясь заговорить и ни разу не улыбнувшись: его странное поведение усугубляло дурные предчувствия.

Присутствие вооруженных людей и угроза насилия изменили эмоциональный фон города, создавая впечатление, будто здесь пробудилась некая дремавшая тысячелетия сущность. Каден гадала, не пробуждается ли сейчас древнее зло Теотиуакана, подобно спорам бактерий, оживающих подходящих условий. И не могло ли так случиться, что именно оно в большей степени, чем наркотики, с которыми экспериментировал Хулио, привело к жутким сдвигам в его сознании.

«Прекрати!» — велела себе Каден. Она не могла позволить себе думать о мистическом зле, ведь ее разум должен руководствоваться научным знанием, а не предрассудками.


Домик матери Хулио представлял собой оштукатуренную постройку из кирпича-сырца с плоской крышей и цветами на окнах. Не вымощенная, обрамленная такими же одноэтажными хибарками улица была полна мешавшей проезду детворы: кто на велосипеде, кто на скейтборде, кто крутит обруч.

На кладбище она не подошла к матери Хулио, Ане Родригес, знакомы они не были. Хулио рассказывал Каден, что его мать работала в прачечной и закончила только начальную школу. Когда Хулио было пять лет, его отец отправился на север и обзавелся новой семьей в Лос-Анджелесе, но регулярно высылал отпрыску деньги, пока тот учился в средней школе.

Телефона у женщины не было, и вчера Каден послала к ней узнать, может ли Ана поговорить с ней. Та согласилась встретиться сегодня.

Мать Хулио вышла на стук, тихо приветствовала гостью и пригласила в дом. Как только Каден села, миссис Родригес поставила на край стола перед ней плошку с фруктами. Глаза у нее были красные и опухшие.

Едва Каден принялась выражать сочувствие в связи со случившимся, мать Хулио прервала ее:

— Это они, они убили его.

— Кто?

— Злые оборотни, которых называют науаль.

— Хулио действительно изучал обряды и церемонии группы, именовавшей себя последователями культа Ягуара. Вы хотите сказать, кто-то из них выдавал себя за науаля?

Несчастная мать неистово затрясла головой:

— Не выдавал, нет. Мой Хулио говорил, что они настоящие. Говорил, они пьют какое-то зелье и превращаются в этих зверей, в ягуаров.

Каден просто не знала, что на это сказать. Ей вовсе не хотелось объяснять матери, что ее сын слишком увлекся расширяющими сознание наркотиками, что привело к искажению мировосприятия. Одному Богу известно, какие дьявольские образы «видел» он, когда, размышляя о древних ночных тварях, вдыхал зелье, возносившее его сознание в неведомые выси. А его малограмотная мать наверняка была столь суеверна, что верила в старые сказки о ягуарах-оборотнях.

— Вижу, ты не веришь, — произнесла Ана, — но мне это говорил Хулио.

— Он боялся их?

— Да, пока она не одурачила его.

— Она?

— Эта девица, Марика. Одна из них. Хулио познакомился с ней, когда стал ходить на их сборища. — Глаза Аны наполнились слезами. — Он говорил мне, что любит ее, а она его обманула. Это она пичкала его наркотиками.

— Но Хулио всегда, хм… проявлял интерес к наркотикам.

Ана погрозила Каден пальцем:

— Он много знал о наркотиках, потому что они были частью того, чем он занимался в университете, но сам их не принимал. До тех пор, пока ему не встретилась эта девица. Она сказала, что он прославится, когда расскажет тебе про старую роспись.

— Что за старая роспись?

— Та, которую они нашли после землетрясения. Из тех, которые рисовали на стенах давным-давно.

— А что там изображено?

— Пернатый Змей, Кецалькоатль.

— Не припоминаю, чтобы в последнее время…

Ана покачала головой.

— Никто о ней не знает, только они. Они нашли ее там, в горе. — Женщина указала на север.

— Сьерро Гордо?

— Да, в пещере.

— Правильно ли я вас поняла: эта Марика утверждала, будто они нашли старинное изображение Пернатого Змея?

— Да, они нашли его, те, кто поклоняется зверю.

Матерь Божья! Найденное изображение Пернатого Змея могло произвести сенсацию в археологических кругах. И не только потому, что это редкая и важная находка, — она могла открыть путь к гробнице божественного правителя, которая, согласно преданию, находилась где-то в недрах горы. Могли ли и вправду последователи странного культа, почитавшие древнего правителя, обнаружить в горах нечто столь сенсационное?

— Как мне найти Марику? — спросила Каден.

— Эта девица — воплощение зла. Держись от нее подальше.

Каден знала, что в мире есть и хорошие люди, и плохие, но ее дисциплинированное научное мышление противилось самой идее реальности существования абстрактного зла. Добро и зло базируются на объективных критериях, а не на какой-то невразумительной метафизике. Правда, здравый смысл подсказывал, что от девушки по имени Марика и ее эксцентричных друзей, возрождавших древний кровавый культ, и вправду лучше держаться подальше.

Но и научное мышление, и здравый смысл отступали на второй план, когда речь шла о возможности совершить потрясающее археологическое открытие. А уж если ей и вправду удастся найти место погребения Пернатого Змея, кто знает, сколько удивительных артефактов будет обнаружено внутри и какие поразительные знания о тайнах Теотиуакана это принесет?.. Говард Картер, найдя гробницу фараона Тутанхамона и обогатив мир ее чудесными артефактами, навсегда вошел в историю. А чем она хуже?

Естественно, как только Каден покинула Ану Родригес с телефонным номером Марики, ей вспомнился один странный аспект истории проникновения Говарда Картера в древнее захоронение. Одиннадцать человек, причастных к раскопкам гробницы Тутанхамона, умерли «неестественной смертью». На протяжении ближайших пяти лет. «Проклятие фараонов» породило уйму легенд и принесло кучу денег продюсерам Голливуда.

Размышляя о предостережении относительно «зла», она опустила окно «Фольксвагена» и, ни к кому не обращаясь, заявила:

— Зло есть понятие метафизическое. Я боюсь злых людей. Но не боюсь абстрактного зла.

И пусть это будет моей мантрой.


предыдущая глава | Преисподняя XXI века | ЗЛО ДРЕВНЕГО МИРА