home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



59

Страйкер отвел меня на игровую площадку. Я испытал облегчение, увидев, что Каден и Хольт живы, хотя они, как и я, были пленниками.

— Зачем ты меня сюда привел? — спросил я Страйкера. — Что, Пернатый Змей собирается играть?

— Конечно. Для этого ты и здесь.

— Не понял. Для чего я здесь?

— Пернатый Змей любит играть с профессионалами, — рассмеялся Страйкер. — Впрочем, сам все увидишь.

Народу у площадки для игр почти не было. Присутствовали двое науалей и около дюжины Воителей-Ягуаров. Последние сторонились оборотней, чьей задачей было вырывать сердце у проигравшего участника — перед тем как его обезглавить.

Четверо стражников караулили клетушку, где держали моих спутников и меня. Заметив Золина, я усмехнулся и кивнул ему, радуясь тому, что оборот колеса времени вынес меня к еще одному старому врагу.

— Нечего ухмыляться, — буркнул Страйкер, — он здесь для того, чтобы увидеть, как ты умрешь. Смотри игру, это даст тебе представление о том, что скоро случится и с тобой.

— Ты ранен? — спросила Каден, заметив кровь на моем рукаве.

Я покачал головой:

— Кровь не моя. Свинью зарезал.

И вот на площадку вышел непобедимый игрок. Пернатый Змей был могуч… наверное, вдвое больше меня. Многие элементы его игрового снаряжения на первый взгляд казались обычными: шлем, защитные налокотники и наколенники, широкий пояс, называемый «хомутом». Только на нем все это выглядело так, будто составляло с ним единое целое, словно вырастало из него самого. И, конечно, в его снаряжении имелась деталь, которой не было ни у кого другого: метановые пузыри за спиной. Это было что-то вроде утолщенной сзади безрукавки, закрывавшей спину от «хомута» до шеи. Защитные накладки были выполнены из материала, похожего на резину. И, разумеется, стиль этого игрового облачения придавал игроку сходство с ягуаром.

Я, как и все игроки, играл нагим, если не считать накладок и набедренной повязки, а вот его наряд закрывал почти все тело. Лишь между шлемом и защитным воротником виднелась полоска шеи с чешуйчатой, как у змеи, кожей.

Пернатый Змей встретился со мной взглядом, и я напрягся, ощутив непонятную мне силу, притягивавшую мое внимание, не позволяя освободиться.

— Скорее динозавр, чем змей, — сказала Каден.

— Что-то в этом роде… разумный хищник. Змеи ползают, а динозавры бегают и даже летают. Они владели миром. И он, конечно, больше похож на хищного ящера, чем на кобру.

Мяч-череп лежал на земле возле Пернатого Змея. Он был поменьше шара для боулинга, но весил, по моим прикидкам, несколько фунтов. По шершавой поверхности резиновой оболочки мяча я понял, что технология тут применялась не современная, а традиционная, та самая, какую использовал Народ Каучука.

Мячи для олли сокрушали кости и причиняли увечья. Мяч-череп, запущенный столь могучим игроком, как Пернатый Змей, запросто мог убить на месте.

Воители-Ягуары с обсидиановыми мечами в руках вывели на площадку второго игрока. Сразу было видно, что играть он не хочет, и воители в данном случае вовсе не почетный караул.

— Господи, да это же Дэвид Бейли! — воскликнул Хольт. — Игрок НБА, пропавший без вести в прошлом году. И ведь не он один — имела место целая серия исчезновений профессиональных атлетов — футболистов, баскетболистов, волейболистов… мастеров всех игровых видов спорта.

Мюллер похищал спортсменов мирового класса, чтобы Зверю было с кем играть.

Воитель-Ягуар бросил к моим ногам снаряжение. Облачение Воителя-Орла. Я поднял глаза и снова встретился взглядом с Пернатым Змеем. Если у меня и имелись сомнения в том, знает ли он, что я сын Владыки Света, они развеялись окончательно. Снаряжение было принесено специально, напомнить мне, что его приспешники убили моего отца.

— Ты следующий, — беззвучно произнес я, надеясь, что он умеет читать по губам.

Игра началась, и я стал отслеживать движения Пернатого Змея. За его соперником наблюдать не имело смысла: у звезды баскетбола не было ни малейших шансов устоять против пятисотфунтового саблезубого тигра. А вот присматриваясь к своему врагу, я заметил, что он не слишком наседает на соперника.

— Он нарочно замедляет движения, — сказал я.

— Зачем? — удивился Холь.

— Растягивает удовольствие. И хочет, чтобы соперник расслабился, не представляя себе его истинных возможностей.

— А каковы они, его истинные возможности?

— Быстрота ягуара.

Я наклонился, чтобы поправить сандалии, и приметил на земле небольшой, в пару дюймов, осколок обсидиана: не иначе как выпавший фрагмент вставки в режущий край меча. Подобрав осколок, я выпрямился, украдкой показав находку Хольту.

— Если я продырявлю его мешки, он точно не сможет дышать?

— Один порез ничего не даст, — ответил Хольт, ничем не выдавая своих эмоций. — У него на спине три отдельных резервуара, и пока хоть один из них цел, ему будет чем дышать. Вот если бы ты смог устроить взрыв…

Он вытащил из кармана пачку сигарет, достал сигарету и отбросил пачку. Из другого кармана появилась зажигалка. Я ее видел раньше — квадратная металлическая штуковина размером с маленький спичечный коробок. Небрежным движением Хольт потер зажигалку о свои брюки, туда-сюда, а когда она зажглась, прикурил.

