home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1. Системная типология

Рассмотрим подробнее некоторые варианты системной типологии. Она стала возможной тогда, когда уже сформировалась методология применения принципов системно-сравнительного подхода к изучению мировой культуры и культурных процессов и эта методология заложила фундамент для системной типологии культур. Классификация культур как системы происходит на основе не только сравнительного, но и в конечном счёте общего целостно системного уровня анализа. Основанием для такой типологизации может являться субстанция мировоззренческого характера, которая определяет в целом логику системного представления о культуре. Она требует рассматривать то, каким по своему характеру представлено целостное видение развития культуры мира, роль человека в этом мире, оценка человека себя по своему положению и способам действий в нем, складывание культуры под влиянием отношения человека и мира. Глобальные типы и собственно мышления человека, описаны в историко-философской литературе. Способы деятельности и поведения человека, существовавшие на протяжении культурной истории, описаны в исторической и культурологической литературе. Наименее разработанным оказывается вопрос об отражении мировоззрения и способов поведения деятельности людей, их разновидностей непосредственно в культуре. Но в настоящее время уже можно охарактеризовать указанные общие свойства, которыми должна обладать целостная система культуры, её проблемы и предпосылки создания в современной истории.

1.1. Культура как система в концепции Л. Уайта

Первый вариант системной типологии предложил Л. Уайт, который начинал рассматривать культуру как целостную систему, эволюционирующую в самой себе. Исходная посылка Уайта, заключается в том, что он рассматривает культуру как систему совокупного человеческого опыта, обеспечивающего видовое воспроизводство и видовое существование человека, и система культуры с его точки зрения имеет небиологическую природу. По Л. Уайту целостная система культуры содержит три внутренним образом взаимосвязанных подсистемы: технологическую, социологическую, идеологическую.

Технологическая подсистема есть совокупность материальных, механических, физических и химических орудий труда, рассматривается вместе с технологией их использования. Она включает в себя средства производства, средства существования, средства ведения войны и обороны, наличие которых, по мнению Уайта, позволяет человеку как представителю биологического мира вступать в контакт с окружающей средой и создавать свою «небиологическую природу».

Социологическая подсистема, представляет межличностные отношения, выраженные в коллективных или индивидуальных принципах поведения, внутри которой можно, в свою очередь, выделить общественную, экономическую, этическую, политическую, военную, религиозную системы, системы семьи, организации труда, отдыха и т. п.

Идеологическая подсистема как совокупность воззрений, комплекс идей о характере и устройстве мира в целом и мира человеческой реальности, определяющих «правила поведения» человека в мире, в первую очередь дает человеку возможность ориентироваться в среде своего существования, чтобы решать задачу наилучшего приспособления к среде, своего видового выживания, сохранения себя как вида. Уайт считает, что среди трех подсистем в культурном процессе более важную роль играет именно технологическая система, поскольку человек как биологический вид и, культура в целом, зависят от материальных вещей, от механических способов приспособления к естественной среде. Чтобы выжить в ней, человек объективно, с необходимостью вынужден развивать технологические средства, поэтому технологическая система первична и наиболее важна по значению.

Процесс приспособления к естественной среде, осуществляемый символическими средствами, не является механизмом его видового выживания. Уайт неоднократно разъясняет, что сами материальные объекты, такие как орудия труда, утварь, амулеты и пр. относятся к культурным объектам и входят в культуру человечества, только лишь, будучи рассматриваемыми в «символическом» контексте. Появление и использование орудий труда связано исключительно со способностью человека к символизации, также как и значимые, по Уайту, для развития культуры процессы овладения энергией, поскольку орудия труда «опредмечивают» опыт их использования, технологии их производства, создавая культурный опыт. Рассмотренные вне символического контекста, именно как элементы технологической подсистемы культуры, материальные объекты сами по себе, согласно Уайту, культурой вообще не являются , и не могут быть культурными объектами. Он принципиально настаивает на том, что человеческий «организм», взятый коллективно или индивидуально, безотносителен к объяснению культурного процесса. Видовое выживание человека связано, прежде всего, с наличием некоего сложного механизма, который помогает ему приспосабливаться к окружающему его миру, символическими средствами. Только выраженные посредством членораздельной речи или в иной символической форме элементы трех подсистем должны составлять основу культуры.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 69. Культура как система по концепции Уайта

