home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Вопрос Тиктака

Генерал Тиктак опять был в отличном настроении, как почти всё последнее время. Сегодня он начнёт опрос и это было первой, по-настоящему интересной частью его работы. Воля Ралы была сломлена. Что это был за крик! Это был не просто крик, а настоящие фанфары, сигнал о начале нового этапа их отношений. С сегодняшнего дня он начнёт разговаривать с Ралой, и они вместе направятся на поиски смерти. Сегодня начнётся процесс умирания.

Это был очень серьёзный момент и нельзя было осквернять его какой-либо глупой болтовнёй. Первый вопрос был самым важным. Он долго над этим думал. Вопрос должен был показать ей его страсть, а она должна ответить с нежностью и пониманием. Собственно говоря, это – задание для настоящего поэта, что делало генерала Тиктака особенно гордым, так как он самостоятельно придумал подходящий вопрос.

Медленными, мягкими шагами приблизился он к медной деве, склонился к ней и прошептал:

– Доставляет ли тебе ‹тик› это столько же удовольствия, как и мне?

Рала не отвечала. Конечно, она стеснялась, была удивлена его романтическим вопросом, искала, вероятно, подходящий ответ. Он должен дать ей немного времени.

Тиктак ждал.

Может быть, она его неверно поняла? Может быть, он слишком тихо спросил? Через несколько минут он повторил вопрос. На этот раз немного чётче:

– Доставляет ли тебе ‹тик› это столько же удовольствия, как и мне?

Теперь она обязана ответить, если она не хочет осквернить этот священный момент. Даже наглый ответ или проклятие были бы лучше, чем молчание.

– Доставляет ли тебе ‹так› это столько же удовольствия, как и мне? – проревел Тиктак в медную деву.

Нет ответа.

Генерал Тиктак не мог поверить. Любая другая жертва в подобной ситуации воспользовалась бы случаем, даже если это и помогло бы только на мгновение забыть о боли. Она не хотела знать кто он, тот, кто её пытает?

Ужасная мысль потрясла его: не мертва ли она? Он быстро проверил приборы: их показания были в порядке, она дышала, её сердце равномерно билось. Термометр смерти стоял на шестидесяти восьми.

– Я спрашиваю ‹так› тебя в последний раз и жду твоего ответа, – угрожающе сказал генерал Тиктак.

– Доставляет ли тебе ‹тик› это столько же удовольствия, как и мне?

Нет ответа. Теперь генерал Тиктак занервничал. Она жила – об этом говорили все его приборы. Воля было сломлена – об этом сказал ему её крик.

И тут, наконец, Тиктак понял. Конечно! Рала не была упрямой. Она не сошла с ума и не онемела. Нет, ей удалось то, о чём он даже бы и не подумал, что такое возможно.

Рала сбежала!

Она покинула темницу своего мозга и спряталась где-то в своём теле. Это было единственным объяснением. На этот раз крик, сотрясший стены камеры пыток, принадлежал генералу Тиктаку.



Медвежий бог | Румо и чудеса в темноте. Книга II | Короткая дорога