— «Зиппо». Откидываешь колпачок и большим пальцем давишь вот сюда — высекаешь искру и воспламеняешь жидкость. Это один способ, но есть и другой: чиркнуть колесиком кремня о прочную ткань штанов. Это даже лучше, особенно если колпачок отвалился.

Он отвернул колпачок и бросил его на землю.

— Теперь только и надо, что крутануть колесико, огонек и зажжется.

Он повернул его большим пальцем, продемонстрировав огонек.

— Уловил идею?

Я кивнул. Принцип тот же, что высекать огонь для костра с помощью огнива.

— Подожги метан, — прошептала Каден. — Если ты высечешь искру после того, как продырявишь баллон и выпустишь метан, произойдет взрыв.

Это я понимал. Проблема заключалась в том, чтобы в ходе игры сблизиться с врагом вплотную, причем дважды. Один раз — чтобы продырявить баллон, второй — чтобы поджечь газ.

Я снова посмотрел на площадку. Кецалькоатль едва не позволил баскетболисту выиграть очко… но в последний момент с нечеловеческой быстротой метнулся к мячу, перехватил его и сам, с чудовищной силой, отправил на сторону соперника.

Поняв, что проиграл, Бейли пустился бежать, но путь ему преградили науали. От одного он увернулся, но чуть не налетел на другого, который со сверхъестественной силой выбросил вперед когтистую лапу и вскрыл баскетболисту грудную клетку.

У Каден вырвался крик. Я обнял ее за плечи. Науали превосходили силой кого бы то ни было, кроме своего хозяина.

Золин подошел к нашему закутку и поманил меня. Настал мой черед.

Проходя мимо Золина, я показал ему окровавленный рукав.

— Твое сердце будет следующим.

Он рассмеялся:

— Нынче вечером я буду угощаться твоим мясом.

Я вышел на площадку с куском обсидиана и зажигалкой в правой руке. Острый краешек камня высовывался между моими сжатыми пальцами.

Науаль бросил на поле мяч-череп, который, отскочив, покатился ко мне.

Пришло время игры.

Не обращая внимания на движения Кецалькоатля, я подцепил ногой мяч, оказавшийся тяжелее, чем любой другой, каким мне доводилось играть, подбросил его в воздух и сильным ударом направил в стену, чтобы перехватить его там, куда он отскочит. Какое-то чувство подсказывало мне, что это действительно, без обмана, мяч-череп. Мы играли головой какого-то выдающегося игрока — может быть, футболиста или баскетболиста. И если Золин прав, моей голове тоже суждено подскакивать и кататься по этому полю.

В свое время я хвастался, будто мог бы обыграть и самого легендарного Ксолотля на его небесной игровой площадке. Айо! Всерьез похвалялся, будто в состоянии одолеть бога. Ну что ж, настал час проверить это на деле.

Я понимал, что возможность продырявить пузырь с метаном может представиться только единожды. Если я не добьюсь успеха, он убьет меня прежде, чем я смогу повторить попытку.

Притворяясь, будто все еще пытаюсь прочувствовать мяч, я, улучив момент, резким ударом направил его противнику в лицо. Он стремительно отклонился в сторону, но по шлему, на лету, мяч все же задел. Науали, похоже, были готовы меня выпотрошить, но он взглядом приковал их к месту.

Я встретился с ним глазами.

— Мы едины с Ксолотлем, дарующим мне оллин, — сказал я ему, отвернулся и, пока игра не возобновилась, побрел прочь, стараясь привести в порядок свои мысли. Каден с Хольтом напряженно смотрели на меня, и я кивнул им с напускной уверенность, которой на самом деле вовсе не испытывал. Однако голова моя шла кругом от нахлынувшего вдруг понимания: моя чуть было не удавшаяся попытка угодить мячом в лицо Пернатого Змея порадовала его. И открыла мне его слабое место — он страстно желал настоящего соперничества. Ему надоели легкие победы. И какие бы подлые приемы и трюки я ни использовал, ему все равно. Это лишь возбуждает его, придавая игре остроту.

Ну что ж, теперь, вызнав, в чем слабость противника, я собирался этим воспользоваться. Подобно Героям-Близнецам, противостоящим в преисподней Ночным Властителям, я намеревался использовать в игре как умение, так и хитрость.

Науаль бросил мяч на поле между нами, и игра возобновилась.

На сей раз я не прыгнул к мячу, а отпрянул, но когда к нему бросился Кецалькоатль, совершил прыжок и ударил его ногой по коленному сгибу. Мяч покатился в мою сторону площадки, а когда он рванулся, чтобы снова овладеть им, я упал, блокируя ту же, уже подсеченную ногу, своим телом. Для обычного игрока такой блок кончился бы переломом ноги, но Пернатый Змей лишь слегка запнулся, перепрыгнул препятствие, а когда я вскочил на ноги, он уже снова завладел мячом и теперь вел его в мою голевую зону. Моя попытка блокировать его «хомутом» привела к тому, что Кецалькоатль ударил меня ногой по бедру и сбил наземь. Я тут же вскочил: было больно, но ушибленная нога меня держала, и мне даже удалось снова завладеть мячом. Полагая, что я сейчас направлю мяч в его голевую зону, Пернатый Змей проскочил вперед, перекрывая вероятное направление моего удара, но я вместо этого отбил мяч к наклонной стене.

Когда Пернатый Змей пролетел мимо меня, чтобы ударить по мячу, отскочившему от стены, я бросился на спину богу, зажав между костяшками пальцев выступающий, острый обломок обсидиана. Стремительно, почти неуловимым движением, он развернулся и отбросил меня так, что я с силой ударился о землю. Обломок и зажигалка выпали из моей руки.

Айо! Похоже, этот уровень преисподней мне не преодолеть.


предыдущая глава | Преисподняя XXI века | cледующая глава