Следует отметить, что среди перечисленных Уайтом составляющих «идеологической» подсистемы культуры, искусство, за исключением литературы, не упоминается. Сущность художественнокультурного опыта сводится им не к «пониманию» («истолкованию») мира, а к выработке и накоплению определенных чувственных ощущений и реакций человека, связанных в первую очередь с оценкой характера и «качества организации» воспринимаемого мира. Это дает человеку возможность не посредством символического мышления, а посредством чувств решать стоящую перед ним задачу обеспечения своего выживания в мире. Хотя символическая составляющая в искусстве достаточно сильна, фиксация опыта чувственного восприятия осуществляется в искусстве не символическими средствами. Согласно Уайту система значений, улавливаемых и интерпретируемых непосредственно органами чувств роднит человека с др. высшими животными, но отличается и специфически «человеческими» особенностями.

Отмечая, что культура, не существует без людей, Уайт, тем не менее, утверждает, что для объяснения явлений культуры последнюю можно (и даже следует) рассматривать и как независимую от человека, объективирующуюся в самостоятельную. Это утверждение вытекает непосредственно из его представлений о «символическом» характере культурных явлений, которые, согласно Уайту, должны рассматриваться во взаимосвязи друг с другом, а не с организмом человека. Здесь, на его взгляд, лежит различие между культурологическим и психологическим знанием, культурологическое знание не связано с биологией и физиологией человека.

Главным историческим и научным достоинством Уайта является его идея рассмотрения культуры как целостного явления, как слаженной системы, в которой подсистемы взаимосвязаны и взаимообусловлены. Рассматривая три подсистемы глобальной культуры, Уайт заявил о возможности системно-сравнительного анализа целостной культуры человечества.

1.2. Концепция мир – системы И. Валлерстайна

Активно действующий процесс глобализации в мире на новом историческом витке «вернулся» и сделал актуальной идею системности в гуманитарной научной литературе. В лице американского ученого И. Валлерстайна она явилась как мир-система. Он создал школу системного анализа, особенностью которой является то, что она впервые (задолго до теорий глобализации 1990-х гг.) поставила в центр своего изучения не одну или группу стран, а мир как целое и стала анализировать эволюцию социальных процессов в пространственно-временном контексте этого глобального целого, независимо от идей европоцентризма, присущих в XX теориям модернизации.

В 1970-1980-е гг. И. Валлерстайн начал создавать теоретическую модель мир-системного подхода. В этот период он ставит своей задачей объяснить современные процессы мирового развития с помощью выведения причинно-следственных связей в исторической ретроспективе. И. Валлерстайн изучает исторические источники и историографические работы по проблемам социально-экономической истории Нового времени, европейской колонизации и экспансии в различных регионах мира. Его книга «Современная мир-система»(1974 г.), где впервые даются теоретические обобщения мир-системного подхода, опираясь на конкретно-исторический материал, содержит эмпирические зависимости и факты, сопоставление множества независимых исторических свидетельств, повторяющиеся признаки и закономерности распространения такого явления общественного бытия человечества как капитализм именно в мировом масштабе. От частных теоретических моделей, основанных на микросоциологических исследованиях и на изучении отдельных казусов экономической истории, Валлерстайн делает переход к более развитой научной теории макропроцессов, мир-системы как целого, выявляет фундаментальные законы ее функционирования.

