home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



58

Айо! Преисподняя — это оборот колеса времени. Воители-ягуары потащили меня вовсе не в темницу, а прямиком в длинную очередь, протянувшуюся у подножия пирамиды Солнца. Ту самую очередь, которую я описывал в начале своего повествования.

Я думал, что меня схватили, потому что опознали, однако из разговоров с другими, дожидавшимися встречи с Ножом Богов, я понял, что науали рыщут по городу и, похоже, выбирают людей для алтаря наугад. Но поскольку меня не поместили в самый хвост очереди, а провели вперед, я предположил, что какие-то подозрения на мой счет все же имелись.

Колесо времени перенесло меня назад для встречи с тем, кого я считал своим долгом убить, — Свежующим Господином. Когда я увидел его на вершине пирамиды Солнца, с Ножом Богов в руке, увидел стекающие по ступеням вниз ручьи крови, сердце мое заколотилось. И не от страха — от предвкушения. По причинам, ведомым одним лишь богам, мне представилась возможность отомстить тому, кто убил моих близких и лишил меня всего, причитавшегося мне по праву рождения.

Конечно, я обрадовался бы еще больше, окажись здесь и Золин. Увы, Свежующему Господину помогали лишь двое облаченных в черное жрецов. Науаль, втолкнувший меня в очередь к алтарю, исчез, и других я не видел.

Охрану церемонии осуществляли только Воители-Ягуары. Я спросил у оплакивавшего свою участь юноши, много ли в городе науалей.

— Только двое, — ответил он. — Во время игры в олли они находятся возле площадки как помощники игрока Пернатого Змея.

— Он играет сегодня?

— Он играет каждый день. И никогда не проигрывает.

Схватив за руки, двое Воителей-Ягуаров потащили меня к ступеням, у подножия которых Цветочный Ткач собирался выдуть мне в лицо пыльцу забвения, с тем чтобы вверх, к алтарю я поднимался уже одурманенный. Каден объяснила мне, что этот порошок представляет собой наркотик, лишающий вдохнувших его людей собственной воли.

Когда Цветочный Ткач дунул из трубочки на меня, я закрыл глаза и задержал дыхание, одновременно притворившись, будто меня повело и я нетвердо стою на ногах. Между тем высота пирамиды составляла двести футов, и мне, соответственно, предстояло преодолеть примерно две сотни ступеней, высоких и крутых.

Ягуары, держа под руки, потащили меня вверх по лестнице. Когда до вершины оставалось пара ступеней, я сделал вид, будто ноги мне окончательно отказали. Яростно бранясь, причем не на науатле, а на испанском, стражники поднялись на ступеньку выше и потянули меня вверх за обе руки.

Я издал боевой клич, столь громкий, что он потряс бы и небесных богов. Охранники ошеломленно отпрянули; я же, не мешкая, схватил обоих за грудки и рванул на себя. С дикими воплями оба полетели вниз по крутой, почти вертикальной лестнице. Взбежав на площадку и снова издав оглушительный клич, я бросился на Свежующего Господина и его подручных. Жрецы пустились бежать, но Ксайп устремился ко мне, занося острый как бритва Нож Богов.

Перехватив руку с ножом за запястье, я стал теснить его назад, пока не повалил спиной на жертвенный камень. После чего вырвал у него нож и, зажав в руке, выкрикнул:

— За мою семью!

Вонзив острый кинжал ему в грудь, я поводил им в ране туда-сюда, расширяя ее, после чего запустил в отверстие руку и сжал его сердце. Он был еще жив, с разинутым ртом, округлившимися от боли и ужаса глазами. Когда я сдавил его сердце пальцами, он завопил, и этот крик вызвал у меня смех. Я вырвал бьющееся сердце из его груди, повернулся к толпе и воздел комок кровоточащей плоти над головой. Очередь предназначенных для жертвоприношения людей разразилась радостными возгласами, но в следующий миг улыбка покинула мое лицо.

У подножия лестницы стоял Страйкер. Рядом с ним стояли два науаля. И другого пути вниз не было.


предыдущая глава | Преисподняя XXI века | cледующая глава