home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Рождение гармонии Обывательские мысли вслух, после выставки в ЦДРИ

Мы на выставке картин Георгия Миронова в Центральном Доме работников искусств. Художнику недавно исполнилось 70 лет. Публика на выставке дружно пришла к выводу, что родился в России новый художник, значительный и зрелый.

Удивительно и замечательно то, что около двух сотен картин этот человек написал за последние два года. Не мог не написать.

У Г. Е. Миронова нет специального образования по классам живописи и рисунка. В этом смысле от него потребовалось немало мужества для того, чтобы вынести на публичное обсуждение свои работы, поскольку с чисто академических позиций они весьма уязвимы перед критикой по правилам и нормам, установленным в цеху живописцев.

Георгий Миронов доктор исторических наук, доктор искусствоведения, хорошо известен за рубежом как автор оригинальных работ по истории русского искусства, действительный член многих отечественных и иностранных академий и научных обществ, лауреат многих премий, в том числе весьма престижных у профессионалов, автор многочисленных книг и статей по истории искусства, двадцати романов, двух сборников стихов.

Но прежде всего Георгий Миронов – системный аналитик. По природе своей творческой биографии – учёный. И человек высокого, безупречного художественного вкуса. Здесь им взята высокая профессиональная планка – он рискнул написать «Историю государства российского» в десяти томах. И написал её. Зная отлично, что тема до него излагалась многими выдающимися профессионалами, людьми высокой гражданской чести и человеческого достоинства H. М. Карамзиным, С. М. Соловьёвым, Н. А. Костомаровым, В. О. Ключевским. Я перечислил только авторов первого эшелона.

Читая и используя в своей работе его «Историю» я пользуюсь ею как справочным пособием, как энциклопедией. И нахожу в ней не только добросовестное изложение фактов, но и добрые, умные поучения. Очень много «мостов» между различными направлениями в искусстве. Г. Миронов не любит отраслевых барьеров, старается их не замечать, он ищет мосты между островами знаний и чувств. И находит их! Или пытается навести? Ненавязчивые, не резкие оценки и лозунги тех или иных сюжетов и персон отечественной истории, а суждения и рассуждения высокого профессионала и ответственного гражданина. Без истерик и личных оценок спорных и острых сюжетов, которых в нашей реальной истории накопилось более чем достаточно. Г. Е. Миронов историограф, старается быть спокойным, беспристрастным и равноудалённым от предмета и фактов при изложении повествований отечественной истории настолько, насколько это возможно. И здесь ему помогает Г. Е. Миронов-художник.

Нет сомнений, «История…» Г. Миронова первая попытка системного и масштабного изложения основных фактов бытия людей в нашей стране на временном интервале в 1000 лет и приведения оценок и свидетельств участников, очевидцев и современников с различных позиций, часто полярных и очень неравнодушных. Про толерантность наши предки слыхом не слыхивали, да и сегодня девять из десяти опрошенных ничего толком об этом не скажут. Сердцу не прикажешь. Даже очевидные факты и точные доказательства никого на Руси при судебном разбирательстве не убеждали. Нередко случалось обратное. Решения принимались вопреки фактам и здравому смыслу.

Справились ли выдающиеся историки (и литераторы!), перечисленные мною с задачей объективного, научного изложения истории государства российского? С позиций сегодняшнего дня, в контексте реалий XX века, советского и постсоветского периода приходиться давать отрицательный ответ. Как это не печально. Все упомянутые авторы оставались на позициях монархизма и иначе поступить не могли по многим объективным и субъективным причинам. Невозможно в XXI веке упрекать их за это. К чести их, все они твёрдо стояли на позициях правового государства, по существу, даже H. М. Карамзин находился на позиции конституционной монархии. У В. О. Ключевского и Н. И. Костомарова можно обнаружить уже иные оттенки в суждениях о политическом устройстве страны. Но не более того. Н. И. Костомаров за свою «Новгородскую республику», и не только, даже пострадал реально от своих же собратьев по цеху, что не делает чести отечественной исторической науке.

А между тем, в иных странах, история давно уже стала точной наукой. Применяются самые высокие технологии и математические модели для максимально точного и объективного установления всех обстоятельств события и факта. Иначе нельзя. Иная позиция ведёт к иллюзиям и аберрациям частного и общественного сознания, очень опасным в век информационных технологий, объективной глобализации, ожесточённой национальной и этнической конкуренции. При этом речь не идёт об интернационализме и отказе от патриотизма и любви к Отечеству.