Разработанный Валлерстайном мир-системный метод изменил картину изучаемой реальности, которая стала исследоваться посредством введения новой системы онтологических принципов, а философия как наука о мировом целом предстала как мир-система человечества. Мир-системная теория предложила методологию изучения социальной реальности, отличную от господствовавших в западной социологии того времени концепций модернизации (У. Ростоу, Р. Арон и др.) и структурного функционализма Т. Парсонса.

В отличие от Парсонса, Валлерстайн отказывается от понятия «общество» и заменяет его концептом «историческая система», подчеркивая тем самым непрерывную динамику общественных процессов, их «жизненную» природу. Он предлагает новые представления и относительно пространственно-временной структуры социальной реальности. Отказываясь от идеи монолинейного прогресса и пытаясь «историзировать социальные науки», Валлерстайн для характеристики социальных процессов использует категорию «время-пространство». Для него каждая историческая система обладает разнообразными институтами, через которые и совершается ее функционирование, при этом действуя одновременно и политически, и экономически, и социокультурно. Без этого единства система не может быть эффективной, по мнению Валлерстайна.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 70. Мир-система по Валлерстайну

Исторические системы вообще как фундаментальные объекты исследования Валлерстайн разделяет на две группы: «мини-системы» и «мир-системы» (или миросистемы), отмечая, что мини-системы были основаны на принципе взаимности родственных отношений, которые существовали в доаграрную эпоху и были малы в пространстве и кратки во времени. Поэтому возникает особая необходимость проанализировать именно мир-системы, как крупные и устойчивые во времени единицы. Мир-система – «это не просто мировая система, а система, которая сама есть мир и которая фактически почти всегда была меньше, чем весь мир». [49] Мир-систему Валлерстайн понимает как отдельную подсистему целостной системы, которую представляет мир человечества. Он считает, что мир-системы в качестве изучаемых объектов представляют мир-империи – обширные политические структуры (например, Египет эпохи фараонов, Римская империя или Китай династии Хань) и мир-экономики – неравномерные цепи структур, основанные на торговле и производстве.

Созданный Валлерстайном мир-системный анализ изменяет основания социально-гуманитарной науки. Он считает, что идеалами и нормами исследовательской деятельности должны быть методы доказанности и обоснованности знания, его построение и организацию необходимо строить на основе конкретно-исторического материала. В результате Валлерстайн предлагает построение новой картины мира, научно обоснованной посредством нового фундаментального объекта исследования – «исторических систем». Таким образом, он меняет философские основания науки. Онтологические основания теперь представляют сетку категорий: «мир-система», «мир-экономика», «мир-империя», «время-пространство», «время большой длительности», «ядро», «периферия», «вековые тренды», «геоистория», «геокультура» и т. д. В 1990-е гг. Валлерстайн выдвигает идею создания новой исследовательской программы – «исторической социальной науки», которая обеспечит эффективное взаимодействие гуманитарных наук, что, в свою очередь, приблизит исследователя к реальности мира, позволит анализировать гиперсложные и динамичные мировые процессы, ускоряющиеся во времени, в процессе своего протекания.

Мир-системный подход продолжает интенсивно расширять поле междисциплинарного анализа от историко-социологического и экономического анализа различных регионов мировой системы до попыток построения новой парадигмы обществознания.

Многоуровневый мир-системный анализ вместе с конкретноисторической ретроспекцией делает максимально обоснованными мир-системные футурологические гипотезы

1.3. Триадическая субстанция системной типологии Ю.В. Осокина

Определенная концепция системной типологии культуры выражена в двухтомной культурологической энциклопедии, изданной в 2007 году [50] . В качестве основания системной типологизации культуры в современной культурологической энциклопедии автор ряда ее статей Ю.В. Осокин предлагает исследовать три уровня организации любой культуры, которые объединяют всю мировую культуру в систему.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 71 Мировая триада

(http://900igr.net/datas/ekonomika/Mirovaja-sistema/0003-003-Globalizatsija.jpg

При этом он выделяет важность для ученого трех ступеней исследования: выявить понимание тем или иным народом характера устройства мира и места человек в нем (философское мировоззрение), затем проследить зависящие от осознания человеком себя в целостном мире, нравственные принципы поведения и способы деятельности, и наконец, рассмотреть отражение (или «материализацию») этого мировоззрения и способов деятельности в реалиях и объектах культур, существовавших в истории человечества. В истории типы мировоззрений порождают типы сознаний, от которых зависит способ поведения и деятельности человека, создающий определенную культуру.

Таким образом, «ипостаси» «культурологической триады», которая может служить основой системной классификации, это: тип сознания народа, создающий определений тип культуры и зависящий от мировоззрения; способ поведения и деятельности, определяемый пониманием места человека в мире; реалии и объекты культуры, создаваемые человеком (или «материализация» сознания и деятельности человека в культуре). В культурологической энциклопедии Ю.В. Осокин полагает, что «матрица» системно-культурных различий должна будет в известной степени напомнить периодическую систему элементов Менделеева, включавшую в себя известные (и достаточно четко различимые) элементы… Системная типология культуры должна быть построена в той же самой логике, основываясь на системе параметров «культурологической триады» (картина мира и адекватных этим картинам способов поведения и деятельности человека) и описывая «на исчерпание» варианты этих параметров во всей совокупности реально существовавших и существующих культур, анализируемых на уровне их системных характеристик». [51] Предполагаемая системная культурологическая типология может соединить все культуры, объединив их указанные параметры.

1.4. И.М. Дьяконов о субстанциональной основе эволюции культуры как отношения природы и общества

Глобальный подход к эволюции мировой культуры, рассматривая её как систему, применил российский ученый И.М. Дьяконов (1915–1999)

– специалист по истории и культуре древней Передней Азии, широко известный также своими трудами по древней мифологии, переводами и комментариями древневосточных литературных и религиозных памятников.

В своем произведении «Пути истории» (М., 1994) он берет за основу систематизации истории культуры человечества отношение общества к природе и делит историю культуры на восемь фаз, в основе которых лежит различное отношение общества и природы: 1) первобытная, 2) первобытно-общинная, 3) ранняя древность, 4) имперская древность, 5) средневековье, 6) абсолютистская послесредневековая, 7) капиталистическая, 8) посткапиталистическая.

И.М. Дьяконов предложил вести отсчет исторического времени со смены неандертальца кроманьонцем как господствующей человеческой популяции (около 40 тыс. лет назад), полагая, что это историческое время вобрало в себя весь социально-экологический опыт человечества, претерпевший ряд этапов своего развития.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 72. Эволюция культуры, природы и производства

Первый этап взаимодействия природы и общества охватил эпоху присваивающего хозяйства собирателей, охотников и рыболовов, для которых хозяйственная деятельность была целиком зависима от природных условий. Завершение ледникового периода (период от плейстоцена к голоцену 10 тыс. лет назад) было связано с обеднением фауны многих регионов Северного полушария, что стало причиной кризиса охотничьего хозяйства и присваивающего хозяйства, а в целом послужило толчком к поиску новых способов добывания пищи: доместикация (одомашнивание) животных и культивирование растений, усложнение орудий труда и накопление рациональных знаний. Все это, в конечном счете, привело к неолитической революции, ознаменовавшей переход к производящему хозяйству.

Второй этап был связан с неолитической революцией, разрешившей первый глобальный социально-экологический кризис, в результате чего постепенно начинает формироваться искусственная биотическая среда. Автором учения о «неолитической революции» в 1920-х гг. был английский археолог и историк Г. Чайлд, [52] согласно теории которого, первичным очагом неолитической революции стал в 10-9 тыс. до н. э. Ближний и Средний Восток, где наступление голоцена сопровождалось формированием засушливого климата и зарождением «стихийного земледелия». Одновременно русский ученый Н.И. Вавилов разработал горную концепцию очагов неолитической революции, согласно которой ранее земледелие зародилось в горных и предгорных районах, где природные условия были хуже, чем в равнинных областях.