Ровным счётом наоборот! Трезвый и объективный портрет самих себя – любимых, является категорическим условием развития, самым эффективным способом раннего предупреждения тенденций распада и деградации. Применительно к России следует сказать о возрождении после многовекового угнетения и стагнации национального духа. Если говорить об ином то мы рискуем навсегда остаться на обочине исторического процесса, произойдёт распад территориальной целостности страны, измена всему наследию наших предков, о которых с такой любовью и сердечностью писали наши великие историки позапрошлого века.

По моему убеждению, Георгий Миронов первым после наших признанных мэтров написал научный труд по некоторым вопросам истории страны. Я бы назвал его десятитомную работу иначе: «История становления русской культуры». Он не писал об истории государства российского. И правильно сделал как учёный. Возможно, он и сам это отчасти понимает. Он назвал свою работу корректно – хрестоматия на исторические темы. История государства в нашей стране никем пока не написана. История культуры Отечества имеет сегодня для нас большую значимость, чем история государства. Государство было и остаётся, с научной точки зрения, архаичным, здесь для современных историков поле для творческих усилий необозримое.

О чём бы ни писал Георгий Миронов, он пишет с любовью и сердечностью патриота. О русской иконе, русских ювелирах, писателях, театре, художниках, музыкантах, скоморохах, кружевницах, народном искусстве, быте и нравах, культуре одежды Г. Е. Миронов пишет как о процессе становления этой деятельности в контексте конкретной исторической реальности, национальной самобытности и с позиций профессионала, избегая, на мой взгляд осознанно, резких оценок а порой и просто оценок общественной значимости тех или иных деятелей отечественной культуры. В его хрестоматии можно найти изложение позиций князя М. Щербатова, М. Сперанского, Е. Дашковой и многих других. И в этом месте Миронов-учёный сурово, порой с недопустимой жёсткостью ограничивает фантазию Миронова-художника.

Я не ставлю задачу анализа и оценки десятитомного труда Г. Миронова, это специальная и непростая работа. Для меня важно установить для себя мотивировки и логику перехода автора от научного и литературного языка к языку живописи.

Здесь много всего. Экспрессия, юмор его натюрмортов и фантазийных сюжетов о норвежском озере (хотя в Норвегии Г. Миронов не был), мостах Эдинбурга, где он тоже никогда не был, цикл зарисовок о Лукоморье, где кажется никто из русских людей пока не был, это мужественный вызов реальности и одновременно океан любви, нежности и благоговения перед гармонией мира, который реально существует и находится под угрозой. Колорит и цветовая гамма небес на большинстве картин явно тревожна, неживой цвет реки в «Воспоминаниях о Карелии», цветовой фон натюрмортов содержит прямое указание на угрозу этому миру, взывает к необходимости его активной защиты и сбережения. От самого себя в первую очередь.

На встрече в ЦДРИ мэтр отечественной живописи Ю.А. Походаев справедливо заметил гармонию музыки и цвета его картин, точную их размерность для решения тех задач, которые автор ставит перед собой…

«Обретение гармонии» называется одна из книг Г. Миронова, созданная в удачном творческом соавторстве с художником Владимиром Галатенко.

Мне кажется это переходная фаза Георгия Миронова от языка слов к языку красок и формы.

Хотя независимо от языка автор сохраняет и развивает главное – высокий уровень аналитичности, христианского смирения перед гармонией мира, языческого удивления перед его очевидностью и гражданской напряжённости при ощущении угроз хрупкой гармонии мира. И этот высокий уровень позволяет читателю и зрителю сделаться соучастником процесса обретения и стремления к пониманию гармонии мира независимо от его географических координат.

Хотя обетованное Лукоморье всё же милее и теплее чем загадочный мост в Эдинбурге и кораблик на почти мёртвой карельской реке.

Используя литературный язык, Георгий Миронов сохранял тактичную сдержанность учёного при выражении своих предпочтений и приоритетов. Язык красок оказался более конкретным, неожиданно для маститого учёного эмоциональным и смелым. Но остался умным, аналитичным и искренним на нелёгких путях обретения гармонии.

А Георгий Миронов умудрился при этом сохранить любовь к Отечеству такому, какое нам Бог дал.

Миронов-художник оказался ближе к гармонии мира, чем Миронов-ученый и Миронов-романист и это здорово. Выиграли зрители.