Третий этап следует охарактеризовать как эпоху многовариантной эволюции локальных аграрных обществ. В разных экологических нишах формируются локальные (региональные) цивилизации, формируются оседлый образ жизни, зарождаются неаграрные виды деятельности (ремесло, торговля) и города, каменные орудия труда сменяются металлическими, развивается духовная культура. Появившиеся речные цивилизации засушливого Востока и муссонной Азии оказались устойчивыми.

Четвертый этап взаимодействия общества и природы охватывает период с VIII до II в. до н. э., который К. Ясперс назвал «осевым временем». В эту эпоху зарождаются морские цивилизации, возникают первые мировые религии, философия, наука, выражающие каждая по-своему отношение человека к природе. В Старом свете формируется оплот цивилизационного развития, опирающийся на Китай, Индию и Средиземноморье. В культуре этих центров начинают закладывать два типа отношения к природе: преобразование природы (Средиземноморье) и примирение с природой (Китай, Индия). Зоны влияния этих центров расширяются: Тихоокеанская зона (с центром в Китае), бассейн Индийского океана (с центром в Индии) и Средиземноморско-Европейская зона. Эти зоны образовали геоисторические регионы, охватывающие различные локальные цивилизации. Впоследствии эти регионы стали называться «мир-экономиками» (Ф. Бродель) или «мир-системами» (И. Валлерстайн).

Пятый этап начинается с эпохи Великих географических открытий (XV–XVII вв.). В это время преодолевается разобщенность локальных цивилизаций. Философская и научная мысль вносят в общественное сознание идеи единого исторического пространства и исторического времени развития человечества. Вместе с тем западная цивилизация, бывшая прежде в тени («осень средневековья»), начинает осуществлять экспансию на другие континенты и на основе капиталистического способа производства задавать ритм экономического развития. С этого времени в хозяйственный оборот начинают включаться «вторичные» ресурсы, не связанные напрямую с удовлетворением базовых (пищевых) потребностей людей, а предназначались для промышленного производства и первичного накопления капитала.

Шестой этап взаимодействия общества и природы – это эпоха развития индустриальных цивилизаций, начало которому положила промышленная революция в Англии в XVIII в. Последовавшие далее технологические скачки (первая революция «пара и угля», вторая – «нефти и электричества», третья – «научно-техническая») с каждым разом приводили к интенсификации эксплуатации природных ресурсов. В конечном счете, это привело к экологическому кризису и глобальным проблемам всего человечества. Способом разрешения этих проблем выступает устойчивое развитие человечества, становление которого происходит в форме ноосферной революции, которая начинает седьмой тап в развитии.

1.5.Концепция развития культуры человечества как ускоренного движения через призму демографического роста С.П.Каиицы

Известный физик и популяризатор науки С.П. Капица предлагает своеобразную концепцию истории мировой культуры, рассматривая развитие человечества как ускоренное движение, через призму демографического роста, на глобальном уровне. Он считает, что развитие человеческих отношений, связей и информационного обмена меняет не только культуру человека, но и понимание и восприятие времени и пространства. Кроме того, ученый отмечает, что численность населения роста человечества, развивала культуру за последние 4 тыс. лет, подчиняясь закономерности гиперболического роста. Развитие человечества, протекая на первых этапах медленно, ускоряется по мере приближения к 2000 году. Если в начале XIX века насчитывалось 1 млд. человек на планете, то к 2000 году оно составляло примерно 6,3 млд. человек.

Сравнительная культурология. Том 1

Рис. 73. Население мира от 2000 г. до Р.Х. до 3000 г. 1 – население мира от 2000 г… до Р.Х. до наших дней, 2 – взрывной режим, переходящий к стабильной численности, 3 – демографический переход, 4 – стабилизация населения, 5 – Древний мир, 6 – Средние века, 7 – Новейшая история, | – пандемия чумы 1348 г., | – разброс данных, о – 2005 г. при населении мира 6,3, млрд., Noo =10–12 млрд – предел роста населения [53] .

На графике показана история человечества, хронология которой структурирована на основании смены культур в соответствии с данными истории и антропологии. Сведения о населении мира в прошлом известны только по порядку величин, на основании которых невозможно выделение этих периодов. Сами же переходы между периодами можно рассматривать как фазовые переходы в неравновесной эволюционирующей системе, социальной диссипативной структуре. Ускоренный ход событий приводит к тому, что после каждого периода на все оставшееся развитие приходится время, равное половине длительности прошедшего. Так, Древний мир длится около трех тысяч лет, Средние века – тысячу лет, Новое время – триста лет, а Новейшая история – чуть более ста. Историки давно обращали внимание на это сокращение исторического времени, однако, чтобы понять идею уплотнения времени, С.П. Капица предлагает сопоставить его с динамикой роста населения.

Сравнение этапов развития, выделенные антропологами и историками, приводят к тому выводу, что они происходят синхронно во всем мире, когда все народы охвачены общим информационным процессом. Сжатие времени исторического развития видно и по тому, как скорость исторического процесса увеличивается по мере приближения к нашему времени. Если история Древнего Египта и Китая занимает тысячелетия и исчисляется династиями, то поступь истории Европы определялась отдельными царствованиями. Если Римская империя распадалась в течение столетий, то современные империи исчезали за десятилетия, а в случае с Советской – и того быстрее. Таким образом, в последнюю эпоху демографической революции ускорение исторического процесса достигло своего предела перед эпохой стабилизаций роста.

Анализ глобальной демографической ситуации в истории и прогноз её развития в будущем привел С.П. Капицу к своеобразной концепции, процесса мировой культуры, который чем дальше протекает, тем больше уплотняется в пространстве и во времени. Пространство становится меньше и плотнее не столько за счет увеличения народонаселения (хотя и это имеет место быть), сколько за счет облегченности и ускорения во времени его преодоления (развитие технических средств связи), историческое время движется быстрее за счет облегчения постижения знаний, обмена информацией. Динамический взгляд на ход исторического времени давно обсуждается в исторической науке, но в развитой теории он приобретает, как и теории относительности, количественный смысл, когда историческое время равно логарифму физического времени. В трансформированном времени исторические процессы на всем протяжении развития представляются равномерными, что выражает динамическое самоподобие роста, хотя сам темп развития различается в десятки тысяч раз. Так в результате сжатия времени историческое прошлое оказывается к нам гораздо ближе, чем это, кажется с первого взгляда на число поколений и календарное время.

Движущим фактором развития оказываются связи, охватывающие все человечество, и объединяющие его в единое эффективное информационное поле. Эту связанность следует понимать обобщенно, как обычаи, верования, представления, навыки и знания, предаваемые из поколения в поколение при обучении, образовании и воспитании человека как члена общества. [54] Получается, что за счет уплотнившихся связей человечество вошло в глобальную единую систему информационного бытия.

Итак, расэсматривая системную типологию культуры, в данном разделе были приведены в качестве примеров несколько концепций системного подхода к исследованию мировой культуры. Теоретикосистемное мышление пока еще не присуще значительной части исследователей, занятых культурологической проблематикой, что существенным образом негативно сказывается на нынешнем состоянии методологии и системологии культурологической науки, а также объясняет, почему системные исследования различных состояний, подсистем, феноменов, объектов культуры и процессов, в мировой культуре происходящих, имеют пока что единичный характер


Анализ концепций системной типологии | Сравнительная культурология. Том 1 | 2.  Историческая типология культуры