Общественная значимость заслуг Георгия Миронова-историка явно недооценена читающей публикой. Хотелось бы, чтобы этого не случилось с его картинами. Не так часто в Отечестве нашем случаются события, которые приближают его граждан к обретению гармонии.

И последнее. Многие системные аналитики квалифицируют нынешние времена как времена конфликтов интерпретаций. Придумали даже теорию конфликтов и расписывают роли, стратегии интерпретаторов, оценивают их риски. Это красиво и очень похоже на правду. Потому и вызывает сомнение в истинности.

Истина гармонична, прекрасна и нетленна. Она как сияющий город на вершине холма. Простите, но истина не нуждается в рекламе.

Красота очень часто служит моде, сиюминутным, конкретным, точно измеримым интересам авторов и участников игры. Она не спасёт мир. Также как и толерантность, которая на самом деле является банальным равнодушием. «Моя хата с краю». Известная логика конформизма, придуманная соотечественниками.

Утешает иное. В Отечестве нашем не все конформисты, но есть и те, кто ими не является. Это они рассказали о Татьяне Ларине, мёртвых душах, придумали неэвклидову геометрию, обнаружили таблицу элементов, из которых состоит вещество, обосновали теорию «Общего дела» и необходимость полётов в Космос. И полетели первыми. Без соплей и причитаний. Взялись и сделали. Без оглядки на Запад, Восток или Юг. На самом деле их немного, но счёт идёт всё же на миллионы. А это сила!

У людей на Земле появилась реальная надежда на выживание, развитие и стремление к гармонии. Замечу без ложной скромности, всё это сделано моими соотечественниками!

Соотечественники способны успешно решать задачи любой сложности наилучшим способом при максимально возможных ограничениях. Им не надо помогать. Не надо мешать.

И тогда стремление к гармонии станет для каждого на Земле занятием таким же естественным как дыхание или улыбка.

Дополнительный постскриптум: возможно Георгий Миронов не до конца осознаёт свои достижения. Это бывает. Константин Циолковский очень иронично и самокритично относился к своим фантазиям. Сергей Королёв не считал себя отцом космонавтики и вообще был поразительно равнодушен к признанию своих заслуг, был абсолютно искренним нестяжателем! Адам Смит просил сжечь свои труды и не вспоминать о них, Зигмунд Фрейд перед смертью заявил, что все его результаты не более чем шутка над пациентами. Фотография А.Эйнштейна с длинным, бесстыдно высунутым языком и вызывающе нахальным выражением глаз знакома миллионам людей на Земле. Примеров можно приводить очень много.

В этой связи хочется пожелать Георгию Ефимовичу успеха на путях стремления к гармонии и продолжению диалога со зрителями.

Я инженер по первичному образованию и во всём ищу формулу или на худой конец «сухой остаток». Мне кажется «сухой» остаток очень точное и ёмкое определение, придуманное соотечественниками. Очень многое с русского языка не переводится на иные. Мне кажется это плохо. Для нас самих, прежде всего. Для каждого в отдельности и всех вместе. Многие сочетания слов на русском языке не только образуют некий содержательный результат, но несут смысл в самой форме словосочетания, отражают некое отношение к миру, а не только сообщение о понятии. Это иероглифы по-русски. Поэтому нам (или лично мне?) близки японские формы выражения мысли и чувства и трудны для понимания китайские.

Но и хорошее в этом, как водится, тоже присутствует. Это мобилизует нас на новые усилия. Каждого в отдельности и всех вместе. Всем миром, как говорили на Руси мы просто обязаны объясниться с миром, который вне нас и говорит и мыслит по иному. Иначе нам на Земле делать нечего.

Миронов-писатель и Миронов-историк высказался в своих научных трудах и романах. И остался этим неудовлетворён. И стал Мироновым-художником. Высказался мощно, решительно и откровенно. Его небольшие по размеру полотна в максимально возможной мере насыщены мыслью, которая выражается очень лаконично и прицельно. Это картины-иероглифы. И именно это вселяет надежду и осторожный оптимизм, что мы ещё сможем объясниться с этим миром на Земле здесь и сейчас.

В меня лично, в некоторых моих соотечественников и, надеюсь, во всех нас вместе. В общество в целом.

А что ещё человеку надо для счастья?

В. С. Томский кандидат технических наук


Искусство и здоровье | Лики России (От иконы до картины). Избранные очерки о русском искусстве и русских художниках Х-ХХ вв. | Библиография